Офисные леди. Часть 1

 — Олеся!
 — Да, Виктория Александровна.
 — После окончания рабочего дня зайдите ко мне.
 — Но, вы понимаете...
 — Не понимаю. Жду вас в своем кабинете в 18:05.
«Вот стерва. Что ей опять надо то от меня» — думала про себя Леся, удаляясь от кабинета начальницы отдела. Она — старший менеджер по работе с клиентами — на работу никогда не опаздывала, в делах не допускала промахов и среди коллег пользовалась хорошей репутацией. В компании ценили ее и как специалиста, и как человека. Все было замечательно до тех пор, пока предыдущая начальница ее отдела не ушла на повышение в филиал, а на ее месте оказалась эта малолетняя выскочка — Вика.
19и летняя смазливая блондинка, хрупкая и нежная на первый взгляд, в офисных нарядах, идеально подчеркивающих стройную фигуру, легко завоевала интерес большей части мужчин (и зависть множества женщин). А, благодаря холодному расчету, хитрости и умению пользоваться своей внешностью, Виктория Александровна (как теперь ее принято было называть) быстро достигла нынешней должности. Она стала самой молодой не только сотрудницей в отделе, но и руководительницей во всей фирме. Естественно, что генеральный директор (невзрачный, но очень умный мужчина) был от нее в восторге, тогда как большая часть сотрудниц фирмы (а особенно ее отдела) девушку недолюбливали. О Виктории ходили разные не приятные слухи, кое-кто даже был уверен в ее не традиционной ориентации, однако, сама она высокомерно игнорировала это.

Олеся была старше Виктории на 6 лет, гораздо опытнее и не менее привлекательной — потому ужиться с самодовольной молодой начальницей ей было сложно. Кроме того, новоиспеченная руководительница постоянно искала повода для того чтобы зацепить ее, уличить в ошибке или просто как-нибудь подгадить. Благодаря ей, Олеся в серьез начала задумываться о смене места работы. И в последнее время эти мысли все чаще посещали ее голову.
Как раз сегодня Леся планировала уехать из офиса пораньше и провести время с мужем и ребенком. Из-за работы она почти не видела своего годовалого сына, которого воспитывал Алексей (ее супруг). По некоторым причинам ему пришлось покинуть прошлое место работы, и он временно оказался не у дел. А, поскольку Олеся с работы уходить не желала, муж взял на себя заботу о сыне до тех пор, пока все не нормализуется. Олеся уже вторую неделю приходила слишком поздно, чтобы пообщаться с ребенком, да и на Алексея времени не хватало. Сегодня она намеревалась наверстать упущенное, но, видимо, ее планам не суждено было сбыться.
Ровно в 18: 05 Леся, постучавшись, вошла в просторный кабинет Виктории Александровны и закрыла за собой дверь. Начальница сидела за своим столом, уткнувшись в монитор, и что-то увлеченно читала.
 — Я пришла, как вы и просили. — Произнесла Олеся, чтобы привлечь к себе внимание.
 — Вижу, — не отрываясь от экрана, ответила Виктория. — Я рада, что вы такая исполнительная.
«Вот змея!» — Возмутилась про себя Леся, созерцая, как начальница продолжает заниматься своим делом, будто ее здесь и нет вовсе. Однако, в слух решила ничего не говорить, чтобы не радовать нахалку своим раздражением.
 — У меня к вам дело. — Виктория, наконец, оторвалась от компьютера и взглянула на подчиненную с ядовитой улыбкой.
 — Чем могу помочь?
 — Вы замечательно выглядите сегодня, Олеся Владимировна. — Виктория окинула девушку с ног до головы маслянистым взглядом. Сегодня, как и чаще всего, Леся была одета в дамский офисный костюм цвета индиго. Белоснежная блузка была застегнута не до конца, открывая взору полушария, подчеркнутых дорогим бюстгальтером, полных грудей. Узкая юбка обволакивала покатые бедра и открывала стройные ноги девушки. Длинные темно медные волосы были убраны в пучок на затылке и заколоты. — По вам и не скажешь, что всего год назад вы стали матерью.
 — Спасибо, — Олеся скривилась в притворной улыбке. — А как это относится к вашему делу?
 — Напрямую. — Виктория Александровна поднялась из-за стола и неспешно направилась в сторону застывшей у двери девушки. Она сегодня тоже была в костюме, однако, в отличие от Леси, юбок Виктория не носила, предпочитая им, тесно обтягивающие ее длинные ноги, брюки. Стальной оттенок ткани ее одежды гармонировал со светлыми волосами и серо-голубыми глазами. Виктория была чуть выше Олеси, но казалось более хрупкой рядом с ней. Формы ее тела были чуть миниатюрнее, но не менее притягательны.

