Таня и Настя 5. Правила

С наступлением весны у нас, с Настей появились правила, которые придумала Настя и, за которые мы постоянно друг друга наказывали. Эти правила Настя постоянно дополняла и редактировала, а я просто старалась их соблюдать, потому что все они были дико сексуальными и потому что я хотела стать более дисциплинированной.

Правила были такие:

1. Перед тем, как войти в квартиру или позвонить в дверь ты обязана полностью раздеться, отлодить одежду в сторону, встать на колени и, стоя на коленях открывать дверь или звонить в нее.

2. В квартире, при выполнении обычных дел ты должна всегда оставаться голой, кроме исключений и, когда ты куда-то собираешся.

3. Перед тем, как выйти на улицу в выбранном комплекте одежды, необходимо согласовать свой выбор с подругой и учесть ее пожелания.

4. Необходимо преодолевать босиком путь по лестнице от квартиры до выхода из подъезда.

5. Писать в унитаз нельзя. С утра писать можно только в ванной или вне квартиры, в другое врямя писать можно только в рот подруге, в графин для мочи или вне квартиры.

6. Срать можно только сидя на корточках над унитазом, с поднятым кругом и только в присутствии подруги. Также срать модно вне квартиры, соблюдая эти же условия. Вытирать жопу запрещено в любом случае.

7. Мыться необходимо совместно с подругой.

8. Если ты хочешь одеть трусики и подруга одобрила твой выбор, то необходимо, чтобы ты или она пописали на них или полили мочой из графина, пропитав насквозь. После ты этого ты можешь их одеть, подождав, пока они высохнут, а можешь одеть, не дожидаясь этого. Сушить трусики можно только естественным путем.

9. Твой внешний вид должен соответствовать выполняемому тобой действию.

а) мытье полов — голое тело, передвижение в позе «раком», ручка от швабры вставлена в анус, минимум на 10 см.

б) приготовление еды — поверх голого тела фартук с прорезями для сосков и пизды, прямая осанка, попка чуть оттопырена назад.

в) учеба — голое тело, заклееные скотчем соски и вагина, раздвинутые на 120 градусов ноги; при этом запрещено покидать рабочее место ранее чем через полтора часа, если работа еще не выполнена, а если работа выполнена, то необходимо получить разрешение подруги.

10. Каждое утро необходимо делать зарядку, совместно с подругой.

11. Минимум три раза в неделю необходимо пробегать 5 км, из них 4 — босиком.

12. Необходимо принимать в рот месячные своей подруги.

13. Минимум раз в неделю необходимо делать клизму, совместно с подругой.

14. Если ты не выполнила какое-нибудь правило, но возможности наказать тебя нет, необходимо, чтобы подруга сделала тебе пометку на видимом участке тела губной помадой, ручкой или чем-нибудь клейким, как напоминание о невыполненном наказании.

15. Наказание за нарушение правил бывает трех видов, как и само нарушение: легкое, среднее и тяжелое. Степень тяжести определяется подругой.

а) легкое — ты можешь выбрать между поркой и альтернативным наказание, при выборе порки ты сама выбираешь по какому месту тебя пороть, количество ударов и орудие порки определяется подругой.

б) среднее — ты будешь наказана поркой и альтернативным наказанием, которое придумаешь сама.

в) тяжелое — наказание будет состоять из сильной порки и альтернативного наказания.

16. Ты должна сознаваться подруге о всех своих провинностях сразу, не дожидаясь, пока она о них узнает.

17. Ты должна заниматься самосовершенствованием и переодически устраивать профилактическую порку.

18. Ты должна спрашивать разрешения у подруги, перед тем, как заняться мастурбацией.

Это конечно не все правила, их было гораздо больше, тем более Настя постоянно выдумавала новые. Сейчас я расскажу вам про один из моих дней из жизни с правилами.

С утра меня разбудил необычный будильник — сильный заряд тока прошил мою вагину. Это приспособление мы с Настей нашли в интернете и заказали себе. Действовало оно так — два железных зажима прикреплялись к телу, ставился таймер и ты прсыпалсь, не разбудив свою подругу. Будильник ударил меня еще раз. Я встала из под одеяла, но сразу его не сняла — когда день начинается с боли легко настроиться на дела. Будильник ударил еще раз и я отключила его и пошла на кухню. На кухне тоже были свои правила — при приготовлении еды необходимо одевать специальный фартук. Он выглядит очень сексуально и в нем я быстренько приготовила завтрак, после чего отправилась будить Настю. Сначала я полизала ей ножки, но она либо не просыпалась, либо притворялась спящей и тогда я перешла к киске.

Тут Настя застонала и открыла глаза. Я сразу же прильнула к ее губам и мы долго целовались. Потом она встала и мы начали делать зарядку — новое настино изобретение. После того, как зарядка была закончена я заправила постель и мы пошли в ванную. Мылись мы вседа одинаково: сначала просто стояли под теплыми струями, потом терли друг друг мочалками, а потом писали, чувствуя, как теплая моча стекает вниз по бедрам. Помывшись мы пошли на кухню, где и позавтракали. Когда настя захотела съесть еще ложечку варенья я размазала эту ложку у себя на киске и Настя слизывала его оттуда. Я тоже решила съесть еще одну ложечку и Настя, опустившись на колени и размазав варенье по анусу и между ягодицами, дала мне его слизать. Потом пора было одеваться и мы пошли выбирать одежду. Я решила одеть светло-красно-розоватое очень красивое платье, которое купила после того, как увидела в одном порнофильме. Оно заканчивалось совсем чуть-чуть пониже моей попки и я решила одеть к нему светлые чулки в довольно большую сеточку. На ножки я одела туфли и одела очень красивое ожерелье на шею, как раз под цвет моего платья. Нижнего белья на мне, как обычно небыло. Настя же одела узкие джинсы, топик и босоножки. Мне полностью понравился ее наряд, а вот она посоветовала снять туфли и тоже одеть босоножки.

 — Но на мне же чулки! — сказала я.

 — Тогда одень «гладиаторские сандалии».

Я согласилась и переобулась. Когда мы уже собирались выходить я поняла, что на мне одеты длинные чулки, доходящие до половины бедра, а по правилам спускаться по лестнице надо абсолютно босиком.

 — Черт! — сказала я. — Насть, на мне чулки!

 — Мы опоздаем, если ты будешь их снимать и одевать. Давай накажем тебя когда придем? — предложила она.

 — Давай! — с радостью согласилась я.

Настя поставила мне крестик губной помадой на бедре, там где оставалось место между платьем и чулками и мы вышли в подъзд. Спустились вниз, вышли на улицу, одели туфли и пошли на остановку. Универ наш стоял недалеко и до него вполне можно было дойти пешком, как мы иногда и делали, но сейчас мы ехали на автобусе. Автобус как всегда был переполненный, но я считаю автобус очень сексуальным местом. Во-первых, чтобы держаться ты вытягиваешь руку вверх и показываешь всем свою подмышку. А она ведь может быть бритой или небритой, может иметь небольшой запашок — как это возбуждает, когда твоя подмышка прямо перед лицом какого-нибудь парня и он не может оторвать от нее глаз. Во-вторых в толпе можно безнаказанно прижиматься к кому хочешь, также тебе могут наступить на ногу, что очень клево, если ты в сандалиях или босоножках. Вот поэтому я и люблю автобусы. Настя считает также и поэтому поездка на автобусе для нас всегда сексуальна. Ехать нам было чуть-чуть и вскоре мы уже сидели на паре.

Близился конец учебного года, у нас с Настей все было хорошо и мы могли себе позволить не обращать большого внимания на учебу. На первой паре мы мастурбировали друг-другу киски, на второй Настя засунула мне попку ластик, на большой перемене вообще было супер: Настя купила шоколадку и решила меня покормить. Разумеется, не просто так. Первую дольку я съела с пола на выходе из столовой, вторую дольку с чьетого плевка в курилке. Потом мы с Настей пошли в туалет на четвертый  этаж — там всегда мало народу. Там я съела одну дольку из ануса Насти, одну с унитаза и одну с лужи мочи. Это было очень клево — мне понравилось и мы с Настей решили найти еще какое-нибудь унизительное место, но ничего нового не придумали. Настя предложила засунуть мне пару долек в чулки, чтобы они там растаяли, но я еле уговорила ее этого не делать, потому что чулки были очень нежные и стирки могли не выдержать. Взамен я пообещала завтра одеть трусики, чтобы Настя смогла сделать все что задумала и она согласилась.

На третьей паре грянул гром — у нас с Настей были двойки по контрольной, хотя я была уверена в ее правильности. Настя очень разозлисась на меня, хотя я сама была зла на себя и объявила мне, что я получу наказание средней тяжести. Я согласилась, потому что была уверена в справедливости этого. Потом Настя немного остыла, извинилась и предложила легкое наказание, но я не согласилась.

Домой мы так же решили поехать в автобусе. Народу было немного и мы с Настей сели на последние седенья. Там Настя сняла босоножку с правой ноги, положила ее на колено другой ножки, ступней ко мне и предложила полизать. Я с радостью согласилась и, хоть и ножка была чистая, то что я лижу ее в автобусе очень возбудило меня.

 — Клево, да? — спросила она меня, когда мы выходили.

 — Да. — ответила и наклонившись, лизнула ее шею. Настя в ответ чуть посильнее прижалась ко мне.

Я же говорила, что автобус дико сексуальное место!

У подъезда мы сняли обувь и прошлись босиком до своего этажа. Перед дверью произошел еще один ритуал, описанный в правилах, самое первое правило придуманное Настью. Я думаю сама идея этого принадлежала одному рассказу, где к мужику пришла девушка и он решил проверить, любит ли она унижаться. Он сказал ей, чтобы она разделась и встала на колени, и что только после этого он откроет дверь. Она выполнила все эти требования, хотя я думая, в реальности такого бы не случилось. Разве что, если бы на ее месте была я или Настя.

Итак, я стянула платье через голову, сняла ожерелье и чулки. Настя действовала медленнее, хоть на ней было меньше одежды — всего лишь топик и джинсы.

Мы вошли в квартиру и сразу же решили наказать меня. На счет наказаний у нас тоже были правила:

1. При легком наказании ты сама можешь выбрать между поркой и альтернативным наказание. При выборе порки ты можешь выбрать место ударов (не болле двух при одном легком наказании): попа, спина, ступни или грудь. Количество ударов и орудие порки выбирает подруга. Если ты выбираешь альтернативное наказание, то подруга может отклонять неподходящие, по ее мнению варианты.

2. При среднем наказании порка обязательна, два места порки выбирает подруга, одно ты. Подруга может выбрать то же самое место, что и ты, но нельзя использовать более трех мест за одно среднее наказание. Места такие: попа, спина, грудь, ступни, внутреннние стороны бедер и живот. Количество ударов и орудие порки выбирает подруга. Твое альтернативное наказание подруга также может отклонить.

3. При тяжелом наказании наказании порка обязательно, минимум два места, общее количество не ограничено, все места выбирает подруга. Места: попа, спина, грудь, ступни, внутреннние стороны бедер, живот, лобок (включая вагину) и лицо. Количество ударов и орудие порки выбирает подруга. Ты не можешь отклонить альтернативное наказание, назначенное подругой.

4. При порке тебе необходимо считать удары, но не вслух, если, конечно этого не потребовала подруга. Если ты ошибешься, то порка начинается с начала.

5. После каждого удара надо говорить «спасибо» и «еще, пожулуйста», удар повторяется если ты этого не сказала.

6. У тебя есть выбор — подвергаться связыванию рук и ног (иногда можно и все тело) или нет, но если ты попыталась вырваться или защититься от удара, то порка начинается с начала.

7. За отказ от получения наказания или наказывания подруги следует тяжелое наказание.

Вот так у нас проводились наказания. У меня был выбор, но я предпочла порку — быстро и больно. Я подошла к Насте и попросила:

 — Накажи меня пожалуйста.

 — За что? — спросила она.

 — С утра я нарушила правило и не спускалась по лестнице босыми ногами.

 — Почему я не наказала тебя с утра?

 — У нас не было времени.

 — У тебя есть отметка о невыполненном наказании?

 — Да. — сказала я и показала крестик на ноге, нарисованной Настиной губной помадой.

 — Хорошо. — сказала она. — Что ты выбираешь?

 — Порку. — не задумываясь ответила я. Больно и быстро.

 — По какому месту?

 — По попе.

Дело, кстати было не в том, что порка по попе это не очень больно. На самом деле для меня было бы менее больнее получить по спине, но попу я выбрала, следуя каким-то внутренним инстинктам. Просто захотелось и все.

 — Хорошо. — сказала Настя. — Ложись.

Кстати, на счет места для наказания. Для этого у нас была специальная скамья, которую Настя взяла у родителей на даче. Там она лежала бесхозная, а нам она очень даже пригодилась. Она была такой длины, что на ней можно было лечь от начала шеи до промежности, а шириной где-то в 75% ширины наше с Настей тел. Таким образом лежать на ней было очень неудобно — сиськи не знали, куда им деться — по бокам они не могли свеситься, а лежать ровно тоже не было никакой возможности.

Я улеглась на эту скамью и Настя предложила связать мне руки, но я отказалась. Бить меня она собиралась проводом, который уже и приготовила.

 — Настя, ударь меня пожалуйста! — попросила я. Она ударила. Немного больно.

 — Спасибо! Еще, пожалуйста!

Она ударила еще раз. Было уже немного больнее.

Я попросила еще раз. И Настя опять ударила.

Опять и опять.

 — Спасибо тебе Настенька. — простонала я. — Ударь еще пожалуйста! — попросила я после десятого удара.

Настя не ударила.

 — Все, ты уже достаточно наказана.

 — Спасибо! — сказала я.

 — Ты считала удары?

 — Да, конечно, десять раз.

 — Молодец! Дай-ка. — она опустилась к моей ноге, лизнула ее и стерла губную помаду. Точнее растерла по ноге. На другой ноге, в тож же месте стоял крест, поставленный ручкой за контрольную. Настя, будто прочитала мои мысли и сказала:

 — За это я накажу тебя позже. Сейчас давай ты сначала сделаешь ее, а потом уже и остальное. Или ты хочешь есть?

 — Нет, Насть, не хочу.

 — Ну вот и умничка.

Я села за работу. По правилам просто так этого делать было нельзя. Я взяла скотч, отрезала немного на соски и заклеила их, потом этим же скотчем привязала ноги к ножкам стула, раздвинув их на 120 градусов. Вот в такой позе мне и надо было работать.

Тут Насте позвонили. Она говорила минут пять и я поняла, что ее вызывают на работу, хоть сегодня и выходной (правда она вообще там редко бывала). После того, как она положила трубку она сказала:

 — Тань, меня тут на работу срочно вызывают.

 — Ага, я поняла. — ответила я.

 — Так что я побежала, сегодня дом и так на тебе, а

 — Да ладно, те, Насть прервала я. Я все сделаю, ты возвращайся только поскорей.

 — Ну, конечно, любимая.

Она подошла и поцеловала меня.

 — Насть, я хочу срать. — сказала я, внезапно пукнув. — Можешь немного задержаться?

 — Конечно! — ответила она, пошли.

Я отлепила скотч от ног и мы пошли в туалет. Там я встала на него ногами, опустила попу и начала выпускать говняшки.

 — Аппетитно выглядит! — сказала Настя. — Если бы я не спешила на работу, то точно бы одну съела.

Я выдавила все и слезла с унитаза.

 — Спасибо, Насть! — сказала я.

 — Да что ты!

Она смыла и пошла одеваться, а я работать. Попу я не вытерла — этого нельзя было делать. Правила.

Одевшись, Настя подошла ко мне и спросила, все ли мне нравится. На ней была зеленая блузка, застегивавшаяся наискось и оставляющая большой вырез на груди, причем с короткими рукавами, сантиметров на десять от плечей, но с вырезами под подмышки, что было очень привлекательно. Еще на ней были обычные узкие джинсы. Между блузкой и джинсами был голенький животик, но проглянул пупок, если бы Настя подняла руки вверх, что она точно будет делать всю дорогу — в автобусе и метро. В руке она держала все те же босоножки. Я кивнула.

 — Потрясно выглядишь, подруга!

 — Спасибо. Ладно, я пошла, а ты, Тань не забудь придумать себе альтернативное наказание.

 — Хорошо.

Щелкнул замок и я осталась одна. Быстро справившись с уроками я решила навести чистоту. Налила воды, взяла тряпку и швабру, но не для мытья. По правилам я должна было зосовывать ее себе в анус каждый раз, когда мою полы, что я с удовольствием и сделала. Помыв полы, я протерла пыль, почистила кухню и начала думать, что же делать дальше. В итоге я решила немножко удовлетворить себя и включила порнушку. Выбирать пришлось долго и в итоге я остановилась на «Анальных любовницах» или «Gape Lovers», в оригинале. Это было очень хорошее видео, посвященное анальному сексу. В той части, которую я смотрела снимались две красивые лесбияночки (впрочем так было всегда), они расширили анусы друг друга до такой степени, что два пальца проходили туда легко, а три — чуть-чуть проблемно. С этими анусами они творили что хотели — ведь туда могло поместиться все что угодно! Я подумала, что если нам с Настей сделать хорошенькие клизмы и недельку порасширять свои дырочки, то можно спокойно жить с такими отверстиями. Конечно, немного непривычно, ведь говнецо, если захочет, сразу выйдет из попки с таким то отверстием, зато, большие дырочки. Посматривая порнуху я облизывала пальцы и потрахивала свою попку. Во рту у меня был небольшой привкус говнеца, ведь я не вытирала попку, но это только заводило меня. Долго моя киска не выдержала и в итоге я вставила в попку маркер, а ее обрабатывала обеими руками, благодаря чему быстро кончила.

После этого я решила придумать себе альтернативное наказание. В голове было много разных мыслей, но ни одна не подходила. Подумав, я разделила все альтернативные наказания на три группы, что, кстати несомненно было плодами повышенной дисциплинированности в связи с новой жизнью, с правилами.

Первая группа — телесные ограничения. Например, носить дилдо в анусе, в течении недели, или стягивающий бондаж под одеждой.

Вторая группа — унижения, в основном природные, например вываляться в коровьих лепешках или продраться голой через колючие кусты.

И третья группа — работа. Например, в течении недели готовить вместо подруги.

Вот, вроде, и все. К таким вот мыслям я пришла, обдумывая это и решила соеденить первую и вторую группу в своем наказании. В голове не шло ничего оригинального и тут я снова захотела срать, чего, конечно же нельзя было делать без Насти, да и к тому же, второй раз в сутки. Я вынула маркер из ануса, облизала и меня осенило. Мне нужно посрать! Да, да, пострать где-нибудь в очень неподходящем для этого месте! Отлично! Осталось придумать где.

Хм... В универе? Нет, не катит, там и мест нет и неприкольно как-то. Где-то на улице? Уже лучше. Где-то в достаточно людном месте, чтобы это не было слишком легко. Обычные туалеты в расчет не беруться, так где же?

Эврика! Придумала! Есть отличное местечко! Недалеко от нашего дома меняют трубы, выкапали там яму, высотой в человеческий рост, огородили ее и работают. А когда уйдут рабочие, то в яму эту можно — и люди вокруг ходят, и не видно! Гениально просто! Завтра же надо туда идти. Только вот утром или вечером? С утра наверно срать не захочу, лучше вечером. Разработаю анал дилдосом, потом выну и высру все говняшки! Главное, чтобы Настя одобрила! Эх, хорошо же я придумала. С радости я пошла покурить на балкон и увидела Настю. Она помахала мне рукой и вскоре уже была на пороге — мокрая, голая и довольная.

 — Ох, ну я им и задала, Танька! — сразу с порога начала она. — Три выходных и двойная ставка за проект!

Я была рада за Настю, но мне не терпелось рассказать свою мысль.

 — Настенька, я придумала себе наказание!

И поведала ей свою идею.

 — Ну, что же, одобряю. — сказала она. — Завтра, вечерком, наверное и сделаем. А сейчас давай я тебя выпорю и пойдем погуляем?

 — Давай! — согласилась я.

 — Выбирай места. — сказала Настя.

 — Грудь. — сказала я, чувствуя как наливаются кровью сосочки.

 — Ну хорошо, а я по бедрам.

 — Давай. — сказала я и легла на спину, сжав руки под скамейкой. — Ударь меня, пожалуйста, Настя! — сказала я.

Настя ударила. Сильно, проводом.

 — Спасибо! — поблагодарила я. — Еще!

Настя ударила опять. Провод задел соски и я взорвалась от удовольствия. Во время порки грудь-мое самое эрогенное место и, когда провод сечет соски я не могу вытерпеть от кайфа.

Настя ускорила темп и вскоре я была вне себе от счастья из-за этой сладкой, изнывающей боли в моей болевшей груди, изнутри налитой кровью. Она нанесла мне десять ударов и велела пересесть на крусло, раскинув ноги на подлокотники, как я и сделала. Удары по бедрам ощущались гораздо больнее, но я исправно стерпела еще десять ударов — по пять на каждую ногу. После Настя стерла ручку с моей ноги и сказала:

 — Одевайся, пошли, поразвлекаемся.

 — Уже бегу. — ответила я, думая, что же мне одеть.

Выбор мой пал на белый топик с открытыми подмышками и черную юбочку, на ладонь выше колен. На Насте же было шикарное изумрудное платье с белым поясом. На ногах у нас обоих были открытые босоножки.

Мы вышли на улицу и решили пройти мимо места, где я решила посрать. Место было довольно приемлимым и мы пошли дальше. Рядом с нами был парк, но идти туда на сейчас не хотелось — далековато. Настя вспомнила про еще один парк, и мы пошли туда. Это был не парк, а просто дворик с аллеями, достаточно хорошо скрывавших от ненужных глаз. Мы сняли босоножки и пошли босиком. Вскоре Настя захотела писать. Она задрала свое платье, широко расставила ноги и выпустила струю. Я сначала подставила ножки под ее мочу, а потом подставила руки и попила, умылась и протерла киску.

 — Даром ни капли не потеряла. — усмехнулась Настя.

Мы пошли дальше и вышли на заросшую со всех сторон площадку какого-то заброшенного гаража. Настя предложила мне слиться с природой. Этим «термином» мы обычно называли то, что я сделала в дальнейшем:

Скинула топик с юбкой и растянулась на земле. Полежав, я покаталась и начала засовывать траву и комья земли себе в киску и попку. Обычно мы с Настей проделывали подобное в лесу, уединяться с природой так близко от цивилизации было страшно, но очень возбуждающе. Настя сначала просто смотрела, а потом встала на колени и начала вылизывать мою киску. Вдоволь нализавшись она сделала то же самое с моим анусом. Я прекрасно себя чувствовала после такой «чистки» и предложила Насте тоже «слиться с природой», но она начала отказываться, хотя вполне могла выполнить мою просьбу и предложила сделать это завтра, обещая, что точно не откажется.

 — Ты кстати завтра одеваешь трусики! Не забыла? — спросила она.

Я уже и забыла о своем обещании с шоколадкой, но вспомнила об этом и кивнула.

 — Хорошо. Белые?

 — Ага, засмеялась Настя. Пошли, засиделись мы.

 — Пошли. — согласилась я. Тут меня настигла небольшая проблема — я была немножко испачкана в земле. Это меня конечно не смущало, но вот мой белый топик пачкать не хотелось. И тут мне в голову пришла гениальная идея.

 — Помоги подруга! — сказала я Насте, плюнула себе на грудь и начала растирать. Настя охотно присоединилась и вскоре я уже была чистенькая и влажная.

Потом мы уселись на лавочке и я трахала Настю своей ножкой, а дома мы ебали друг друга дилдосами.

автора: