Теперь ты — девочка. Часть 11

Ура! Наконец-то! Наступил мой долгожданный 18-й день рождения! Как я ждала этого дня... 18 лет — совершеннолетие — это означает, что я имею полное право сделать операцию! Дело оставалось за малым — накопить несколько десятков тысяч евро, что, правда, в моем нынешнем положении было как-то затруднительно... да чего уж там, затруднительно — невозможно!

Но 18 лет — это 18 лет! Теперь мне можно все... нет, ну как будто я, приехав в большой город, ограничивала себя в каких-либо удовольствиях. Даже, возможно, несколько странных для обычного человека.

 — С днем рождения, сестренка! — поздравила меня Катя, шлепнув по попке, когда я, в одной полупрозрачной ночнушке, совершенно сонная, добрела до кухни.

 — Спасибо, — поблагодарила я. — Кофе?

 — С ума сошла? — возразила девушка. — Какой, к черту, кофе? Быстро в душ, одевайся, собирайся... скоро уже Кристинка за нами заедет!

 — Кристинка? — удивилась я. — Зачем?

 — Ну мы... — замялась Катя. — В общем, небольшой сюрприз тебе решили устроить. Собирайся быстрее.

Кристинка... хм... это могло означать только одно — сюрприз будет мегаразвратный. Вспомнить, хотя бы, Новый Год! Забыв и про кофе, и про завтрак, я пулей полетела в душ. Почистив зубки, надраившись до блеска и обтеревшись насухо, в одних только тапочках, я вышла из ванной. Катя сидела на кухне уже не одна, а вместе с брюнеткой. Кристина, верная себе, пробормотав поздравления, впилась взглядом в мой членик. При этом девушка, потянувшись, облизнулась, словно кошка, а мой членик, словно загипнотизированный, начал подниматься.

 — А ну кыш одеваться! — цыкнула сестренка. — А то, чую, еще чуть-чуть, и никуда не поедем.

И я, предвкушая праздник, побежала в свою комнату. Но побежала лишь затем, чтобы застыть на пороге — здесь, у моей кровати, стояли шикарные черные кожаные ботфорты с пряжками на бедрах. На самой же кровати лежала упаковка с чулками, судя по длинноногой девочке на этикетке — в крупную сетку, а рядом — черная кожаная супермини и такой же топик со шнуровкой спереди. Надо полагать — это первый подарок, и, скорее всего — от моей сестренки!

Дрожа от нетерпения, я облачилась в наряд, и встала перед зеркалом. На меня смотрела совершенно настоящая девушка... и прическа, и личико, и фигура, и, что главное — душа — все во мне было совершенно женское! Грудки, благодаря занятиям с вакуумным массажером, успели стать уверенного первого размера, и теперь выпирали двумя холмиками из-под топика, а попка и ножки... что же — я и раньше не жаловалась на них, а теперь, глядя в зеркало на туго обтянутые юбочкой, округлые бедра, и сама любовалась собой. Правда, был один момент, выдававший во мне не совсем девушку — выглядывающий из-под подола членик, но мне это казалось еще более сексуальным! Была бы моя воля — так бы и ходила постоянно — в юбочке, и без трусиков, с качающейся между ножек головкой, шокируя публику... но реакция на это однозначно была бы неоднозначной!

С сожалением я натянула стринги, подвернув и спрятав членик, и разведя половинки попки, позволяя полоске трусиков врезаться между ними. Наложила макияж, привела в порядок прическу. Вот теперь меня совершенно точно не отличить от девушки! Хотя... жаль, что самую главную свою изюминку пришлось спрятать!

В этом виде я и вышла к девочкам. Кристинка, поднявшая ко рту чашку с чаем, так и застыла, хлопая своими длинными ресницами. Довольная произведенным эффектом, я обернулась вокруг оси, вильнув попкой, и сложила губки бантиком. Могу поспорить, что если бы моими зрителями были не девушки, а два парня — я бы уже лежала на столе, а то и вовсе на полу, насаженная на два члена.

 — Я вижу, мой подарок пришелся тебе по вкусу, — усмехнулась Катя.

 — Конечно! — ответила я, усаживаясь к ней на колени. — Спасибо тебе огромное, сестренка!

