Сделка. Глава 3

За окном уже смеркалось, когда замок щелкнул и дверь открыла уставшая Алена под завязку загруженная пакетами.

«Стало быть деньги вырученные на мои костюмы ушли на ее новые шмотки, прям круговорот барахля в природе» — равнодушно подумала я, уверенно цокая каблучками подойдя к ней. Весь день я тренировалась в балансе и походке на этих гребенных шпильках. Колесо я не сделала бы, но стометровку пробежала. Наверное.

 — Гляжу практиковалась, — оценивающе равнодушно констатировала она увидев мою походку.

 — Да, Госпожа, — сделала неуклюжий реверанс я.

 — Хорошо, еще раз упадешь — лишу дара речи на три дня, потом на шесть и так далее, — устало кивнула она, побросав пакеты у двери. — Одевайся, в машине остались еще пакеты.

Я быстро накинула плащ и пошла за госпожой. И дураку было ясно, что целью этого задания была проверка усвоенных навыков. Стараясь в меру эротично вилять попкой (перед зеркалом тренировалась!) я пошла впереди, затылком ощущая на себе тяжелый взгляд Алены. Мне хватило ума не воспользоваться лифтом, работал он теперь или нет. Важно было показать чему я научилась за время ее отсутствия. Впрочем, Алене хватило ума им воспользоваться. И да, он работал.

Тихо матерясь, я как дура спускалась пять этажей, стараясь не повторить печального опыта прошлого раза. Теперь это получалось гораздо лучше, а без пакетов еще и безопаснее. На третьем этаже я пересеклась с невысокой дамой средних лет, держащей на руках белую болонку. Она стояла в ожидании лифта и услышав мои шаги, мельком окинула меня с ног до головы заинтересованным взглядом. Ее интерес был мне понятен — девушки с моей внешностью, а точнее цветом кожи, не частые гости нашего города. Но из-за этой парочки я едва не повторила свой полет вновь.

Болонка... Эта собачонка источала дивный аромат, от которого у меня едва голова не пошла кругом. Я едва успела схватиться за периллы. Словно унюхав мой внезапный недуг, проклятая шавка начала мерзко лаять на меня вырываясь из рук дамы. Только когда они скрылись в подъехавшем лифте мне стало немного лучше. Оперяясь о замызганные перила и переведя дыхание, я продолжила свой спуск опасаясь разозлить Алену своей медлительностью.

Свежий вечерний воздух немного взбодрил меня и помог проветрил мозги изгоняя дурманющую вонь. На улице было так свежо и хорошо, что я невольно задержалась у подъезда наслаждаясь простором, как малое дитя. Стены некогда моей квартирки ставшей теперь моей темницей уже изрядно поднадоели мне и нещадно давили на психику. Даже заключенных положено выгуливать. И вот наконец я снаружи!

Ухмыляющаяся Алена уже ждала меня у машины, чтобы вручить пакеты с самыми различными логотипами. Похоже она времени даром не теряла и оторвалась по полной, леча свою измученную душу старой доброй бабской шопинг терапией. Нагрузив меня под завязку, она поставила машину на сигнализацию и поцокала домой, неся сумочку и пакет с подозрительно звонким содержимым.

«С девушками так не обращаются» — с обидой подумала я, сгибаясь под грузом своего багажа и следуя за ней. Вот сейчас было настоящее испытание для моих ног.

Алена ждала у лифта, держа его для меня.

 — Давай топай быстрее.

Меня не могла не обрадовать ее щедростью. Умом я понимала, что ей в общем-то плевать на меня. Ну грохнусь, ну накажет... Но в пакетах была не только одежда и ей вероятно не хотела увидеть их содержимое раскиданное по всей лестнице.

Особо не думая, я втиснулась в лифт. Стоило двери закрыться, как меня чуть не срубило. Стало очень жарко. Похоже, запах той псины еще не успел выветриться из кабинки. Алена не могла не заметить как я раскраснелась.

 — Что с тобой? Заболела?

 — Нет... не знаю... Просто эта соседка со своей дурацкой болонкой. Этот запах сводит меня с ума... Госпожа, — призналась я, облокачиваясь об стенку кабинки.

Алена философски кивнула и задумчиво потерла подбородок, а затем улыбнулась, словно знала что-то, чего не знала я.

 — Потерпи немного, мы уже почти приехали.

Когда двери открылись я первой кинулась к выходу. Моя вагина уже начала заметно покалывать. Жар охвативший мое тело дико будоражил ее, отзываясь приятной истомой в животе, но уже в квартире меня немного отпустило.

Дома я под руководством Госпожи относила те или иные пакеты в разные комнаты. Часть ушло в холодильник, часть в новую-старую комнату Алены. Немного перепало и мне. Среди барахла нашлась приличная одежда для меня, несколько пар туфель и черные сапожки. Все на треклятых высоких каблучках. Ах, да, помимо одежды, нашла миску с моим именем и поводок.

