Теперь ты — девочка. Часть 4 / Рассказы и видео о лесбиянках онлайн бесплатно!

Теперь ты — девочка. Часть 4

Выполнять свою часть договоренности Катя начала уже на следующий день, правда, пока лишь в части приводить парней, про которых я ничего не должна рассказывать родителям. Полночи я не могла уснуть, вслушиваясь в стук спинки кровати об стену и ее сладостные всхлипы, но всего сутки спустя отомстила сестренке с Антоном — устроила такой концерт, что, наверно, в соседнем квартале закурили после нашего секса.

Теперь дома я всегда ходила в женском белье, чаще всего — в коротенькой полупрозрачной ночнушке, из-под которой торчала головка моего членика, и мне это казалось безумно эротичным! Сам Антон поначалу вел себя достаточно скованно в Катином присутствии, но очень скоро перестал стесняться ее, и даже в присутствии девушки мог запросто подойти ко мне сзади, нежно обнять, поцеловать в шейку и шлепнуть по попке. А стоило Кате выйти из комнаты — то и вовсе отодвинуть в сторону полоску трусиков, или приспустить их до колен, и отжарить меня в мою дырочку.

Я же чувствовала себя, словно в раю! Какое же это счастье — быть собой, и не скрывать этого ни от кого, хотя бы дома! Конечно, хотелось быть девочкой всегда — и на улице, и в магазине, и в институте, но я еще слишком боялась быть непонятой

В один день я решила напомнить Кате про ее обещание.

 — Ты точно уверен, что хочешь стать женщиной? — уточнила она.

 — Конечно, — заверила ее я.

 — Хорошо, — кивнула сестренка. — Тогда вот тебе первый урок: настоящая женщина должна сделать в жизни пять вещей — переспать с негром и попробовать групповой секс.

 — Подожди! — возмутилась я. — Но ведь с негром и групповуха — это всего две вещи!

 — Ну да, — согласилась Катя. — Анальный секс у тебя уже был, лесбийский — тоже. Можно сказать, что и с братом у тебя тоже секс уже был. Осталось только две!

И с этого дня начался настоящий ад! Вот уж не думала, что быть женщиной на самом деле так тяжело, ведь пока для меня это означало лишь бесконечное удовольствие от секса со своим мужчиной, его поцелуи и ласки... а тут оказалось, что ходить на каблуках и краситься каждое утро — это просто семечки!

 — Ну как ты ходишь? — наставляла меня девушка. — Как орангутанг, того и гляди все косяки плечами снесешь! Ножкой, от бедра... да не виляй ты задницей, как последняя шлюха! И спину прямо держи!

Или:

 — Ой, Господи! И как ты сидишь? Еще яйца почеши! Ноги вместе сдвинь!

Но чаще всего:

 — Зачем ты нагибаешься? Ждешь, что тебя кто-нибудь в задницу отдуплит? Присядь, и подними!

Каждый вечер после таких занятий я была совершенно высушена, и просто падала в кровать, поднимая попку, чтобы Антон поскорее меня оттрахал, и как можно быстрее уснуть. Но вместе с тем менялось и отношение моего мужчины ко мне — теперь он мог по часу просто гладить мою спинку, попку, ножки, наслаждаясь нежностью и бархатистостью моей кожи, которые ей придавали крема из арсенала моей учительницы, доставляя тем самым и мне внеземное удовольствие. Чаще всего я просто вытягивалась в струнку, и мурлыкала, как котенок, прогнув спинку.

За несколько дней до Нового Года Катя, выдав очередной поток поучений, сказала:

 — Ну, теперь, Сашенька, ты готова к экзамену!

 — К какому экзамену? — не поняла я.

 — Завтра мы с тобой идем в клуб, и ты будешь девочкой. Ну, по крайней мере, будешь одета, как девочка, а будешь ли ты ей — зависит только от тебя.

 — А если у меня не получится? — испугалась я.

 — Не парься, — отмахнулась сестренка. — В худшем случае тебя отпиздят хорошенько.

 — Нормальная такая перспектива, — закашлялась я от удивления.

На следующий день мы с обеда начали подготовку к вечеру. Я надела высокие сапоги на шпильке, чулочки в крупную сеточку, трусики-танго, которые приятно врезались в попочку и прижимали членик, коротенькую юбочку, лифчик и вязаную кофточку, которые должны были создать иллюзию груди хотя бы первого размера. Картину довершал бордовый лак на ногтях и вызывающий макияж. Вдобавок сестренка сделала мне совершенно потрясающую прическу, а предательски торчащий кадык закрыла колье из маленьких бусинок.

Сама же Катя облачилась в мокасины, облегающие джинсы, и белую сорочку без лифчика, оставив расстегнутыми две верхних пуговицы. При этом ее груди волнующе колыхались при каждом шаге, а сосочки выпирали через тонкую ткань. О, как я завидовала ей, и как хотела иметь такую же большую грудь! Макияж моей сестренки ничуть не уступал по развратности моему, к тому же она подняла волосы высоко вверх, собрав их в хвостик, и обнажив ее прекрасную шейку.

Когда мы были готовы спуститься к ожидающему нас такси, так некстати пришел Антон.

 — Хера се! — изумился он. — И куда намылились две такие сучки?

 — В клуб. А ты намылился домой, — отрезала девушка.

 — Но

 — Никаких «но»! — решительно заявила Катя. — Завтра ты или получишь совершенно настоящую девочку, или котлету. А сейчас катись в свою общагу.

 — Какую еще котлету? — разъярился старшекурсник. — Да я за свою Сашеньку кого угодно порву!

 — Обязательно, порватель ты наш, — усмехнулась сестренка. — Но завтра. А сейчас брысь отседова.

Те несколько метров, что я шла от квартиры до лифта, а потом втрое больше от лифта до машины, показались мне самыми длинными в жизни. Ведь я впервые вышла из квартиры, одетой как девочка! Дома, среди близких людей, я чувствовала себя такой защищенной, а здесь... здесь была попросту обнаженной!

Было ощущение, что парень, выгуливавший собаку, и ошалело выпучивший на нас глаза, догадывается, что я не совсем девочка, а уж таксист совершенно точно знает, что я — парень в женском белье.

 — Не нервничай, — принялась успокаивать меня Катя, взяв мою потную ладошку в свою. — Все отлично.

Уже в пути, пока автомобиль мчался по ночному городу, сестренка давала мне последние наставления:

 — ... и держи себя в руках — не прыгай на каждый попавшийся член. Твоя задача — снять парня, в крайнем случае — сделаешь ему минетик, и все. Захочет большего — скажешь ему, что у тебя сегодня «м».

 — Кто у меня? — не поняла я.

 — Кто... месячные, блин! А ты чего уши развесил? — цыкнула она на таксиста. — Крути давай баранку.

 — О минета и я не откажусь! — нашелся водила.

 — Сам у себя отсоси — не заработал еще, — процедила Катя.

С первым клубом нам не повезло — охранник на входе посоветовал пойти сниматься в другое место. Так мы и сделали. Во второй клуб нас пропустили без проблем, и мы вошли в зал, полный мерцающего света, танцующих людей и грохочущей со всех сторон музыки. К нам сразу подскочили два парня — коренастых, невысокого роста, с приплюснутыми лбами, но сестренка скорчила такую мину, что они мигом пролетели мимо. И правильно — мне они тоже не понравились!

Пройдя на танцпол, Катя что-то сказала мне, но я лишь видела, как шевелятся ее губы — музыка играла слишком громко, чтобы что-либо еще можно было расслышать. Повторила. Я помотала головой, и показала пальчиком на ушко.

 — Повторяй за мной, — прокричала девушка, наклонившись ко мне.

И, подняв руки вверх, начала так сексуально извиваться и выгибаться в такт музыке в свете софитов, что парни, находящиеся за ее спиной, так и замерли, словно каменные статуи, пораскрывав рты. Я последовала ее примеру, отдавшись на волю ритму трека, стараясь двигаться как можно эротичнее. Катя подмигнула мне. Дескать, все отлично, детка, так держать!

Внезапно я ощутила чьи-то сильные руки на своей талии, а в мою спинку уперлась пряжка ремня. На секунду я растерялась, а на Катином лице мелькнуло напряжение, но через мгновение она расслабилась, и показала мне большой палец. Отлично! Если сестренка одобрила парня, то мне он подойдет! Я продолжила танцевать, трясь попкой о ширинку обнимающего меня молодого человека. Его член начал крепнуть, а руки начали подниматься по моему телу вверх — к отсутствующей груди. Моя наставница отрицательно покачала головой, и я с силой вернула руки своего обожателя на место. И снова мне стало до жути завидно Кате — на ее груди уже обреталась чья-то пятерня, и даже пыталась залезть под блузку. Вот бы мне такие же сисечки!

Вот композиция закончилась, и парень потянул меня к стойке бара. Я бросила обеспокоенный взгляд на свою сестренку, но та, заключенная в объятья стоящего за ее спиной накачанного парня, лишь послала мне воздушный поцелуй. Понятно, дальше придется разбираться самой.