Мои губы оказались в нескольких миллиметрах от ее, и я не смогла удержаться от того, чтобы не чмокнуть девушку. Она ответила страстным поцелуем, обняв меня за шею, и притянув к себе. Язычок сестренки раздвинул мои губки, и начал шалить в моем ротике.

 — Ну хватит, извращенки, — остановила нас брюнетка. — И так вся мокрая — сейчас к табуретке приклеюсь, и уже никуда не поедем! А мой подарок намного лучше — обещаю тебе!

Или Кристине не терпелось показать свой подарок, или она спешила покончить с формальностями, и оседлать мой членик, но дорога до коттеджа ее отца, вместо обычного получаса, заняла всего двадцать минут. Девушка даже не отвлекалась, чтобы комментировать прохожих — а это многого стоит!

На даче уже все было готово к празднику. Как это удается брюнетке — сверкающая чистота, накрытый стол, и ни единого следа прислуги — для меня так и оставалось тайной. Стол по количеству яств не уступал новогоднему, даже непонятно — куда четырем девушкам, таким стройным, и следящим за фигурой, столько еды? Мы не то что половины, но и десятой части не съедим! Остатки, скорее всего, достанутся Тайсону с Фрейзером, которые, верные своей привычке, дремали у камина.

Ах, да... почему четырем девушкам? Потому что Аленка, естественно, не могла пропустить такой праздник, и уже была здесь — в обтягивающем розовом платье, едва доходящем до середины бедра, и огромным декольте, в котором виднелись края темных ореолов сосков блондинки, и совершенно потрясающем вырезом сзади, доходящем до самого копчика, и открывающим верх ложбинки между ягодицами девушки.

Увидев меня, она облизала губки, отчего они заблестели еще ярче, и, процокав на пятнадцатисантиметровых калбучках, притянула меня к себе, стиснув мою попку, и поцеловала в губки, не забыв ухватиться зубами за нижнюю и оттянуть ее.

 — С днем рождения, Сашенька, — прошептала блондинка мне на ушко, обдав горячим дыханием.

От этого мой многострадальный членик затвердел окончательно, прижатый полоской трусиков, упершись в бедро. Теперь не только ходить, но и стоять стало несколько дискомфортно.

 — Ой, да что ты мучаешься! — махнула рукой Катя. — Все свои — сними ты уже эти стринги! Смотри — вон Аленка уже давно без белья!

Последовав совету сестренки, я прямо посередь залы сняла с себя трусики, закинув их на спинку дивана, и поправила членик, превратившийся в твердую палку. Теперь он торчал сверху, над юбкой, образовав горбик спереди.

 — Такой мы тебя и любим, — рассмеялась Кристинка, шлепнув меня по попке.

Меня, как виновницу торжества, усадили во главе стола, и понеслось. Тосты, поздравления. Аленка подарила мне безумно дорогой комплект нижнего белья. Когда очередь дошла до хозяйки дома — девушка вручила мне перевязанную ленточкой коробочку. Помня ее слова о потрясающем подарке, я торопливо разрезала ленточку, но в коробочке обнаружились лишь несколько бумаг и два пластиковых пузырька с таблетками.

 — Что это? — заинтересовалась сестренка.

 — Ну... понимаешь... — замялась брюнетка. — Сашенька пару недель назад сдавала анализы в клинике отца — это гормональные препараты и рецепты, как их нужно принимать. Теперь Сашенька станет настоящей девушкой!

 — Нет, — покачала я головой, уже прилично захмелевшая. — Не девушкой, а блядью.

 — Кристинка так и сказала — настоящей девушкой, — вставила блондинка.

И все мы рассмеялись. Приятно, конечно, давно я об этом мечтала, но обещание «намного лучше» представляла себе несколько иначе.

Застолье  продолжалось, опустели еще три бутылки вина, а за окном начали зажигаться звезды. Все четверо уже были порядком захмелевшие, и мои ножки и членик под столом все чаще и чаще гладили чьи-то ноги и руки. Еще чуть-чуть, и я сама уже перестану сдерживаться, и если никто не вставит член, путь даже искусственный, в мою попку — сама в очередной раз изнасилую Кристинкиных лабрадоров. Возможно, даже, обоих сразу.

 — Ну, девочки, — щелкнула пальцами брюнетка. — Вот и наступил черед моего главного подарка.

Я живо встрепенулась. Так гормональные — это была лишь затравочка, а подарок, похоже, и в самом деле окажется «о-го-го»! Кристинка, о чем-то пошептавшись с моей сестренкой, увлекла девушку за собой из гостиной. В зале остались лишь я и Аленка. Почувствовав отсутствие конкуренток, блондинка моментально забралась под стол, и заглотила мой успевший опасть членик. Я была настолько расслаблена от алкоголя, что даже сопротивляться было лень. Да и привыкла уже — ну пососет чуток, ну залезет сверху, потрахает себя мною — с меня не убудет.

И вот — долгожданный момент! В комнату вернулись две девушки, закатывая перед собой огромный торт! Правда, беглого взгляда хватило, чтобы понять, что он — из папье-маше. Значит, подарок внутри!

 — А где?... — поинтересовалась Катя.

Я молча показала пальцем под стол. Сестренка отмахнулась — мол, ну и пусть ее. Брюнетка подошла к аудиосистеме, и начала колдовать с кнопками.

 — Сашенька, моя милая девочка, любимая подруга, и, я не побоюсь этого слова — сестренка! — начала свою речь хозяйка дома. — Да, пусть мы недолго знакомы, но я успела полюбить и привязаться к тебе. Я долго думала, что подарить тебе на день рождения, и решила сделать такой подарок, который тебя обрадует больше всего, подарок, который совершенно точно, кроме меня тебе вряд ли кто-то еще сделает!

Закончив, Кристина нажала кнопку аудиосистемы. Из динамиков полилась музыка, как в «от заката до рассвета», когда в вапмирском баре танцевала Сельма Хайек, верх торта треснул, развалившись на куски, и из него вылез... я даже подпрыгнула на стуле, отчего блондинка ударилась затылком об столешницу, и слегка прикусила мой членик.

Из торта вылез самый настоящий негр! Не коричневого или кофейного цвета, как в американских фильмах, где в каждом чернокожем от исконных предков осталось не больше, чем во мне мужского, а настоящий, черный как смоль, с огроменными губами, негр! К тому же — совершенно потрясающий негр! Здоровый, как пять меня в ширину, высокий, накачанный, с бугрящимися под кожей мышцами, облаченный лишь в одни мужские стринги леопардового цвета! И он, играя мускулами, начал танцевать стриптиз!

Блондинка, потирая ушибленное место, вылезла из-под стола, и собиралась уже обматерить меня, но, заметив чернокожего танцора, буквально впилась в него глазами. В приглушенном свете отблески огня камина играли в глазах девушки, волосы ее были растрепаны, помада размазана, а с уголка рта свисала капля слюны. Вдобавок она смотрела на танцора, словно голодная тигрица на кусок мяса. В общем, видок у нее был устрашающий. Будто сейчас набросится на чернявенького, и оставит от него лишь белые обглоданные косточки.

 — Дайте его мне! — прошипела Аленка.

 — Нет, это для Сашеньки! — напомнила Кристина.

 — Ну, пожалуйста! — блондинка начала подниматься со стула.

Впрочем, ее попытки были тщетны — две другие девушки, готовые к такому раскладу, набросились на нее, и придавали к месту, усевшись своими чудесными попками на Аленины бедра.

Стриптизер тем временем приближался ко мне. Вблизи он казался еще огромнее, сильнее и чернее. Играя, словно пушинку, он поднял стул вместе со мной, и переставил подальше от стола. Не переставая танцевать, он, поставив свои мощные ноги по обе стороны от стула, повернулся ко мне задницей. О, какая же это была задница! Твердая, рельефная, мускулистая! И еще — иссиня-черная. Не в силах сопротивляться себе, я с силой шлепнула его по ягодицам, и сжала их своими ручками, кажущимися миниатюрными по сравнению с гигантом.

Теперь негр повернулся ко мне передом. Его хозяйство, судя по внушительному бугру на плавках, было достойно своего владельца. Положив руки на бока, танцор с силой рванул стринги, порвавшиеся с жалобным треском. Мое сердце трепыхнулось, и замерло. К горлу подкатился ком, а моя дырочка начала бешено пульсировать.

 — Дайте, я хоть головку в себя засуну! — взмолилась Аленка.

Да... головка у него была не меньше моего кулака! Я впервые так близко видела член таких потрясающих размеров — даже в спокойном состоянии он был толще моей руки, а длиной — как от локтя до кончиков пальцев!

 — Ну, хоть на сантиметр! — продолжала неистовствовать блондинка.

Форма члена тоже была не совсем обычная — толстый у основания, а дальше — все тоньше. Головка, черная, как и все остальное, но с красной залупой, была конусообразного вида. Да, такой, небось, залетит в мою попку, как ракета!

 — Хотя бы облизать дайте!

 — Цыц! — цыкнула на развратницу Кристинка. — Знаю я твое облизать — присосешься — за уши не оттащишь. Всего чернявенького высосешь!

 — Ну я

 — Молчать, я сказала! — начала выходить из себя брюнетка. — А то страпон перцем посыплю, и тебя им оттрахаю.

Похоже, с Аленкой уже такое проделывали, и это ей жутко не понравилось. Девушка замолчала и обмякла, прекратив сопротивление.

А я продолжала разглядывать причиндалы стриптизера. Начисто выбритый лобок, и такие же голые яйца. Да какие там яйца! Настоящие шары, как в боулинге!

Сама не заметив как, я начала гладить пальчиками огромные яйца танцора. Даже обеих моих ладошек не хватало, чтобы обхватить хотя бы одно! Гигантских размеров хуище, сдаваясь моим ласкам, начал наливаться силой и подниматься. Он уже не висел, а принял горизонтальное положения, полустоя, почти упираясь мне в губы. Открыв ротик, я поняла, что не смогу растянуть его так, чтобы принять в себя головку исполинских размеров, а потому принялась просто облизывать ее, дурея от исходящего от члена запаха и его вкуса.

 — Блядь, Саша, уведи его! — взмолилась сестренка. — А то сама уже еле сдерживаюсь!

Я вытянула руки, и негр, поняв меня без слов, с легкостью поднял меня на руки, бережнее поддерживая за попку. Я обняла его за шею, с удивлением обнаружив, что длины моих рук еле хватает для этого.

 — До утра он твой, — простонала хозяйка дома, выписывающая круги на бедре подруги, трясь об него своей киской. — Идите в спальню родителей.

Идите — это громко было сказано. Я только командовала — «направо», «налево», «вперед», сидя на руках моего жеребца. К концу подъема на второй этаж чернокожий уже держал меня не на руках, а на одном пальце, фалангу которого он просунул мне в попку. Второй рукой он, больше для поддержания равновесия, поддерживал меня за талию. Толкнув моей попкой дверь, танцор бросил меня на огромную круглую кровать, в которой обычно предаются любовным утехам родители Кристины. Я с готовностью подняла и раздвинула ножки, открывая доступ к своей дырочке.

Но гигант не торопился овладевать мною — нависнув над маленькой, хрупкой, белой девочкой огромной черной горой, он провел своим большим языком по моей шейке, и чуть прикусил мочку ушка. Я блаженно застонала. Расшнуровав мой топик, негр, накрыв своими огромными губами одну мою грудку целиком, засосал ее, щекоча языком мой сосочек. Я забилась в судорогах, скомкав руками одеяло. Целуя меня, лаская мое тело, он опускался все ниже и ниже. Дойдя до членика, он вовсе не был удивленным, а заглотил его вместе с яичками, и начал ласкать его языком. Я, уже не сдерживаясь, стонала во весь голос, царапая коготками плечи своего чернокожего жеребца.

Насытившись, танцор, взяв меня за ноги, задрал мою попку, и принялся обрабатывать языком мою дырочку... и тут я, истошно закричав, выгнувшись дугой, насаживаясь попкой еще глубже на лакающий меня язык, кончила в первый раз. Сперма била ключом, падая мне на грудь, на лицо, обильно окропляя кровать вокруг меня.

Стриптизер, поняв, что я готова ко второму акту, взял с тумбочки заботливо приготовленный Кристинкой тюбик геля (вот же сучка! Все предусмотрела!), приставил его к моей дырочке, и сжал его, заполняя меня прохладой. Выдавив половину, мой подарок сделал тюбиком несколько кругов вокруг дырочки, нанося еще несколько мазков, а остатками смазал свой член. Обычно я не пользуюсь смазкой, но для такого агрегата придется сделать исключение! Закончив подготовку, негр приставил головку к моей попке и начал давить на нее. Больно было до жути — словно меня насаживают на телеграфный столб. Но я терпела. Терпела, потому как знала — если он меня не выебет — никогда себе этого не прощу!

Руками раздвинув попку, я, глубоко дыша, старалась расслабиться, чтобы принять в себя такое чудо. Гигант медленно продвигался вглубь. Слишком медленно... ну же, еще, еще... Боль становилась просто невыносимой — на моем лобике выступила испарина. Желая проверить, как идут дела, я опустила руку вниз, нащупывая член чернявого.

Ужас! Мне хочется выть от боли, а вошла еще только головка — и та не до конца! Поняв, что нужно менять тактику — иначе ничего не добьюсь, я отстранилась от стриптизера.

 — Ляг, — сказала я ему.

 — Моя делать что? — переспросил он.

 — Ложись на кровать, — повторила я.

Поняв, что от него требуется, чернявый лег на кровать и поднял руками член в вертикальное положение. С ума сойти! Теперь в высоту он был мне до колена! И толщиной с мою голень! Встав над ним, я начала медленно приседать. Гигант бережно поддерживал меня за бедра. Вращая попкой, я насаживалась все глубже и глубже. Медленно, но верно. Как же это здорово — ощущать, как огромная, горячая, пульсирующая, живая черная палка протыкает меня! Кто бы знал, как сложно контролировать себя, когда сердце бьется от возбуждения, как воробей в клетке, а все тело дрожит в ожидании неземного наслаждения!

Вот член уперся во что-то внутри меня. Нет, ну нет! Неужели он не пройдет дальше? Я хотела его. Очень хотела. Была готова помереть на этом потрясающем хую — лишь бы он вошел в меня до конца! Я закрутила попкой, направляя член мимо преграды, как вдруг, совершенно неожиданно, он проскочил внутрь, и я, даже не успев испугаться, упала на попку!

Первые несколько секунд я не могла поверить, что он весь во мне! Но чувство неги, заполненности внутри, говорило об обратном. Желая убедиться, я завела руку за спину, и нащупала огромные, как шары от боулинга, яйца негра, уперевшиеся в мои ягодицы!

Господи, какая же я блядь! От понимания того, что я смогла принять в себя такую штуку, возбуждение нахлынуло с новой волной, я почувствовала буру, разбушевавшуюся в моем животике, обжегшую мой членик, и выплеснувшуюся на накачанный живот танцора струей спермы. О, да!

Я уже не могла контролировать себя! Понимаясь и опускаясь на ногах, я начала трахать себя своим подарком. Сначала медленнее, но после все быстрее и быстрее, соскакивая с члена все дальше и насаживаясь все глубже. Чернявый глубоко и шумно дышал. Его руки ласкали мои бедра и попку, гладили мою талию и животик, игрались с грудками и сжимали сосочки. И этот контраст — его черного тела, и моего белого, хотя и загорелого, но даже и близко не такого темного, возбуждал меня еще больше. Я скакала на своем жеребце, словно фурия, одичавшая амазонка, сошедшая с ума валькирия.

Мой взгляд упал на зеркальный шкаф, в котором отражалась маленькая белая девочка, скачущая на огромном, как у коня, члене черного гиганта, и, не в силах сдержаться, царапая коготками руки стриптизера, с долгим громким криком снова начала кончать. Сперма била из меня фонтаном. Я совершенно потеряла счет времени. Казалось, я кончаю целую вечность, забрызгивая всю спальню своей спермой.

Внезапно я поняла, что и негр кончает — его член, раздувшийся еще больше, пульсировал внутри меня, заполняя белую сучку семенем черного мужчины. Казалось, даже мой животик надулся от того, как меня накачал гигант. Обессиленная, я откинулась назад — но не упала, повиснув на члене своего трахаля.

А он и вовсе не выглядел уставшим — довольно улыбался во все тридцать два зуба!

 — Еще, — пробормотала я. — Только теперь ты меня.

У меня уже попросту не было сил! Не снимая меня с члена, танцор встал на ноги вместе со мной, и, взяв меня за бедра, начал бешено наяривать мною свой член. Он даже не трахал меня, а дрочил мною! Сперва я пыталась обнимать чернявого за шею, но скачка была настолько дикой, а я настолько обессиленной, что руки постоянно спадали, и наконец просто повисли, безвольно болтаясь. Да и не было необходимости держаться — по всем законам физики я не могла упасть с этой дубины! Я просто болталась безвольной куклой — боль, наслаждение, удовольствие, экстаз — все слилось воедино. Я только чувствовала огромный эбонитовый поршень, таранивший меня. И огромные яйца, бившиеся об мою попку. Я уже не знаю, сколько раз я успела кончить, прежде чем мой жеребец снова начал кончать. Он одел мою попку до конца на свой член, прижал меня к себе, и разразился фонтаном в мои внутренности. Орган гиганта сжимался во мне, выстреливая семя, словно огромная черная анаконда.

 — Еще, — потребовала я, когда негр кончил.

 — Моя нужно отдыхать, — ответил он.

Играючи, словно презерватив, он снял меня со своего члена. И вот тут вся его сперма, накопившаяся во мне, выплеснулась на ковер. Я обалдела, когда увидела количество — на ведро точно хватило бы!

Стриптизер положил меня на кровать, и лег рядом. Я подняла руку, чтобы прикоснуться к его телу, погладить, приласкать его — но она, поднявшись сантиметров на десять, упала обратно на постель. Сил во мне уже вообще не осталось. Осталось лишь желание. После такого траха не страшно и умереть... более того — я хотела умереть на этом огромном хуе, потому как знала, что большего удовольствия у меня в жизни уже не будет.

Почувствовав холодок в попке, я еле-еле дотянулась до дырочки рукой, и обалдела — мой кулачок свободно входил в меня, совершенно не задевая стенок ануса! Нащупать их я смогла лишь растопырив пальцы! Боже мой, какая же я конченная шлюха! Мою жопу растрахали так, что паровоз со свистом войдет, а мне это не только нравится — но еще и возбуждает!

 — Еще! — простонала я.

 — Моя нужно отдыхать, — повторил чернявый.

 — Еще, пожалуйста, умоляю тебя... выеби свою белую сучку, затрахай меня до смерти, хочу лопнуть от твоей спермы! Выеби меня, очень прошу...

Не знаю, или мои слова завели его снова, или тех нескольких минут, что танцор лежал, ему хватило, чтобы отдохнуть, но он, перевернувшись, навис надо мной черной горой, и, приставив член к попке, с легкостью вошел в меня.

И понеслось... началась новая скачка. Теперь гигант трахал меня медленно, размеренно, оттягивая удовольствие. И во всех вообразимых позах — на спине, раком, на животе, на боку... кажется, даже еще на весу... я уже не чувствовала, не ощущала и не хотела знать ничего, кроме огромного черного хуя, орудующего в моей попке. Я уже давно потеряла счет тому, сколько раз я кончила. Я теряла сознание от удовольствия, возвращалась снова, и требовала только одного:

 — Еще!

Последнее, что я помню из своего восемнадцатого дня рождения, был бьющий в окно свет утреннего солнца, и я, свернувшаяся калачиком на кровати, мокрой от пота и спермы.

 — Я сейчас немного отдохну, а потом ты меня снова выебешь, — тихонько прошептала я.

И провалилась в глубокий сон.

Дорогие мои читатели и поклонники! На волне популярности возникла мысль превратить рассказы про Сашеньку, объединенные общим сюжетом, в роман — дописать связки, расширить некоторые сцены. Свое мнение по этому поводу можете оставлять или здесь, в комментариях к рассказу, или мне на почту

Отблагодарить меня за полученное при прочтении рассказа удовольствие Вы можете на Яндекс-Деньги 410011335919229 Буду крайне признательна!

/uploads/sexytales_ru/publications/8f/b0/600x600/0e4b85e7d9cb94731a46aa225b501903. jpg