 — О чем вы?
 — Я о том, что мне нравится, как ты выглядишь. Не против, если мы перейдем на ты? — Виктория обошла слегка удивленную девушку и со звонким щелчком заперла входную дверь.
 — Вы на что намекаете? — Олеся была в некотором замешательстве, не зная, чего ожидать от начальницы.
 — Намекаю на то... — Виктория скользнула легкой ладонью по спине Леси и обошла ее вокруг, не двусмысленно разглядывая прелести удивленной девушки. — Что я не прочь переспать с тобой.
 — Что? Да вы смеетесь! — Олеся хохотнула. — Я не такая. У меня муж и женщинами я не интересуюсь.
 — Да? — Притворно удивилась Виктория. — Тем интереснее нам с тобой будет.
 — Вы не поняли, Виктория Александровна. Ничего у нас не будет. Я с женщинами не сплю.
 — Это пока... — Пальчик начальницы легонько царапнул Олесю наманикюреным ноготком по груди и скользнул в ложбинку между аппетитными холмиками. Леся отшатнулась и ожгла ее злобным взглядом.
 — Ты что себе позволяешь?
 — Что, не хочешь по-хорошему? — Виктория, продолжая улыбаться, отступила к своему столу. — Ладно. Думаю, мне все же удастся тебя уговорить...
 — Я ухожу. — Олеся резко развернулась и взялась за ручку, собираясь открыть дверь.
 — Прежде чем уйдешь, взгляни, что у меня есть для тебя. — Отрешенно глядя в окно, объявила начальница, бросив на стол конверт. Олеся замешкалась, раздумывая, стоит ли обращать внимание на провокацию. Все же любопытство пересилило злость, и она решила посмотреть на содержимое конверта.
 — Какого... ?! — Олеся перебирала снимки, извлеченные из конверта. Исходящие от нее негодование и злость ощущались почти материально. Девушка разглядывала фотографии, на которых была запечатлена она, занимающаяся сексом со своим бывшим парнем. Снимки явно были сделаны скрытой камерой и были не слишком качественными, но ее лицо было видно весьма отчетливо. И Леся вспомнила, когда случилось то, что показала ей начальница. — Как? Откуда?
 — В гостиницах, знаешь ли, это очень распространено. — Промурлыкала Виктория, опершись обеими руками на стол и склонившись к Олесе. — Надо было думать, прежде, чем изменять мужу.
 — Ах, ты скотина! — Леся аж задрожала от ярости, ее кулачки сжались сами собой.
 — Не нервничай так, милая, — Виктория подмигнула ей и развернулась спиной, разглядывая что-то в окне. — Ты, думаю, понимаешь, что это не единственный экземпляр. Я планировала рассказать твоему Леше, как ты замечательно проводила время, пока он по командировкам разъезжал. Но, ты в силах уговорить меня

