Черная пантера и белая кошечка / Рассказы и видео о лесбиянках онлайн бесплатно!

Черная пантера и белая кошечка

 — Джесси, Джесси! Кис-кис-кис!

Высокая чернокожая красавица шла по коридору со стеклянными стенами и потолком. Полные губы кривились в раздраженной ухмылке, прекрасные миндалевидные глаза метали молнии. Она шла так быстро, что полы легкого халатика, цвета леопардовой шкуры, разлетались в разные стороны, обнажая совершенное черное тело. Каждый день миллионы белых мужчин во всем мире давятся слюной видя на страницах журналов эти длинные, идеально стройные ноги, полные груди, блестящую, словно смазанную маслом, черную кожу. Миллионы молодых парней мастурбирует на эти фото, в безнадежных мечтаниях, стать секс-рабом Черной Пантеры — супермодели Наоми Кэмпбелл.

 — Джесси! Ну, где ты негодная кошка!?

Заглядывая во все встречающиеся по ее пути комнаты, чернокожая богиня подиумов спустилась на первый этаж. Пройдя несколько дверей она оказалась в затемненной части дома — сейчас стеклянные стены прикрывали жалюзи, с помощью которых обитатели дома спасались от солнечных лучей. Впрочем, сама Наоми редко пользовалась этим приспособлением — дочь солнечной расы, она любила солнце, принимая солнечные ванны, она, как и ее далекие предки возносила хвалу могущественному богу, дарующему жизнь. Но есть создания любящие лунный свет и полумрак. Вроде того, что царил и в этой спальне — просторной комнате, выполненной в изысканном древнеегипетском стиле. Посреди стояла большая кровать, на которой в беспорядке были скомканы многочисленные простыни и покрывала из нежнейшего шелка. Наоми громко произнесла.

 — Окна! — и тут же настроенные на звуки ее голоса роботизированные жалюзи, поползли вверх. Ослепительный солнечный свет ворвался в спальню, заливая ее всю. Куча простыней на кровати чуть заметно шевельнулась. Лукавая улыбка озарила лицо Наоми. Она пододвинула к себе пластиковое кресло с мягким сидением и грациозно опустилась в него. Медленным движением чернокожая модель раздвинула ноги и погладила себя по бритой промежности.

 — Кис-кис-кис — томно прошептала она. — Где же моя киска?

Простыни и одеяла зашевелились сильнее и оттуда высунулась изящная девичья головка. Большие серо-голубые глаза и изящный чуть вздернутый носик и впрямь придавали девушке сходство с премиленькой кошечкой. Это сходство усиливали временная татуировка на щеках — усы-вибриссы и пластиковые ушки, выглядывающие из взъерошенных светлых волос. Именно с этим ушками канадская супермодель Джессика Стэм снялась в обличье очаровательной кошечки для рекламы духов «Nina Ricci».

Ее стройное тело было совершенно обнажено, если не считать многочисленных цепочек и браслетов, обвивавших руки и ноги, хорошенькую шейку обхватывал серебряный ошейник, к которому крепилась свернутая платиновая цепочка.

Джессика виновато и в то же время лукаво посмотрела на свою госпожу, но та словно и не заметив девушку продолжала ласкать себя между ног. Терпкий запах женских соков Наоми донесся до белой девушки — изящные ноздри ее носика хищно раздувались, розовый язычок невольно облизнул изящно очерченные губки.

Извиваясь всем телом, словно змея или ящерица, Джессика спустилась с кровати и поползла к хозяйке, прогнувшись в спине и выпятив попку. За моделью по полу тянулся влажный след — канадская девушка уже текла. Глаза ее не отрываясь смотрели на женское сокровище Наоми — так голодающий с вожделением смотрит на кусок мяса. Половые губы чернокожей богини разошлись и глазам белой девушки открылся нежно-розовый вход в ее влагалище. От него исходил терпкий запах, приятно дурманивший Джессику. Глаза ее остекленели — словно вид черной киски превратил канадку в зомби. Она уже подползла совсем близко, когда Наоми плавно закинула одну ногу на другую, скрыв предмет вожделений белой модели. Точеная ступня, обутая в украшенную бриллиантами золотую туфлю на высоком каблуке, качнулась рядом с лицом разочарованной Джессики.

 — Плохая, плохая кошечка — строго произнесла Наоми — прячется от хозяйки.

Джессика виновато склонила голову — ей было нечего сказать в свое оправдание. Как она могла прятаться от своей госпожи — по дурацкой причине, что ей захотелось немного отдохнуть от секса? Знала же что после прогулок на яхте, хозяйка, возвращаясь на остров, испытывает сильнейшее сексуальное возбуждение. И как она могла отказать своей прекрасной хозяйке в такой малости? Миллионы мужчин во всем мире готовы быть ручными зверьками Наоми Кэмпбелл, лизать подошву ее туфелек, валяться у ее ног и просить что бы она дала им хоть» понюхать». И она, которая удостоена чести ублажать эту черную богиню теперь начинает капризничать.

Мурлыча, Джессика осторожно стянула зубами туфли с ног Наоми и робко прикоснулась губами к бархатистой коже. Потом лизнула, еще и еще раз. Черная пантера приподняла ногу и Джессика принялась облизывать и целовать ее, полируя языком розовую подошву, от кончиков пальцев к пятке. Наоми с трудом сдерживалась, чтобы не захихикать, когда Джессика взяла в рот большой палец ноги и начала посасывать его словно мужской член. Так же канадка облизала и обсосала вторую ногу черной королевы.

Наоми лукаво склонила голову.

 — Маленькая Джесси, белая шлюшка — нараспев произносила она. — Джесси хочет лизать черную киску Наоми?

 — О да, госпожа — произнесла Стэм, заискивающе поднимая глаза кверху..

 — Хорошая кошечка — негритянка ласково погладила по голове блондинку. Затем, размотав цепочку на ошейнике Джессики, она лениво поднялась с кресла.

 — Иди за мной — властно сказала она, дернув за поводок.

Со стороны это выглядело весьма эффектно — сильная черная женщина, великолепно голая, подымается по лестнице, ведя за собой на поводке покорную белую рабыню. Наоми и сейчас шла как на подиуме, виляя соблазнительным задом, заставляя Джессику захлебываться слюной от похоти. Ей хотелось зарыться лицом между этих волнующих черных полушарий, вдыхая сводящий с ума запах и начисто вылизать зад своей госпоже. А потом просунуть язык еще дальше, припасть к влажной щели богини и пить ее соки. Как обычные кошки сходят с ума от валерьянки, так и белая кошка Джессика была просто наркоманкой женских выделений Черной пантеры. Наоми оглядывалась через плечо и улыбалась, видя состояние канадской модели.

Они поднялись на самый верхний уровень дома — обширный стеклянный купол, образующий вершину «зрачка» — египетского символа, в форме которого был построен дом Наоми Кэмпбелл. Постройкой этого здания черная супермодель отдавала должное богам своих великих предков — черным фараонам Египта и Куша, царям Ашанти, Бенина и Дагомеи, загадочным владыкам Великого Зембабве. Власть самых древних из этих властителей простиралась на половину всего Восточного Средиземноморья — в то время как дикие предки Джессики бродили по холодным лесам Европы. Потом об этом забыли, но Наоми, решила напомнить всему миру о величии ее расы, основав на этом острове в Средиземном Море святилище Черной Богини — то есть самой себя.

Наверху же была обустроена оранжерея, где с великим тщанием были собраны самые редкие и экзотические виды тропических растений. Вокруг больших распускающихся цветов порхали огромные бабочки и яркие тропические птицы, откуда-то слышалось журчание фонтанчиков имитирующие звук ручейков. Тщательно замаскированные звуковые устройства старательно воспроизводили весь шум и звуки большого леса.

Обе модели прошли в глубину оранжереи, где меж вечно зеленых папоротников и пальм стоял золотой трон — место главного святилища Черной Богини. Наоми величаво  уселась на него, потом поманила к себе Джессику. Та покорно поднялась на ступеньках трона и встала рядом с черной женщиной.

 — Ляг ко мне на колени — скомандовала Кэмпбелл и Джессика послушно улеглась на ее ногах, свесив руки и ноги. Кэмпбелл медленно провела рукой по изящной спинке девушке, с наслаждением ощущая молочно-белую мягкую кожу. Сейчас девушка ей напоминала уже не кошку, но юркую белую ящерку. Даже ее серебряные браслеты и цепочки напоминали чешую.

