Жестокие игры (отрывки из порнографической повести). Часть 2. Годовщина.

Жестокие игры (отрывки из порнографической повести).

Часть 2. Годовщина.

Вечером мы сидели на кухне и ужинали.

 — Ксюх, а ведь скоро будет ровно два года, как мы познакомились, — сказал вдруг Костик.

 — Ну да. И... что?..

 — Давай отметим это дело? — предложил он.

 — Но мы ведь и так отмечаем?... — удивилась я.

 — Нет, в прошлом году мы отмечали вдвоём, а на этот — давай друзей позовём? Может, Сашку с его Юлькой?

 — Но я их не очень-то хорошо знаю

 — Не страшно! Познакомитесь.

 — Ну... давай, — нехотя согласилась я.

***

 — Раздевайтесь, проходите, — я старательно изображала из себя саму любезность, поскольку действительно не знала толком ни этого Сашу, ни его Юлю. А с малознакомыми людьми я всегда настороже... по крайней мере, до пятой рюмки...:)

Но оказалось, что всё это напрасно. Сашка оказался приколистом — не хуже Кости, да и Юлька тоже. Мы сидели, выпивали-закусывали... постепенно количество выпитого спиртного перевалило за три бутылки... К этому времени мне казалось, что я уже знаю Сашку с Юлькой сто лет. Настроение у всех также ощутимо повысилось. Тут Сашка посмотрел на всех и сказал:

 — И что сидим? Айда танцевать! — и врубил погромче музыку.

Все с воплями поскакали плясать. После третьего танца все вернулись за стол. Выпив, Костик с Сашкой, пошептавшись о чем-то, предложили:

 — Девчонки, как насчёт сыграть?..

 — Во что? В карты? — брякнула я.

Костик посмотрел на меня странным взглядом:

 — Ну, если хотите, можно и в карты... Но мы вообще-то о другом: сейчас все напишут пару-тройку заданий на бумажках, а потом все будут по очереди тянуть их и выполнять

 — А... какого характера должны быть задания? — спросила Юлька.

 — Известно какого! — заржали изрядно подогретые спиртным парни.

 — Понятно, — протянула Юлька, усмехнувшись в ответ.

 — О! А давайте одно задание будет — типа «джокер». Тот, кому оно достанется, должен будет сам загадать желание, которое обязан будет выполнить любой участник, на кого укажет этот счастливчик, — предложил Сашка.

Эту идею одобрили все. Тут у меня в голове промелькнула одна мыслишка

 — Ну что ж, мальчики, вы сами напросились... Костик, уж ты-то мог быть и поосторожнее! Забыл уже обстоятельства нашего знакомства? — я взглянула на него.

 — Ну почему же — помню, — машинально ответил Костик. Он улыбался, но как-то растерянно... потом с ужасом посмотрел на меня:

 — Ксюха, можно тебя на минутку?..

Мы вышли на балкон. Закурили и Костик сказал:

 — Ксюх, ты что задумала? — он с подозрением глянул на меня.

 — По-моему, это не я, а вы с Сашкой задумали. Я всего лишь поддержала. А... что такое? — невинным голоском спросила я.

Костик покачал головой и вдруг усмехнулся:

 — Ты что, предлагаешь мне вспомнить молодость? И тот вечер?..

 — А... нельзя? Хотя... как же я не подумала про Сашку с Юлькой! Они точно решат, что мы больные извращенцы

 — Да ладно! — перебил меня Костя, — не решат.

 — Откуда такая уверенность? — покосилась я на него.

 — Сам не знаю, — усмехнулся он. — Ладно, идём, а то холодно.

Мы вошли в комнату. Саша с Юлей, уже изрядно пьяные, о чём-то разговаривали, сидя за столом.

 — Ну что, — Костя разлил по рюмкам коньяк, — выпьем, что ли! За нас!..

Все выпили.

 — Теперь все пишут задания, — скомандовал Сашка.

Все уткнулись в бумажки и начали придумывать задания. Затем всё написанное было сложено в Костину бейсболку, специально для этого принесенную в зал. Затем все уселись в круг.

 — Кто первый? — нарушил молчание Костя.

 — Может, нам бутылка коньяка в этом поможет? — предложила вдруг Юлька и взяла со стола пустую бутылку. Положила её на пол и сказала:

 — На кого горлышко укажет, тому и начинать, а дальше — по часовой стрелке.

 — Годится, — хмыкнул Сашка и закрутил бутылку...

Я как завороженная следила за горлышком, которое, немного покрутившись, остановилось точно напротив меня

 — Блин, так и знала, — пробормотала я и сунула руку в бейсболку. Порывшись в ней немного, я извлекла на свет бумажку и, развернув, прочитала:

 — «Поцеловать взасос (не менее трёх минут) того, кто сидит слева».

... Слева от меня сидела Юлька. Я медленно повернула к ней голову, как бы желая убедиться, что там действительно она, и прочитала содержание записки вслух. Наступила гробовая тишина... Первым её нарушил Сашка, посмотрев на всех шалыми глазами:

 — Ну, ни х... себе! — и он снова растерянно обвёл всех взглядом.

 — Что ж... мы сами на это подписались, — вдруг ухмыльнулась Юлька, взглянув на меня, — и теперь, ребятки, кому бы там что ни выпало — всё будем выполнять, причём так, как надо.

Она встала с пола на колени и протянула руку, помогая и мне подняться. Мы приблизились друг к другу... Честно сказать, я много чего испытала в жизни, но в такой ситуации была в первый раз... И Юлька, как мне показалось, тоже. Преодолев смущение, я сказала:

 — Ну что, мальчишки, засекайте время... — и добавила совсем тихо, только для Юльки, — давай покажем ребятам класс... — и мы слились в поцелуе

Сколько он длился, не знаю, но уж точно не три минуты. Когда мы оторвались друг от друга, то застали забавную картину: Сашка сидел красный, штаны его были расстегнуты, а рукой он теребил свой вздыбившийся член. Было видно, что он это делает машинально, а всё его внимание было приковано к нам... Костя уже успел расстегнуть рубашку и сидел весь мокрый, тяжело и возбуждённо дыша... Оказывается, у него хватило фантазии заснять нас на телефонную камеру.

 — Эй, ребятки, очнитесь! — позвала я их, — игра продолжается! Теперь — Юлькина очередь

Все, как по команде, уставились на Юльку. Она протянула руку к бейсболке, немного помедлила и вдруг решительно вытащила бумажку. Ей досталось задание раздеться под музыку.

 — Совсем? — уточнила Юльку, бросив на Сашку странный взгляд

 — Ну... раз в записке нет никаких специальных указаний, значит — совсем, — рассудительно заметил он.

Костя вновь схватился за фотокамеру... Заиграла музыка, и Юлька с блеском начала выполнять полученное задание. Двигалась она отлично, и к концу этого сеанса стриптиза не только парни, но даже я сидела возбуждённая... Костя у меня, конечно, был по этой части мастер и меня когда-то учил этому, но сидеть и смотреть на это в домашних условиях, да ещё и при таком количестве выпитого спиртного — это нечто... Как бы то ни было, вскоре мы вернулись к игре. Следующим по кругу был Сашок.

 — Бля, что-то я даже и боюсь теперь, — пробормотал он.

 — Саша, не позорься! — фыркнула я. — Главное, девочки не боялись, а парни — на тебе! — я состроила презрительную физию.

 — Ничего не «на тебе»! — передразнил меня Сашка и решительно достал бумажку

 — «Поцеловать взасос (не менее пяти минут) того, кто находится напротив тебя», — громко прочитал он.

 — Это кто ж с этими засосами балуется? — подивился Костик.

 — Повезло тебе, Сашенька, — гнусаво пропела я, — лёгкое задание досталось.

 — А  ничего страшного! — хохотнул он, придвигаясь ко мне:

 — Ещё не вечер... — и закрыл мне рот своим

Оторвавшись друг от друга, мы огляделись: Юлька, чуть улыбаясь, с интересом наблюдала за происходящим. Костик с маниакальным упорством запечатлевал очередное выполненное задание на камеру

 — Костенька, а вот сейчас т ы должен будешь задание выполнять, — ехидно протянула я, — хочешь, я тебя сниму, а то ты занят будешь?..

 — Хочу! — кивнул он и передал камеру мне. Затем полез рукой в бейсболку

... Сначала он читал молча, и по мере прочтения брови его поднимались всё выше и выше

 — «Дать засунуть себе в задний проход какой-нибудь предмет и снять это на камеру» — растерянно прочёл он вслух

Сашкины брови взметнулись ещё выше Костиных, и он ошалело посмотрел на него:

 — Как это?... — тупо спросил он.

 — Да вот так это, — обречённо вздохнул Костя и посмотрел на меня, — твоя работа?

 — Моя, — кивнула я, — а я предупреждала

 — Погоди, Костян, — всё ещё не придя в себя, спросил Саня, — ты что, б у д е ш ь э т о в ы п о л н я т ь?..

 — Придётся, — пожал плечами Костя, ещё раз вздохнув.

 — У него нет выбора, Саша, — медленно сказала Юлька и твёрдо посмотрела на него, — если бы это задание досталось ТЕБЕ — и ты бы выполнял

 — Но какой... предмет? — Саня осторожно ушел от скользкой темы.

 — Ксюха знает, — ответствовал Костя и, стянув с себя штаны, покорно опустился на локти и колени

Я достала из шкафа вибратор. Тот самый, от которого Костик уже страдал в тот самый вечер. Затем я подошла к нему

 — Надеюсь, на этот раз всё будет со смазкой? — спросил он.

 — Конечно, — усмехнулась я, — к тому же — всего один раз

К счастью, Сашка и Юлька, слишком ошеломлённые всем происходящим, не обратили на наш диалог никакого внимания. Я смазала вибратор кремом и начала вводить его Косте. Юлька снимала всё на камеру. Сашка, красный, как варёный рак, зачарованно наблюдал за происходящим

 — Мать твою... — только и выдавил он из себя.

Когда всё закончилось, мы решили перед вторым кругом хорошенько выпить и пошли за стол. Костик оделся, Юльке нельзя было одеваться по регламенту, и она присутствовала за столом в обнаженном виде, впрочем, не слишком стесняясь этого.

 — Итак, подвела я итог, — все пока что с блеском справились с заданиями. У кого, на ваш взгляд, было самое трудное задание?

 — У Костяна, — судорожно вздрогнув, ответствовал Санёк. Юлька согласно закивала.

 — Предлагаю налить ему премиальную рюмку коньяка и в знак уважения выполнить его желание, которое он сейчас загадает.

 — Не вопрос! — Саня не колебался ни секунды. Юлька снова согласно кивнула.

 — Ну, раз так, — усмехнулся Костик, — тогда скидывайте все свои шмотки до белья.

 — Это можно, — чуть помедлив, отозвалась я и разделась. Санек последовал моему примеру.

 — А теперь — снова за игру! — подзадорил всех Костик, и мы пошли разыгрывать второй круг

 — Итак, Ксюха, тебе начинать, — напомнила Юлька, посмотрев на меня. Я кивнула и вытащила из бейсболки очередную бумажку

 — «Поцеловать ниже пояса лицо своего пола» — прочитала я вслух и подумала: «Твою мать, даже морду за это набить некому... Ведь это я написала... « Тем не менее, я мысленно стиснула зубы и, пересилив появившееся смущение, подняла глаза на всех

 — Что ж, ничего не поделаешь, — сказала я и почувствовала, что начинаю краснеть... Парни сидели молча, вытаращив на меня глаза. Впрочем, Костик уже приготовился к съемке. Он единственный из всех был в одежде, поэтому было не видно, как у него там дело обстоит с возбуждением, а вот у Сашки член стоял, как кол, и рвался на волю из трусов. Впрочем, Санёк сей факт пока напрочь игнорировал и смотрел только на нас с Юлькой. Тем временем Юлька легла на диван и развела ноги в стороны... Я приблизилась к ней и встала на колени. Затем провела языком по её груди и начала её целовать. Это был мой первый опыт однополой любви, но кое-чему (и даже многому) я всё же у Кости научилась — ведь он не раз доводил меня до оргазма таким образом. Юлька сначала лежала молча, и лишь участившееся дыхание выдавало её возбуждение... Затем она начала постанывать и немного выгибать тело. Я же, целуя её, спускалась языком всё ниже и ниже, пока, наконец, не добралась до того места, которое нужно было поцеловать по заданию... О колоссальной важности клитора я знала (опять же, благодаря Косте) довольно много и теперь не без успеха применяла полученные знания на практике. Я начала языком ласкать Юлькин клитор, одновременно введя ей палец в её киску... Уже через несколько минут Юлькины стоны переросли в крики, а сама она начала извиваться всем телом. К тому времени внутри Юльки уже находилось два моих пальца, и оба они, а также вся рука и даже диван были мокрыми от Юлькиной смазки. Сама она уже была на пределе и вскоре начала кончать... Я поняла это сразу, потому что чувствовала, как стенки её влагалища, ритмично сокращаясь, сдавливают мне пальцы. Тело Юльки конвульсивно задёргалось, и вскоре она, обессиленная, откинулась на диван, часто и поверхностно дыша... Затем счастливо рассмеялась и наконец поднялась с дивана.

Оба наших парня сидели в прострации и вовсю полировали своих «дружков», даже никого не стесняясь... Впрочем, в данной ситуации, после всего, что произошло, вряд ли можно было кого-то или чего-то стесняться

 — Костя, Саша, — позвала я, — не всё сразу. Успеете ещё. Давайте дальше играть.

Следующей бумажку тянула Юлька. Вытащив, развернула и прочитала:

 — «Дать засунуть в попу два пальчика соседу справа». — Юлька удивлённо посмотрела на всех... Я тем временем взглянула на Костю:

 — Костик?... — и покачала головой.

Он понял мой невысказанный вопрос и быстро сказал:

 — Но это не я! — и пожал плечами.

Все посмотрели на Сашку... Он ухмыльнулся:

 — А что такого? Да по сравнению с тем, что здесь было, это — детский лепет. Главное, я за себя не боялся — у меня же Юлька справа

 — А обо мне ты подумал? — возмутилась Юлька, — вот я тебе дома устрою

Затем она усмехнулась, покачала головой и заняла нужную позу... Я поднялась с пола и на коленках подползла к ней.

 — Ну, Юленька, держись, — пробормотала я хрипло, — не обижайся, если что

 — Ладно, не заморачивайся, — смущенно усмехнувшись, ответила она, — ТЕБЕ я теперь и не такое простить смогу

Парни захихикали и придвинулись поближе, чтобы всё хорошо видеть

 — А... сразу два пальца засовывать?... — уточнила я.

 — Да, — твёрдо ответствовал Сашка и сжал губы.

 — Ну... хорошо, — тихо сказала я. Затем смочила указательный и средний пальцы слюной и приставила их к Юлькиной дырочке. Слегка надавила... Один палец соскользнул туда и начал нехотя погружаться; второй пролезать никак не хотел... Я усилила давление, но толку всё равно не было.

 — Юль, помоги, а то не получается, — попросила я наконец...

Каким-то шестым чувством она сразу поняла меня... поняла, что я имела в виду: взяла себя руками за ягодицы и раздвинула их в стороны... Теперь стало гораздо удобнее, и я мягко, но настойчиво стала погружать в неё пальцы... Когда дело было сделано почти наполовину, я, изрядно возбудившись, не рассчитала движение и двинула особенно резко. Юлька сильно дёрнулась и вскрикнула от неожиданности... Сашка отшатнулся, Костик нервно сглотнул, не перестав впрочем, снимать. Я немного помедлила и, наконец, вытащила из неё пальцы.

 — Молодец, Юлька! — сказал Костик и налил ей коньяка. Юлька махом осушила рюмку и улыбнулась. Следующим бумажку тянул Санёк. Медленно, словно пытая судьбу, он развернул вытащенную бумажку и начал читать. По мере прочтения лицо его всё больше вытягивалось. Затем он резко покраснел, судорожно сглотнул и, выронив бумажку, уткнулся лицом в свой локоть. Все молча смотрели на него. Наконец, он поднял глаза, обвёл всех тяжелым взглядом и угрюмо сказал:

 — Я не буду это делать... — впрочем, было видно, что он и сам себе не верит, поскольку отлично знает, что делать всё равно придётся...

 — А что там, Саш? — тихо спросил у него Костик.

Как бы пересиливая себя, Сашок поднял с пола уроненную бумажку и начал медленно читать:

 — «Заняться сексом с лицом своего пола. Девушке — в активной роли, парню — в пассивной», — Сашка скомкал бумажку и с безнадёжным видом грохнул кулаком по дивану.

 — Б... дь! — со злостью прокомментировал он это действие.

 — Ни фига себе расклад... — оторопело проговорил Костя и взглянул на меня странным взглядом. Я едва заметно кивнула ему и слегка пожала плечами:

 — Ну что ж, Саня, один раз — не п... рас. Потерпишь как-нибудь.

 — Между прочим, Костя терпел молча, когда ему Ксюха член искусственный вводила, — добавила Юлька, слегка улыбаясь, — а ты ничем не лучше и не хуже...

Сашка тяжело, даже горестно вздохнул, беспомощно посмотрев на всех, и, видимо, собрав всю волю в кулак, сказал:

 — Ладно, что теперь слёзы размазывать... Давайте. Быстрее начнём — быстрее закончим... — он встал, подошёл к столу и налил в стакан водки. Потом чуть подумал, качнул головой — видимо, в ответ на какие-то свои мысли — отставил стакан, взял со стола бутылку и отхлебнул несколько глотков прямо из горла, даже не закусив. Затем отрешенно спросил:

 — Ксюха, я знаю, что это ТЫ написала... Спрашиваю у тебя: как и что надо делать?

 — Ну как... — я немного растерялась, так как ситуация была просто из ряда вон выходящая, — как с девушкой, наверное... всё по-порядку и помедленнее...

Саня кивнул и подошёл к Косте:

 — Ну а ты как, Костян, — не против?

 — А у меня есть выбор? — усмехнулся Костя, поднимаясь с пола.

Лицо у Сашки вдруг стало жестким, глаза заблестели, и он, не дав больше ничего сказать Косте, взял его рукой за подбородок и притянул к себе... Впервые в жизни я видела, как целуются парни... Зрелище было — просто обалдеть! Я почувствовала, что мне становится очень жарко... Внутри меня всё горело, и во мне постепенно закипало такое жгучее желание, что я ощущала мучительную боль во всём теле... Парни между тем оторвались друг от друга. Костя взялся за ремень штанов, расстегнул его и приспустил немного джинсы вместе с трусами, обнажив при этом свой нехилых размеров, стоящий торчком член. Затем сказал, глядя на Сашку:

 — Санёк, по заданию ты д о л ж е н сделать это... — и немного покраснел. Я могла его понять: хотя для него эта ситуация не была новой, и у него в прошлом был такой опыт, всё-таки за два года он изрядно от всего этого отвык... к тому же Саня был его другом, а это имеет большое значение... Всё это мгновенно пронеслось в моей голове, пока я смотрела на ребят. Санёк между тем согласно кивнул и послушно опустился перед Костей на колени. Взял в руку его член и приблизил к своим губам. Смотря снизу вверх на Костю, он высунул язык и облизал и без того мокрую головку. Костик стоял, тяжело дыша, и молча смотрел на Саню. Про нас с Юлькой парни как будто и вовсе забыли... Санёк обхватил губами головку члена, а затем начал медленно погружать его в рот. Как бы пробуя, он начал немного посасывать Костин прибор... Костя закрыл глаза и начал слегка постанывать, затем хрипло сказал:

 — Хватит... пошли на диван.

Сашка, весь красный от смущения, молча кивнул и последовал за ним.

 — Вставай на локти и колени, — скомандовал Костик. На Санином лице на мгновение показалось дикое отчаяние, но он тут же взял себя в руки и безропотно занял требуемую позу. Костик тем временем смазал член кремом, затем приставил его к сфинктеру Сани. Слегка надавил... Санёк непроизвольно весь сжался, но Костя сказал:

 — Саня, мой тебе совет: лучше уж расслабиться — будет не так больно... Это я тебе по опыту говорю... — и он усилил давление... Член начал по миллиметру погружаться в Сашкину девственную (как я поняла) попку. Костик не спешил, давая Сане время привыкнуть, но когда член уже проник в Сашкину попу примерно наполовину, вдруг немного сдал назад, а затем резко задвинул член в Сашку до конца...

В первые секунды нам показалось, что у Сани сломалось дыхание... Он вытаращил глаза и начал судорожно хватать ртом воздух, одновременно подаваясь телом вперёд, как будто хотел слезть с Костиного члена. Но Костя не дал ему этого сделать, придержав за бёдра, а затем начал наращивать темп... Саня резко побледнел, а на лице его была написана неподдельная мука, но он, кусая губы, всё терпел и за всё это время так и не издал ни звука. Зрелище, конечно, не для слабонервных...

 — Терпи, Санёк, — выдохнул Костик, — ещё немного осталось...

Так продолжалось минуты две. На лбу у Сани блестели капельки пота, а с глаз капали слёзы... Руки он непроизвольно сжал в кулаки с такой силой, что костяшки пальцев побелели... Впрочем, сам Сашка ничего этого не замечал, сосредоточившись, видимо, только на том, чтобы не заорать от боли... Глядя на него, я вдруг вспомнила, как ровно два года назад Костя вот также накачивал и меня, и ч т о я при этом ощущала... Оставалось лишь посочувствовать несчастному Сане — я по опыту знала, какие страдания он сейчас испытывает... тем более, у него это в первый раз...

Но вот Костик, наконец, начал кончать. Он вскрикнул, выгнулся и, схватив Сашку за бедра, несколько раз с силой насадил его на себя. Потом начал конвульсивно содрогаться, но член держал полностью в Сане, продолжая по инерции двигаться. Затем, наконец, упал на диван рядом с Саней, всё ещё часто и громко дыша...

Всё это время мы с Юлькой сидели, как парализованные, не в силах отвести от парней взгляд... Всё-таки, такое на моих глазах произошло впервые в жизни... и я задыхалась от смущения вперемежку с сильнейшим возбуждением... Судя по сильно покрасневшей Юльке, которая продолжала, чуть приоткрыв рот и ничего не замечая вокруг, смотреть на Сашку с Костей, она испытывала те же чувства, что и я...

Наконец, Санёк встал с дивана и подошел к столу. Почти вслепую он нашарил бутылку с водкой и снова отхлебнул несколько глотков из горла. Взгляд его прояснился и стал осмысленным. Он обвёл комнату глазами, попеременно останавливая взор на каждом из нас... Что-то было такое в его взгляде, что я невольно ощутила вдруг какую-то виноватость перед ним... Саня усмехнулся:

 — Я больше не девочка... — и вдруг скривился, но тут же взял себя в руки и вновь улыбнулся. Я знала цену этой улыбки, и подумала, что мужества Сашке не занимать...

Между тем, все очнулись от ступора и тоже подползли к столу, чтобы в очередной раз выпить. Единогласно было решено, что сейчас Костя вытащит бумажку, чтобы завершить второй круг, и на этом игра на сегодня закончится.

Парни оделись в джинсы, а мы с Юлькой накинули их рубашки, и все вернулись к месту игры. Костик протянул руку к бейсболке и вытащил бумажку. Быстро прочитал, поднял на нас глаза и улыбнулся:

 — Джокер!

Мы переглянулись между собой и посмотрели на Костю: повезло, блин, ничего не скажешь.

 — Ну, и какое желание ты хочешь загадать? — спросила я у него. Костик немного помолчал, подумал и вдруг загадочно усмехнулся. Затем медленно произнес:

 — Я думаю, будет справедливо, если мы поступим так. За сегодняшний вечер все успели постоять раком. Всем что-то вводили в попу. И все испытали это... унижение... Кроме Ксюхи, — он злорадно посмотрел на меня. Я начала догадываться, куда он клонит, и внутри у меня всё похолодело... Костя ещё раз усмехнулся и продолжил:

 — Поэтому, Ксюшенька, ты сейчас встаёшь, как и все до этого — раком, а мы все втроем подумаем, что с тобой сделать...

Продолжение следует...