В первый момент Олесе жутко хотелось ударить Викторию по голове чем-нибудь тяжелым, ее злость требовала выхода. Но уже через мгновение ее захлестнули другие эмоции. То, что случилось тогда в гостинице, было от одиночества и жуткого сексуального голода. Ее муж надолго уехал в командировку, и она осталась совсем одна (сын тогда еще не родился). Она нашла утешение в умелых руках бывшего молодого человека, с которым их не связывало ничего, кроме секса. Леся всегда любила мужа, но тогда у них был трудный период в отношениях. Она жалела о том, что предала Алексея тогда (ситуация отягчалась и еще и тем, что муж очень ревнив и не простит  измены), но рассказать не решалась. И теперь все это могло всплыть на поверхность.
 — Чего ты хочешь? — Упавшим голосом спросила Олеся, глядя в сторону.
 — Тебя. — Виктория оказалась за спиной девушки. Над самым Лесеным ухом раздался горячий шепот, — Я давно хочу посмотреть, что ты прячешь от меня под своей красивой одеждой.
 — Конкретнее. — Глаза Олеси начали влажно поблескивать. Она все так же продолжала смотреть в сторону.
 — Я хочу трахать тебя. Хочу, чтобы ты стонала, как сучка, когда я буду тебя иметь. — Виктория вплотную придвинулась к Олесе, та почувствовала прикосновение упругих холмиков к своей спине. Руки начальницы неспешно расстегивали пиджак подчиненной. — Хочу тебя.
 — Если я соглашусь, ты гарантируешь, что мой муж ничего не узнает? — Даже когда Виктория скинула с плеч на пол ее пиджак и принялась расстегивать блузку, Олеся не оторвала взгляд от одной ей видимой точки за окном.
 — Да. — Шепнула начальница, повернув девушку к себе лицом. Их взгляды встретились. Одним рывком Виктория освободила Лесю от уже расстегнутой блузки и та осела на пол рядом с пиджаком. Затем потянулась к застежке ее бюстгальтера. Олеся вздрогнула, когда замочек на ее спине сухо щелкнул. Легкая хлопковая ткань медленно соскользнула вниз, обнажая полные груди Леси с бордовыми сморщенными сосками. — Ты кормила грудью?
 — Да. — Тихо ответила Олеся, не выдержав требовательного взгляда начальницы. Она почувствовала, как горячие пальцы легонько поглаживают ее груди. Ей было неприятно от того, что ее трогает малолетняя шантажистка. Однако тело не слишком подчинялось мозгу (кожа покрылась мурашками от нежных прикосновений, а соски начали твердеть).
 — И не скажешь. — Виктория обхватила снизу на удивление упругие груди Олеси и чуть сжала их, с удовольствием наблюдая, как ее соски поднимаются и темнеют. Она стала массировать их, внимательно следя за реакцией девушки. Леся очень старалась сохранять бесстрастное выражение на лице, но грудь всегда была ее эрогенной зоной. А в таких условиях ее ощущения усилились в несколько раз. Поэтому, чем настойчивее Виктория терзала Лесины прелести, тем сильнее это отдавалось у нее внизу живота тягучими волнами.
 — Ммм... — Вырвалось у Олеси, когда Виктория, продолжая мять ее груди, внезапно пальцами сжала каменно твердые соски. Когда умелая начальницы чуть выкрутила их, Леся не произвольно зажмурилась, у нее перехватило дыхание. Несколько недель не было секса сказывались, кроме того сейчас ее в первые в жизни трогала женщина. Не смотря на стыд и ярость, тело Олеси поддавалось на требовательные ласки Виктории.

 — А у тебя еще есть молоко? — Начальница с улыбкой заглянула во влажные глаза подчиненной. Не дождавшись ответа, она нагнулась и нежно лизнула Олесену грудь, затем еще раз и еще. Леся чуть подалась назад. Виктория обняла ее, привлекла к себе, не позволяя отстраниться, и впилась губами в темно бордовый сосок. Девушка дернулась и всхлипнула (Виктория чуть прикусила и стала посасывать его).
 — Нет... — Олеся вдруг резко вырвалась и отошла назад, пытаясь оказаться подальше от своей мучительницы.
 — Поздно! — Виктория бросилась к ней и повалила девушку на стол. Леся отчаянно сопротивлялась, но Виктория ловко села на нее сверху и прижала ее руки к столешнице. После недолгой борьбы Олеся поняла, что ей не удастся освободиться. Начальница ощущала свое превосходство и с наслаждением наблюдала, как сопротивляется подчиненная. Когда противостояние ослабилось, она вновь присосалась к Олесеной груди, не обращая внимания на ее протесты.
 — Нет! Ах... Не... — Леся дергалась, пыталась извернуться, скинуть с себя насильницу, но все тщетно. Виктория продолжала терзать ее сосок губами и языком, удерживая девушку лежащей на столе. Олеся с ужасом осознала, что ее заводит все происходящее! Она любила жесткий секс и ощущение беспомощности в постели с мужем. И, не смотря на то, что сейчас с ней не Алексей и, вообще, не мужчина, Олеся ощутила сильнейшее возбуждение. Внизу живота просто извергался вулкан!
 — Кажется, мне удалось. — Виктория приподнялась и посмотрела на вздымающуюся и опадающую грудь девушки. На ее соске поблескивали капельки молока. Насильница улыбнулась и принялась за вторую грудь. Теперь каждое прикосновение к соску отдавалось во всем теле Олеси сладкой судорогой, она плотно зажмурилась и закусила нижнюю губу, на ее красивом лице изобразилась мука. А Виктория сосредоточенно сосала грудь агонизирующей девушки, вцепившись в ее скребущие по столешнице руки.
 — Ааа... — Первый стон удовольствия вырвался из горла беспомощно ворочающейся девушки. Виктория закусила сосок мягкими губками и чуть оттянула его, затем отпустила и снова продолжила посасывать его. — Ах!
 — Ты вкусная. — Заключила Виктория, оторвавшись, наконец, от груди Олеси. Раскрасневшаяся девушка лежала под ней, тяжело дыша и закрыв глаза, более не пытаясь оказывать сопротивление. Насильница медленно убрала руки от запястий своей жертвы и, удовлетворившись результатом своих трудов, аккуратно слезла со стола. — Теперь давай посмотрим, что там у тебя под трусиками, сладкая.

