По Лунной тропе: Родительские грехи (Глава I : В паутине жизни) / Рассказы и видео о лесбиянках онлайн бесплатно!

По Лунной тропе: Родительские грехи (Глава I : В паутине жизни)

ПО ЛУННОЙ ТРОПЕ: Родительские грехи

Автор: Водная Сеть

В очередной раз я осталась одна. Моя последняя битва окончена, погибли все: и друзья и враги. История повторилась, наверное, это не возможно изменить.

Глава первая: В паутине жизни.

Часть первая: Хитросплетения судьбы

Каждое мое утро начинается с едких, истерических воплей типа: «Вставай, опять проспали!» Эйра носиться по комнате, переворачивая и разметая все, что находиться на пути ее следования, выкрикивая при этом: « Откуда здесь этот стул, где мои колготы, ты не видела мои джинсы? Блин, где зачетка??? ВСТАВАЙ!!!» Я сонно открываю глаза, и молча (стараясь подавить смех) наблюдаю за ней. Потом она останавливается на против моей кровати, наклоняется ко мне и с выражением лица «ща тресну» спрашивает:

 — Че лыбишся, мне одной в универ надо что — ли?

Я, все еще стараясь подавить смех, говорю:

 — Эйра, посмотри на календарь, он, если ты не забыла, у тебя за спиной висит

Она, меняясь в лице, медленно оборачивается... Дальше как всегда идет буря негодования по поводу того, что я не напомнила ей вырубить будильник, не сказала вчера, что сегодня выходной, и все это время лежала и потешалась над бедной, несчастной подругой. Я с истинным рассканьем в глазах извиняюсь, мы идем курить, захватив с собой кофе, приготовленный, кстати, заботливой подругой для меня, во время перекура мы решаем, как проведем свой выходной.

С Эйрой мы познакомились 6 лет назад, она тогда еще училась в старшей школе, а я уже была студенткой второго курса медицинского колледжа, в то время я начала практиковать магию, не скажу, что была сильной в этом, но я довольно таки хорошо гадала. Эйра обратилась ко мне за помощью, и я сразу почувствовала в ней наличие способностей. Так и началась наша дружба, постепенно переросшая в магический тандем. Через год она, закончила школу, я колледж и мы решили вместе уехать из нашего родного городка. Тогда у каждой из нас была своя мечта, даже скорее цель, Эйра хотела стать таможенником, а я великим хирургом. Итак, мы уехали, поступили и вот спустя 5 лет, мы были в одном шаге от получения долгожданных дипломов. Из за государственных экзаменов, и защиты диплома, Эйра была в состоянии постоянного нервного напряжения и стресса, именно этим и было обусловлено мое каждодневное «чудесное» пробуждение.

 — Ты меня вообще слушаешь? Я что опять со стеной общаюсь? — настойчиво спросила Эйра.

 — Я все слышала и я тебе в тысячный раз повторяю, я не хочу идти туда, и ты прекрасно знаешь причину.

 — Нет, ну я не могу понять, почему!? Да, вы расстались. И что, тебе теперь надо запереться в четырех стенах и подстричься в монахини, в то время как он отрывается по полной программе?!»

 — Нет. Причина другая, ты знаешь, что я не любитель таких заведений, именно по этому я и не хочу туда идти и вообще, сейчас не время для увеселения, идет буря, страшная буря, ты, что не чувствуешь???

 — Чувствую, но это не значит, что нам нельзя немного развлечься... « Она сказала это с таким невинно детским выражением лица, что это вызвало у меня улыбку.

 — Ладно, сдаюсь, пойдем, но если я захочу уйти домой раньше, то ты меня отпустишь. Она подпрыгнула, чуть ли не до потолка и кинулась мне на шею.

 — «Ты не пожалеешь, там будут все наши, мы классно проведем время, вот увидишь. А что ты оденешь??? По глазам я поняла, к чему она клонит...

 — Хорошо, ты можешь взять мое платье.

 — «Я тебя обожаю!!!».

После мы вернулись в комнату, я залезла обратно в постель.

В последнее время меня мучил один и тот же кошмар, я практически не спала по ночам. Эта ночь не была исключением. Мне опять снился этот сон:

«Огромное поле, залитое кровью и усеянное трупами моих друзей, большинство из них я не знаю, точнее у них нет лица, но у меня ощущение, что все они близкие мне люди. Я знаю, что мне надо дойти до конца этого поля и может быть я смогу все изменить. Я начинаю двигаться в сторону звезды Фуук, она уже почти не видна из-за рассвета, теперь я знаю, что означает выражение кровавый рассвет: небо затянуто черными грозовыми тучами, из за горизонта, словно из под земли начинает подниматься огненно — красное солнце у меня почти нет сил, чем светлее становиться, тем ужаснее картина.

Я закрываю глаза для, что бы не видеть этого, спотыкаюсь, падаю в грязь смешанную с кровью... Это она, моя подруга — Эйра, рядом распластавшись лежит Берил, Харука, Мичиру, Макото, Минако, дальше Энди, Меркуриус, Нефрит, Зойсайт, Кунсайт, Джедайт, Металий. «Иди дальше, тебе нельзя останавливаться, осталось так мало времени!!!» — надрываясь, кричит мне мой внутренний голос. Но я не могу, осознание того, что они все мертвы, острой болью разливается по телу, мне трудно дышать...

 — Тебе больше некуда идти, не за что сражаться, ТЫ ОСТАЛАСЬ ОДНА!!!» — О... , я узнаю этот голос среди тысячи, да что там, миллиардов других голосов. Когда то я любила его, но сейчас... ОН ВРАГ???» Именно в этот момент я просыпаюсь

Я дышу и не могу отдышаться, холодный пот на лбу, ощущение чего то теплого и вязкого на руках, нос по прежнему ощущает запах смерти и боли. Холодный, надменный голос шепчет мне в ухо: «тебе больше некуда идти... не за что сражаться... Ты осталась одна принцесса». Я закрываю уши, но это не помогает. Этот ледяной тон... вибрации его голоса пронзают каждую клеточку моего тела, каждый квант сознания. Ощущение страха и беспомощности приковывает к кровати, ноги не позволяют бежать подальше отсюда, на шумную улицу, дабы утопить его в многообразии шумов города.

 — Моя принцесса, я буду ждать, когда ты сломаешься как щепка.

Я лежу на кровати, медленно теряя рассудок, и вот он... спасительный вопль Эйры: «ну вот... ОПЯТЬ СЛОМАЛА НОГОТЬ»... Эйра, боже как же я люблю тебя в этот момент.

Медвежий стук в дверь... заваливаются в обнимку веселенькие соседки... Харука и Мичиру. Чего вообще они тут потеряли не ясно, им бы, судя по взглядам уединиться вдвоем.

 — Девченки-и-и — протянула светловолосая Харука, — кофейка не найдется?

 — Конечно, найдется! — восклицаю я счастливая, что кошмар закончился. Все на своих местах, и мене сделай.

Зеленоволосая Мичиру оглядывает меня распластанную по постели, мои обнаженные ноги. Под ее взглядом возбужденной кошки мне становится неловко, и я помимо воли прикрываюсь простыней.

 — Тебе только кофе? — игриво спрашивает Харука. Может чего еще?

Эйра застывает с удивленным лицом и широко открытым ртом посреди комнаты с лифчиком в одной руке и белыми кружевными чулками в другой.

 — Э-э-э, может я чего-то, не знаю? — выдавливает из себя Эйра.

Сначала девушка смотрит на меня, затем переводит глаза на оценивающего вида Харуку и раскрасневшуюся от ярости и ревности Мичиру.

 — Голуби принесли вести, что ты рассталась с Гаарой, — попыталась уколоть меня Мичиру.

Харука не смотря на ревнивый вид Мичиру, подходит к краю моей постели, становится на колени и нежно проводит рукой по моему запястью, заставляя из моего горла вырваться легкий смешок от щекотки.

 — Я могу помочь тебе его забыть! Ты же знаешь, как я отношусь к тебе! Еще тогда во время первой твоей практики, когда я попала к тебе на прием и твои глаза... , а руки исследовали мое горячее, стонущее от твоих нежных прикосновений тело, я поняла, что ты должна быть моей. Я знаю, множество ласки и удовольствий все они будут твоими.

Вышедшая из оцепенения Эйра подлетает к моей кровати и отталкивает Харуку.

 — Ты что? Усаги не такая! Она Гаару любит!!! У тебя вообще Мичиру есть

Последние слова девушка выговаривает с некими обиженными нотками в голосе. Харука улыбаясь, гладит по щеке Эйру, переводя взгляд на обиженную в лучших чувствах Мичиру.

 — Это шутка... расслабься пупсик. Я вроде учусь на психолога, если ты помнишь, это называется психологической разгрузкой, — ответила Харука и искренне рассмеялась.

 — Ну, ты меня разгрузила, по самое не хочу! — восклицаю я. Та пошли вы!

Поднимаюсь с кровати, хватаю пачку сигарет и выбегаю на балкон. Босиком по холодной плитке ступать скажу Вам не самое приятное удовольствие. Пытаюсь прикурить сигарету, но руки еще не слушаются. До сознания дойдет только многим спустя, что выбежала в одной полупрозрачной ночной рубашечке, сквозь которую на свету только слепому не удастся разглядеть, что под ней. Докуривая сигарету, разворачиваюсь и вижу ЕГО... Черноволосый красавец, с голубыми глазами, стройным накаченным телом. Он смотрит, на меня слегка смущаясь. Затем неловко изрекает

 — Привет кролик, т. е. Усаги... Тебе не холодно?

 — А ты как думаешь? — тявкаю я в ответ. Чего вылупился?

 — Ты... это... Чудесно выглядишь...

 — Шас тебе фонарей под глазами наставлю, еще лучше видеть будешь видеть! — фыркаю я, разворачиваюсь и убегаю в комнату.

Девчонки пьют кофе и хрустят моим любимым печеньем. Увидев меня, Харука удивленно заигрывающее приподнимает бровь.

 — Детка по чем?

 — Что? — спросила я, не догоняя тему.

 — Все! — показывая на меня рукой, говорит Харука.

Опускаю взгляд на себя.

 — Бли-и-ин, — постанываю, падая на колени. Это он меня в таком виде видел?

 — Он? Да ты детка не промах! — заметила Мичиру, прыская смехом.

 — Кто? Кто? — нетерпеливо спрашивает Эйра.

 — Он, — вздыхаю я.

 — Судя по всему Гаара... — отвечает за меня Харука и промахивается.

 — Неа, новенький.

 — О-о-о, я конечно тоже по молодости гуляла, но не как перчатки же, — шутливо обращается ко мне Харука.

 — Сейя, из соседней комнаты.

В это время оживляется Эйра, страсти накаляются.

 — Ну, нам пора, — понимая, что надвигается буря, Харука и Мичиру решили ретироваться.

 — Ну-ну, рассказывай! — прорычала Эйра, становясь в третью позицию. Я же тебе говорила! Сейя мой парень!!!

 — Господи, забирай его с руками и ногами, могу написать инструкцию по использованию, — проговорила я, демонстрируя свое равнодушие к сложившейся ситуации.

Эйра тихонечко подошла ко мне, и в следующую секунду послышался громкий шлепок. В первый раз в жизни она дала мне пощечину, мы впервые поругались, за тем выбежала из комнаты, оставляя меня одну в ошеломленном состоянии с рукой держащей пылающую от удара щеку.

В этот момент мне стало плохо, как, будто чья то рука схватила меня за горло, ноги подкосились, последовало падение на мою отбитую задницу.

 — Принцесса, вот видишь, ты никому не нужна, только мне. Я выпью тебя досуха, твоя душа будет гореть во мне вечно! Прими все как есть, сократи агонию ожидания неизбежного. Или они все умрут!

 — Кто ты? Чего хочешь от меня? — закричала я что было мочи. Какая принцесса?

 — Иди к Меркуриусу, тому не нужно черта искать, у кого он за плечами! — ответил голос и пропал.

Я схватилась за голову, тяжело дыша, поднялась с пола.

 — В душ! А потом на прогулку, видать это переутомление — сказала я сама себе.

В это время в соседней комнате, происходили боевые действия, Мичиру стоя на кровати хватала многочисленные подушки и швыряла их в Харуку, с криками:

 — Я ТЕБЯ НЕНАВИЖУ! Как ты могла говорить все это при мне?

 — А ты, что ревнуешь? — уворачиваясь от очередного снаряда и, сдерживая смех, отвечала вопросом на вопрос Харука. Ну, все, прекрати истерить, ты же знаешь между мной и Усаги никогда ничего не будет. Мы с тобой одно целое, лучше обними меня.

 — Да пошла ты, я на тебя, и смотреть сейчас не могу! — не скрывая раздражения, крикнула Мичиру.

 — Слушаюсь и повинуюсь моя госпожа, а смотреть на меня вовсе не обязательно, — саркастично заявила блондинка. Сейчас я тебя успокою, мой тигренок.

Мичиру в очередной раз замахнулась подушкой, Харука предугадывая ее движение, наклонилась вниз и резким движением потянула на себя Мичиру, неожиданно для той оказавшись рядом с ней. Повалив сопротивляющуюся девушку на пол, сказала:

 — Когда ты злишься, меня это заводит еще больше.

 — Черт, почему я не могу устоять больше двух минут — с раздражением сказала Мичиру.

Их губы слились в долгом страстном поцелуе. Руки Харуки начали медленно скользить по талии Мичиру, опускаясь все ниже и ниже.

 — Тебе не мешает одежда, томно прошептала Харука — продолжая осыпать поцелуями лицо Мичиру и постепенно спускаясь к шее.

 — Помоги же мне скорее от нее избавиться — едва слышным шепотом, от нахлынувшей на нее страсти, ответила девушка.

Волна дикого желания охватила обоих, одновременно. Девушки не теряя времени на бессмысленные слова, начали срывать одежду друг с друга.

 — Ты не представляешь, себе какая ты красивая, когда возбужденна. Ты хочешь меня детка? — тяжело дыша, сказала Харука.

Ее руки ласкали грудь, затем она начала ласкать затвердевшие соски девушки языком. Мичиру стонала, извиваясь в неистовом экстазе захлестнувшей ее волны ощущений. Харука исследовала поцелуями тело подруги. Вскоре не оставалось ни сантиметра на шикарной, бархатистой коже девушки, к которому бы не прикоснулись губы блондинки. Периодически Харука посасывала, слегка прикусывая соски более похожие на две спелые вишенки. Харука медленно, продлевая столь желанную для Мичиру «пытку», проводила языком от груди к пупку, целуя и покусывая нежную кожу, ее руки уже были у возбужденного лона девушки.

Желание волнами накатывалось на Мичиру, ее кожа покрывалась капельками пота, возгласы вожделения то и дело помимо ее воли вырывались из горла. Она, то выгибалась как дуга, подставляя свою грудь на встречу новым ласкам Харуки, то пыталась убежать от них. Когда желание достигло своего апогея, девушка простонала:

 — Прекрати, я больше не могу.

Блондинка только и ждала подобных слов. Они прозвучали, словно гимн победы, сигнал к атаке. Девушка облизнула губы, предвкушая главное удовольствие.

 — Теперь время главного блюда, — прошептала заговорщица, устремляя взгляд к разгоряченной и влажной щели подруги.

