Свет & Кэт или чем обернулись проблемы подруги…

Света проснулась поздно. Дети под присмотром бабушки и дедушки резвились где-то далеко от города на дачных просторах, муж уже третью неделю, как был в очередной деловой поездке. Летнее солнце ласковыми лучами, пробиваясь сквозь шторы, щекотало веки. Пробуждение приходило медленно, вместе с ним тело тягуче и требовательно охватывало томление соскучившейся по мужской ласке женщины. Все этот сон, приснился под утро...

Незадолго до пробуждения Светлане приснилось, будто бы она оказалась в каком-то затерянном тропическом краю пленницей народа, воспринявшего ее, как посланницу своих богов для совершения ритуала, который заключался требовал исполнения самых постыдных действий: во сне она вынуждена была принимать члены своих мужчин этого племени в рот и во влагалище и в попку. Своим телом она приносила жертву каким-то эротическим богам, чтобы спасти целый народ от бедствий и несчастий, что делало ее героиней пленившего ее народа. Мощные смуглые тела окружали ритуальное ложе, на котором находилась спасительница. Под ритмичный бой барабанов кольцо мужчин украшенных татуировками и уборами из перьев диковинных птиц медленно двигалось вокруг ложа. Светлана принимала в рот член, стоявшего в данную минуту напротив ее лица воина, ласкала его губами и языком, насаживалась горлом до самого основания, облизывала яички. Когда мужчина изливал семя в ее рот, она, подняв голову к небу, проглатывала его сперму, демонстрируя богам, что приняла дань от воина. После этого ритуальный круг сдвигался, Светлана принимала в ротик следующий член. Так она должна была насытиться семенем десятка воинов.

В тот момент, когда губы Светланы смыкались на очередном фаллосе, воин, стоящий в кругу со стороны ее влагалища, быстрым, но плавным движением надевал ее на свой член, он должен был оплодотворить перед ликом своих богов лоно спасительницы, пока другой воин отдавал ей свою порцию ритуальной пищи. Члены воинов во сне были огромных размеров. Тела молодых сильных мужчин лоснились умащенные ароматными маслами. В процессе этого действа три девственницы из племени выполняли почетную миссию, назначенную жрецами. Они беспрестанно оглаживали грудь, спину, ноги и живот Светланы, втирая ароматные масла и цветочные настои, дабы спасительница обрела максимум сил для обеспечения плодородия земель племени. Девушки ласкали все ее тело, они должны были привести Свету к оргазму в момент, когда изливался спермой во влагалище воин, оплодотворяющий ее лоно. Запахи благовоний, цветов и похоти сопровождают действо. Когда десяток молодых воинов завершили свой круг, насытив рот и вагину Светы, к ее ложу подвели дюжину самых сильных воинов. Их ритуальной задачей было защитить спасительницу племени от злых духов. Самая юная из девушек ласкала пальцами губки влагалища и клитор, в момент кульминации ритуала она вводит всю кисть своей изящной руки во влагалище.

То количество спермы, которое было туда излито, позволило узенькому запястью беспрепятственно проникнуть внутрь. Две другие девушки широко развели ягодицы Светланы в стороны, их смазанные маслами пальцы стали проникать в попку Светы, сначала по одному, затем по два, вот уже и три пальца легко входят в дырочку. Теперь и этот вход подготовлен для воинов. Заключительный этап — мощные члены по очереди проникают в ее попу, рука во влагалище ласкает Свету изнутри и через тонкую перегородку плоти в то же время, дополнительно стимулирует орудия, входящие в анус. Воины по очереди изливаются под заклинания шамана. Кричит в экстазе юная девушка, ощущающая внутри Светиного тела пульсации членов. Неистово кончает Света непрерывным затяжным оргазмом, показывая суровым богам, что ее миссия подошла к завершению

В душе, подставив тело веселым струйкам теплой воды, Света почувствовала, как твердеют соски от прикосновений собственных ладоней, тепло разливается по телу все яснее и отчетливее желание требует выхода. Наскоро накинув легкий халатик, Света босиком прошлепала обратно в спальню. Достала из ящика с нижним бельем вибратор, исправно выручавший ее в дни отсутствия супруга, презервативы, смазку, включила любимую музыку и забралась снова в постель. Удобно расположившись на подушках, закрыла глаза, расслабилась, всеми клеточками тела ощущая тепло летнего утра, нежно касаясь себя кончиками пальцев, предвкушая удовольствие, которое она себе сейчас доставит...