 — Это обязательно, Госпожа? — поморщилась я, крутя в руках неглубокую металлическую миску. — Не думаю, что здесь продают заменитель спермы.

Алена сидела на кухне и с удовольствием потягивала сигарету, а я сидела, как мне и положено, на полу. Ноги жутко ныли от целого дня ходьбы на каблуках, поэтому эта передышка была как нельзя кстати. День близился к завершению, но кто знает, что мне уготовила моя суровая Госпожа.

 — А тебе думать не положено, — отрешенно ответила она, с наслаждением выдыхая облачко дым. Первая сигарета за целый месяц! — У меня не проживает подозрительных незнакомок без паспорта и гражданства, зато есть собака Лола которая ест из этой миски.

 — Но меня видели

 — Да, ко мне иногда заходит афроамериканская ученица по обмену, но она у меня не живет.

Такое положение дел обескураживало.

 — И где она живет? — тихо спросила я, надеясь, наконец, разобраться, что она задумала и не предстоит ли мне ночевать в парке с бомжами.

 — Со-вер-шен-но без по-ня-ти-я, — по слогам произнесла она, довольно улыбаясь моей растерянностью. — Она мне не говорила, а я не спрашивала.

Затушив окурок в пепельнице (она и это купила), Алена встала и пошла в мою комнату, поманив меня за собой. Устало повалившись на кровать она приказала мне встать перед зеркалом и снять, наконец, туфли. Последнее я сделала с особой радостью.

 — У тебя буду две роли — шлюхи и суки, если будешь в них хороша то появится и третья — роль школьницы, — устало пробормотала Алена, достав из кармашка пиджака телефон. — Я как-никак учительница и педагог, мне не хочется оставлять тебя без образования. Если честно, я планирую вернуться на работе в старую школу, и оставлять тебя без еды на целый день одну дома мне кажется негуманным. Веди себя послушно и я верну тебя школу студенткой по обмену.

 — К вопросу о доме... Так я все таки буду жить здесь? — осторожно поинтересовалась я.

Раздраженно фыркнув, Алена что-то нажала в телефоне и мои ноги тут же подкосились от боли, но стоило моим рукам коснуться пола как все прошло. Пальцы ладоней сложились в ладошку словно клеем склеенные. (Специально для sexytales.ru— секситейлз.ру) Из горла донеслось знакомое поскуливание. Опять. Я с укором посмотрела на Алену, которая в ответ с любопытством разглядывала меня, качая головой и так и этак, словно видела впервые. Пальцем она указала на зеркало.

В отражении на меня смотрела здоровенная собака, сестра первой Лолы. От испуга я отскочила от зеркала и попыталась встать, но стоило обеим моим рукам оторваться от пола и повторный болевой разряд вернул меня в горизонтальное положение. Только сейчас я заметила несоответствие — мои руки, груди, все тело осталось прежним остались.

 — Не перенапрягай свой мозг, Лолачка. Нет, ты не собака, это иллюзия созданная ошейником. Пока она работает все видят тебя именно такой. Собаки не говорят и не ходят на задних лапах, поэтому... А не важно, ты уже и сама поняла.

О, да! Теперь то, все встало на свои места. С Аленой Петровна живет ее сука Лола. Идеальное прикрытие, подделать документы для собаки легче и дешевле  чем для человека. Я не могла не поражаться гениальности ее воображалки.

 — Эту ночь ты проведешь в этом образе. Если тебя это не устраивает, я верну как было и позволю чернокожей школьнице идти к себе домой... Эм... Где бы она там не жила, — сонно зевнула Госпожа. — Дай ка подумать... Нам нужна система кодов. Если ты согласна — лизни мою руку, не согласно — стой и не двигайся. Или один «гав» — да, два — нет. Только сейчас лучше не лай — у соседей над нами грудной младенец.

Я еще раз посмотрела на свое отражение. Казалось бы выбора то особо и не было. Понуро упустив голову я сделала шаг на встречу ней.

 — Стоп, если ты думаешь, что у тебя нет выбора, то сильно ошибаешься. Возможно, я не так выразилась, — словно прочитала мои мысли Алена. — Если ты не наказана или не нужна мне на данный момент — с моего позволения вольна идти в любом образе, каком пожелаешь. Хоть человека, хоть собаки... Главное будь на связи и возвращайся к утру домой.

Новость несказанно обрадовала меня, но я поколебалась недолго и лизнула таки ее руку. День был длинный и странный, а я — сытая, но уставшая. И нужно было дать ногам немного отдохнуть.

