Сила любящих женщин. Часть1 / Рассказы и видео о лесбиянках онлайн бесплатно!

Сила любящих женщин. Часть1

 — Привет, Алька, — крикнула Валя, набрасываясь на свою тетку со спины.

 — Ой! Дура! Напугала! Ты чего так орешь? — испуганно вскрикнула Аля, оборачиваясь.

Племянница отпустила Алю и чмокнула в щечку.

 — Как я рада тебя видеть! — с улыбкой на лице сказала Валя, обнимая тетку.

 — Я тоже рада тебе. Ты чего так поздно? Мы тебя ждали утром. Я уже баню протопила. Остыла наверное. — сказала Аля.

 — Настена, сходи в баню, глянь на градусник, — попросила Аля дочь.

Из комнаты появилась шестнадцатилетняя красивая девушка.

 — Привет, Валюха, — поздоровалась Настя с двоюродной сестрой

Аля, женщина 43 лет. Одинока, живет в деревне с дочерью. Работает поваром в школе.

Настя ее дочь, выпускница, только что сдавшая школьные экзамены, но провалившая вступительные в университет, в областном центре. Вернулась, чтобы помогать матери и готовится к поступлению на следующий год.

Валентина, дочь, Галины, сестры Алины. Молодая особа 27 лет. Работает логистом-менеджером по продажам, в крупной торговой сети, обласного центра. Не замужем, по причине развода, с молодым неудачником, вечно спускавшим все заработанные им и Валентиной деньги в игровом клубе.

Галина, мать Валентины, сестра Алины. Преподаватель в университете, в который поступала Настя. Женщина очень строгих правил и порядков. По этой причине и не помогла поступить своей племаннице, считая, что каждый должен добиваться всего сам. Однако после недачных экзаменов нагрузила литературой и пообещала найти репетитров перед началом следующего поступления.

 — Ну как вы здесь, без меня? — смеясь разбирала вещи Валя в комнате, которую занимала всегда по приезде к тетке и сестре.

 — Да живем потихоньку. Алька помогает, спасибо. Сама наверное не потянула бы работу, да еще и такое хозяйство, — посетовала тетка.

 — А что прибавление? — спросила Валя, скидывая через голову платье.

Оставшись в одних хлопчатобумажных низких плавочках, нагнулась над сумкой и стала искать шорты и майку. Найдя топик, Валя одела его на голую, весьма солидную грудь третьего размера.

 — Вымя у тебя мамкино, — ухмыляясь заметила Аля.

 — Да у тебя тоже не маленькое. Ты как Насюху родила, так вообще обогатилась, — парировала Валентина. — Размер-то наверное пятый

 — Четвертый, — коротко ответила Аля, продолжая нарезать салат.

 — А Настюха, тоже округлилась, — заметила Валя. — По женихам бегает, наверное.

 — Ну как тебе сказать... — замялась Алина.

 — Прямо говори, — улыбаясь ответила Валя.

 — Да нет у нее никого. Ну в смысле нет мальчика, — неуверенно ответила Алина, не оборачиваясь.

 — Всмысле? — не поняла Валя. — Постоянного нет? Так это нормально. Я тоже в ее время с двумя, тремя тусила.

 — Да нет. Вообще ни одного вообще нет, — вздыхая ответила Аля, утирая рукой пот со лба.

 — Алин, я тебя чего-то не понимаю. Ты можешь нормально сказать? — подойдя к тетке, сказала Валя.

 — Давай не сейчас. В баню пойдем. Настюха, помоется, уйдет, там и поговорим. — предложила Алина.

 — Ладно. Не вопрос. — не понимая ответила Валентина и вернулась в комнату, расскладывать вещи и собираться в баню.

 — Ма, баня истопилась, — крикнула Настя, заходя на кухню.

 — Бери полотенце, зови Вальку и в баню идите, я сейчас, приду. — ответила Алина, перемешивая салат.

 — Валь, пойдем в баню, мамка скоро придет, — сказала Настя открывая дверь в комнату к сестре.

 — Иду, — ответила Валя, хватая со стола пакет с бельем, и накидывая на плечо большое банное полотенце.

 — Хороший парок! — вдыхая аромат хвои сказала Валя, откинувшись на полку.

 — Да, спасибо отцу. — заметила тетка, сидя на верхней полке в ногах у Валентины.

 — Да, дед с руками был, — добавила Настя, которая лежала на нижней полке.

 — Аль, может веничком порадуешь, — предложила Валя.

 — Да запросто, переворачивайся. Сейчас я тебя отхожу, так что весь твой табак выйдет, — сказала Алина, спускаясь вниз к кадушке с водой, с березовыми вениками.

Выбрав веник, Алина, поднялась на первую полку.

 — Настюха, сдвинься, — попросила мать.

Настя, поднялась и села на вторю полку, на уровне бедра матери. Ее взгляд снова задержался на ее крутых бедрах и волосатом лобке матери. Затем взгляд поднялся выше. Глядя на большую материнскую грудь, свисающую под собственным грузом, с крупными сосками. Возбуждение в промежности девушки поднималось словно цунами.

Алина заметила похотливый взгляд дочери и немного смутилась, но не подала виду и взяв в руку веник приложилась к спине племянницы. Короткими ударами, Алина прошлась от попки до плечей и обратно, сдвинулась на ноги. Снова вернулась к ягодицам, пояснице и плечам.

Настя поняла, что не может больше сидеть рядом с обнаженной матерью и выскочила из парилки.

 — Ох... Хорошо, — простонала Валентина, после того как тетка в очередной раз прошлась венком по ее спине.

 — А то... Это тебе на ванная дома. — с гордостью сказала Алина, отхлестывая племянницу по аппетитной попке. — А задница у тебя, что надо! Мужики часто, видать, западают. — сделала комплимент тетка.

 — Конечно. не зря же я ее холю и лилею. Маски всякие, массажи. — ответила Валя.

 — Маски для задницы? Зачем? Из чего? — удивилась тетка.

 — Алька, какая ты темная! Ну как зачем, чтобы мужикам нравится! Вот надену бикини, а попка вся наружу... А если бы у меня там целюлит был? Кому я такая нужна? А так, приятно посмотреть и потрогать хочется. — засмеялась племянница.

 — А из чего? — спросила тетка, скорее из любопытства, чем из практического применения.

 — Ну есть крема всякие, ну и естественный способ, — уклончиво ответила Валя.

 — А ну-ка про естественный способ по подробней, — ухватилась тетка.

 — Ну ты темнота! Ну как тебе сказать... Ладно, мы как никак родственницы и секретов у меня от тебя нет. Когда тебя мужик трахает, перед тем как кончить, вынимает и кончает тебе на задницу. Потом, пока не засохла, растираешь. Она берется корочкой. Потом можно потереть и лишнее отшулушится.

 — Вот, блин, а все время в себя принимала. Залететь боялась, предохранялась. А тут и безопасность и польза! Вот я дура, баба. — разошлась Алина.

 — Аль?... — украткой спросила Валя.

 — А... — продолжая охаживаь Валентину веником, откликнулась тетка.

 — Мне кажется, я знаю, что происходит с Настеной... — неуверенно сказала Валя.

 — Что? — затаив дыхание и прекратив хлестать веником, спросила Аля.

Валя перевернулась на бок и посмотрела в глаза тетке. В сумраке, блеск теткиных глаз был таким страдальческим, что Валя, поняла, что зацепила за живое.

 — Я думаю, что... она тебя любит... — уклончиво сказала Валя.

 — Да, я тоже ее люблю. Она же моя кровинушка, доченька, — вздохнув ответила Аля и села рядом с племянницей, прижавшись бедром к ее бедру.

 — Я не о том... Она влюблена в тебя

 — Как... Что? — испугалась Алина.

Но от Валентины не ускользнуло, что испуг Алины был предопределенным и наигранным. Алина даже не дернулась, услышав предположение племянницы.

Валя положила руку на плечо тетки и погладила ее. Алина вздрогнула. Валя не одернула руку. Она знала, что это вздрагивание не потому, что женщина против, а потому, что хочет, но боиться признаться. Валя прижалась к тетке, обняв ее рукой за талию. Перед лицом Вали свисали большие груди Алины с красивыми большими сосками. Валя чуть прижала тетку за талию к себе. Алина затаила дыхание и опустила взгляд.

 — Аль, ты чего? Боишься? — тихо спросила Валя, заглядывая в глаза тетке.

