Теперь ты — девочка. Часть 5

 — А ты молодец, — поздравила меня Катя, как только мы зашли в квартиру из клуба. — Виталик с Валерой ничего даже не заподозрили!

Поскольку ребята довезли нас до дома на своей машине, сестренка только стерла часть спермы с лица, а на волосах так и остались засохшие капли. Блузку она и не потрудилась застегнуть — лишь завязала ее узлом на талии. И вся сияла, как новый рубль, выглядев до противного довольной.

 — А ты — стерва! — надула я губки.

 — Это еще почему? — насупилась девушка.

 — Такой член у Виталика... — мечтательно протянула я. — Я тоже хочу его в себя!

 — Глупенькая! — Катя притянула меня к себе и чмокнула в губки. — У тебя будет еще миллион членов!

Но я ее не слушала. Почувствовав привкус спермы у нее во рту, я жадно засосала губы сестренки, и завертела язычком у нее в ротике, стараясь собрать до последней капли жидкость, выплеснувшуюся из невероятно громадного члена. Охнув, моя наставница сперва попыталась отстраниться, но почти сразу сдалась, и сама прижалась ко мне, обняв одной рукой за плечи, а другой — за попку.

 — Пошли скорее, — промурлыкала сестренка, потащив меня за собой.

Оказавшись в ее комнате, девушка скинула с себя блузку, стянула джинсы вместе с трусиками, села на кровать, и поманила пальчиком.

 — А можно твои сиси потрогать? — нерешительно спросила я.

 — Конечно, можно! — рассмеялась Катя, выпятив вперед грудь.

Я протянула руку, и прикоснулась к ее восхитительной дыньке. Сначала — неуверенно. Но от груди девушки по моим пальцам пробежала такая нега, а сама грудь была столь потрясающе упругой, горячей, и нежной на ощупь, что я не сдержалась, и стиснула обе сисички обеими руками.

Сестренка томно простонала, и откинулась на кровать, увлекая меня за собой. Я оказалась сверху, зажатая ее бедрами. Тесные трусики уже не могли сдержать давление моего членика, и он выпрыгнул из своей темницы, натянув юбочку. Ведомая каким-то инстинктом, я потянулась губками к ее сосочку, и засосала его.

 — Ох, Сашенька... — протянула Катя.

Обняв меня ногами, она схватила меня за членик, и тот вошел в ее кипящую соками пизденку.

 — Давай, моя милая, трахай меня, — попросила она.

 — Я не хочу! — запротестовала я. — Мне это не нравится!

И попыталась вырваться. Но девушка меня не слушала... с каким-то совершенно нечеловеческим ревом, и с такой силой, что я удивилась — откуда в таком хрупком создании ее взялось столько, схватила меня за попку, и начала трахать себя мною. Я подпрыгивала на сестренке, словно безвольная тряпичная кукла, не в силах сопротивляться.

 — Кончи... кончи... кончи в меня, — запричитала моя насильница.

 — Я... н... не... могу... — клацая зубами на подскоках, ответила я.

 — Ну ладно...

На мгновение выпустив мою попку, но продолжая держать меня ногами, фурия обслюнявила пальчики обеих рук, и засадила в мою дырочку по два пальца каждой, растягивая ее.

 — Ох, да... — выдохнула я. — Теперь хорошо...

Теперь и в самом деле было хорошо — девушка, держа меня за попку, трахала и мою дырочку, и свою пизденку моим члеником. В попке начало разгораться пламя, но появилось еще одно, незнакомое чувство — жар в самом членике. Я понимала, что я сейчас кончу, но привыкла кончать от чувства огненного шара, взорвавшегося внутри, от струи энегрии, наполняющий яички, и словно шилом пронзающей членик, но никак не от этого жара.

Взвыв, сестренка вжала меня в себя, стиснула мои бока бедрами так, что затрещали кости, и затряслась в оргазме. Я тоже почувствовала, как в членике что-то взорвалось, и он запульсировал, выталкивая сперму.

Катя, тяжело дыша, выпустила меня из объятий, и просто балдела, лежа на кровати. Я лежала на ней, и ждала еще чего-то. Но более ничего не происходило... и это — все? Весь смысл секса с девушкой — просто спустить в нее сперму, не получив даже близко того удовольствия, какое я получаю от члена в попке? Какое убожество!

 — Ну как? — осведомилась насильница, отдышавшись.

 — Никак, — разочарованно буркнула я, переворачиваясь на спинку. — Не хочу больше никого трахать. Только чтобы меня.

 — Неужели, совсем-совсем не понравилось? — удивилась сестренка.

 — С тем, когда меня трахают — даже и не сравнить, — призналась я.

 — Хочешь в попку? — загадочно улыбнувшись, спросила Катя.

 — Ты снова оттрахешь меня вибратором? — засияла я.

 — Лучше!

Девушка спрыгнула с кровати, и подошла к шкафу. Покопавшись в нем, она извлекла кожаные ремни, с торчащим огромным резиновым членом. С обратной стороны виднелись еще два отростка поменьше — чтобы и она могла получать удовольствие. Страпон!

 — Собиралась подарить его тебе на новый год, на раз уж так получилось... давай сюда свою попку!

Звякнув застежками, сестренка одела на себя страпон. Размер фаллоса впечатлял — он свисал почти до Катиного колена, и лишь немногим уступал члену Виталика! Я с готовностью встала на четвереньки, задрав юбочку и выпятив попку.

 — Ну уж нет! — рассмеялась девушка. — Ты сегодня стала девочкой, так что и трахать тебя я буду, как девочку. Ложись на спину, и раздвинь ножки.

Я сделала, как она приказала. Выдавив на пальчики анальной смазки, насильница густо смазала мою дырочку, проникая внутрь, а затем — и сам самотык. Меня уже всю трясло от возбуждения.

 — Вставляй уже! — взмолилась я.

Катя приставила головку к моей попке, и, закинув мои ножки в чулочках себе на плечи, начала натягивать меня, держа за бедра. Страпон, раздвигая стенки кишечника, уверенно двигался вглубь, доставляя мне внеземное удовольствие! Я чувствовала себя заполненной до предела, но он все продолжал двигаться, и казался бесконечным. Он пару раз останавливался, натыкаясь во что-то внутри меня, но героически преодолевал преграду, и продолжал вторжение в мои трепещущие внутренности.

 — С ума сойти! — восхитилась девушка, остановившись. — Я и не думала, что он весь в тебя войдет.

Сама, еще не веря в это, я опустила руку вниз, и нащупала лишь кожаные трусики, упершиеся в мою попку. Какой же это балдеж! Даже не скакать на члене, а всего лишь ощущать его внутри себя! Сестренка нависла надо мной, перехватив меня за плечи, и сделала осторожное движение попкой.

 — Ох! — пискнула я.

 — Больно? — забеспокоилась она.

 — Нет, что ты! Наоборот — очень хорошо.

Насильница сделала еще несколько движений, с каждым разом вынимая член все дальше, и вставляя все глубже. Ее груди колыхались прямо перед моим лицом, и я придержав их руками, принялась облизывать сосочки девушки — сперва один, потом другой. И снова — один, другой. И, наконец, сведя грудки вместе, я умудрилась засунуть в свой ротик оба сосочка своей любимой сестренки.

 — О, Сашенька, да! — всхлипнула она. — Продолжай, соси их, не останавливайся.

И начала остервенело таранить мою попку страпоном. Кровать под нами жалобно скрипела и готова была развалиться на части. Катины груди постоянно вылетали из моего ротика, и я, в очередной раз вернув их на место, зажала их зубками, чтобы не выпадали. Простонав, девушка превратилась в настоящего секс-терминатора. С совершенной звериной дикостью, какой-то первобытной яростью, сестренка долбила мою попку.

И вот, наконец-то, я ощутила приближение столь знакомого и желанного чувства... по телу разливались микрочаститы наслаждения, собирающиеся в один большой ком. Еще несколько ударов, и стеклянный шар раскололся, заставив меня биться в судорогах, поливая спермой из моего членика. Да! Вот оно! Как хорошо! Теперь уже я сжимала бедрами девушку так, что трещали ее и мои кости.

 — Понравилась? — улыбнувшись, спросила она.

 — Да! Просто супер! — простонала я. — Вот это и был настоящий секс! Катя, я люблю тебя!

 — И я тоже люблю тебя, сестренка!

Кто хочет пообщаться — пишите на