Теперь, присев на высокий табурет у барной стойки, я смогла разглядеть своего партнера по танцам. Среднего роста, средней ширины в плечах, с простой серебряной цепочкой на шее... его лицо показалась мне смутно знакомым...

Бармен поставил перед нами два фужера с коктейлем, один из которых ухажер подвинул ко мне. Он что-то говорил, но из-за музыки я ничего не слышала, а потому лишь кивала, улыбаясь, и потягивала напиток через соломинку. Вот он, словно невзначай, положил руку мне на коленку, и продолжал что-то рассказывать. Я уже слегка захмелела и расслабилась, но стоило его ладошке двинуться выше — сжала ее бедрами, и погрозила пальчиком. Куда, наглец! Совершенно незнакомой девушке — и сразу под юбку!

Он ничуть не смутился, и начал гладить меня по руке. От таких прикосновений, и от коктейля, давшего мне в голову, по телу поползли щекотные мурашки. Как раз заиграла медленная мелодия, и мой кавалер вновь потянул меня на танцпол. Положив одну руку на талию, а второй стиснув мою попку, он крепко прижал меня к себе. Я обняла его за шею, и мы закружились в танце. Парень поцеловал меня в лобик, потом в щечку, а затем — в губки. Раздвинул их своим языком, и нащупал им мой язычок. Я едва слышно простонала. Голова моя поплыла, а по попке начало разливаться знакомое тепло.

 — Я же говорил Антону, что ты будешь моей! — прошептал танцор, коснувшись губами моего ушка. — Я твои ноги из миллиона узнаю.

Что!? И тут я вспомнила, где я его видела! Это же парень из соседнего с Антоном блока — тот самый, что спалил нас тогда, в первый раз! Я мгновенно протрезвела. Да, я пришла сюда, чтобы изменить моему мужчине — стать для него настоящей женщиной, но я просто не могла сделать этого с его соседом! Что тогда про Антона будут говорить в общаге? Что его девушка — шлюха, которая сосет у всех подряд? Такого я допустить не могла!

Засадив ухажеру каблуком в ступню, и добавив коленом между ног, я оттолкнула его от себя, и ринулась прочь, распихивая толпу руками. Катя, Катя... где же Катя? Мне казалось, что парень настигает меня, и вот-вот схватит. Ну где же моя сестренка, когда она так нужна?

Кто-то схватил меня за руку. Я замахнулась когтями, чтобы выцарапать нападавшему глаза, но и мою вторую руку кто-то перехватил.

 — Тихо, тихо, сестренка, — раздался над ухом успокаивающий голос моей наставницы. — Это же я.

 — Катенька, любимая, как я рада, — всхлипнула я.

 — Все хорошо, — повторила сестра. — Пойдем со мной. Кстати, — заметила она. — Ты и дерешься совершенно по-бабски!

Катя потащила меня куда-то вверх по лестнице, и мы оказались в VIP-зоне, звенящая тишина которой показалась неестественной после грохота музыки на танцполе. Здесь, за столом с выпивкой и закусками, вольготно развалившись в кожаных креслах, сидели двое — первый, который лапал мою сестренку на танцполе, и еще один парень, ничуть не уступающий ему в комплекции.

 — Знакомься, — сделала жест рукой девушка. — Это — Виталик, это — Валера. А это — моя сестренка Сашенька.

 — Приятно познакомиться, — кивнул второй. — Давайте за это и выпьем.

 — Я не хочу, — заявила я.

 — Тебе нужно, — заверила Катя. — Тебя всю трясет. Что случилось?

 — Там был сосед Антона!

 — Пытался изнасиловать? — равнодушно спросил Валера, разливая по стаканам мартини.

 — Не успел, — ответила я.

 — Давайте выпьем, а потом башку ему оторвем, — как-то совершенно буднично, беззлобно, предложил Виталик. Словно каждый день с утра до ночи он только и занимался тем, что отрывал людям головы.

Мы чокнулись, и выпили по стакану. Валера оторвал виноградинку от грозди на столе, подбросил ее в воздух, и ловко поймал ртом.

 — Между первой и второй — промежуток небольшой, — произнес он, снова разливая мартини.

На этот раз я не смогла осилить больше половины, и намерилась уже вернуть стакан на стол, но Валера не дал мне.

 — Давай-давай, — подмигнул он. — Девушкам нужно пить до дна.

 — Почему? — удивилась я.

 — Иначе любовников не будет, — пояснил он. — Теперь — на брудершафт.

Мы выпили на брудершафт, после чего Виталик поцеловался с Катей, а Валера — со мной. Виталик, не отрывая губ от девушки, поднял ее за попку и посадил к себе на колени. Мой партнер вопросительно посмотрел на меня.

 — У меня сегодня «М»... — тихо произнесла я.

 — Вот у тебя непруха, — рассмеялся над другом Виталик, который уже успел расстегнуть Катину блузку, и с явным удовольствием мял ее груди. — Придется тебе потолок красить.

 — Ну у меня же и ротик есть! — заметила я, опускаясь перед парнем на колени, и нащупывая пряжку его ремня.

Из брюк молодого человека показался член неслабого размера — даже, пожалуй, чуть больше, чем у Антона, с головкой, до половины скрытой кожицей. Судя по звуку, моя учительница тоже стянула брюки со своего партнера.

 — Твою мать! — прогремел ее возглас.

Я заинтересованно подняла голову. Да, там было, чем восхищаться! Член Виталика был просто гигантским! Толщиной больше моей руки, и длиной от запястья и до локтя — не меньше! Такую красоту я видела впервые в жизни! Внутри что-то ухнуло, попка предательски хлюпнула.

 — Слушай, давай я тебе просто отсосу? — предложила Катя.

 — Лучше я... — заворожено прознесла я.

 — Вот уж дудки! — усмехнулся обладатель конского достоинства. — Отсосать себе я и сам могу. А вот в пизденку редко случается.

 — Только осторожно! — предупредила девушка.

Она с коленями забралась на кресло, спустила до колен джинсы, и выставила попку, прогнув спинку. Если выгляжу так же, когда становлюсь рачком, то можно понять Антона, который дерет меня по несколько часов к ряду. Но чудесную картину загородила подтянутая задница Виталика, и, судя по протяжному, нескончаемому стону моей наставницы, я поняла, что он и в самом деле входит в нее очень и очень осторожно. Как же я завидовала сестренке! Мало того, что у нее есть сиськи, так еще и ее долбит такой совершенно потрясающий хуй!

Но пора бы и мне сосредоточиться на своем. Поцеловав Валерин член в головку, я принялась облизывать его, медленно двигаясь язычком от основания к головке. Дошла до нее, закатала залупу, и провела язычком по уздечке. Парень шумно выдохнул, и я почувствовала солоноватый привкус смазки. Ай, какая я умничка!

Прижав агрегат к щеке, я начала обрабатывать его язычком, окружая его вихрем нежности и ласки. Нащупав рукой яйца, я начала ласкать и их, поглаживая и перекатывая между пальцами. Сладостные стоны сестренки, шумное дыхание Виталика и звонкие шлепки его бедер о ее ягодицы лишь подзадоривали меня, и я, найдя кончиком язычка дырочку на конце члена Валеры, попыталась просунуть его внутрь. Парень издал полустон-полувой, и приподнялся в кресле, напрягшись до предела.

Поняв, что выдержит он недолго, я еще немного потаранила кончиком язычка его уретру, а после сомкнула губки колечком, спрятав за них зубки, и, помогая себе рукой, начала бешено трахать член своим ротиком.

 — Ах, сучка! — парень, побелевшими от напряжения пальцами, вцепился в подлокотники кресла.

Замерев на мгновение, я с силой насадила свою голову на его орган, так, что головка скользнула по небу и уперлась в горлышко. Отстранилась, и снова насадилась. Кажется, теперь, головка проникла еще дальше. Еще отстранилась, и опять дернула головой, рефлекторно делая глотательное движение. Валерин член, преодолев какое-то препятствие, пролетел в мою глотку, и мои губки уперлись в основание его члена. Я еще не успела понять, что произошло, а трахаль, схватив меня за волосы, прижал меня к себе. Его член начал резко сокращаться в моем горлышке, извергая сперму прямо в животик.

 — Вот блядь! — прорычал он.

Я затрепыхалась, пытаясь выбраться — становилось нечем дышать, но молодой человек кончал, не прекращая, жестоко матерясь при этом. Наконец, он отпустил меня, и обмяк, растекшись в кресле. Воспользовавшись моментом, я отскочила от трахаля, и закашлялась, восстанавливая дыхание.

 — Это был самый обалденный отсос в моей жизни, — прошептал Валера.

Я посмотрела на Катю. Та стояла на коленях перед своим сегодняшним парнем, широко раскрыв рот, и пытаясь поймать струи спермы, которой он поливал девушку, как из брандспойта. На лице, волосах и груди сестренки блестели капли вкусняшки.

 — Хорошие девушки всегда глотают, — прохрипела я, продолжая кашлять.

И все мы рассмеялись.

Кто хочет пообщаться — пишите на

Проголосовать рублем Вы можете на Яндекс-Деньги 410011335919229 Буду крайне признательна!

p