Алина молчала, но не отодвигалась. Валя стала гладить поясницу женщины, ее попку. Другой рукой Валя повернула Алину к себе. Алина отвернулась, опуская взгляд. Но Валя, подняла руку и повернула лицо к себе.

 — Посмотри, на меня. — попросила Валя.

Алина медленно подняла взгляд на племянницу. Ее глубокие темные глаза, притягивали и завораживали. «Так вот почему Настюха, такая поникшая». Валя медленно приподнялась и прижалась губами к губам женщины. Алина не оттолкнула и не отодвинулась. Она приняла поцелуй племянницы. Валентина, раздвинула языком губы тетки и протиснувшись между зубками, коснулась языка.

Алина ответила и сжала губы. Подалась вперед и стала жадно обхватывать своими губами губы племянницы. Закрыв глаза, женщины закружились в потоке чувств. Алина обняла Валю и притянула к себе. Их груди прижались, передавая жар тел. Валя обхватила свободной рукой правую тяжелую грудь тетки и стала ее сжимать, перекатывая между пальцами сосок женщины. Алина задахнулась от накрывшей ее волны. Обжигающий поток лавы ринулся к ее промежности, толкая потоки влаги, смазывая ее влагалище, впредверии ожидающих ее ласк.

Валя оторвалась от тетки и заглянула в ее широко открытые глаза. Неловкая улыбка тетки расмешила ее, но Валя сдержалась и лишь нежно поцеловала ее в уголочек губ.

 — А Настя знает, что ее мать такая страстная? — вдруг с улыбкой спросила Валя.

 — Ты что?! — испугалась Алина.

 — А что? Ты думаешь, ей бы это не понравилось? — спросила Валя, поглаживая Алину по груди, сжимая сосок.

 — Я даже не думала об этом! Она же моя дочь! Тем более она женщина! — отодвигаясь ответила Алина.

 — И что? Я тоже женщина и твоя родная племянница. Что в этом такого? Только не говори, что тебе не понравилось, — ответила Валя не давая Алине отодвинуться.

 — Ну... Не знаю... — задыхаясь ответила Алина.

 — Все ты знаешь! Я видела как Настюха на тебя глазела. Да она тебя чуть голую не «сожрала» взглядом. Жалко девочку. Представляю какого ей сейчас. — не унималась Валя.

 — Ты о чем? Не понимаю. — отнекивалась Алина.

 — Да ладно, тебе, Аль. Ты прекрасно понимаешь о чем я. Можешь не прикидываться. Я знаю, что у тебя уже были женщины и ты знаешь как это делается. Да и про вас с мамой я знаю, — спокойно сказала Валя.

 — Что ты знаешь? — уже не так испуганно и с улыбкой спросила Алина.

 — Как вы по малолетке друг дружку вылизывали и пальчиками трахали на чердаке у деда с бабой, — спокойно ответила Валя, наблюдая за реакцией тетки.

 — Мать тебе рассказала? Вот, сучка! Не умеет язык держать за зубами! Так и знала! — вспылила Алина.

 — Да ладно тебе. Что было то было. Да и разве вам плохо было вместе?

 — Да маленькие мы тогда еще были. Не знали ничего. Мужиков не видали, вот и баловались сами.

 — Ага маленькие... А когда мать в институте уже училась и на каникулы приезажала? А когда она меня родила и через полгода к тебе приехала, потому что отец козлом оказался и на сторону ушел... Рассказывала она мне как вы тут зажигали, вот в этой самой бане. — спокойно и с улыбкой рассказала Валя.

 — Вот, сучка, все рассказала! Ну я ей устрою! — засмеялась Алина.

 — Да ладно тебе, не злись. Ты лучше скажи, что же ты так Настьку так замучала? На ней лица нет. Ходит, вон вся задерганная и зажатая.

 — А что я могу? Ну не нравятся ей мальчики! — в сердцах сказала Алина, вставая с полки.

Валя поднялась и пошла вслед за ней в предбанник. Насти не было. Был накрыт стол. Вино, зелень, огурцы, помидоры, рыба вяленная.

Алина завернулась в полотенце и села за стол. Налила в стоканы вино. Валентина села напротив нее.

 — Но ты с ней говорила? — продолжила тему Валя.

 — Да как, говорила... Так... Что болит? Что беспокоит? Молчит, отговаривается. — стукнулись стоканами и выпили вино.

 — Я о другом. Спрашивала про парней?

 — Ну как я спрошу? Интересная ты!

 — Ну ты же мать! Так и спроси, есть ли у нее парень. Был ли у них секс. Ну не мне же тебя учить! — удивилась Валя.

 — Тебя Галка спрашивала? — вспылила тетка.

 — Еще как! И презервативы в сумочку подкидывала и по бутикам с бельем водила. И журналы женские с полуобнаженными парнями подкладывала и к гинекологу со мной ходила. Все было.

 — Нет. На прямую она с тобой говорила о сексе? — уточнила Алина.

 — Да я про секс раньше узнала, чем она думает. Я еще в четырнадцать лет ее с любовником в спальне застукала, а потом ласкала себя полночи. На утро в школе варенная была, а потом еще много раз вспоминала и снова себя ласкала. Потом застала ее в душе с любовником. Потом еще и с любовницей застукала. Корка была еще та. — засмеялась Валя, вспоминая моменты из прошлого.

 — Ты не ответила, — настаивала тетка.

 — Да. Она говорила со мной о сексе. — твердо ответила Валя, откусывая помидор.

 — И как?

 — Что как?

 — Как это было?

 — Да, обычно. Сидели у телевизора. Она спросила, есть ли мальчик, который мне симпатичен. Я сказала, что если она хочет поговорить про секс, то я уже не девственница. Что занимались мы сексом на моей кровати, и использовали его презервативы. Она спросила было ли больно? Да, немного, но у парня был не сильно толстый член и было почти незаметно. Кровь была, но мало. Потом она сходила со мной в врачу и та подтвердила ей, что я уже не девочка. Да нам как-то проще было. После того как я сказала ей, что видела ее с мужчиной, она поделилась со мной, что у него классный член и ей нравится его ощущать в своей киске. А после того как я запалила ее на кухне с любовницей, она рассказала мне про вас с ней и про то, что иногда ей нравится ласкаться с женщинами. Она мне показала пару кассет, где женщины ласкали друг друга. Я попросила ее показать как это в реале, но она отказалась. Открою тебе секрет, но только ей не говори. Я все-таки попробовала ее на вкус. Кисленькая. — прервалась Валя, отпивая из стакана вино.

 — Когда успела? — с любопытством спросила Алина, наливая вино в стаканы.

 — Она как-то с вечерины пришла. Ну под градусом. Попросила ей составить компанию. Догнались. Она в душ и спать. Я ящик смотрела. Там как раз лесбийская тема проскользнула. Начала себя ласкать и фантазировать. Потом заглянула к ней в комнату. Она там в одном пеньюаре спит, попа голая. Вот меня колотило тогда! Ну я тихонько пробралась, скинула с себя все. Легла рядом. Обняла. У меня уже тогда были девчонки и я знала, что такое чужое женское тело. Меня колотило от того, что рядом голая мать. Стала ласкать ее бедра, попку. Слегка раздвинула ее ножки. А она уже мокрая там. Думаю ей что-то эротичное снилось. Не удержалась и опустившись, стала язычком лизать ее киску. Заметила, что она стала глубже дышать. Притормозила, чтобы не спугнуть. А затем снова забралась язычком в киску. Я тогда кончила только от того, что почувствовала ее сок. Даже себя не ласкала. Но потом струхнула. Убежала. — закончила рассказ Валя.

 — Могу тебе открыть секрет. Она знает, что ты ее ласкала, — улыбаясь сказала тетка.

 — Откуда?

 — Она сама мне рассказывала. Боялась, что ты свернешь на «розовую тропинку». — ответила Алина.

 — Ну не знаю... Мне казалось она спит.

 — Она и спала, пока ты ее не раздраконила и бросила. Она так тогда на тебя разозлилась, но не за то что ласкала, а за то, что бросила и не довела ее до оргазма. Ей пришлось самой поработать пальчиками.

 — А почему она сама мне ничего не сказала? — удивилась Валя.

 — А я тебе говорила, не все так просто. Так что, даже не знаю как говорить об этом с Настеной. — вздыхая ответила Алина.

 — Давай я с ней поговрю. Если ты не против. — предложила Валя.

 — И что ты ей скажешь?

 — Ну это мои проблемы, но пообещай мне кое-что

 — Что?

 — Если Настюха захочет тебя поласкать, ты не станешь ей отказывать.

 — Ну не знаю. Не правильно это как-то все. — вздыхая ответила Алина.

 — Что не правильно? Не правильно девчонке психику ломать. А то что родная мать не хочет помочь и отворачивается, это правильно? — разошлась Валя.

 — Да тише, ты! Чего раскричалась? Настюха услышит! — испугалась Алина.

 — Да пусть слышит. Так мы договорилось?

 — А как ты себе представляешь это? Я разденусь до гола и раздвину ляжки, «На доченька, родная, ласкай меня»? Так что ли?

 — Я тебе сказала, что сама все сделаю. Не переживай. Но если все получится, ты мне подыграешь. Сама ведь этого хочешь!

 — Ну не знаю... Боюсь я.

 — Чего?

 — Не знаю... Презирать меня станет

 — Вот дура, баба! Я ей говорю, что все будет хорошо, а она опять за свое!

 — Ладно... Делай как знаешь. — согласилась Алина.

 — Ну тогда, выпьем за то, чтобы вы были счастливы. — подняла стакан Валентина.

Женщины выпили и пошли в парилку.

Теперь Валя отхаживала крепкое тело тетки веником, не жалея ее. Не удержавшись Валя стала гладить ее ягодицы и бедра.

 — Валька, прекрати. Не приставай, — засмеялась Алина.

 — Чего ты? А как же ты собираешься мне подыгрывать? — продолжала Валя ласкать ягодицы тетки и стала целовать ее спину.

Алина пыталась отбиться, но Валя была настойчива и продолжала целовать спину Али, спускаясь к ягодицам. Добравшись до копчика, Валя раздвинула мягкие булочки тетки и провела языком до ануса. Алина дернулась и сжалась.

 — Валька, прекрати, застранка... — пыталась сопротивляться Алина и перевернулась.

Перед Валей были плотно сжатые бедра Алины, с ростительностью на промежности. Валя стала целовать живот тетки, опуская к бедрам. Рука Вали обхватила грудь Алины и стала сжимать ее. Алина затаила дыхание, но уже не отбивалась. Постепенно, она расслабила хватку и бедра разошлись в стороны. Валя не торопилась. Сначала целовала внутренню сторону бедер, а только затем приблизилась к тому месту где губки расходились и из волос выглядывал клитор. Она нежно поцеловала его. Алина сжалась, но бедра не сдвинула. Валя снова поцеловала. А затем высунув язык лизнула его. Алина затаила дыхание. Валя обняла губами одну половую губу и стала ее сосать. Часть волос попала в рот и немного щекотала язык. Затем Валя перешла к другой губке. Пальчиками свободной руки Валя ласкала вход во влагалище тетки. Смазка уже сочилась из Алины и стекала между ее половинками ягодиц, концентрируясь на лунке ануса. Валя смочила пальчик и стала нежно втирать влагу в попку тетки. Алина протянула руки стала притягивать голову племянницы к своему источнику. Валя почуствовав, что Аля может в любую секунду кончить, сконцентрировалась на клиторе и принялась его лизать. Алина приподняла ноги к груди и просунув между ними руки притягивала к себе Валю.

Дырочки Алины приподнялись и Валя, спустившись чуть ниже стала широкими жестами лизать от ануса до клитора, раздвигая языком половые губки, и зачерпывая кончиком влагу изнутри женщины.

Сказывалось долгое отсутствие у Алины женских ласк и буквально через несколько минут, женища закричала и забилась в оргазме, сжимая бедрами голову Вали. Валя не переставая стала лизать дырочку тетки, проникая как можно глубже и захватывая все новые порции влаги. Алина, тяжело вздыхая, стонала, держа племянницу за волосы и не давая ей отстраниться от ее промежности. Оргазм все еще сотрясал тело женщины. Конвульсии скользили по ее телу, доставляя несказанное удовольствие.

Хватка Алины ослабла и Валя нежными и плавными движениями проводила языком от ануса до входа во влагалище, собирая обильную влагу родственницы. Алина опустила ноги и поставила их на полку.

 — Как в детстве. Ты такая же как твоя мать. Такая же умелая. — сбивчивым дыханием сказала Алина.

Валя поднялась выше и приблизившись к губам Алины нежно поцеловала.

 — Я хочу, чтобы так же ты вела себя со своей дочерью. Не отталкивай ее. Тебе ведь самой было приятно. Позволь ей доставить тебе удовльствие. Поверь, она умеет это. Она ведь женщина. — нежно и тихо сказала Валя, лежа рядом, положив голову на плечо Алине и лаская ладонью ее бедро.

 — Я согласна. Я и сама этого давно хочу. Боялась себе в этом признаться. — ответила Алина.

 — Пойдем. А то уже жарко. — сказала Валя подавая руку тетке.

Женщины вышли из парилки. Не окутываясь в полотенца, они сели рядом. Алина налила вино, которое уже давала о себе знать. Посидев немного, женщины вытерлись и одевшись пошли в дом. На улице уже было темно. Дома было тихо. Свет везде был потушен. Из комнаты Насти доносился тихий шум телевизора.

Алина собралась к себе в комнату. Валя взяла ее за руку и притянув ее к себе поцеловала в губы.

 — Я приду к тебе скоро, — сказала на ушко Валя.

 — Буду ждать, — ответила Алина и поцеловала племянницу в ответ.

Валя быстро скинула с себя платье. Одела на голое тело свой шелковый пеньюар, брызнула несколько раз духами. Затем вытащила из под кровати сумку и в глубине нашла пакет и пошла в комнату Алины.

Заглянув по пути в комнату сестры, Валя увидела, что Настя уже спит, обняв подушку и зажав руку между ног. Валя выключила телевизор и закрыла плотно дверь.

Алина, скинула с себя всю одежду, развесила полотенца на веревке. Растелила кровать. Легла и закрыла глаза. Валя тихо открыла дверь и прошмыгнула в комнату тетки, прикрыв ее.

 — На щеколду закрой, — не открывая глаз тихо сказала Алина.

Валя нащупала щеколду и задвинула ее. Положила на стол около кровати пакет и залезла на кровать. Перекинула ногу через бедра Алины и села на них. Алина обняла Валю за талию и прижалась своим лобком к голой киске племянницы.

Валя наклонилась и поцеловала Алину. Алина ответила и обняв ее за шею, стала страстно целовать. Руки Алины стали блуждать по телу. Пальцы ласкали через шелк грудь племянницы и попку. Алина старательно избегала ласк ануса Вали.

 — Не бойся, я хочу, чтобы ты ее поласкала, — прошептала Валя передвигая руку Алины ниже к ее задней дырочке.

Алина неуверенно провела пальчиком по попке Валентины, затем снова. Валя, взяла ее кисть и поднесла ко рту. Стала облизывать ее пальчики, посасывая по одному, заглатывая словно это член. Смочив все пальчики, Валя снова опустила руку Алины к своей попке.

 — Пожалуйста, смелее. Я хочу этого. — прошептала Валя, накрывая рот тетки поцелуем.

Алина приставила средний палец к анусу племянницы и та опустилась на него, поглотив фалангу.

Алина удерживала палец в напряженном состоянии, чувствуя как горячая и скользкая плоть тугой задней дырочки племянницы плотно обхватывает его. Дрожь плоти передалась Алине. От кончика пальца, по руке, плечу, через мозг, импульс ринулся к вулкану, где уже начинала закипать лава ее чувств. Обилие смазки не выступало, только сухой коже внешних половых губ тетки. Ее животик уже был мокрым от выделений Вали. Племянница, сидя верхом на тетке, ерзала своей раскрытой, горячей, влажной щелкой, обмазывая своими валикообразными губками ее кожу.

 — Ты такая горячая, моя девочка, — простонала Алина прямо в лицо Валентине.

Валя открыла глаза и посмотрела на тетку. Их взгляды встретились в лунном свете, пробивавшемся сквозь тюль зановески.

 — Да... Ты делаешь меня мокрой и горячей. Я не могу сдерживаться. Хочу быть развратной с тобой, — прошептала Валя, закрывая глаза.

 — Да... Будь, моей маленькой шалуньей, сучкой, кем хочешь... — ответила Алина, почувствовав, как анус племянницы сомкнулся на основании ее среднего пальца и плотно обхватил его.

 — Ты правда, этого хочешь? — спросила Валя и выпрямилась, оттопыривая попку и закидывая голову на зад.

Алина выставила руку и обхватила левую грудь Валентины. Сжав нежно ее, защемила соско между пальчиков и оттянула на себя.

 — Аааа... — простонала Валя, поднимаясь и опускаясь на палец тетки. Алина, ловко выставила указательный палец и при следующем движении Валя опустилась на него своей щелкой.

 — Уфффф! — выдохнула племянница, насаженная теперь на вилку из двух пальцев.

Ей не хотелось с них слезать и она стала делать круговые движения бедрами. Пальцы тетки внутри ее влагалища, скользили, раздражая ее нервную оболочку. Переодически пальчик во влагалище задевал ее точку наслаждения и тело содрогалось, а дыхание прерывалось.

Медленно поднимаясь и опускаясь на пальцы тетки, Валя взялась за края пеньюара и стянула его через голову, подставив лунному свету ее прекрасное тело с небольшими острыми сосочками грудей.

Алина наслаждалась видом ее племянницы в лунном свете. Она уже не могла спокойно смотреть на то как Валя прыгает на ее пальцах. Ей хотелось большего. Она прижала Валю к себе за шею.

 — Давай перевернемся, — предложила Алина.

 — Да... Как ты хочешь? — посмотрев в бездонные глаза тетки, спросила Валя.

 — Валетом, — коротко ответила тетка.

 — Я сверху, — согласилась Валя.

Валя быстро встала на вытянутые ноги и перешагнула через тетку, подставив ей свою раскрытую щель и аппетитную попку. Кровать не издала не звука. Племянница снова опустилась над телом тетки. Алина обхватила руками ягодицы Вали и раздвинула их в стороны. Валики половых губ разошлись, обдав Алину жаром и ароматом нектара. Пара капель упала на губы тетки. Женщина слизала их. Вкус нектара впитался в язык, небо и метнувшись в мозг, скорым поездом ринулся к ее промежности, неся с собой дополнительный поток влаги.

Валя наклонилась над сомкнутыми бедрами тетки. Приподняла их к груди и медленно развела в стороны. Слипшиеся большие половые губы родственницы, издавали одурманивающий запах зрелой женщины. Воздух был пропитан, грузом ее ароматного здорового и красивого тела. Парфюмеры душу продадут дьяволу, чтобы узнать как собрать такой аромат.

Кончик большого клитора был уже налит кровью и выглядывал из под капюшона половых губок. Валя нежно лизнула эту головку. Алина замерла и немного вздрогнула, но не прекратила лизать губки племянницы. Валя облизала внешнюю повержность губок тетки и двинулась ниже. Кончик ее языка достал до сжатого ануса тетки. Валя просунула руку под бедро Алины и облизав свой пальчик стала массировать заднюю дырочку. Валя предполагала, что как только она раскроет губки Алины тут же хлынет поток нектара и приготовилась его собирать.

Свободной рукой Валя нежно раздвинула половые губки тетки. Нектар собравшийся у снования ее входа во влагалиже женищны, ручейком ринулся ниже. Валя быстро стала лакать языком стекающую влагу. То что не удавалась слизать, Валя пальчиком втирала в анус тетки, постепенно смягчая его и прососвывая в него всего одну фалангу и смазывая вход.

Вкус уносил Валю на небеса. Она, как маленькая девочка, которая нашла бездонные реки йогурта, безотрывно лакала язычком, пытаясь напиться, но насыщение не приходило.

Поток схлынул и Валентина стала совершать вылзывающие движения от клитора, до ануса, через глубокий, но пока еще не до конца открывшийся вход в пещеру наслаждения.

Сама Валя возбуждаемая ласками языка и пальцев тетки, уже кончила, даже не заметив это, так как оргазм плавно перерос в то состояние, когда отключенное сознание продолжало возвышать ее душу все выше в облака наслаждения.

Однако, когда Алина в очередной раз ускорила работу языком по ее клитору, и ввела в попку племянницы два пальца, Валя почувствовала, как давно ей не хватало этой наполненности. Гибкие пальцы тетки выписывали пируэты на фоне, виртуозных па ее языка. Буквально через минуту Валя, не смогла сдержаться и задержав дыхание, приготовилась принять волну цунами, которая все же накрыла ее с головой. Сильнейший оргазм в ее жизни, доставила ей ее же тетка, а не принц и или близкая подружка. Лишь опытная женщина способна понять чего хочет женское тело и сделать так, чтобы тело молодой женщины не контролировало больше себя, а взорвавшись на мелкие осколки парило в облаках. Крик, сдавленный бедрами Алины, и приглушенный простынями, судорога по телу и побелевшие, впившиеся в плоть тетки, пальцы... Только это... Больше ничего. Валя не ощущала себя в этот момент. Ее не было. Она растворилась.

Судороги продолжались около минуты. Амплитуда судорог и частоты дыхания постепенно замедлялась, пока полностью обмякшее тело Валентины не скатилось на бок, ускользнув от пальцев и языка Алины.

Алина, приподнялась на подушки и наблюдала за безмятежным телом племянницы, собирая с подбородка и груди нектар молодой женщины. Сама Алина не успела испытать оргазм, но ее это нисколько не огорчало. Она была сейчас не менее счастлива, чем ее племянница. Она только что сделала счастливой другую. Она вновь вернулась мыслями к тому, о чем думала несколько лет одинокой жизни. Может все же стоит уехать в другой город, найти свою вторую половину, а не шкаф с барахлом, который и тащить тяжело и бросить жалко и толку от шкафа никого. Найти одинокую женщину и жить в свое удовольствие. Дочь почти выросла. Скоро выскочит замуж и улетит из родного гнезда. Даже если Настюха обратит внимание на женщин, ничего страшного. Только что поняла, что это очень даже прекрасно. Женщины лучше понимают друг друга. А ребенка можно и из детдома взять, ну или сходить, по обоюдному согласию один раз «на лево». Главное не процесс, а результат. Счастливая семья, любимые и любящие друг друга люди.

 — Ты чего зависла? — вдруг услышала шепот Алина и почувствовала как рука Валентины легла на ее бедро.

 — Думала.

 — О чем?

 — Может ты и права. Права в том, что нет ничего в том, что Настюха запала на меня. Может и правда попробовать дать ей то, что сделает ее счастливой. А если нет, то найдет счастье в другом. Пусть сама выбирает. Я ей лишь помогу в этом. Не стану ее отговаривать и говорить, что это неправильно. Ну был у меня мужик... И что толку? Одна радость, Настена. А такого удовольствия как с тобой я давно не испытывала. Спасибо тебе.

 — За что?

 — За то, что ты такая какая есть. За то, что принимаешь меня и понимаешь меня.

 — Да брось... Я сама такая.

 — Всмысле? Ты же все время за парнями ухлестывала.

 — Ну не я, а они за мной. А во-вторых, не все время. Допустим в институте, у меня было две постоянные связи и обе женские. С парнями только на вечеринках в общаге.

 — А мать знает?

 — Да.

 — И... ?

 — Так она сама не без греха. Я же тебе рассказывала про то как застукала ее на кухне с любовницей. — спокойно сказала Валя.

 — И она потом с ней встречалась?

 — Она и сейчас иногда домой Ольгу приводит. Я не против. Главное счастлива была.

 — Да... Ты права... Может так и стоит жить... — задумчиво сказала Алина.

 — Чего делать будем?

 — В смысле?

 — В смысле с Настеной...

 — Не знаю... Может ты поговоришь с ней? — предложила Алина.

 — А если дело выйдет за рамки разговора?

 — Действуй по ситуации...

 — А если она попросит, помочь ей тебя соблазнить?

 — Ну... не знаю... Придумай что-нибудь... Ты же опытней в таких делах, наверное...

 — Тогда ты будешь делать все, что я скажу. Согласна?

 — Согласна.

 — И никаких отговорок. Если я скажу тебе разденься перед Настей, ты разденешься. Если скажу ласкать ее, ты будешь ее ласкать... Понятно?

 — Да, — коротко ответила Алина.

 — Ну тогда завтра с утра я ей все обьясню. И с этого дня ты слушаешь меня! — еще раз повторила Валя, перекладывая руку на лобок тетки и лаская пальчиками ее клитор.

 — Да... — закрыв глаза и радвигая бедра, ответила Алина.

Ночь вступала в свои права. Луна высоко. За окном тишина. Лишь слабые стоны и прерывистое дыхание слышно из-за двери ее матери. Настя сидит в одной ночнушке у дверей матери, прижавшись спиной к стене. Одна рука между бедер, активно ласкает ее промежность. Второй рукой девочка упирается в пол, чтобы не упасть. Не слышно слов, но слышно чувства. Что будет завтра? Знает только ночь и луна.