Привычным движением потрепав меня по голове и почесав за ушком, Алена удалилась в свою комнату, а я взобралась на кровать и залезла под мятое одеяло пропахшее мои потом.

Ночью мне приснился жуткий сон, и почти наверняка это было связано с вонью болонки. Мне казалось я провоняла ей насквозь. Вокруг меня прыгали клоны-балонки дружно заливаяст лая жутким лаем, который словно проникал в мой мозг, кожу, плоть и кости... И вот, я гляжу на мои руки и вижу, вижу как они покрываются шерстью

Жалобно скуля, я проснулась в поту совершенно позабыв детали кошмара. На часах было пол четвертого, а сна не было ни водном глазу. Несмотря на некоторую потливость, чувствовала я себя выспавшейся и полной сил. И даже немного возбужденной. В горле пересохло от всех этих переживаний и я решила попить, но стоя на четвереньках могла добраться только до сортира. Пришлось схитрить передвинув на кухне стул к раковине. Жажда подсказала мне, куда можно пристроить миску.

Всю оставшуюся ночь я листала бабские журналы — единственное чтиво в моей комнате. Утром заспанная, одетая в пижаму Алена застала меня изнывающую от безделья под своей дверью. Радостно поскуливая, я едва не повалила ее с ног, умоляюще облизывая ее руки.

 — Да-да-да, девочка моя, соскучилась по Госпоже? — немного сонно улыбнулась она, нежно поглаживая мои волосы. — Сегодня у нас много дел, приготовь Госпоже завтрак, пока она принимает душ.

Прежде чем пойти в душ, Алена вернула мне человеческие возможности. Ах, с какой радостью я встала на две ноги!

Завтрак был примерно тот же что и вчера, только теперь на одну персону и с кофе.

 — Госпожа, пожалуйста оставляйте для Лолы воду на ночь, — смущенно попросила я, сидя на полу у ее ног. Было на удивление приятно услышать человеческую речь из своих уст. — Можно для этого использовать миску.

После душа, Госпожа в халате довольная моим поведением была в хорошем расположении духа. Или просто встала с той ноги.

 — На редкость здравая мысль, Лолачка, — проворковала Алена попивая кофе. Положив ногу на ногу, она возбужденно стала водить ступней по моим пышным сиськам, играясь пальцами с мясистыми сосками. Не сильно пиная мои дыньки и вызывая в них приятную глазу дрожь, она распахнула полы халата и поманила к себе. — Ты хорошо спала?

 — Да... Госпожа, — на автомате ответила я невольно возбуждаясь от столь бесцеремонных игр с моими молочными баллонами. Они словно живые прыгали и перекатывались, хаотично маша напряженными титьками.

 — Ай-яй-яй, как не хорошо врать. Мне для этого даже телефон не нужен — я просмотрела утром записи с камер в твоей комнате. У тебя были кошмарики, а потом ты провалялась на кровати, почитывая познавательную литературу. За чтиво хвалю, но мне все равно придется тебя наказать. Но сначала утренний кунилингус, — маняще раздвинула она ножки, оставив наконец мой бюст в покои.

От госпожи приятно пахло жасмином, но голодно раскрытая киска с обвисшими лепестками губ пахла как-то иначе. Меня со вчерашнего дня добивали эти изменения с обонянием. Казалось все пахнет почти как обычно, да не совсем, а Госпожа Ди ни словом об этом не обмолвилась.

Охотно обхватив бедра Госпожи, я прильнула губами к ее солоноватому лону, слившись с ним в жадном французском поцелуе. Немного удивленный и возбужденный стон Алены стал лучшим доказательством работоспособности моего грязного ротика. Размашисто слизывая обильно выделяемую Госпожой смазку, я водила языком по внешней стороне киски так и внутри нее, то и дело тыркаясь носиком в развратный пухленький клитор.

 — Ах-ах-ах~ Грязная сучка, ты... Ааах!... Не так безнадежна... — то и дело сладко постанывая похвалила меня Алена, копаясь своими пальчиками в моей густой шевелюре.

Голод ли возвращался или часть возбуждения госпожи невольно передалось мне, но я неоспоримо потекла. Любовный нектар Госпожи глянцевым слоем покрывал большую часть моего развратного личика, стекая по подбородку и капая на буфера. Не так сильно но и у меня между ног заблестело.

Так не могло долго продолжаться и спустя пару минут жарких лобзаний, ее устрица затрепетала и Алена ярко и громко кончила, оросив меня россыпью «девичьей росы».

 — Вух! Это было супер! — довольно развалившись на стуле, промурлыкала Госпожа совсем не спеша сдвигать ножки. — Ротик у тебя просто замечательный. Запоминай, будешь делать это каждое утро.

 — Да, Госпожа.

 — Когда приберешься здесь, жду тебя на коленях у выхода. Пора выводить тебя в свет.

Она сыто потянулась как кошечка и стараясь не поскользнуться на собственной лужице, встала и пошла к себе в комнату. Слизнув с губ остатки кончи, я принялась убираться на кухне. Руки делали работу, но мысленно я мечтала поскорее закончить... и кончить. Мое тело скучало по оргазму, желая принять в себя живой теплый член. Ночью я много об этом думала. Вспоминая прошлую жизнь, мне казалось нынешняя я постепенно теряла стыд и внутренне меняется безвозвратно удаляясь от Александра которым была не так давно. И дело было не только в теле озабоченной членососки, в которое меня заточили с помощью непостижимой для меня магии, но и жизнь под каблуком Госпожи была не менее действенной.

К приходу Аленки я уже сидела на коленях, обувшись и одевшись к выходу на улицу в свой вчерашний наряд. Я искренне надеялась, что она обзовет меня дурой и прикажет одеться поприличнее, но вышло не совсем так.

Алена вышла из своей комнаты совершенно другим человек, нежели была весь месяц со мной. На ней были: плотно облегающие коричневые штаны, так подчеркивающие ее стройные ножки и попку; изящная белая рубашка; жилетка под цвет штанов; и пиджачок. На ногах были деловые закрытые женские туфли на средних широких каблуках. На ее носу были надеты изящные круглые очки в серебряной оправе, хотя мы обе знали, что у нее замечательное зрение. Если бы не женственная фигура и длинные волосы, то ее можно было спутать с очень стильно одетым геем. Короче, оделась она так, как я ей запрещала, но... выглядела она все так же обворожительно.

 — Ты дура или как? Я сказала ждать меня здесь, про одежду не было сказано ни слова! Живо раздевайся и вставай раком, сучка, — рассерженно расставив руки по бокам, приказала Алена и направилась в мою комнату.

Разделась я в одно мгновение: одежды было не много, а Госпожа выглядела очень суровой. К тому времени когда она вернулась с чем-то в руках, мои ладони были на полу, а черный зад — наверху. Без лишних церемоний, Алены сплюнула на узелок моего сфинктера и стала проталкивать в него конусообразную анальную пробку из латекса шириной 3 см и длинной 7. Крепко сжав зубы, я буквально жопой чувствовала, как миллиметр за миллиметром пробка входит в меня, расширяя мою дырочку.

 — Еще спасибо мне скажешь, сучка. Терпи, необходимо разработать твою рабочую дырку. Тяжело в учении, легко — в бою, верно? Ты станешь прекрасной анальной шлюхой, — довольно лыбясь причитала она, тиская мое правое полужопее свободной ладошкой.

Ценой пары слез, рюмки пота и двух минут потраченного времени, пробка целиком заняла свое место внутри меня. Снаружи осталась лишь ручка, похожая на шляпку гриба. Одобрительно шлепнув мою попку, Алена прицепила к ошейнику поводок.

 — Вы и вправду собираетесь это сделать? — заартачилась я, начиная догадываться о ее планах. Сколько бы меня здесь не унижали, эта прогулка поднимала все на совершенно новый уровень.

 — Не парься, Лолочка, просто веди себя естественно, — подмигнула она, нажимая кнопку телефона.

Я пролаяла пару раз, проверяя действительно ли Алена перевела меня в режим «суки». Жизнерадостно улыбаясь и наслаждаясь происходящим, Госпожа взяла сумочку и почти силком вытянула меня за поводок на лестничную площадку. Дверь за спиной с громким хлопком захлопнулась, отрезав мой путь к отступлению.

Заведя меня в лифт, Алена заметила как я покрываюсь мелкой дрожью.

 — Чего ты, Лолочка, боишься?

Лизнула ей руку.

 — Не бойся дурочка, погуляем десять минут, ты... пометишь пару деревьев и мы пойдем домой — пара пустяков, — потрепав меня по головке успокоила она меня.

Ее слова не сильно помогли, но дрожать я стала меньше. Мои трудности с ролью собаки только начинались.

На дворе стояла середина марта месяца. Погода на улице стояла на редкость солнечная, но все равно было прохладно гулять голышом. По крайне мере, так должно было быть. Когда я в след за Госпожой робко вышла из подъезда, то холода почти не почувствовала. В ошейнике ли было дело или моей модификации — только Бог и Госпожа Ди знали ответ. Затычка в заднице неприятно натирала, с каждым движением напоминая о себе, вынуждая постоянно ерзая бедрами. Я не сомневалась, что скоро привыкну, но пока этого не произошло мне приходилось это терпеть, невольно напрягая попку.

Алена ленивым шагом, вела меня в небольшой парк для собак, в ста метрах от нашего дома. Непринужденно шагая и с невинной улыбкой здороваясь с соседями, она то и дело больно дергала за поводок, то и дело, подгоняя отстающую меня. За время проведенное в роли шлюхи и нимфоманки, ее репутация приличной женщины слилась в унитаз. Людям трудно было бы не замечать ее откровенные наряды, вульгарный макияж и частые визиты незнакомых мужчин в ее квартиру, из которой постоянно доносились неприличные вопли. Слухи разошлись быстрее лесного пожара и уже скоро некоторые мужики с района начали пользоваться ее услугами.

«Я бы на ее месте, после возвращения рассудка немедленно съехала туда, где меня не знают», — думала я, беспокойно крутя головой и стараясь не отставать от Госпожи. Мне постоянно казалось, что вот-вот иллюзия спадет и все начнут тыкать в меня пальцем, охая и ахая, фоткая на телефоны и пристыжая, называя грязной извращенкой и черномазой шалавой. Почему то этот страх заставлял мою щелку течь, а мое сердце биться быстрее.

Прогуливаясь по зеленой молодой травке парка, Алена присела рядом со мной и погладив по головке отцепила поводок.

 — Видишь там деревья? — указала она на небольшой лесок с молодыми порослями. — Беги туда и пописай. Потом побегай по лужайке и поиграй со мной. Если встретишь собаку — поздоровайся с ней, как это у вас принято. Короче — веди себя как сука Лола. Делай это как положено. Будешь плохо играть, мне придется заняться твоим воспитанием. Для меня это станет неприятной тратой времени. Я не люблю тратить свое время, подобное приведет меня в кране нехорошее расположение духа, а это, в свою очередь, сильно усложнит твою жизнь. И это еще даже не угроза, а лишь предупреждение. Тебе все понятно?

Звучала она очень убедительно и я поспешила поскорее лизнуть ее руку.

Шлепком по заднице Госпожа с улыбкой направила меня в заданном направлении. Мотивированная ее предупреждением, высунув язык я побежала к дереву стараясь держать одну руку всегда на земле. Одно дело не спеша ползать на четвереньках, но бегать быстро без вреда коленям было невозможно, поэтому мне пришлось задрать зад и оторвать колени от земли, опираясь только на ладони и ступни. И уже скоро такой способ передвижения оправдал себя. Довольная своим открытием я подбежала к дереву и неуверенно задрала ногу. На деле, пописать прилюдно оказалось намного сложнее, чем я себе это представляла. Стоя нагишом в этой постыдной позе, я, закрыв глаза, пыталась расслабить свой мочевой пузырь представляя перед глазами журчащий лесной ручей.

«Я сука, мне нечего стесняться просто сделай это» — сказала я себе немного расслабившись и это помогало. С тихим урчанием из уретры дугой полился золотой фонтанчик, орошая травку и корни дерева. С удивительной легкостью мне удалось остановить этот долгожданный процесс. Госпожа дала четкое указание сделать это несколько раз, как настоящая собака.

Постепенно вживаясь в роль, я с высунутым языком поспешила вернуться к Алене, которая снимала все на видео. На этот раз это была небольшая и дорогая цифровая видео камера. Должно быть одна из ее вчерашних покупок.

 — Вот так! Умница! Хорошая девочка! А теперь побегай, повеселись... — потрепала она меня свободной рукой.

Задорно гавкнув я стала бегать по ласковой травке, то и дело возвращаясь к ней за очередной порцией похвалы. К моему стыду, а его у меня осталось совсем немного, (после этой прогулки — и того меньше) мне понравилось наконец размяться на природе. Бегать голышом, не стесненной дурацкой одеждой было на удивление приятно и бодряще. Через пять минут я снова повторила процедуру, пометив очередное дерево, но произошло это гораздо легче и непринужденнее, без всякого стеснения.

 — О, доброе утро Алена Петровна, давно я вас здесь не видела, — подошла и поздоровалась с ней молодая брюнетка лет 30, ведущая на поводке здоровенную немецкую овчарку в наморднике. — Я слышала вы продали Лолу

Для Алены это была словно пощечина. Женщина напомнила ей о ее постыдном провале и показала, что знакома со сплетнями о ней. Готова была поспорить, она не только про продажу Лолы слышала.

Вид здоровенной овчарки напугал меня, и я поспешила спрятаться за спиной Госпожи, стараясь держать ее между мной и псиной. От овчарки воняло едва ли хуже чем от болонки и я постаралась отойти подальше от этой вони.

 — И вам не хворать, Полина Сергеевна, — как ни в чем не бывало, улыбнулась Алена Петровна. — Хорошо хоть у вас с Перси все в порядке. Да, из-за сложной ситуации с финансами пришлось пойти на эту жертву, но теперь все в порядке. Время идет, и у меня все наладилось. Вот, завела другую Лолу... — поманила меня она.

Морща мой бедный носик и недовольно поскуливая, я послушно подошла к ней, стараясь дышать как можно реже. Но это не сильно помогало, вонь Перси ударила мне в голову и странные симптомы захлестнули меня вновь, заставляя мое тело гореть.

 — Умница девочка! Иди познакомься с Перси.

Робко, почти трусливо, под любопытным взором женщин-собачниц, я медленно пошла к овчарке. Ритуал знакомства собак знал каждый ребенок — нужно потыкаться носами и понюхать друг у друга задницы — с этим не должно быть сложностей. С каждым шагом к цели запах становился все невыносимее и невыносимее, затмевая все прочие. Учуяв новый запах, овчарка встрепенулась и с любопытством покосилась на меня своими печальными глазами. Затаив дыхание я на пару секунд ткнулась носом в его ошейник, а затем обошла и ненадолго задержалась лицом у него под хвостом имитируя живой «собачий интерес». Послитав ритуал исполненным я поспешила отойти от вонючки подальше и на то были веские причины. Помимо жара на меня навалилось легкое головокружение и возбуждение со всеми «вытекающими последствиями». Пес тоже решил проявить этикет, но более настойчиво нежели я. Он преградил мне дорогу и тихо поскуливая лизнул меня через кожаный намордник, но посчитав это недостаточным, пес зашел сзади и ткнулся носом в мою маслянистую промежность и повторил тот же фокус. Ответом на его шершавое «Привет, как дела?» из моего рта меня невольно вырвалось жалкое поскуливание, когда от киски по моему телу пронеслась сладкая дрожь, заставляя мои коленки прожать. Затем это повторилось снова и снова — ему явно понравился мой вкус, ну а я в свою очередь по достоинству оценила его запах, который оказался не таким уж и неприятным.

 — Ух, какая у тебя сладенькая сучка. Сколько ей? Ее уже вязали? — с интересом спросила хозяйка Перси на наши заигрывания. Я не была дурой и уже поняла, что к чему. Вся эта фигня с обонянием была проста до безобразия — удивительно как я раньше не додумалась.

Разум говорил мне удирать поскорее к Алене, но тело отказывалось сделать шаг и лишиться ласки шершавого язычка Перси. Ноги буквально свела похотливая судорога, более того, я невольно развела мокрые бедра, открывая больше простора для собачьей ласки. Мне с самого утра хотелась если не секса, то хотя бы простенького оргазма, а тут так совпало... Запах самца будил во мне желания течной суки, а мокрая шерстяная щелка своим запахом манила самца, призывая его исполнить это желание.

 — Она у меня в самом соку, — с гордостью произнесла Алена не сводя с меня глаз и объектива камеры. — Недавно ее впервые спаривали, но неудачно... Думаю повторить.

Я слышала, как они обсуждают меня, но словно из глубокого колодца. Мой мозг словно плавал в кастрюле-черепушке погруженный в жидкое наслаждение и варился на огне животной страсти.

 — Тогда тебе следует поспешить, и не мучить девочку. Вон как ее скрутило, слабовата она на передок, — почему-то немного раздраженно мотнула головой Полина Сергеевна в сторону скулящей меня и Перси. — Экая у тебя сучонка, решила моего Перси совратить. Подстать своей Хозяйке.

Это была очень тонкая подколка на грани фола. Намек на широко известное прошлое Алены, но та и бровью не повела.

 — Не волнуйся, не уведет она у тебя твоего любим-чика, — с ухмылкой парировала Госпожа. — Да и вряд ли он сможет ее здесь оприходовать, привык делать это на кровати.

Ну, а это уже было нечто большее чем просто намек. По крайне мере мне так показалось, потому как только этим у меня сейчас голова и была забита. Тыркаясь и сопя холодным носом в мою приоткрывшуюся от возбуждения щель, Перси сделал роковое движение языком, лизнув приоткрывшийся из нежных складок торчащий клитор размером с наперсток и цепной реакцией вызвав у меня настоящий животный оргазм. Под мой сучий скулеж радости, моя спинка выгнулась невероятной дугой и голодная пизда «оросила» траву и нос моего мохнатого кавалера.

Перси решил, что достаточно меня ублажил и поднялся на задние лапы, собираясь взять от этой суки свое, но двуногая сука-хозяйка недовольно зашипела на бедолагу, натянула поводок и оттащила его от готовой к спариванию самочки.

 — Ну вот, обломала им такое свидание, — хмыкнула Алена и похлопала себя по бедру, приказывая мне занять место подле нее.

На пару мгновений мне пришла в голову мысль податься назад, под овчарку, позволить ей оседлать меня и успокоить мою голодную черную киску крепким собачьим членом... Но наваждение было недолгим, и уже скоро я роняла редкие капли любовных выделений с моих распухших половых губ на землю рядом с Госпожой.

 — Не раньше, чем я увижу справки о прививках от ветеринара. Мало ли чего Перси от твоей Лолы может подцепить, — сухо произнесла соперницы Алены, едва сдерживая рвущегося ко мне пса. — А сейчас мне пора идти. Я подходила напомнить про намордник. Глупо получится, если из-за судебных разбирательств ты так скоро потеряешь и вторую собаку.

В ответ Алена негромко и крайне раздраженно что-то проворчала, что-то про сучку которой этот намордник стоподово нужнее. А затем погладила меня по головке.

 — Эх, хорошо сыграно Лола, даже слишком хорошо. Ты ведь кончила? — строго спросила Хозяйка.

Во мне все екнуло — ведь и вправду кончила! Без разрешения! Ткнувшись носом и лизнув ее руку, я игриво отпрыгнула и перевернулась на спину, весело поджав конечности и невинно хлопая глазками. Мне уже стало ясно, что с собаками она обращается лучше чем с людьми, поэтому и прощение просить лучше суке Лоле, нежели человеку. И была права. Алена прыснула в кулачек от устроенного мной шоу и прикрыла рот ладошкой скрывая веселую улыбку.

 — Вот ведь пронырливая негодника, твоя взяла, — лаская мое пузико, не сдержалась Хозяйка. — Негоже суке отчитываться перед хозяйкой за эякуляции. Но у шлюхи Лолы такой привилегии нет.

Я снова лизнула ей руку, но теперь больше в благодарность за доброту и заботу. Совсем не по хозяйски потрепав меня за грудь, Алена убрала камеру и пристегнула поводок. Обратно я возвращалась весело и непринужденно, нежели чем когда выходила. Привилегия суки здорово подняла мне настроение, я была не прочь даже провести так все 5 месяцев, прекрасно осознавала насколько это нереально — эти две стервочки так просто меня не оставят в покои.

У входа в подъезд мы замедлили движение, пока вовсе не остановились. Ее красивое личико выражало глубокую задумчивость и нерешительность. Алена мечтательно постучала по подбородку указательным пальчиком, словно обдумывая важный шаг.

 — Лола, прелесть моя, постой немного здесь, я планирую несколько форсирую события. В некотором раде тебе так даже лучше будет. Раньше сядешь — раньше выйдешь, — подмигнула Алена, набирая чей-то телефон. Из сказанного ею я почти ничего не поняла.

 — Алло, Олег, это я... Нет, все в порядке. Извини, что давно не звонила. Влипла в сложную ситуацию, но теперь все в ажуре. Мне нужно навестить Ричарда. Не с тобой?... Ага... Ага... Вот жжешь блин, как ты мог?... А, понимаю... тысяча извинений, я правда была по уши в... делах. Извини зая что подвела, зато теперь спешу тебя обрадовать — я готова искупить вину и сегодня же его забрать. Позвони им, я подъеду через пол часа. Нет, я не в школе. У меня был нежданный негаданный отпуск, который на днях заканчивается. Конечно, до скорого, передавай привет Рите. Бай-бай.

После этого познавательного разговора, Госпожа сразу как-то засветилась, расцвела довольной улыбкой. Дома она одним нажатием кнопки телефона сняла «собачье проклятие» и приказала мне одеваться по моему желанию.

 — Сейчас я снова уеду на пару часов, может дольше, а тебе нужно выметаться на улицу и выполнить одно задание. Задача проста — принести мне к восьми вечера 2000 рублей. Способ заработка оставляю за тобой. Назовем это школой жизни. Вот тебе 200 рублей на непредвиденные расходы, можешь делать с ними, что тебе заблагорассудится. Считай это очередным тестом. Справишься — сделаю тебе поблажку в меру своей щедрости, нет — накажу по своему усмотрению, — усмехнулась она не глядя бросая мне две 100 рублевых купюры. — Повторяю, мне без разницы как ты заработаешь эти деньги. Предвидя самый простой и выгодный для тебя вариант, запрещаю продавать любые вещи из моей квартиры. Не на твои деньги куплено — не тебе продавать. Ду ю андестенд?

 — Да, Госпожа, — кивнула я, едва не отдав ей салют. Почему-то, когда Алена переходила на английский, то выглядела строже обычного и в ее голосе больше обычного чувствовалась командная нотка.

Оставив меня наедине с собой и гардеробом, Алена вышла из квартиры, воплощая свои коварные планы. В том, что планы были коварными, у меня не было никаких сомнения. Не спеша перебирая полупрозрачные платья и кружевное белье, неожиданно для самой себя я поняла, в чем моя проблема. Я банально боялась выходить на улицу в моем новом девичьем виде. Казалось бы, чего бояться той, кто не так давно голышом прыгала по травке в собачьем парке, «метила» как сучка деревья и там же, прилюдно, от куни в исполнении здоровой овчарки кончой забрызгала газон? Но нет, одно дело быть собакой, на которую всем наплевать, и с которой взятки гладки, а другое — выходить в человеческое общество черномазой красоткой и как-то зарабатывать на жизнь.

Срубить до вечера две штуки не казалось сложным, просто я все не могла выбрать способ. Идей было много, но многие из способов требовали подготовки или крупных денежный затрат, поэтому мой выбор пал на самый надежный и проверенный на данный момент — шлюхой в ночном клубе «Розовый туман». Тем более у меня и одежка от них завалялась — готовый костюм безотказной шалавы. Думаю даже мое тесное знакомство с Фрэнки сыграет мне на руку. Единственным дополнением в моему наряду стала маленькая бабская (пардон, конечно дамская) сумочка, в которой едва хватило места на косметичку, телефон, ключи и презервативы. Затычка не покидала моего чувствительного ануса, уютно расположившись внутри — дискомфорт ушел как то сам собой, сменившись приятным трением о стенки кишки при каждом движении бедер. Покрасовавшись перед зеркалом в своем «рабочем» наряде, я привела волосы в порядок, накрасила губы и потратила мои резервные 200 рублей на проезд до клуба. Ей богу, не на автобусе же ехать

«Словно, первый раз — в первый класс» — подумала я, нехотя выйдя из такси. Меня колбасил не слабый такой мандраж. Пусть теперь я была одета, но маскировки псины на мне не висело, а тот минимум ткани, прикрывающий мои пышные прелести, опасно балансировал на грани публичного обнажения в общественном месте.

То ли выглядела я очень эффектно, то ли его обо мне предупредили, но до смешного серьезный бритоголовый «шкафчик» у парадного входа, лишь окинул меня взглядом и в обход очереди без разговоров пропустил вовнутрь. Попроси он у меня маленького денежного «поощрения» за вход, сомневаюсь, что ему хватило бы 20 рублей сдачи, которые у меня остались после такси.

Одной из причин по которой я поехала именно в этот клуб, стала его круглосуточность. Большинство подобных заведений работает с вечера до утра, но это работало 24 часа в сутки. Я никогда не понимала, как они остаются на плаву с таким безумным графиком работы, здесь крылась какая-то загадка, но сейчас это было мне на руку, а интерес их успеха волновал меня в последнюю очередь.

Пройдя в «Розовый туман» мне становилось понятно значение понятия «черная овца». С какой стороны не посмотри, но это было про меня. Народ не стесняясь пялился на меня словно я была редким животным в зоопарке. Хитрая Госпожа Ди хорошо постаралась выделить меня из толпы, а надо было всего ничего — сменить цвет кожи. Вуаля! Просто и со вкусом.

Сама ранее никогда не выступая в роли шлюхи, я примерно представляла схему, по которой все это работает. Символично поправив свои неудобные, вечно подпрыгивающие дойки, сразу направилась в бар. Как вариант оставался еще танцпол, но мои навыки танца на каблуках были еще никакие, и в риске позорно навернуться на глазах у всех пока не было никакой необходимости.

Под оглушительный транс и убойную цветомузыку я легкой походкой подошла к натертой до блеска барной стойке и демонстративно села на стул, положив точеную шоколадную ножку на ее сестру-близнеца. Удочка заброшена.

 — Что будете пить, мисс? — вежливо спросил бармен. Я его узнала, кажется, его здесь звали Рудиком. Только вот он не узнал в привлекательной чернокожей секс бомбе своего бывшего клиента Сашка.

 — Дайкири клубничный, пожалуйста.

Ох, это была почти катастрофа. Мне нечем платить за выпивку, но не сделать заказ я тоже не могла. Клиенты не способные заплатить за бухло здесь долго не задерживаются. Спасти меня мог только большой жирный окунь... Ну или хотя бы крупный пескарь.

 — А мне двойной виски со льдом, напиток дамы за мой счет, — с блестящей белозубой спасла меня самая смелая «рыбка» в этом пруду вплотную присматриваясь к наживке. Привлекательный молодой парень, очередной представитель «золотой» молодежи присел на соседний стул. — Здесь свободно, красавица? Ты часом никого не ждешь?

Мне пришлось постараться и превратить насмешливую улыбку в обольстительную. Парень так старался меня впечатлить, что не мог не вызвать моего умиления. Так вот каково быть привлекательной девушкой, которую добивается самец-мужчина?

 — Не волнуйтесь, присаживайтесь — я здесь одна.

Отхлебнув из поданного барменом стакана, он откровенно прошелся взглядом по мне с головы до туфель, предсказуемо задержавшись на юбке и бандо. Джентльменом он не являлся.