Рука черной богини погладила белые ягодицы, потом скользнула ниже, протискиваясь между стройных ляжек. Повинуясь настойчивым черным пальцам, белая девушка охотно раздвинула ноги, облегчая доступ к своим влажным лепесткам. Ляжки Джессики вздрагивали, она была возбуждена до предела тем, что Наоми трогает ее.

 — Ты опять течешь? — усмехнулась Наоми. Ее пальцы потеребили влажные складочки, щелкнули по клитору — маленькая белая потаскушка. Будешь теперь наказана. Не смей кончать, пока я не разрешу.

Джессика едва подавила разочарованный вздох — она уже была на грани, однако слова Наоми имели на нее по-настоящему магическое действие. Теперь она и впрямь будет очень хотеть кончить, но не сможет — пока не получит разрешение от черной царицы.

Наоми мелодично рассмеялась, догадываясь о терзаниях белой кошечки. Ничего пусть помучается — это ей будет полезно. И не только ей. Скоро сотни таких молодых белых сучек станут сексуальными игрушками и домашними животными черных моделей из Африки, для которых Наоми открывает собственное агентство. Джессика может гордиться — с нее начнется новый, лучший мир, новая страница в истории отношений между черной и белой расой.

Черная рука Наоми еще раз сжала ножки Джессики там, где они соединялись, потом поднялась, раздвигая ягодицы. Смазанный выделениями палец легко проскользнул на всю глубину в анус Джессики и та невольно застонала от охватившей все ее тело боли, смешанной с наслаждением.

 — Молчи! — Наоми вынула руку и шлепнула канадку по губам. Затем дала ей облизать пальцы, что Джессика с удовольствием и сделала.

 — Ты грязная похотливая шлюшка — произнесла Наоми, постукивая кончиками пальцев по спине девушки. — И тебя надо наказать.

Джессика сжалась, но все равно не сумела предугадать, когда на ее ягодицы с громким хлопком опустилась черная ладонь.

 — Ооой! — взвизгнула она.

 — Молчи! — произнесла Наоми, занося руку для следующего удара. — Ты была плохой киской и заслуживаешь трепки.

 — Да госпожа, — глотая слезы, ответила Джессика.

Один за другим обрушивались удары на многострадальную попку Джессики, из белой постепенно становившееся алого цвета. Нанося удары Наоми размеренно объясняла, своей кошечке, что она из себя представляет и как должна себя вести. Белые девушки должны принадлежать черным женщинам, которые могут использовать их сексуально, когда захотят. Джесси не должна прятаться или пытаться как-то уклоняться от выполнения своих прямых обязанностей. Джесси должна доставлять радость своей хозяйке, а не огорчать ее.

 — Ты моя шлюшка сейчас. Ты понимаешь это, киска?

 — Да Хозяйка, — глотая слезы, произнесла Джессика.

 — Ты поняла свое место, но не до конца — Наоми подкрепила свое утверждение очередным тяжелым хлопком.

 — Пожалуйста, отшлепайте непослушную кошечку госпожа — Джесси покрутила попкой. — Покажите ей ее место.

 — Ну-ка, считай удары!

 — Да, моя черная госпожа... уиииии!... раз, спасибо мисс Кэмпбелл... два, спасибо мисс Кэмпбелл... oооой... три, спасибо моя Черная богиня... четыре, спасибо моя Черная госпожа... oоо... пять, спасибо мисс Кэмпбелл.

 — Знаешь ли ты, что значит быть моей киской, Джесси?

Этот вопрос черная королева подкрепляет очередным ударом и Джессика не может сразу ответить, втягивая воздух через сжатые зубы, чтобы подавить боль в заднице.

 — Ну, так как? Отвечай кошечка!

Сильные черные пальцы вновь притискиваются меж белых бедер и с силой сжимают нежную плоть. Глаза Джессики выскакивают из орбит, хорошенький ротик открывается.

 — Да Госпожааа — визжит Джессика — я — ваша сука, и я делаю то, что Вы говорите!

 — Хорошо моя маленькая — Наоми бережно утирает слезы с лица девушки, целует ее заплаканные глаза. — Верю, теперь ты будешь хорошей девочкой. Теперь слезай с моих коленок и спускайся на пол.

Медленно Джессика сползает с ног Наоми и становится на колени перед черной топ-моделью. Она еще слегка всхлипывает, у нее струятся слезы, но в глубине серо-голубых глаз уже пляшут озорные чертики, в них видна неприкрытая похоть. Наоми знает, что Джесси уже давно вся мокрая, что эта порка ее возбудила настолько, что если бы не прямой приказ Черной Пантеры, она бы спустила прямо у нее на коленях. (Специально для sexytales.org— секситейлз.орг) А значит Джесси еще не раз будет шалить и не слушаться. Что поделаешь — милая кошечка.

 — Ну ладно, детка — весело произнесла Наоми, откидываясь на спинку трона и широко расставляя ноги. — Иди и получи от моей сладости.

Глаза Джессики помутнели от похоти, она невольно сглотнула, не сводя взгляда с черной киски Наоми.

Медленно, словно сомнамбула маленькая белая девушка, ползла вперед, ее глаза были прикованы к влажному разрезу в промежности черной женщины. Запах черной киски щекотал Джессики ноздри, она поминутно облизывалась. Белая девушка вдохнула одуряющий аромат исходящий от соблазнительной щели Наоми, потом высунула розовый язычок и лизнула влажный холмик.

 — Дааа, деткааа!!! — черная богиня застонала. — Я обкончаю все твое хорошенькое личико, ты слижешь каждую мою каплю и будешь благодарить меня за это. Ты любишь мою черную пизду, шлюха?

Джессика уже не могла ответить, поглощая женские соки Наоми словно кошка, лакающая молоко из миски. Черная богиня завела за спину Джессики сильные ноги, скрестив их чуть повыше крестца, положила руку на затылок рабыне и так сильно прижала ее лицо к своей промежности, что Джессике стало нечем дышать. Ее нос глубоко вошел в горячее черное влагалище, однако Джессика даже не попыталась отстраниться — наоборот она подалась вперед, словно желая засунуть всю голову в мокрую пизду. За месяц до поездки на остров она сделала операцию по удлинению языка и сейчас это ей пригодилось — Джессика вытянула его так далеко, как не смогла бы повторить ни одна женщина или мужчина. Наоми сжала бедрами ее голову так сильно, как только можно, ее руки вцепились в спутанные светлые волосы, из прокушенной губы стекла струйка крови. Наконец терпкая плоть под ящеричьим язычком Джессики запульсировала и из влажной щели Наоми, словно вода из прорвавшейся плотины хлынули любовные соки. Джессика едва успевала их глотать, захлебываясь соленой влагой. Она лизала, целовала и сосала лихорадочно, ее голодный ротик просто не мог насытиться горячей черной киской.

Наоми со стоном откинулась на спинку трона, медленно разводя в стороны сильные ноги. Джессика подняла глаза на Наоми, все еще прижавшись губами к ее нежному холмику.

 — Это вид в котором я бы всегда хотела видеть белых девушек — усмехнулась Наоми — их большие голубые глаза, пока они едят мою черную пизду.

 — Я готова поклоняться вашему большому красивому черному влагалищу по первому вашему слову — пропела Джессика. — Ваш вкус, ваш запах, ваши прикосновения сводят меня с ума, вы мое божество и мой идол.

 — Я знаю кошечка—усмехнулась Наоми. Она резко поднялась на ноги, прямо над Джессикой, специально присев, чтобы ее влажная скользкая промежность прошлась по волосам девушки — Это тебе вместо геля — блеснула белыми зубами Наоми. Джессика провела рукой по волосам, потом поднесла влажную ладонь к лицу и лизнула ее.

 — Хватит — произнесла Черная Пантера — я тебе хочу предложить кое что получше.

Наоми развернулась к ней спиной и слегка нагнулась, выставив вперед великолепную черную задницу. Джессика поднялась на колени и подползла ближе, как раз чтобы ее госпожа могла прижать черную попу к лицу белой девушки. Джессика поцеловала каждую ягодицу, пока ее руки массировали упругие черные полушария.

В первый раз Джессика попробовала черную задницу Наоми, еще в Лондоне, во время одного из крупнейших показов мод, в котором принимали участие обе модели. После неоднократных дефиле белая фотомодель зашла в одну из дамских комнат. Когда она уже уселась на унитазе, дверь неожиданно распахнулась и перед ней возникла Черная пантера.

 — Я хочу тебе предложить, кое-что, что ты еще не пробовала — усмехнулась она. — Заметь, на твоем месте хотели бы быть миллионы.

С этими словами она развернулась и задрала юбку, обнажив свой черный зад в нескольких сантиметрах от дрожащих губ белой девушки. Негритянка немного согнулась вперед, чтобы отвести свои руки назад и раздвинуть полушария задницы. Джессика боялась, что это будет сильно вонять, но уже тогда она не могла осмелиться ослушаться Черной Богини. Поэтому она неохотно высунула язык и начала лизать задницу Хозяйки. К ее удивлению попа черной модели пахла не так мерзко, как она ожидала — напротив запах невероятно возбудил канадскую модель.

 — Побольше уделяй ей внимания, кошечка! — говорила Наоми, вращая задом на лице Джессики — Вдохни ее запах в себя! Почувствуй, что не то, что я, даже моя черная попа твоя хозяйка! Давай! Лижи ее! Нежнее!

Вскоре канадская модель привыкла и даже полюбила запах и вкус черной задницы, почти так же самозабвенно, как и черную киску.

Вот и сейчас, наклонив голову вперед, Джессика начала целовать черный зад на всем протяжении, потом руками раздвинула полушария задницы Кэмпбелл и припала головой вперед, похоронив свое ангельское личико между упругими черными ягодицами. Комната наполнилась снисходительным смехом, но Джессика уже его не слышала, проникая языком все глубже в остро пахнущую расщелину, смакуя гладкость черной задницы Наоми. Та вращала задом вдавливая в него все глубже лицо белой девушки, длинный язык которой уже нашел тугую дырочку. Медленно и нежно она описывала языком круги вокруг сморщенного отверстия Наоми, потом засунула язычок в анус так далеко, как только можно, пытаясь чуть ли не всю мордочку просунуть между черными половинками.

Со стоном Наоми кончила. Затем, полуобернувшись, ухватила Джессику за волосы и выдернула ее из своего зада, заставляя вздернуть голову вверх. На черную женщину глянули замутненные страстью глаза белой шлюхи, уже мало напоминающей человеческое существо. Ее язык по инерции еще высовывался изо рта, как у змеи или ящерицы, словно еще сновал в заду у Черной богини.

 — Открой рот шире! — приказала Наоми и когда Джессика подчинилась смачно сплюнула. — Проглоти — девушка снова подчинилась. Наоми презрительно отшвырнула ее на пол.

 — Ты хорошо поработала, кошечка — усмехнулась она — и я довольна. Можешь кончить.

Слова эти подействовали на Джессику совершенно магическим образом, сорвав с ее тела незримые цепи. С протяжным стоном она повалилась на спину, раскинув стройные ноги. В следующее мгновение она начала бурно спускать, волны оргазма накрыли ее с головой. Приподнятые кверху бедра конвульсивно подергивались, из разошедшихся половых губ на пол текла влага. С закушенных губ «кошечки» Наоми срывались бессвязные звуки, руки неконтролируемо шарили по телу. От очередного оргазма канадка обмочилась и под ее задом образовалась приличная лужа, струйки которой подтекли под ноги Наоми. Но Джессика этого не заметила — волны волшебного удовольствия омывали все ее тело от изящных ушек до маленьких пальчиков на ногах, заставляя Джессику изгибаться в сладкой муке. Судороги оргазма нещадно били по ней, ввергая в сладкое небытие.

Черная богиня молча смотрела на извивающееся перед ней белое тело, сейчас как нельзя похожее на туловище некоей изящной рептилии. Под бледной кожей выступили ребра, бока девушки вздымались и опадали. Черты лица девушки заострились, став до странности похожими на мордочки остроносых ящерок, что видела Наоми на скалах острова. Тень смутной тревоги прошла по лицу чернокожей красавицы, но она решительно мотнув головой и отгоняя дурные мысли, шагнула вперед.

Джессика уже затихла и только ее тело, конвульсивно подергивалось на полу.

 — Ох, Госпожа, — томно прошептала дрожащими губками только что вернувшаяся с небес блаженства девушка. — Я ваша вещь, ваше домашнее животное, я буду делать все, что Вы прикажите.

 — Знаю, сука, — отрезала Наоми. — Ты похотливая дрянь, которая наспускала столько, что запачкала мне ноги. Ну-ка, высунь язык, шлюха — произнесла она, занося ногу над лицом белой самки. Джессика послушно высунула язык и Наоми вытерла об него ноги, испачканные выделениями и мочой «кошечки». Потом переместила ногу между грудей Джессики — точнее двух «прыщиков» немногим больше сосков самой Наоми — и слегка надавила на грудь. Джессика слабо шевелилась под пятой черной госпожи и та невольно почувствовала приступ отвращения — словно под ее стопой и впрямь извивалась какая-то гадина. Убрав ногу, Наоми отошла в сторону.

 — Почисти тут все — произнесла она. Джессика тщательно вылизала все с пола, а потом принялась вылизывать и себя. Долгие тренировки и вытянутый язык позволял ей это делать — словно кошка, оставив в сторону ногу, Джессика старательно вылизывала свою вагину. Глядя на это Наоми, вновь пришла в хорошее настроение, дурные предчувствия и плохие мысли отступили перед умилением. Какая же все-таки это прелесть — кошечка!

Закончив, Джессика выжидательно посмотрела на хозяйку.

 — Иди за мной — щелкнула пальцами Наоми и развернувшись пошла к выходу из оранжереи.

 — Можешь встать на ноги — не оборачиваясь добавила она.

По дороге негритянка прихватила с тумбочки массивный искусственный член из натурального каучука.

Они вышли из дома когда день уже закончился и над морем всходила полная Луна, посеребрив море яркими бликами. В специально отгороженной для этого бухте черная королева и белая принцесса подиума плескались, смывая с себя пот и все выделения оставшиеся после сегодняшних утех. Здесь в воде уже не было госпожи и рабыни — черная и белая красавицы весело играли друг с другом в догонялки, брызгались и жарко целовались прямо в воде. Потом Наоми это надоело и она вышла из воды — величественно, словно черная Афродита выходящая из морской пены. Улегшись на шезлонг и прищурив глаза она наблюдала за Джессикой все еще продолжавшей плескаться в море. И вновь на ум черной пантере пришли ассоциации с какой-то белой рептилий — так причудливо изгибалось тело девушки в морской воде, так ловко она плавала, прижав руки к бедрам и извиваясь всем телом. Что-то было в ее гибких движениях неуловимо нечеловеческое и от этого — пугающее, что-то что проглядывало через всю сущность самой не осознававшей, какие силы она в себе несет.

Наоми давно поняла, что она может видеть то, что недоступно обычным людям. Это ее дар — один из множества — призванный помочь ей вернуть черной расе ее былое величие и привести ее к власти над миром, при мудром управлении другими расами — в том числе и белой. Наоми знала это, потому что и она сама была наполовину божественного происхождения. Во всех ее официальных биографиях говорилось, что она не знала своего отца, потому что ее мать запрещала ей что-то узнавать о нем. Но на самом деле еще будучи совсем девочкой Наоми знала, что некогда один из великих богов черной расы, богов Древнего Египта и Куша, Дагомеи и Ашанти, спустился к ее матери, священной танцовщицы ямайского культа Обеа. И он же избрал ее для того, чтобы указать черной расе путь к владычеству над миром. Путь, проложенный не кровью, не насилием и обманом, но исключительно силой любви. Сексуальное влечение, которое испытывают белые люди к черной расе, будет той силой, что укротит голубоглазых дьяволов и заставит их добровольно склонить колени перед черными повелителями. И главная роль в этом будет отведана женщинам обеих рас — белой, потому что они больше тянутся к любовникам черной расы и черным женщинам — потому что именно в них в наибольшей степени воплощена священная сексуальность черных. И во главе этого великого преображения планеты станет Черная пантера, богиня древней Африки и черная императрица всего мира — Наоми Кэмпбелл. Именно этот остров и этот дом, выполненный в виде священного египетского знака, должен был символизировать великое возрождение черной расы. Добровольное сексуальное рабство белых людей ляжет в основу нового, справедливого миропорядка.

Казалось, что белая раса, очарованная сексуальностью черных женщин не может этому ничего противопоставить — примером этому была готовность той же Джессики Стэм склониться перед Наоми Кэмпбелл. Но и в этой пробужденной сексуальности таилось нечто темное, порочное и извращенное, то в чем сама Наоми чувствовала смертельную опасность для ее великого дела.

Наоми невольно вспоминала труды идеологов «Нации Ислама» — о «белых дьяволах», злой расе созданной безумным ученым Якубом и изгнанной на Север в горы Кавказа. Другие говорили, что белой расе покровительствует бог Сет, рыжеволосый и голубоглазый враг черных правителей Египта — Осириса и Исиды. Глядя на то, как извивается в водах белое тело Джессики, Наоми невольно вспоминала и книги Дэвида Айка, рассказывавшего о невидимых правителях Земли — разумных рептилиях, все это время смешивавшихся исключительное с белой расой. И Дэвид Айк, тоже указывал на то, что эта раса полулюдей — полузмей, зародилась именно на Кавказе, откуда, и пошли европейцы. Несмотря на то, что большинство написанного в этих трудах было просто бредом, в нем было некое здравое зерно — кое что о сущности белой расы эти авторы все же прозревали. На ум приходили и древние зулусские предания об Имбулу — ящерице-демоне укравшим у людей бессмертие. Каждым дюймом своей черной кожей, Наоми чувствовала, как сейчас где-то на северо-востоке США и юго-востоке Канады, в белой расе пробуждается некая генетическая память об ее полузверином, полудемоническом прошлом. Времени когда далекие предки европейцев сношались с волками и прочими дикими зверями, пожирали трупы и совершали кровавые обряды во славу темных божеств прошлого — беловолосых исполинов-людоедов, огромных змей и волков. Наоми закрыла глаза — перед ее взором проносились видения не то далекого прошлого, не то ближайшего будущего — невыразимо-прекрасные и в то же время смертельно опасные существа cалебастрово-белой кожей и холодными синими глазами, скользящие меж густых лесов и в водах глубоких рек, слышала шелест перепончатых крыльев неведомых чудовищ. Не их ли черты проступают ныне в облике этой девушки-змеи, белой ящерицы, русалки рожденной на берегах Великих Озер?

Громкий плеск отвлек Наоми от ее мрачных мыслей. Она открыла глаза — прямо перед ней из воды, на четвереньках выходила Джессика. Канадская девушка нежно коснулась губами ступней Черной пантеры и ласково потерлась о ее ноги. Наоми помотала головой, отгоняя дурные мысли, и встала на ноги, застегивая на поясе искусственный член. Джессика приподнялась на коленях, жадно глядя на черный страпон и облизывая губы. Наоми усмехнулась и запустила пятерню в мокрые волосы канадской модели. Спустя мгновение Джессика причмокивая сосала черное чудище, которым Наоми размашисто трахала ее в рот. И хотя негритянка не получала от этого сексуального удовлетворения, все же она наслаждалась этим ритуалом. Трахая белую девочку в рот Черная Пантера в очередной раз утверждала доминирование высшей черной расы над белыми секс-игрушками. Вид Джессики Стэм с черным страпоном во рту, подобострастно смотревшей снизу вверх своими голубыми глазенками, как нельзя лучше показывал, как именно должны выглядеть отношения белой и черной женщины.

Когда Наоми решила, что ее рабыня достаточно смочила член своей слюной, она вынула страпон из ее рта и тут же развернула Джессику спиной к себе. Приказав ее опуститься на четвереньки, Черная Пантера ухватила ее за белоснежные бедра и вошла в истекавшую влагой киску. Джессика орала словно мартовская кошка, отчаянно подмахивая движениям черного страпона. Но Наоми этого показалось мало — вынув искусственный член, она развернула девушку к себе, опрокинула на спину, ухватила стройные лодыжки и, высоко задрав белые ноги, вонзила член в задницу Джессики. Глаза канадской модели чуть не выскочили из орбит, она заорала во весь голос, задергалась, пытаясь вырваться. Но Наоми с жестокой усмешкой удерживая ее за ноги, ожесточенно долбила белую жопу.

 — Белая шлюха! Сучка! — сквозь зубы шипела Наоми, — вы решили, что вы хозяева, пещерные твари!? Узнай же теперь гнев своей подлинной госпожи, белобрысая блядь! Получай! Получай!!!

 — О даааа! — визжала канадка, — накажите свою белую подстилку, мисс Кэмпбелл! Черные господа, белые рабы!!! О дааа!!!

Когда все кончилось и Джессика вычистила ртом черный страпон, она распростерлась перед своей Госпожой на земле. Наоми водрузила ноги на белую спину, как на подставку. Дурное настроение стало вновь уходить прочь — если им и придется пробудить в белых их демонов, то у черной расы хватит мудрости и силы, чтобы держать их в узде. Это просто не может быть иначе.

Белая девушка под ее ногой пошевелилась и приоткрыла глаза. Зрачки в них стали вертикальными как у змеи или кошки.