В это время прозвенел сигнал дверного звонка. Света никого не ждала, учитывая ее планы на это утро. Размышляя, кто бы это мог быть и придется ли срочно одеваться, посмотрела в глазок и увидев за дверью растрепанную Катю, поняла, что у той опять что-то произошло. Впустила подругу в квартиру. Катя, не дав даже толком прикрыть дверь, уткнулась Светлане в плечо с рыданиями и невнятными объяснениями своего несчастья. Усадив гостью в кресло, Света принесла ей стакан воды, сама присела на краешек кровати и приготовилась выслушать, понять, сочувствовать.

Светлана и Катерина дружили очень давно, еще с тех времен, когда их по обыкновению звали Светкой и Катюхой. Прошли времена студенческого веселья, стали они взрослыми, называть их стали исключительно Светлана и Екатерина, часто и по отчеству. Однако для девчонок, мало что изменилось в отношениях друг к другу. Могли часами болтать по телефону. Встречались пусть нечасто, но не теряли друг друга из виду, а при встрече за чашкой кофе или бокалом вина задушевно беседовали обо всем без тайн, делились переживаниями и радостями. Иногда, если разговоры затягивались, Катя могла остаться у подруги на ночь, благо муж Светланы никак не препятствовал их дружбе.

Жизнь сложилась у них по-разному. Светлане повезло больше: прочная семья, дети радуют, муж любит, заботится. Правда, как и многие нормальные мужики, работает, практически на износ. Семья не нуждается материально, но папу и мужа иногда неделями ждут из командировок, в отпуск ездят, практически всегда без Игоря, т. к. тот не может дела свои оставить, все отнекивается, мол, «в другой раз отдохну».

Катерина в бытность юной девы отвергла внимание немалого количества претендентов на сердечную привязанность. Все искала принца, если не на белом коне, то, как минимум на черном «Мерине». Была замужем, но развелась, т. к. любви настоящей не было, муж, красавец, мажорный сынок крупного босса, взрослеть не торопился и парковал свой «Мерин» не только у семейного навеса. После развода Кате досталась квартира, небольшой бизнес, который позволял жить безбедно.

Поэтому сейчас давние подружки представляли собой совершенно разные типажи: Светлана счастливая, уверенная в будущем, спокойно грациозная, как лебедушка при своем верном лебеде, удовлетворенная тем, как сложилась жизнь. Катя, немного задерганная одиночеством, но не растерявшая природной красоты, вела себя, как кошка. Цепкий взгляд, моментально сканирующий мужчину, кокетливая пластика пантеры, завораживающая своей готовностью к прыжку. Но главное — взгляд, в котором улавливался сигнал «ищу самца!». И нечастые короткие романы делали этот сигнал сексуального голода более внятным.

Сходство Светы и Кати было в одном, как у всех женщин в расцвете женственности, когда им немного за тридцать: опытные в любви, искушенные, умеющие получать наслаждение от партнера и дарить его. И не требовалось это кому-либо пояснять, любой мужчина такое чувствует на уровне подсознания. Или перед ним угловатая мослами девчонка, строящая из себя великоопытную даму модельной внешности, которая кроме манерных повадок, пожалуй, ничего и не может предложить, но мнит о себе что-то заоблачное. Или женственное тело, вкусное как зрелый фрукт, налившийся соком, которое манит и привлекает, потому, что и есть та самая Женщина с большой буквы, познавшая, прежде всего саму себя, ощущающая свою неповторимость и магнетизм.

Вот теперь зареванная, с размазанной тушью на лице Катя сидела в кресле, и подвывая, пыталась что-то объяснить. Из всхлипов и вздохов, прерываемых рыданиями, Светлане стало ясно, что «он неблагодарный козел, гад, сволочь, похотливый  котяра... и т. д. «.

 — Значит так. Вот тебе полотенце, иди в душ, умойся, отдышись, где что находится, знаешь, а я сварю пока кофе. — С этими словами Светлана отправила Катерину приходить в себя.

 — Какой кофе, я бы сейчас водки напилась до зеленых чертей, — закричала с порога ванной Катя.

 — Ну, водку я не пью, да и тебе, похоже, хватит, — как можно более спокойно, зная взрывной нрав подруги, сказала Света,

 — Могу предложить красное вино.

Спустя полчаса подружки уютно устроились за приставным столиком с легкой закуской. Света приобняв подругу за плечи, передала ей бокал с вином, взяла свой в руки:

 — Катька, не представляешь, только сегодня хотела тебе звонить, дети у бабушки, муж, как обычно в отъезде. Ну, думаю, не мешало бы встретиться, поболтать, месяца два уже, как не виделись. А тут ты собственной персоной влетаешь такая вся взъерошенная. Давай выпьем за передачу мысли на расстоянии. У нас с тобой времени уйма, можем хоть несколько суток разговаривать, спокойно всем кости перемоем. — Света решила пустить разговор в русло легкой болтовни, чтобы как-то отвлечь Катерину от тяжких мыслей.

 — Ну, тогда пьем до дна, благо нашу пьянку никто не увидит, — в свою очередь пошутила Катя...

Мало по малу, вино было выпито, разговор ушел к обсуждению старых знакомых, кого видели, с кем в интернете переписывались.

 — Светка, я знаю, у твоего мужа всегда есть коньяк, ты в кофе себе капаешь, тащи его сюда. — Разомлев от вина на старые дрожжи, потребовала Катя.

Света принесла початую бутылку и бокал. — А себе?, — капризно надув губки поинтересовалась Катя.

 — Катька, ты же знаешь, я не любительница крепкого алкоголя, у меня и так уже в голове туман, только если самую малость.

Так или иначе, несколько глотков пришлось сделать, уж так Катерина красиво говорила...

Налив очередную порцию коньяка, Катя подняла бокал: — За тебя и за твоего ненаглядного, повезло тебе с ним, Светка, белой завистью завидую... И тут, видимо Катерину догнали горестные мысли, с которыми она принеслась к подруге. Снова на глаза навернулись слезы, голос стал ломаться, она опять захныкала:

Из долгого эмоционального монолога подруги Светлане стала ясна суть очередной трагедии. Катин любовник был на семь лет ее моложе, имел ключи от квартиры, жил у нее на всем готовом, ездил на подаренном автомобиле. Сегодня, вернувшись под утро, после двухнедельного отсутствия (рабочая поездка) предложил выйти за него замуж, говорил, что нашел хорошую работу, клялся в любви и верности. Окрыленная Катя умчалась на работу, забыв дома мобильник. Обнаружив отсутствие телефона уже на подъезде к офису, рванула обратно. Влетела в квартиру и наткнулась на своего будущего мужа, самозабвенно кончающего в рот соседке по лестничной площадке — «девятнадцатилетней похотливой дуре с арбузоподобными сиськами», как она окрестила соперницу. И вот теперь она в растрепанных чувствах снова ревела на плече у Светы. Светлана обняла Катю, прижав к себе, как младшую сестренку, гладила ее по голове, говорила, что не все еще потеряно, что найдет Катерина себе приличного человека, где-то он ходит, еще не встретился...

Катя проревелась, подняла глаза на Свету. — Вот скажи, ты думаешь, она может минет лучше меня делать?.

 — Катька, ну ты даешь, я — то откуда могу это знать!

 — Да она даже толком целоваться, наверное, не умеет, вот так хотя бы... — Катя притянула за плечи Свету и припала к ее губам. Нежно посасывая нижнюю губу, чуть прижимая зубками, пробежала языком по верхней... Света аккуратно отстранила подругу.

 — Что, Светка, тебе разве не понравилось!? — Света не нашлась, что ответить, вроде ничего неприятного не было, но как сказать, что поцелуй с подругой понравился, ведь это как-то неправильно. Разум не успел среагировать на столь резкую вспышку Катиных эмоций. — Это еще не все. — Катя снова притянула Свету к себе. Одной рукой придерживая Свету за шею, другой обняла ее со спины. Катины губы нежно накрыли рот Светы, язык буравчиком стал атаковать, пытаясь найти лазейку между зубов. Света с трудом соображала, пытаясь найти доводы и, не обидев, остановить Катю, но поцелуй был так нежен, объятия крепки, что аж дух захватило. Не поняв, как это произошло, Света почувствовала, что уже отвечает на поцелуй. Язычки обвивали друг друга, борясь то во рту у Кати, то во рту у Светы. Тело расслабилось в истоме, девчонки, продолжая целоваться, обнимать, гладить друг друга, повалились на подушки. Рука Кати, чуть касаясь ноготками проскользила по спине Светланы, отчего вся кожа покрылась мурашками, соски стали твердеть. Возбуждение нарастало с каждым мгновением. Прервав поцелуй, Катя посмотрела Светлане глаза долгим взглядом. Взгляд был шальной, неземной, видно было, что Катя не меньше Светы возбудилась от этой спонтанной вспышки нежности, и тоже смущена произошедшим.

 — Этот гад еще пожалеет, когда поймет, чего он лишился!

Но Света не могла уже остановиться. Утреннее возбуждение, немного вина и неожиданная Катина страсть окончательно завели ее. Теперь она прервала речь подруги очередным поцелуем. От страстных объятий полы тончайшего шелкового халатика распахнулись, халат обнажил плечи, грудь открылась. Торчащие столбики Светиных сосков уперлись в освобожденную от одежд грудь Кати. Непроизвольным движением Света обхватила бедрами Катино бедро, прижалась к ней всем телом, гладила Катино лицо, шею. Жарко дыша, кончиком языка она ласкала Катино ухо, целовала шею.

 — Светка, как приятно, я не могу остановиться, ну его все к черту!...

Катя не договорила, Светин пальчик прочертил линию от затылка к плечу и дальше по груди, царапнув ноготком сосок. Стон все нарастающего возбуждения оборвал ее на полуслове. Катя припала губами к Светиному соску. Она гладила грудь подруги, быстрыми движениями языка дразнила то один, то другой сосок. Твердые, как мрамор, они буквально требовали ласк еще и еще. Язычок Кати то крутился вокруг соска, то постукивал по нему с разных сторон. Она то захватывала губами сосок вместе с ареолой, кружа и дразня языком, то чуть касалась его острыми зубками. Руки тискали и гладили, пальцы чертили на теле подруги невероятные узоры, заставляя выгибаться спину, срываться дыхание, вызывая ответные ласки и объятия. Света одной рукой прижимала к себе голову Кати, другая беспрестанно блуждала по телу, гладила бедра и попку, сжимая ягодицы. Крепко прижавшись лобком к бедру подруги, Света чувствовала, потеряв остатки контроля над собой, какой влажной и скользкой стала кожа от смазки, сочившейся из ее киски. Впиваясь ноготками в ягодицы Кати, Света все сильнее терлась вульвой о бедро подруги, стараясь прижать клитор, получить максимум наслаждения. Светины пальцы тем временем скользнули под ткань Катиных трусиков, добрались до гладко эпилированной расщелины. Рубикон пройден. Последние сомнения в неправильности ситуации потонули под волной страсти. Ощутив сочащейся щелкой Светины пальцы, Катя выгнулась под напором желания и насадилась на них, как на самый настоящий член. Мягкие горячие складки буквально поглотили два Светиных пальчика, сжали их крепко, так, будто никогда не выпустят. Катя крепко ухватила сосок Светиной груди, сжала почти до боли, покручивая из стороны в сторону.

Света двумя пальцами лаская Катю внутри, большим пальцем гладила и прижимала ее клитор. Когда Катя крепко сжала сосок ее второй груди — все взорвалось. Мелкая дрожь начала трясти Свету, переходя в волны, подкидывающие ее тело на немыслимые высоты, скручивающие ее в единый кричащий комочек страсти и снова выгибающие дугой. Рука во влагалище Кати совершала хаотичные бесконтрольные движения... Тут оргазм настиг Катю. Влагалище пульсирующими схватками обжимало ласкающие ее пальцы, смазка обильно потекла по Светиному запястью, выплеснулась на простыни. Катя кричала во весь голос, уткнувшись в подушку лицом, пока сладкие судороги не перестали колотить ее тело. Обмякшая, пару раз громко глотнув воздух, словно вынырнув из морских глубин, Катя затихла.

автора: