Снегурочка. Часть 8. Весна. Продолжение

Продолжение

Мы ринулись в каньон. Прибежав туда, мы обнаружили, что пока мы гуляли, все уже разошлись — остался лишь Михаил и ещё один мужчина. Он был среднего роста, худощавый, лет сорока и тоже голый. Мужчины этого я не помнила, видимо он пришёл, когда нас не было. И собака, похоже, была именно его.

 — Девчата, извините пожалуйста нас Жулей, — сказал он, — не уследил я за своей хулиганкой.

 — Жуля, схватила твои джинсы, Кристин, они висели пониже, и ломанулась прочь, — добавил Михаил, — хорошо ещё футболка осталась.

Я обречённо посмотрела на свою футболку, лежащую на камне — в чём я теперь пойду домой

 — Так вас Кристина зовут, — продолжал мужчина, — я вас здесь раньше не видел. А меня зовут Евгений. Очень приятно, что наш коллектив пополняется. Тем более такими красивыми девушками.

 — Я сегодня первый день, — ответила я грустно. Я понимала, что глупо на него злиться — откуда он мог знать, что в голове у этой собаки.

 — Ладно, Кристин, не переживай, — подбодрила меня Юлиана, — что-нибудь придумаем.

 — Ой, а вы знаете, — воодушевлённо сказал Евгений, — я кажется знаю, как мог бы загладить свою вину! С меня красивые фото. Я же фотограф, а профессиональный фотограф, никогда не расстаётся со своим фотоаппаратом! Такое редкое сочетание природной красоты и красоты обнажённого человеческого тела требует увековеченья.

Я была как-то не очень обрадована его предложением — я и так чувствовала себя неуютно, совершенно голой, в компании незнакомых голых мужчин, а тут ещё и фотографироваться. Кто знает, что потом этот Евгений будет делать с фотографиями. Не хотелось бы потом случайно увидеть свою фотографию где-нибудь.

 — Давай, Кристин, соглашайся, — видя мою нерешительность, уговаривала меня Юлиана, — это память на всю жизнь. Смотри, как необычно — ледяное озеро, солнце, камни и мы голышом. Будешь старая и целлюлитная, будешь смотреть и вспоминать. Давай вместе с тобой фоткаться. А?

Я подумала, раз Юлианка знает этого Евгения, и не боится сниматься голой, значит не так всё страшно.

 — Можно попробовать, — сказала я, откинув все сомнения.

 — Вот и отлично, — обрадовался Евгений, — Я пока достану и настрою технику, а вы тоже, пока подготовьтесь.

Мы осмотрели друг друга, не осталось ли где следов грязи на теле, привели в порядок волосы и были готовы. Евгений делал тестовые снимки — судя по фотоаппарату, это была серьёзная и дорогая техника.

Начали сниматься на песке. Евгений выбрал ракурс, расположил нас на камнях, лицом друг к другу, отошёл в сторону и начал снимать. В процессе съёмки, мы, или по команде Евгения или по своей инициативе, меняли позы. По замыслу Евгения, мы должны были изобразить влюблённую парочку, что в свете предыдущих событий, нам давалось очень легко. Мы опустились на песок, продолжая ласкать друг друга.

 — Так, положи ручку ей на писю, — командовал он, — а другую руку запусти ей в волосы, А ты ножки раздвинь пошире и носочек тяни. Воооот... Хорошооо... Молодцы девочки.

Михаил сидел недалеко от нас и наблюдал за процессом. Первое время, я чувствовала себя немного зажато, а потом осмелела настолько, что совершенно непринуждённо принимала, самые откровенные позы демонстрируя свои интимные части тела.

Евгений явно не оставался равнодушным к такому зрелищу — его член напрягся и гордо торчал, но он как будто этого не замечал, продолжая снимать.

Меня тоже процесс съёмки очень возбуждал. Да и камушки в моём влагалище, при каждом изменении позы, меняли своё положение внутри меня, вызывая очередной прилив наслаждения.

 — Так девочки, давайте попробуем что-нибудь придумать со льдом, — предложил Евгений.

 — Есть идея, — сказала Юлиана. Сказав это, она пошла к озеру. Дойдя и коснувшись босыми ножками ледяной воды, она вздрогнула — кожа отвыкла от холода. Постепенно углубляясь, она дошла до кромки льда, вода в этом месте была ей до пупка. Отломив кусок, она стала возвращаться на берег.

 — Стой, стой, — крикнул ей Евгений, продолжая снимать, — оставайся пока там.

Я, оставаясь на берегу, любовалась этой картиной: обнажённая девушка стояла по пояс в проруби, на фоне ледяной «пустыни» и держала в руках кусок почти полностью прозрачного льда, который сверкал на солнце, словно драгоценный камень.

Юлианка, прижала ледяное стекло к своим сисечкам, и её сосочки стали заметно просматриваться через него.

 — Супер! — крикнул фотограф, — продолжай.

Куда только не пристраивала, этот ледяной обломок, Юлиана. Она застенчиво закрывала им свою писю, жеманно прикладывала к попке, сексуально зажимала его между ног... Евгений щёлкал затвором не переставая. Я видела, что она сильно замёрзла, но продолжала стоически переносить холод ледяной воды, улыбаясь при этом.

 — Всё, — сказал ей Евгений, — выходи, погрейся. Молодчина!

Юлианка не заставила просить себя дважды — она ринулась на берег, отбросив в сторону кусок льда. Добежав до песка, она кинулась на него и стала засыпать им своё тело, пытаясь согреться.

 — У меня тоже есть идея, — сказала я, — хочу выбраться на лёд.

 — Отличная идея, — согласился Евгений, — только ты не сможешь выбраться туда... Лёд очень тонкий в этом месте. Что же придумать

 — Я могу на руках её перенести, — предложил Михаил.

 — Точно!

Михаил взял меня на руки и пошёл в воду. Он был рослый, нёс меня высоко и когда мы дошли до кромки льда, я даже не коснулась воды. Михаил положил меня на лёд и я постаралась аккуратно сдвинуться подальше от воды, туда, где лёд был крепче. Михаил вернулся на берег и мы продолжили съёмку.

Я принимала различные позы, лёжа на ледяной поверхности. Сексуально выгибала спинку, раздвигала ножки, садилась на шпагат... Просто лежала, делая вид, что загараю... Я чувствовала настоящий кайф! Кайф от того, что могу быть самой собой, делать то, что мне всегда хотелось и чего не могла себе позволить... Не могла позволить, боясь осуждения со стороны... Боясь, что все поймут, какая я на самом деле

А сейчас я была моделью, и просто старалась хорошо делать свою работу. Я была готова выполнить любую просьбу фотографа.

И фотосъёмка была бы лучшим прикрытием для меня и могла бы позволить реализоваться всем моим диким фантазиям. Работа в качестве модели — это лучшее занятие, о котором только может мечтать эксгибиционист.

Чувствовала кайф и ещё и от того, при любом изменении положения тела, камушки внутри меня, переворачивались и ложились совершенно непредсказуемым образом, вызывая каждый раз новые ощущения.

Чувство постоянного возбуждения, в котором я находилась, позволяло мне не обращать внимания на жгучий холод ледяного покрытия.

Я очень надеялась, что на снимках не будет заметна моя мокрая киска — в месте контакта моей кожи со льдом, он подтаивал, и поэтому всё моё тело вскоре стало влажным.

 — Кристина, — крикнул мне Евгений, — попробуй сесть на край, а ножки свесить в воду

Медленно, сидя на попе, я стала перебираться на край льдины. Правая ножка коснулась воды... Левая... Сдвигаясь всё ближе к краю, я наконец смогла согнув ноги в коленях, опустить их в воду. Лёд меня еле держал.

 — Молодчина! А теперь попробуй немного расслабиться..

Я постаралась принять непринуждённый вид, как будто для меня это совершенно естественно, сидеть голышом на краю льдины и болтать ножками. Щелчки затвора фотоаппарата не прекращались.

В какой то момент, лёд всё таки не выдержал подо мной и я с визгом  полетела в ледяную воду. Уххх... Холод, словно тисками сжал всё моё тело! Слава богу, в этом месте было не глубоко и, почувствовав под ногами дно, я встала, и отфыркиваясь пошла к берегу. Евгений продолжал снимать.

 — Девочки, вы просто супер! — восхищённо сказал Евгений, — я думаю, отличные получатся фото.

Мы обменялись телефонами, чтобы он мог передать нам фотографии.

Солнце стало опускаться всё ниже, стало заметно прохладней. Юлиана стала отряхиваться, я ей помогла — со спинки, попки и ножек ладошками смахнула приставший к коже песок. Она одела кофточку, короткую джинсовую юбку и лёгкие сапожки, чуть ниже колена. Трусики и лифчик она не носила. Сверху Юлиана надела короткую кожаную курточку.

У меня, кроме моей футболки, больше ничего не осталось — она была настолько короткой, что едва прикрывала пупок. Даже оттянув её вниз, я не смогла бы скрыть свою писечку. Я не представляла, как я пойду домой...

 — Главное пройти через лес, — сказала Юлиана, — а в лесу сейчас никого нет. В конце леса нас встретит мой парень на машине. Так что не боись.

Мы попрощались с Михаилом и Евгением, и стали выбираться из «каньона». В месте, через который они перебирались с острова на озеро, был самый толстый лёд и лежала широкая доска. Сначала Юлиана, а следом за ней и я, без проблем перешли на лёд и пошли на противоположный берег, в сторону леса. Место было довольно нахоженное и на льду была своего рода тропинка, соединяющая берег острова с основным берегом.

Юлиана шла передо мной и я, глядя на её голые, стройные ножки, между сапожками и короткой юбкой, думала, что по сравнению с ней я выгляжу наверно совершенно голой. Короткая футболка не прикрывающая ничего ниже пояса, босые ножки... В этой футболке, я чувствовала себя более обнажённой, чем если бы была вообще без одежды.

Вскоре мы дошли до противоположного берега и без труда перебрались на него — берег был довольно высокий и деревья росли у самого края, создавая тень. Лёд в этом месте был ещё достаточно крепким.

Забравшись на крутой берег, мы сразу оказались в лесу. Солнце сюда практически не попадало, и везде ещё лежал снег. Снег был мокрый, на тропинке местами в виде снежно водяной массы, а в глубине леса, ещё довольно глубокий. Но что меня удивило, совершенно чистый!

Здесь, в лесу, было ощутимо прохладней.

 — Ну, как, — поинтересовалась Юлиана, — тебе не холодно? Босиком по снегу...

 — А ты, что, хочешь мне свои сапожки отдать? — игриво спросила я.

 — Нееет, — засмеялась она, — просто интересно...

 — А ты попробуй.

Она остановилась, расстегнула один сапог, и вынув из него босую ножку, аккуратненько поставила её на снег.

 — А ничего... , — сказала она, освободив из сапога вторую ножку, и переступая босыми ножками по снегу.

 — Ну пойдём тогда, — сказав это, я пошла вперёд.

Юлиана шла следом за мной, неся в руках сапожки. Вдруг, я неожиданно почувствовала шлепок по свой попке.

 — Ты чего, — спросила я, оборачиваясь.

 — Ничего, — смеясь, ответила Юлиана, — просто у тебя такая хорошенькая попка, что я не удержалась.

Через несколько шагов, она опять, довольно больно, шлёпнула меня по попе.

 — Ах, ты так, — с этими словами, я набросилась на неё.

Я повалила Юлиану в сугроб, пытаясь перевернуть её на живот, чтобы как следует отшлёпать по попке. Она, дико смеясь, сопротивлялась. Мы барахтались в снегу, две полуголые девочки, и каждая из нас пыталась шлёпнуть друг друга. Мне никак не удавалось перевернуть Юлиану, но получилось задрать юбку, оголив тем самым полностью её ноги и лобок, которые к этому времени были все в снегу. Она, в это время, беспрепятственно продолжала шлёпать меня по голой попе.

Мне ничего другого не оставалось, как хлестать её ладошкой по бёдрам, по письке... Мы визжали, как резанные. Снег, брызгами, разлетался от наших тел, в местах ударов...

Продолжение следует...

автора: