Теперь ты — девочка. Часть 6 / Рассказы и видео о лесбиянках онлайн бесплатно!

Теперь ты — девочка. Часть 6

Перед Новым Годом Антон поступил совершенно по-мужски. То есть, как скотина — досрочно сдав сессию, он укатил домой до самого начала следующего семестра. И, если по части сексуальных утех, я обходилась Катиной помощью, то с планами на сам Новый Год вышла полная лажа. Ведь я надеялась провести праздник со своим любимым, а потому отвергла все прочие предложения. Даже сестренка — и та уезжала загород к подругам. Так что получалось, что я остаюсь совершенно одна!

 — Думаешь, что на Новый Год делать? — поинтересовалась у меня Катя, которая всегда удивляла меня своей способностью умением периодически читать мои мысли.

 — Ну да, — кивнула я. — Как догадалась?

 — На то я и твоя любимая сестренка! — рассмеялась девушка, шутливо щелкнув меня по носику. — Хочешь — поехали с нами?

 — Куда?

 — К Кристинке на дачу. Посидим скромной компанией — я, ты, Кристинка и Аленка.

 — Без парней? — удивилась я.

 — Без парней, — подтвердила сестренка. — А что такого? Тебе обязательно чей-нибудь член нужен?

 — Вовсе нет, — покраснела я. — Я согласна.

Днем тридцать первого числа Кристина, как единственная обладательница автомобиля из всей нашей компании, начала собирать гостей по городу. Когда она приехала за нами, с ней в машине уже сидела Алена — скромная на вид белокурая девочка, но если хотя бы половина рассказанных Катей историй про нее правда — то на деле Аленка — блядешка, похлеще меня! У темноволосой Кристины вообще все было на лбу написано — что за хлеб она берется двумя пальцами, а за член — двумя руками.

Мы погрузились в красненькую машинку девушки (нет, как парень я понимал, что это HondaAccord, но как девочка я знала лишь то, что она красненькая, и ничего больше), и понеслись на дачу по украшенному новогодними гирляндами городу.

Кристина распихивала других участников движения, словно управляла, по меньшей мере, самосвалом, а не маленьким седанчиком, и при этом умудрялась комментировать прохожих:

 — Ой, девчонки! Вот бестолочь! Как можно такие шапки носить?

 — Нет ну ты посмотри, вот дура-то, а! Я бы с такой шубкой в жизни бы такую сумку не одела бы!

 — А такие кривые ноги одела бы? — съехидничала сидящая рядом с подругой Аленка.

 — Пошла ты! — буркнула Кристина, и тут же добавила: — такую юбку с такими кривыми ногами точно бы не одела!

Вот так весело мы выехали за город, прокатились еще чуть-чуть, и девушка свернула в котеджный поселок. Нифига не простой коттеджный поселок — у ворот здесь стояли шикарные автомобили, а далеко за непроницаемыми для взгляда высокими заборами возвышались самые настоящие дворцы.

Кристина подрулила к одному из таких дворцов, и, пикнув пультом, открыла ворота. Машина заехала в очищенный от снега двор, очень немногим уступающий нашему. Но наш-то двор был на всю девятиэтажку, а здесь — всего для одного дома! Правда, какого! Шириной с полтора подъезда обычных городских домов, и высотой в три этажа, еще и с мансардой! И, судя по высоте окон, потолки в этом доме были не меньше трех с половиной метров!

 — Ну вот мы, девочки, и приехали, — озвучила хозяйка очевидный факт.

Забрав из багажника сумки, мы прошли в дом. И здесь царили чистота и порядок. Стол стоял уже накрытый, а в углу мерцала, переливаясь огнями гирлянд, елка. И что-то мне подсказывало, что этот марафет навела явно не Кристина, и не два лабрадора, дремавших у камина.

 — Тут будет еще кто-то кроме нас? — обеспокоенно спросила я Катю.

Но дочка миллионера услышала мой вопрос, и ответила за сестренку:

 — Тут живут старые муж с женой, но сегодня у них выходной. До третьего числа мы одни-одинешеньки!

Я поспешила спрятать улыбку. Наверно, эти пожилые муж с женой ждут выходных с ужасом, и ждут не дождутся возвращения на работу!

Псы, почуяв гостей, подняли головы.

 — Тайсон, Фрейзер, фу! Свои, — цыкнула на них Кристина. — Не бойтесь, они смирные. Проходите, располагайтесь.

Предупреждение, похоже, относилось к нам с Катей. Аленка же, судя по всему, была здесь частой гостьей, ибо как хозяйским жестом достала из-под тумбочки в коридоре тапочки, две пары протянула нам, а одни надела сама.

Изнутри дом был еще более впечатляющим, чем снаружи — мебель из дуба и красного дерева, дорогие ковры, шкуры на стенах. Особое место занимал стеллаж с боксерскими наградами. Интересно, чем же занимается отец Кристины?

Поскольку делать было нечего — к празднованию все было готово, а до самого празднования оставался еще вагон времени, то мы, взяв пару бутылок вина и колоду карт, решили проводить уходящий год, устроившись на ковре перед камином.

 — Ну, девочки, — щелкнула картами Кристина, осушив бокал вина. — Давайте сыграем?

 — Во что? — спросила Катя.

 — Да хотя бы в дурака, чтобы не грузиться, — предложила хозяйка.

 — Просто так играть не интересно, давайте на раздевание! — поддержала ее Аленка.

Я боялась давать согласие — ведь если я проиграюсь, девушки увидят, что я вовсе не девушка. Но сестренка решила за нас обоих, приняв предложение. Настолько захмелеть с одного фужера она точно не могла, значит что-то задумала. И, скорее всего, нечто совершенно развратное — ничего другого в отношении меня ей в последнее время в голову не приходило.

Первую партию слила Аленка, и сняла джинсы, оставшись в колготках. Я заметила, что блондинка носила их на голое тело — без трусиков, и нейлон, раздвинув ее половые губки, прижал их к лобку в открытом состоянии. Вторую партию слила Катя, и, приподняв попку, сняла из-под юбки трусики. После третьей парии пришлось раздеваться мне, и я хотела отделаться одним чулочком, но девушки запротестовали, настояв на том, что чулки, носочки и так далее идут за один предмет, а тапочки вообще не считаются. Учитывая, что к этому времени опустела уже и вторая бутылка — спорить с ними было бесполезно, да и не было особого желания, и я подчинилась.

Зато следующие несколько раз проигралась Кристинка, оставшись в результате в одних только трусиках. Я невольно залюбовалась ее фигурой — подтянутая, загорелая, с безупречными стройными ногами и огромными полушариями грудей с торчащими крупными сосками. И, завистливо вздохнув, непроизвольно посмотрела вниз — на свою грудь, где, если бы не лифчик, не было бы даже холмиков.

 — Не переживай, — пьяно рассмеялась хозяйка. — Я тоже до восемнадцати лет как доска была, а потом как вымахали!

 — Хорош заливать! — отмахнулась моя сестренка. — Скажи уж прямо — папа сделал подарок. У нее папа — пластический хирург, — пояснила она для меня.

 — А мне вот всегда было интересно — где у тебя затычка? — продолжала язвить Аленка.

 — Какая затычка? — не поняла Кристина.

 — Ну которую из тебя надо вынуть, чтобы сиськи сдулись! — пояснила блондинка.

Вместо ответа хозяйка, схватив подругу за кофточку, привлекла к себе, и засосала ее губы. Усыпив таким образом бдительность, она набрала полную грудь воздуха, и выдула его девушке в рот. Щеки Алены, не ожидавшей подвоха, надулись, как воздушный шарик, и раздался смешной звук.

 — Сейчас сама тебя так надую — толще нашего препода по философии будешь! — расхохоталась брюнетка, довольная своей проделкой.

Принесли еще бутылку вина, и игра продолжилась. И в этот раз проиграла хозяйка. Скорчив недовольную гримаску, она сняла последний предмет одежды — трусики, которые были столь малы, что и находясь на ней ничего не скрывали.

 — Давайте дальше! — настаивала Кристина.

 — Тебе уже и снимать нечего! — заметила я.

 — Тогда если проиграю — выполню по одному вашему желанию! — нашлась брюнетка.

Это предложение всем понравилось, и игра продолжилась. Теперь проиграли по очереди — я, сняв юбочку и сев, поджав под себя ножки, чтобы скрыть бугорок на своих трусиках, Аленка, расставшаяся с кофточкой, и Катя, снявшая юбочку, и оставшаяся в чулочках и блузке.

В следующей партии, наконец, не повезло Кристинке. Раздосадовано бросив карты так, что они вихрем разлетелись по зале, но в ее глазах играли шальные искорки, что несложно было догадаться, что девушке это нравится.

 — Ну ладно, — протянула она. — Повелевайте!

Первой высказалась блондинка:

 — Засунь в себя свечку! — потребовала она.

Подруга взяла со стола свечку средней толщины, и длины сантиметров 20—25, и, сверкнув улыбкой, ввела ее себе во влагалище.

 — Засунь себе в попку вторую свечку! — высказала я свое желание.

Брюнетка взяла со стола вторую свечку, и с сомнением взвесила ее в руке.

 — Толстая, — покачала она головой. — Без смазки не влезет.

Я аж зарделась от гордости. В мою попку такая свечка влезет без проблем! Да что там — такая? Страпон сестренки раза в два толще!

 — Так давай я смажу, — предложила я, надавив на спинку девушке.

Она с готовностью прогнулась, уперевшись руками в стол, и выставив попку. Перед моими глазами предстали два совершенно потрясающих полушария — даже у меня, с ежедневной гимнастикой, попка не была столь чудесной! Как пить дать — и здесь не обошлось без вмешательства ее отца!

Дырочка брюнетки оказалась далеко не девственной. Раздвинув руками половинки, я прикоснулась к ней язычком. По телу Кристины прошла дрожь, и она еще больше выставила попку. Проведя несколько раз по колечку ануса, я просунула кончик язычка внутрь.

 — Да, Сашенька, — простонала девушка, протянув руку назад и взяв меня за затылок. — Смажь меня... приготовь мою попочку.

Язычок прошел в Кристинку, и я начала вращать им, раздвигая и смазывая попку. Хозяйка выпустила мой затылок, и, взяв себя за половинки, так сильно развела их в стороны, что кожа между ними натянулась, а мой язычок провалился глубоко внутрь. Поняв, что девушка уже готова, я взяла свечку, и, приставив ее к анусу брюнетки, принялась потихоньку давить на нее, протискивая вглубь. Сперва нехотя, импровизированный самотык преодолел колечко ректума, и провалился почти до самого конца.

Взвизгнув, девушка затряслась, и с громкими стонами начала кончать. Попка и вагина стали сокращаться, отчего оставшиеся торчать концы свечек заходили ходуном. С чувством выполненного долга, я вернулась на место, и посмотрела на двух оставшихся картежниц. Сестренка, широко расставив ноги, терла свою пизденку, Аленка, запустив руку под колготки, занималась тем же самым.

 — Криста... — позвала хозяйку Катя. — Криста! Кристинка, твою мать!

 — Чего? — подняла голову брюнетка.

 — А как же мое желание?

 — Дырка у меня осталась только одна, — усмехнулась девушка. — Ну, говори, чего хочешь.

 — Отлижи мне!

Не веря своим ушам, я перевела взгляд на сестренку. Но та, похоже, не шутила. Аленка же сохраняла полную невозмутимость, лишь пересела поудобнее, чтобы наблюдать за лесбийским сексом. Кажется, такие развлечения были для моих новых знакомых обычным делом!

Придерживая руками свечки, чтобы они не выпали, Кристина подползла к Кате, и припала к ее киске. Сестренка томно вздохнула, и, намотав волосы подруги на кулак, стала управлять ее движениями.

Собаки у камина забеспокоились, подняв головы. Еще бы! Даже я почувствовала запах женских выделений, а уж им природой велено!

Запустив руку себе под блузку, Катя, шумно дыша, начала массировать свои сисечки. Блондинка, потеряв остатки самообладания, подползла к подруге, и, вынув свечку из ее попки, запустила язычок в анус хозяйки дома. Рукой перехватив вторую свечку, она принялась долбить киску Кристины. Теперь в этой карусели не хватало лишь меня. Грех было не присоединиться!

Приспустив колготки с попки Алены, я накрыла губами ее пизденку, ввинтив язычок глубоко внутрь, и бешено закрутила им. Девушка, нащупав мою руку, выставила один пальчик, и приставила его к своей попке. Поняв, что от меня требуется, я начала массировать ее анус, осторожно проникая внутрь, и, почувствовав, что дырочка уже готова, с силой воткнула его в блондинку.

На это движение отреагировал весь паровозик — Аленка, взвизгнув, прогнулась, и заработала с утроенной силой над дырочками Кристины. Та в свою очередь, стиснув Катины бедра, пискнула и еще глубже зарылась языком в киску моей сестренки. Последняя в нашей цепочке громко застонала и прогнулась, кончая. Следом, прижав голову блондинки к своей божественной заднице, как недавно прижимала мою, начала кончать хозяйка дома. Аленка тоже затряслась в экстазе, елозя своими большими губами по моим губкам, носику и лицу.

Девушки, обессиленные, повалились на пол. Теперь неудовлетворенной осталась только я! Какая чудовищная несправедливость! Членик, налившийся кровью, натянул трусики, как парус. Сейчас бы мужика!

 — Да, Катя... — протяжно произнесла блондинка. — Твоя сестренка — прирожденная пиздолизка!

 — Ах ты, моя хорошая, — перевернулась ко мне Кристина. — Ты же не кончила! Давай теперь я сделаю тебе хорошо!

 — Не надо! — засопротивлялась я.

 — Надо-надо! — уверенно заявила Аленка, за ногу притягивая меня к себе.

Что-то сейчас будет, когда они снимут с меня трусики, и обнаружат там совсем не то, что ожидали увидеть! Я бросила взгляд на сестренку в поисках спасения, но та, сложив по-турецки ноги, с любопытством наблюдала за нашей свалкой. Похоже, ей просто была интересна реакция подруг!

Тем временем хозяйка дома добралась до моих трусиков, и дернула их. Ткань с треском порвалась, а мой исстрадавшийся членик, получив свободу, звонко шлепнул по животику. Девушки замерли. В зале повисла звенящая тишина.

 — У нее хуй, — неожиданно спокойно произнесла брюнетка.

 — Сука, ты Катя! — взбесилась Аленка. — Такую красоту от нас скрывала! Криста, держи ее, сейчас я всласть наебусь!

Хозяйка дома, задрав мои руки вверх, прижала коленями запястья к полу, уперлась руками в мою грудь, и с силой придавила ее тоже. Мне оставалось болтать ногами, но и их, повернувшись спиной ко мне, перехватила вторая насильница, и, нависнув своей попкой над моим члеником, пыталась поймать его своим влагалищем.

 — Катя, блядь! — не стерпела блондинка. — Помоги!

Сестренка с готовностью подскочила, взяла мой членик, и ввела его в Аленку.

 — В жопу зачем? — возмутилась она. — Я в киску хотела!

 — Ну уж извини... — развела руками Катя. — Куда попала.

 — Да и ладно, — смирилась насильница.

Покрутив попкой, она до конца опустилась на мой членик, и начала сношать меня. Но не так, как это было у меня с Катей — вверх-вниз, или как я отдавалась ей или Антону — нет! Плотно прижавшись ко мне, она принялась медленно вращать попкой так, что мой членик двигался в ней по кругу, прикасаясь к ее кишечнику разными частями. Мне это даже начало нравится... да и куда деваться было? Смирившись, я потянулась губами за крупным, как вишня, соском Кристины, и засосала его.

 — Ох, какая умничка! — похвалила меня девушка, ослабевая хватку.

Аленка уже тоже не держала меня, а, все ускоряясь, крутила попкой, натирая одной рукой свою пизденку, а второй сжимая мои яички.

 — Ты потише! — предостерегла подругу брюнетка. — А то сейчас она кончит, и что мне делать?

 — Не парся, ее кончит, — успокоила ее Катя. — Она кончает только если ее в попку трахать.

 — Какая замечательная у тебя сестренка! — удивились насильница. — Просто идеальный парень!

Блондинка, бешено завертев попкой со скоростью пропеллера, наконец, остановилась, вся сжалась, и начала кончать, повалившись на меня и больно сжав яички.

 — Все, сваливай, — спихнула ее хозяйка дома. — Моя очередь. Тебя держать? — уточнила она у меня.

 — Я сама, — ответила я.

 — Хорошо, что сама, — улыбнулась Кристина, садясь на мой членик.

Устроившись на нем, насильница наклонилась вперед, прислонив сосок к моим губкам.

 — Пососи, сделай девушке приятно...

Я подчинилась. Шумно вздохнув, брюнетка начала бешеную скачку, вколачивая меня ковер с каждым ударом. Я же старательно обсасывала ее сосочки и сжимала ее восхитительную попку, надеясь, что скоро и сама смогу получить удовольствие.

 — Потерпи, — наклонилась ко мне Катя. — Обещаю — после этого сделаю тебе очень-очень хорошо. Кстати, вставь палец ей в задницу, если хочешь, чтобы быстрее кончила.

Да, лесбийские игрища явно были у этого трио не впервой! Послушав совета сестры, я вставила пальчик в анус Кристинки. Она продолжила скачку с утроенным рвением, да и я, почувствовав члеником через стенку влагалища свой пальчик в ее прямой кишке, тоже начала получать удовольствие.

 — О, да, сучка! — заверещала насильница, и задрожала в оргазме, царапая когтями ковер. — Да, да, да моя хорошая... — приговаривала она, целуя меня в лицо — лоб, глаза, щеки — куда попадали губы.

Отдышавшись, брюнетка, покачиваясь, встала с меня, добрела до бутылки с вином, и сделала несколько больших глотков прямо из горла. Напиток пролился, и потек по ее телу, оставляя розовые дорожки.

 — Катя, ты будешь? — осведомилась Аленка.

 — Нет, я обещала, что дам ей кончить, — ответила сестренка. — Хватить над Сашенькой издеваться, пора и ей удовольствие доставить.

 — Сейчас доставим! — заверила хозяйка дома. — Говоришь, кончает, только если в попку трахают? Иди сюда, Сашенька, я сейчас тебе так хорошо сделаю, как никто!

Я подошла к Кристине. Девушка стянула с меня кофточку, и жестом показала упереться руками в стол, что я и сделала, выпятив попку. Неужели, я дождалась? Неужели, сейчас мне дадут кончить?

Брюнетка провела языком по моему ушку, слегка прикусила мочку, сжала зубами загривок, а после полила мою спинку вином, и принялась слизывать его с меня! Я мелко задрожала, по всему телу побежали мурашки. Оказывается, она может быть очень даже нежной!

 — А вы, кобылы, чего там встали? — прикрикнула хозяйка на своих подруг. — Девочка вам удовольствие доставила — отплатите ей тем же!

Аленка с готовностью подбежала, опустилась на колени, и взяла мой членик в ротик. Поглаживая яички, и перекатывая их между пальцами, она вылизывала по кругу мою головку. Катя занялась моими сосочками, вылизывая и покусывая каждый по очереди, и поглаживая мою грудку. Кристинка, не прекращая вылизывать мою спинку, начала массировать мою попку. Постанывая, я балдела под опытными руками и языками моих подруг.

Брюнетка смочила язычком вход в мою попку, и начала вводить в нее что-то упругое, но вместе с тем невероятно нежное, чего в моей попке еще никогда не было. Обернувшись, я поняла, что девушка трахает мою дырочку своим крупным сосочком!

 — О, как хорошо, — простонала я.

Невыразимое, неописуемое, ни с чем не сравнимое удовольствие, когда ласкают одновременно каждый уголок моего тела, а в попке орудует такой нежнейший сосочек! Я просто улетела, не чувствуя ни пространства, ни времени... Если бы весь мир начал взрываться — мне было бы абсолютно все равно до тех пор, пока эти шесть рук, три языка, и один сосочек ласкают меня. Кристинкина сисечка, раздвигая мою попочку, продвигалась все глубже, а ее сосок вибрировал глубоко внутри меня, затрагивая невидимые струны, приближая меня к оргазму с каждой секундой.

И вот, завизжав, я стала кончать в ротик Алены. Накопившаяся за день сперма лилась и лилась, заполняя развратный ротик блондинки. Хозяйка, отпихнув руку подруги, с силой сжала мои яички, отчего оргазм нахлынул с новой силой, а разум мой помутился...

Свалившись на пол, я забилась в истерике, забрызгивая комнату своей спермой. Я извивалась, выгибалась, корчилась в сладких муках. Такого сильного и долгого оргазма у меня еще никогда не было — казалось, он никогда и не кончится! Яички были уже пусты, а членик все сжимался и сжимался, хотя и не выстреливал больше на капли...

Наверно я потеряла сознание, потому как когда пришла в себя, первое, что увидела — было изумленное Катино лицо.

 — Ну ты, сестренка, даешь... — протянула она.

Кристина, собрав пальцем мою сперму с Алениной груди, отправила его себе в рот, и, обсосав, заметила:

 — Вкусняшка!

 — Я думаю, до Нового Года, еще пару часиков успеем поспать, — заметила блондинка.

Чьи-то руки подхватили меня, перенесли на диван... еще чьи-то руки обняли меня, с двух боков ко мне прижались упругие груди и бедра... а через мгновение я провалилась в сон.

Кто хочет пообщаться — пишите на