Теперь ты — девочка / Рассказы и видео о лесбиянках онлайн бесплатно!

Теперь ты — девочка

То, что моя ориентация... хм, скажем так — не совсем отвечает общепринятой, я начал подозревать еще в 14 лет — тогда, рассматривая с одноклассниками каталоги женского нижнего белья (ну не было в нашем захолустном городке безлимитного интернета, что еще оставалось?), я, в отличие от свои сверстников, представлял не то, как я наяриваю этих миловидных девочек со страниц журналов, а то, как я буду выглядеть в этом белье, что я одел бы для своего мужчины, и, наконец, видя их соблазнительные позы, представлял себя в этих позах — как бы я предложил себя мужчине.

В 16 лет я уже примерял белье старшей сестры, особенно мне нравились ее чулочки, который она прятала от матери в пакете под шкафом, стринги, которые обретались там же, и коротенькая юбочка. Узкая талия, широкие бедра, округлая попка и безволосое, смуглое тело, облаченное в эти шмотки, делали меня практически неотличимым от девушки. Более того — чтобы еще больше походить на девочку, я начал заниматься специальной аэробикой, чтобы попка была еще круглее, бедра еще полнее, а талия еще уже. Постепенно дошло до того, что в школьной раздевалке до и после физкультуры я постоянно ощущал на себе плотоядные взгляды своих сверстников, и даже частенько издевался над ними — нарочно нагибался, выпячивая попку, обтянутую узенькими плавочками, и тогда все разговоры в раздевалке прекращались словно по мановению руки — повисала звенящая тишина.

Но никаких поползновений в мою сторону не было потому что, опять же повторюсь — наш городок был настолько мал, что на окраине уже через пять минут знали, что на противоположном конце городка окотилась кошка, допустим, Серафимы Петровны. И знали, даже, сколько у нее котят и какого окраса. И, поскольку прослыть на всю округу «пидором» ни у кого, включая меня, желания не было, то к окончанию школы я пришел девственником.

Правда, чего скрывать, девчонки, видимо чувствуя родственную душу, липли ко мне пачками, но, попробовав пару раз, и оставшись полностью неудовлетворенным, я поставил крест на традиционной сексуальной жизни. Уже позже, почитав различные заумные книги, я понял, что кончая несколько лет подряд исключительно от ласк своей анальной дырочки, я уже и не мог получить оргазм иначе, но менять что-то было уже поздно, да и не хотелось.

Поступив в институт, и переехав в большой город, я первое время жил в общаге — тут про уединение вообще можно забыть, еще бы! Одна душевая на целый этаж! И в блоке постоянно кто-нибудь обретался. От желания засунуть себе что-нибудь в попочку просто скулы сводило, уже готов был броситься даже на черенок от лопаты. Керосина в огонь подливали однокурсники, которые в раздевалке все на той же физкультуре так и норовили, словно случайно, прикоснуться к моей попке или погладить по бедру. Меня от таких прикосновений словно током било, внутри все обрывалось, а изголодавшаяся дырочка начинала предательски пульсировать. В душевой, что в общаге, что в раздевалке, царил настоящий ужас — все старались занять кабинки напротив моей, и откровенно пялились, пока я мылся. Вдобавок из-за этой долбанной физкультуры и невозможности заниматься привычной аэробикой, я ощущал, как мои плечи становятся шире, а ноги и попка — подтянутее. Долго так продолжаться не могло, и, если бы не случай, описанный ниже, я или слетел бы с катушек, или в один прекрасный день, нагнулся бы прямо в душевой, и крикнул бы:

 — Ебите меня все, кто хочет!

В тот вечер я допоздна засиделся с курсовой — утром ее нужно было сдавать, а у меня, как у любого, уважающего себя студента, в ней еще и конь не валялся. Поборол я ее только в четвертом часу ночи, когда вся общага уже спала. Решив на сон грядущий освежиться, я пошел в душевую. Здесь в столь позднее время было совершенно пусто, я выбрал полюбовавшуюся кабинку, и, наслаждаясь столь редким моментом уединения, подставил свое тело под упругие струи душа. В голове уже появилась мысль воспользоваться одиночеством, и приласкать свою попку, но, пока я набирался смелости, скрипнула дверь и в душевую вошел еще кто-то.

Я осторожно выглянул из кабинки. У скамейки, пошатываясь, раздевался Антон — студент предпоследнего курса и местная знаменитость. Известен он был тем, что, по слухам, перетрахал полгорода, и не доверять этим слухам основания не было. Высокий, синеглазый, спортивного телосложения — он, несомненно, пользовался спросом у противоположного пола. Судя по всему, он был навеселе, и тоже решил освежиться перед сном. Покачиваясь, он разделся, обнажив мускулистую грудь и поджарый живот. Кинув взгляд ниже пояса старшекурсника, я с трудом подавил стон вожделения — его агрегат, даже в спокойном положении, свисал почти до середины бедра!

Не глядя по сторонам, он зашел в душевую кабинку напротив, и, включив воду, встал спиной ко мне. Я тоже поспешно отвернулся к стене, скрывая свой интерес к его персоне. Тем более, что мой членик предательски встал. И попка, уже морально готовая к тому, что я поласкаю ее пальчиками, но обманутая в своих ожиданиях, горела и пульсировала. Я гнал от себя шальные мысли, стараясь поскорее смыть пену и свалить в свой блок.

 — Хера се! — неожиданно раздался голос Антона у меня из-за спины. — Это к кому такая кошечка в гости у нас пришла?

Молча и не поворачиваясь, я продолжал смывать с себя пену.

 — Чего молчишь, язык проглотила? — усмехнулся старшекурсник.

Послышались шлепки его босых ног по кафелю, и вот он уже стоял у меня за спиной.

 — Хорошая попка, — прокомментировал ловелас, и обеими руками сильно сжал мои половинки.

Тут уже я не смог сдержать стона, ноги подкосились, и я бы рухнул на пол, если бы Антон не ухватил меня своими сильными руками. Он развернул меня, прижал к себе так, что я почувствовал животом его напрягшийся гигантский член, и, продолжая мять руками попку, закрыл мои губы своими, и запустил язык мне в ротик. Внутри меня все взорвалось! Кровь в висках застучала, и я совершенно потерял контроль над собой. Ноги не держали совершенно, и если б не руки Антона, сжимавшие мои половинки — совершенно точно распластался бы по полу. Мои же руки, действуя сами по себе, против моей воли, обвили шею парня. Я впервые целовался с мужчиной! И было в этом что-то... что-то такое, чего не описать словами! Я совершенно забыл про страхи прослыть «пидором» — хотелось, чтобы он ласкал, гладил меня. Я совершенно точно понял, что ощущает женщина в объятиях мужчины — такое чувство защищенности, и, в то же время похоти... хотелось, чтобы он вставил свой могучий хер в мою попку, и трахал, не переставая! Впервые в жизни я почувствовала себя тем, кем мечтала стать — полноценной женщиной!

Закончилось все так же внезапно, как и началось — Антон вдруг отпихнул меня, и непонимающими глазами уставился на мой колом стоящий членик, с которого до самого моего колена свисала тягучая капля смазки.

 — Не понял, — выдавил он из себя. — Ты кто?

 — Я? — шумно дыша, переспросила я. — Я — Сашенька.

 — Первокурсник... ца? — непонятно зачем, уточнил парень.

 — Ну да, — кивнула я.

 — Пидор? — уточнил Антон.

 — Ну... можно и так сказать, — снова кивнула я.

Удивительно, но сейчас это слово, которое я так боялся услышать в отношении себя, сейчас для меня прозвучало, как комплимент.

 — Вот это я попал... — протянул старшекурсник.

 — Антон... — тихо произнес я. — Выеби меня.

 — Чего? — возмутился он.

 — Посмотри на меня, — я повернулась к стене, уперевшись в нее руками, и выставила попку, прогнув спинку. — Посмотри на нее. Она же тебе так понравилась! Ну

 — Ну. .. — парень опасливо глянул на дверь в душевую. — Нет.

 — Ну пожалуйста! — взмолилась я. — Все спят, никто ничего не узнает. Ну я умоляю тебя!

 — Сосешь? — осведомился Антон.

 — Да! — с радостью воскликнула я, с готовностью кидаясь на колени перед ловеласом.

Конечно, я соврала. Если попку я хоть пальчиками ласкала, то в рот вообще никогда не брала, тем более такой огромный. Но ради того, чтобы получить его в себя, я была готова на многое. Ухватив член Антона за основание, я направила его себе в рот, сразу заглотив головку. Невероятно, как это оказывается классно — делать мужчине минет! Только что вымытый член, тем не менее — солоноватый на вкус, начинал мелко вибрировать при малейшем прикосновении языка к головке. Я начала посасывать его, вращая язычком вокруг головки, и массируя массивные яйца Антона рукой. Старшекурсник издал стон, и, положив руку мне на затылок, надавил на него. Член проскользнул глубже и уперся в глотку. На глаза навернулись слезы, в носу засвербило, воздуха стало не хватать, и я, закашлявшись, отпрянула от него. Жадно хватая ртом воздух, я пыталась отдышаться, изо рта коромыслом свисала слюна, второй конец которой повис на члене, а Антон снова давил на затылок, направляя рукой член мне в рот. Хотя я и пыталась упираться в его бедра, но силы были неравны, и член снова вошел мне в рот, на этот раз почти до половины.

 — Сам напросился, — оскалился парень, продолжая трахать меня в ротик.

Головка то ударялась в небо, то пролетала дальше, почти в самое горло, а я норовилась пристроиться к его ритму, чтобы хотя бы прикоснуться к головке языком. О, кто ни разу не делал минет, тот этого никогда не поймет — какое же это удовольствие — ласкать язычком хорошо смазанную слюной, нежную кожу головки! Постепенно я приноровилась, и даже вошла во вкус! Член во рту уже не беспорядочно трепыхался, а шел именно туда, куда я его направляла! И я почти физически ощущала тот кайф, который испытывал Антон! Наконец, совсем обнаглев, я схватила его за ягодицы, и сама стала трахать свой ротик его членом.

 — Эй, эй! — старшекурсник почти насильно оторвал меня от своего члена. — Вот разошелся-то! Я не собираюсь быстро кончать — еще твою попку попробовать хочу! Что, давно мужика не было?

 — Никогда, — прошептала я, вытерая слюну с губ.

 — Что?

 — Ты у меня первый, — пояснила я.

 — Хера се! — изумился парень. — Ладно, становись рачком, сейчас твою попку распечатаю!

Я с готовностью встала к стене, оперевшись в нее, и выставив попку. Антон подошел сзади, погладил меня по попке, пару раз шлепнул по ней, и приставил палец к моей дырочке. О, как долго я этого ждала! Подавшись назад, я попыталась насадиться на него, но парень успел отдернуть палец.

 — Не торопись, — усмехнулся он, и потянулся за банкой с шампунем.

 — Не надо, — попросила я.

 — Чего не надо?

 — Шампуня не надо — щипать будет, — пояснила я.

 — А как же тогда...

 — Я слюной смажу.

Я запустила пальцы в рот, и, набрав слюны, нанесла ее на дырочку, не забыв размазать и загнать чуть-чуть внутрь.

 — Все, давай.

Антон пристроился сзади, приставил член к моей дырочке, и начал давить. Я еле сдержала крик. Вот тут я поняла свою ошибку — до этого в моей попке было, максимум, два пальчика, а тут такой здоровый хуище! Да он порвет меня! Но возбуждение и несколько месяцев воздержания не давали отступить. Затаив дыхание, максимально расслабившись, я начала тужиться. Постепенно, по миллиметру, член входил в меня, распирая мои внутренности. Боль была адская — словно в меня загоняют телеграфный столб, но, превознемогая ее, я насаживала себя на гигантский член. Еще чуть-чуть, еще немного. Я хотела в себя его без остатка, и упорно шла к своей цели. Внезапно я почувствовала, как лобковые волосы Антона начали колоть мою попку — неужели все! Еще не веря, я потрогала рукой — и в самом деле — его огромный член вошел в меня до основания!

Но стоило Антону чуть пошевелиться — я уже не могла сдержать крик боли, и попыталась соскочить с члена, да не тут-то было. Старшекурсник крепко прижал меня к себе, не давая вылезти члену из моей дырочки.

 — Тихо, тихо, моя девочка, — зашептал он, успокаивающе гладя меня по спине второй рукой. — Сейчас все пройдет. Потерпи моя киска, сейчас я сделаю тебе очень хорошо.

В ответ я смогла только всхлипнуть. Но Антон оказался прав! Прошло несколько минут, и чувство заполненности внутри уже начало доставлять мне удовольствие! Я даже сама начала двигать попкой на его поршне. Поняв, что боль уже прошла, парень поудобнее перехватил меня за бедра, и, медленно-медленно вытащив член, вогнал его обратно до основания. В этот момент во мне что-то коротнуло. Весь мир перестал существовать для меня. Да что там! Все тело перестало существовать! Все чувства и ощущения сосредоточились на одном месте — моей дырочке, где ходил столь прекрасный поршень!

 — Ох, мамочки, — простонала я.

И еще раз!

 — О, Боже!

Антон еще резче выдернул член, и с силой вогнал его обратно, с силой припечатав свои бедра к моим ягодицам.

 — Ох, как хорошо! Да мой милый, мой родной, мой хороший, еби меня! — простонала я.

И он заработал, как отбойный молоток. Я уже не сдерживаясь пищала от удовольствия, подмахивая попкой. Удивительно, сколько лет я лишала себя такого удовольствия — быть оттраханной настоящим мужским членом! Внезапно член выскочил из меня, но не вернулся обратно.

 — Ну! — взмолилась я. — Не останавливайся!

 — Развернись, — потребовал Антон.

Я выполнила его команду. Парень, взяв меня за попку, поднял в воздух. Поняв, чего он хочет, я обвила его торс ногами, и направила член в свою уже порядком растраханную дырку, и обняла за шею.

 — Все, готово...

Широко расставив полусогнутые ноги, ловелас начал трахать меня на весу. Он поднимал меня и с силой опускал на член, и с каждым ударов внутри меня рос шар, сотканный из одного только удовольствия. От моих криков, наверно, проснулась не только наша, но и соседняя общага. Впившись в губы парня, я засосала в себя его язык.

И вот шар взорвался! В глаза потемнело. Я, впившись ногтями в спину Антона, протяжно застонала. Такого кайфа, такого удовольствия я еще не испытывала! Силы покинули меня, тело била крупная дрожь. Парень еще пару раз подкинул меня, словно тряпичную куклу, вколотив член в мою попку, и замер.

 — Боже мой, что это было! — простонала я. — Антоша, милый, я хочу еще!

 — Тихо, — цыкнул он. — Кончаю.

И правда. Я почувствовала, как его член пульсирует во мне, заполняя попку горячей спермой.

 — Фух, — выдохнул старшекурсник, садясь вместе со мной на пол. — Никогда еще так не кончал.

 — Я еще хочу, — произнесла я.

 — Да ты издеваешься, что ли? — возмутился он. — У меня в яйцах ни капли спермы не осталось! Слезай!

 — Нет, не отпущу! — закапризничала я.

 — Слезай, сказал!

 — Нет! — я еще крепче обняла его.

Ну не хотелось мне выпускать из себя его член, к которому уже успела привыкнуть, что тут поделать?

 — Вот же... — он с силой расцепил мои руки, заломил за спину, и так же расцепил мои ноги. — Я девок от себя так не отрывал!

Теперь я, с заломленными за спину руками, сидела на его бедрах.

 — Знаешь, — протянул он. — У меня в жизни не было такого обалденного траха! Я не против повторить!

 — И я!

 — У меня на следующей неделе сосед на выходные уезжает — приходи ко мне в пятницу, — предложил парень.

 — С удовольствием!

 — И это... извини меня, что я тебя пидором назвал.

 — А кто же я тогда? — заинтересовалась я.

 — Теперь ты — девочка, — ответил Антон, чмокнув меня в губки.

Ожидайте вторую часть!

Проголосовать рублем Вы можете на Яндекс-Деньги 410011335919229 Буду крайне признательна!