Теперь ты — девочка. Часть 19 / Рассказы и видео о лесбиянках онлайн бесплатно!

Теперь ты — девочка. Часть 19

Мои приготовления к вечерней встрече с Булатом более всего были похожи на шпионский детектив. Пробравшись домой, и, постояв под дверью, прислушиваясь, чтобы убедиться, что родителей нет дома, я прошмыгнула к себе. Набрала ванну, помылась, почистилась. Но буквально через несколько минут, когда я чистенькая и свеженькая прошла в свою комнату, вернулись родители. Отец, заглянув ко мне, что-то неразборчиво буркнул, мать же сочувственно покачала головой. Надеюсь, на этом они и ограничатся на сегодня. Больше всего я боялась, как это называется, «серьезного разговора». Я уже давно определилась в жизни, и проводить какие-то воспитательные беседы, переубеждать меня, было совершенно бессмысленно. Но времени такой разговор убил бы прилично

Крадучись, на цыпочках, я проникла в Катину комнату. Да-да, именно проникла. Словно шпион в стан врага за секретными документами. Здесь, взволновано прислушиваясь к каждому звуку — не идет ли кто, я начала перебирать вещи сестренки. Конечно, тот гардероб, что оставался у нее дома, даже вместе с теми вещами, что она привезла с собой, сильно отличался от того, что оставляя в большом городе. И не в лучшую сторону. Однако я смогла найти прелестные стринги, которые сразу натянула на себя, и даже чулочки! С платьем дело обстояло сложнее — почти все было какое-то... деревенское или слишком инфантильное. Ну, а чего ожидать, если приходится одеваться под присмотром таких родителей?

С огромным трудом мне удалось найти коротенькое, чуть длиннее бедра, салатовое платье на бретельках. Схватив его и косметичку, я прокралась в свою комнату. Здесь я довершила приготовления, нанеся макияж и сделав себе прическу. Надев платье, я посмотрелась в зеркало. Получилось недурно! Могу поспорить, никто в нашем городке не узнал бы в этой красавице застенчивого мальчика Сашу.

Единственное, что я пока решила не надевать, были чулки. Это только в фильмах длинноногие проститутке ходят круглые сутки в чулках, да еще и на подвязках. В жизни, особенно в такую жару, ноги сварятся минут через пятнадцать! Так что чулочки я аккуратно свернула и убрала в пакет. Все, можно идти!

В коридоре я имела несчастье столкнуться с отцом. Он так и застыл с широко открытыми глазами, даже не попытавшись что-то сказать или остановить меня. Запрыгнув в Катины босоножки, я выскочила на улицу.

Господи, какое же это счастье — быть девушкой! Идти по тротуару, и ощущать на себе взгляды парней! Каждый, я повторюсь — каждый оборачивался мне вслед, дабы оценить мою красоту сзади. Ну, попросту говоря — попялиться на мою попку. Как это приятно!

Перед тем как зайти в дом Булата, я надела чулочки. Прямо на улице перед воротами! Проходящий мимо паренек лет пятнадцати, увидев красивую девушку, задравшую юбку и поправляющую чулочки, едва не подавился слюной! Послав ему воздушный поцелуйчик, я зашла в дом.

Не знаю, кто был больше удивлен — я, увидев, помимо Булата, еще двоих парней, сидящих за столом, заставленным пивными бутылками, несколькими горками семечек и кучей шелухи, или они. Гостей своего одноклассника я узнала — это были Олег и Рустам — два отморозка, тоже из частного сектора. Про них даже в городе ходили совершенно дикие рассказы. Например, как поймав девушку, они изнасиловали ее, а после — запустили туда ершика.

Парни застыли с бутылками в руках.

 — Так-то мы пидора ждем, — усмехнулся Олег. — Но такая телочка — это даже лучше!

 — Это и есть пидор, — заметил Булат.

 — Нифига себе пидоры пошли! — присвистнул Рустам. — Лучше любой телки!

Я начала пятиться назад, чтобы выскочить из дома, но, как назло, каблук попал в щель между досками в полу, я оступилась и потеряла равновесие. Этой секунды хватило, чтобы Олег прыжком достиг двери и отрезал мне пути отхода.

 — Дудки! — рассмеялся он. — Теперь ты от нас никуда не денешься!

И все же я попыталась проскочить, за что получила сильный удар по ребрам. Кажется, они даже хрустнули. Жадно ловя ртом воздух, я осела на пол.

 — Пойдем, посидишь с нами, пивка выпьем, — оскалился Олег. — А будешь дергаться — так отпизжу — родная мать не узнает!

Вряд ли она и так узнала бы меня в таком обличии... но я предпочла не спорить. Слухи об этих ребятах ходили вполне определенные, и его угроза была не пустым звуком. Грубо схватив меня за руку, парень проводил меня к столу и толкнул на диван. Рустам, открыв пиво зажигалкой, поставил передо мной бутылку.

 — Пей, — приказал Олег.

Я сделала глоток противного дешевого теплого пива. Отморозок одобрительно кивнул, и присосался к своей бутылке.

 — Семки будешь? — поинтересовался Рустам.

Разделив свою кучку на две неравных половины, он пододвинул ко мне меньшую. Некоторое время мы сидели в тишине, нарушаемой лишь бульканьем напитка и хрустом разгрызаемой кожуры семечек. Я осторожно обвела взглядом присутствующих. Два беспредельщика откровенно пялились на меня, а Булат стыдливо прятал глаза. Внезапно я ощутила на своем бедре чью-то пятерню.

 — И ляжки как у телки! — хохотнул Олег. — Ладно, мы тебя накормили, напоили, сейчас танцевать тебя будем.

Откинувшись на диване, он, больно сжав мою шейку, наклонил меня к своей ширинке.

 — Соси, — с каким-то холодным, пугающим равнодушием произнес он.

 — Не буду, — решительно заявила я.

Ответом была оплеуха такой силы, что у меня искры из глаз посыпались.

 — Или соси, или отпизжу.

Я постепенно начала понимать, в какую кашу я попала, и что просто так мне уже не отвертеться... до этого момента еще была слабая надежда на Булата, но теперь я поняла, что выручать меня он точно не собирается.

Брякнув пряжкой, я растянула ремень и потянула вниз язычок молнии. Как только наружу показался член насильника, в нос ударил резкий запах давно немытой плоти. Я инстинктивно отпрянула, но Олег снова схватил меня за шею, и направил в ротик свой орган.

 — Соси, — повторил он. — Укусишь — зубы выбью.

Превознемогая отвращение, я взяла его в рот. Член, бывший до того мягким и вялым, начал быстро набирать силу. Продолжая держать меня, насильник начал двигать тазом, трахая мой ротик. Член сновал вперед-назад, беспорядочно тараня то небо, то горло, то вообще упираясь в щеку. Я еле смогла приспособиться, сложив губы трубочкой, чтобы одно направление, доставляющее мне наименьший дискомфорт.

 — А ты был прав, — протянул отморозок. — Сосет пидорок отменно.

По скрипу дивана я поняла, что еще кто-то пристраивается ко мне сзади. В следующую секунду я почувствовала на своей попке чьи-то руки. Подол платья взметнулся вверх, обнажая мои прелестные ягодицы.

 — Задница — как у телки, — услышала я голос Рустама.

Затем последовал ощутимый шлепок, от которого я случайно покачнулась и задела зубками член насильника.

 — Бля! — завопил он, оттягивая мою голову за волосы. — Сука!

Швырнув меня на пол, Олег со всей дури заехал ногой мне по животу. Вскрикнув, я перевернулась на спину. Платье при этом задралось, обнажив и мои ножки и трусики.

 — Блядина! — выругался мерзавец. — Я же предупреждал! Но ничего — не хочешь по-хорошему, будет по-плохому. Держите его, парни.

Рустам с готовностью подскочил ко мне, и, встав на колени, пригвоздил ногами мои руки к полу. Недобро улыбаясь, Олег, больно схватив меня за бедра, раздвинул мои ножки.

 — Жаль, что бы не телка... — протянул он. — А то мы тебя в три дырки  сразу бы... а так Булату придется в очереди постоять.

Проведя руками по моим ножкам, от колен и до талии, парень взялся за резинку трусиков и с силой потянул. Ткань порвалась с жалобным хрустом, обнажая мой начисто побритый лобок. Олег некоторое время, с отвращением морщась, смотрел на мой членик, а после закинул мои ножки себе на плечи, приставил головку к попке и с силой надавил.

Боль была такая, словно меня порвали пополам. Хорошо еще, перед этим подонок насиловал меня в ротик, и член все еще был в моей слюне. Иначе точно разорвал бы меня.

Я истошно завопила. Но отморозка это не остановило. Резко, грубо, он начал трахать мою дырочку. Я кричала, а улбюдок, скалясь, сношал мою попочку. И, судя по всему, ему это доставляло удовольствие, в отличие от меня.

 — Заебал орать, — прорычал Олег. — Рустик, заткни ему рот.

Второй насильник с удовольствием выполнил просьбу. Не убирая ног с моих рук, он расстегнул штаны, вывалив наружу стоящий хуй, и вставил его мне в ротик. Наученная горьким опытом, я спрятала зубки за губками, чтобы не дай-то Бог, не поцарпать его.

Теперь они сношали меня вдвоем. Один — в попку, второй — в ротик. Боль в анусе постепенно утихла, уступая место... не наслаждению, нет, а какому-то тупому чувству наполненности внутри. Член во рту тоже не доставлял совершенно никакого удовольствия.

Первым кончил Олег. Он неестественно задергался, его орган при этом напрягся, и выстрелил в меня спермой. Рустам тоже не заставил долго себя ждать. Вынув член из моего ротика, он вздрочнул несколько раз, и семя выстрелило прямо на платье и дальше. Несколько капель устремились к Олегу, но тот, резко выдернув член из попки, причинив мне новый разряд боли, успел увернуться.

 — Фу, чуть кончей своей меня не уделал, — брезгливо произнес беспредельщик. — Булат, твоя очередь.

 — Да я как-то не знаю... — замялся мой одноклассник.

 — Чего ты не знаешь? — удивился мерзавец. — Трахаться не хочешь? А, может, ты хочешь, чтобы мы тебя тоже натянули? Так это мы мигом!

Булат, нехотя, подошел ко мне и снял штаны. Вопреки надеждам, его член уже находился в боевой готовности. Встав на колени, он закинул обе мои ножки на одно плечо, и задвинул в меня свою палку. В растраханную предыдущим насильником дырочку, обильно смазанную его спермой, хер вошел, как по маслу.

От того Булата, от того милого парня, который с такой силой и нежностью брал меня меньше суток назад, не осталось и следа. Он трахал меня с какой-то животной жестокостью, наверняка желая больше удовлетворить своих друзей, нежели меня.

Рустам, который все еще сидел на моих руках, рванул бретельки платья, обнажая мои грудки. Мои аккуратные, девичьи грудки, которые я с таким усердием растила, и которыми так гордилась. С восторженным возгласом он больно сжал их обеими руками.

 — Ты глянь, Олежа, у нее и сиськи, как у телки!

И после этой фразы во мне проснулась гордость. Он сказал не «у него», а «у нее»! Значит, и эти ублюдки признали во мне девушку!

Так оно и продолжалось — Булат долбил мою попку, а Рустам тискал мои сисечки. Я даже начала получать какое-никакое, но удовольствие. Но, крепко стиснув зубы, держалась от того, чтобы не застонать, дабы не доставлять такого удовольствия своим насильникам. Правда, я не учла одного — мой членик ожил и начал вставать.

 — Смотри, а этой сучке нравится! — заметил Рустам.

 — Еще бы! — рассмеялся Олег. — Булат-то у нас просто Соколиный хер!

Вскоре кончил и мой бывший друг. Дернувшись несколько раз, он до отказа заполнил мою попочку, и потому, когда Булат вытащил из меня свой орган, из моей дырочки на пол полилась сперма.

 — Непруха у тебя, Санька, — делано вздохнул Олег. — Хотели пропустить тебя по кругу, и отпустить. А у меня снова встал! Хорошая из тебя телка получилась!

 — Может, все же, отпустите меня? — я произнесла, кажется, первую фразу за весь вечер.

 — Давай договоримся — будешь на мне сверху. Понравится — отпустим. Нет — еще потрахаем, — предложил сделку отморозок. — Согласна?

 — Согласна, — ответила я после недолго раздумья.

В самом деле, куда мне было деваться? Справиться одной с ними тремя я бы точно не смогла. А получить по ребрам или по лицу еще раз мне не улыбалось.

Олег полностью разделся и лег на диван. Его отросток уже стоял. Я забралась сверху, и, поймав член рукой, направила его себе в попку. После двух раз, отлично смазанная, она приняла палку уже безо всяких проблем.

Томно вздыхая, чтобы доставить насильнику максимум удовольствия, я начала медленно вращать бедрами. Беспредельщик, раздвинув мои половинки, принялся двигать тазом, потрахивая меня. Я изо всех сил работала мышцами, и старательно стонала, чтобы ублюдок кончил как можно скорее и отпустил меня.

 — Я придумал! — внезапно завопил Рустам, заставив меня вдрогнуть. — А давай в два хуя в жопу выебем ее!

 — Молорик, Рустик, соображаешь! — одобрил отморозок. — Давай, забирайся.

 — Ты же обещал! — попыталась возразить я.

 — Я обещал — если понравится, — заметил Олег. — Пока не очень нравится — жопа у тебя уже разъебана. А вдвоем точно понравится.

Рустам уже успел раздеться и вскарабкаться на диван. Положив руку мне на спину, придавив, заставив пригнуться к Олегу и выпятить попку, он начал тыкать членом мне между половинок, стараясь попасть в уже занятую дырочку.

Чтобы ускорить процесс, я нащупала его орган и направила в свой анус, прицелившись выше агрегата первого насильника. И сразу пожалела об этом. Рустам начал с силой давить, причиняя мне новые мучения. Раздирающая боль прошла по каждой клеточке моего организма. С диким воплем я дернулась, но Олег удержал меня, схватив за талию.

 — Ничего, у такой сучки жопа должна что угодно принимать, — произнес он. — А то куда тебя еще ебать?

Наконец я почувствовала лобковые волосы подонка, уткнувшиеся мне в попку. Неужели в нее вошли сразу два члена! С одной стороны мне в это и не верилось, но ужасная боль говорила об обратном.

Теперь они трахали меня вдвоем. Неумело, не попадая в такт, больше мешая друг другу. А я уже не могла сдерживаться — я стонала, но, конечно, не от удовольствия, а от боли. Насильники кое-как приспособились, и через некоторое время действовали более слаженно — один выходил из меня, а второй в это время заколачивал свой хер. И наоборот. Как качели. Боль постепенно уходила. А я, обессиленная, высосанная болью, просто лежала на беспредельщике, не в силах ни сопротивляться, ни подмахивать.

Как назло, член Олега начал упираться в простату, массируя ее. Я поняла, что если это скоро не закончиться — то не выдержу, и точно кончу. Впрочем, насильники меня опередили. На этот раз первым кончил Рустам. А после — Олег. Он конвульсивно задергался, заливая в меня свою кончу, и беспорядочно тараня внутренности своим органом. И вот, в самом конце, он коснулся простаты. Наслаждение взорвалось во мне ураганом, лопнуло, словно воздушный шарик от иголки. И я, задрожав, со стоном, начала кончать прямо на живот Олегу.

Тот среагировал моментально — вскочив и скинув меня на пол. Но даже там, на полу, я еще с минуту извивалась, окропляя доски своим семенем.

 — Эта мразь меня обспускала! — взревел насильник.

Подскочив ко мне, он начал наносить беспорядочные удары ногами, попадая по животу, груди и даже лицу. К нему с готовностью присоединился Рустам. Так меня еще никогда в жизни не били. Даже в тех стычках в школе, в тех походах «двор-на-двор», в которых я, хотя и редко, но участвовала в своей прошлой жизни, поддаваясь стадному инстинкту.

 — Сука, — выдохнул мерзацев, переводя дыхание. — Посмотри, всего обкончала! А ну, вылизывая давай!

Подняв меня за волосы, он ткнул меня лицом в свой живот. Высунув язык, я начала слизывать свою сперму, и во рту ее вкус смешивался с солоноватым привкусом крови. Когда я, наконец, вылизала все, и насильник убедился в этом, он бросил меня на диван.

 — Блядина! Хотел же отпустить тебя, но теперь до смерти затрахаем! Булат!

 — Чего?

 — Твоя очередь!

 — Не хочу я!

 — Или ты этого пидора сейчас выебешь, или мы тебя — выбирай!

И я почувствовала очередной член в своей попке. Они трахали меня и трахали. Я уже сбилась со счету, кто, сколько раз и куда отимел меня. Периодически я отключалась, а когда приходила в себя, то ощущала, что меня опять кто-то трахает. Казалось, это никогда не кончится.

Но оно кончилось. В очередной раз вернувшись в сознание, я поняла, что меня уже никто не трахает! Голова раскалывалась, все тело ломило. Сперма, которой я, казалось, была покрыта вся, засохла и тянула кожу.

Обведя взглядом помещение, я увидела своих насильников. Рука бойцов колоть устала... Притомившись, они спали. Покачиваясь на ногах, кутаясь в обрывки платья, я выбралась из дома. На улице светало.

Я даже и не думала куда идти. Не домой — точно. Я побрела к трассе. Слава Богу, от частного сектора до шоссе — рукой подать.

Остановить машину в столь ранний час тоже оказалось нелегким делом. И даже не потому, что их было мало. Даже те редкие автомобилисты, что ехали в такое время по трассе, лишь притормаживали, чтобы поглазеть на девушку, покрытую синяками, с разбитым лицом, в грязном, разорванном платье и чулках с огромными дырами. Некоторые даже умудрялись выкрикнуть из открытого окна свои комментарии и замечания.

Не знаю, сколько это продолжалось, но наконец-то около меня остановился шикарный черный мерседес космических очертаний с наглухо тонированными стеклами. Из автомобиля вышла женщина в строгом деловом костюме.

 — О, Господи, — воскликнула она. — Деточка, что с тобой случилось?

 — Отвезите меня, пожалуйста...

 — Куда? В больницу? В милицию?

Я назвала адрес Кристины. Повторюсь — куда еще мне было деваться? Точно не домой. В городскую квартиру я тоже не могла вернуться — у меня не было с собой ключей. Вообще, все — ключи, телефон, деньги, документы — осталось у родителей. Ну не предвидела я такого финала своего похода к Булату! И сейчас оставалось только надеяться, что Кристина находится дома.

 — Вы уверены? Может, все же, в больницу?

 — Нет-нет...

 — Ну, как знаете...

Женщина усадила меня в машину, пристегнула ремнем безопасности, и понесла в город...

Дорогие друзья, мои читатели и поклонники! Кто хочет пообщаться со мной — пишите на Отвечу всем!

А еще буду признательна вам за материальную помощь на Яндекс-Деньги 410011335919229 Мне она очень нужна!