Олеся была настолько возбуждена ласками Виктории, что позабыла про все на свете и лежала, спокойно ожидания продолжения. Все ее тело изнывало от желания и страсти, а мозг никак не мог взять верх и заставить ее уйти. Виктория настойчиво раздвинула ее ноги и подтянула узкую юбку вверх. Олесены белоснежные легкие трусики были насквозь мокрые между ног, под ее попкой столешница стала влажной. Начальница уверенно стянула с подчиненной мешающее нижнее белье и оценивающе взглянула на открывшуюся взору киску Леси с набухшими, влажно поблескивающими губами, и островком подстриженных светлых волос на лобке.
 — Красивая. Проверю на вкус... — Виктория уселась между раздвинутых ног девушки и начала, едва касаясь умелым язычком, вылизывать ее киску. После первого же прикосновения к своей самой чувствительной части тела Олеся глубоко вздохнула и заскребла ноготками по дереву стола. Каждый раз, когда Виктория касалась набухших половых губ, девушку, словно микро электрический разряд пронзал, по телу прокатывалась сладкая волна удовольствия.

 — Мммм... Ааа... — Когда Виктория добралась до клитора, Леся начала стонать во весь голос, не заботясь о том, услышат ее или нет. Такого блаженства она не испытывала давно («никто лучше другой женщины не сможет сделать этого» — думала девушка). Начальница впилась пальцами в ее бедра и стала подобно змее жалить язычком возбужденный бутончик клитора, прикрытый лепестками мокрых от любовного сока губ. Она обладала богатым опытом в области ублажения женщин и точно знала, как заставить любовницу кричать от удовольствия. И Олеся кричала, — Аааа! Аа...
Виктория все быстрее скользила языком внутри распаленной киски, не знавшей до этого дня прикосновения другой женщины. Олеся задыхалась в стонах, выгибалась дугой в любовной агонии, стремилась прижаться ближе к лицу Виктории и получить больше, еще больше... Виктория же все настойчивее и резче ласкала свою истерзанную любовной утехой жертву. Вместе они стремились к неизбежному, но страстно желанному концу.

 — Ааааа!!! Мм! Ах... — Олеся вся напряглась, сжалась подобно пружине, все мышцы на долю секунду обратились в камень. А спустя мгновение мир взорвался миллионом красок и она упала на стол без сил, тяжело дыша и легонько подрагивая от накатившего, будто лавина, оргазма. Виктория поднялась на ноги, достала из стола салфетки и принялась вытирать мокрое от любовного сока девушки лицо. Созерцая распростертую перед ней голую и беспомощную, слабую после невероятного напряжения, подчиненную, которую она так долго хотела, начальница довольно улыбнулась.
 — Внизу ты тоже вкусная. — Констатировала Виктория, приводя себя в порядок перед зеркалом. Удовлетворившись своим внешним видом, девушка подхватила с кресла дамскую сумочку, вытянула из нее связку ключей и бросила ее на стол рядом с лежащей Олесей. — Закрой кабинет, ключи у охраны оставь. И до понедельника, сладкая...
... Когда Олеся, наконец, добралась домой, Алексей с сыном уже спали...