На нее игриво смотрели розовые губки девушки, а спелая сочная оливка манила к себе, приковывая взгляд. Девушке непреодолимо захотелось прильнуть губами и языком к столь желанному священному Граалю. Мичиру нежно улыбнулась Харуке, краем глаза заметив, что та спустилась к ее киске. Секунду спустя она ощутила ее жаркое дыхание на ней. «Боже, что сейчас будет», стыдливо подумала Мичиру, и раскраснелась.

Блондинка дотронулась указательным пальцем, а за тем и прильнула губами к сокровенному месту девушки, сейчас она промокла насквозь и в рот Харуки попала изрядная порция соков любви. Девушка лизала, целовала оливку подруги, массировала языком губки и стенки пещерки. Затем она смочила слюной указательный и безымянный пальцы, чего, по сути, не надо было делать, и осторожно ввела их внутрь.

 — Мичиру — сама тут так узко и мокро... Ты такая горячая. Ты само совершенство, — искренне призналась Харука.

Девушка продолжала движения пальцами, периодически помогая себе языком, через некоторое время пальцев уже было три. Бог знает, что творилось в голове молодой девушки.

Тело Мичиру вздрагивало от каждого движения подруги...

 — Ах... мм... — один за другими вырывались стоны наслаждения из горла зеленоволосой девушки, зарождаясь там, внизу и проходя по всему телу.

Ее глаза были закрыты, а нижняя губа немного прикушена зубками.

«Я не думала, что может быть так приятно» — неслось в голове зеленоволосой.

Еще несколько секунд и воздух разрезал пронзительный крик удовольствия, и Мичиру распласталась по полу в полном изнеможении.

 — Я надеюсь, ты больше не злишься на меня тигренок? — спросила Харука, поднимая обессилевшую любовницу с пола и перенося ее на кровать.

Уложив Мичиру на кровать, она нежно поцеловала ее в губы.

 — Ты думаешь, у меня есть силы на злость, я и говорить то с трудом могу. Это было, было... — сказала она и отрубилась.

«Вот так всегда» — подумала Харука, выходя из комнаты.

***

Вылетев из комнаты, оскорбленная до глубины души черноволосая, пробежала по лестнице два пролета в низ, села на корточки, прислонившись спиной к мусоропроводу и уронив лицо в руки, дала волю длительно сдерживаемым эмоциям.

Именно по этому она не заметила подошедшего к ней Сейю.

 — Что-то случилось? — спросил парень, искренне взволновавшись. Я могу тебе чем то помочь?

 — Закурить есть? — не поднимая лица, спросила девушка.

 — Да конечно, держи, — протягивая пачку Парламента, улыбаясь ответил тот.

 — Спасибо — вытирая мокрое от слез лицо сказала Эйра. «Это же он», промелькнуло в голове у нее. «Он, а я в таком виде!!!»

 — Ну так что могло заставить, так горько рыдать такую красивую девушку, да и еще в такой прекрасный день?

 — Просто поругалась с подругой, сама не знаю, что на меня нашло.

 — С кем, с Усаги?

Та утвердительно махнула головой.

 — Не может быть, о вашей дружбе ходят легенды, я слышал, как кто-то сказал, если Усаги и Эйра поссорятся, то наступит конец света, как минимум.

 — Да мы помиримся, сейчас докурю и пойду мириться. Спасибо тебе за компанию и сигарету.

 — За компанию, пожалуйста, а вот за отраву спасибо говорить не стоит. Вы придете вечером?

 — Да конечно.

 — Ну, тогда до вечера.

 — Пока.

Ребята распрощались и отправились по своим комнатам.

Когда Эйра вошла в комнату, Усаги уже одевалась. Эйра осмотрела Усаги с ног до головы, медленно проводя взглядом от корней волос до самых пяток. «Этот черный топ идеально подчеркивает ее упругую, шикарную грудь» — подумала девушка с завистью.

«Усаги вообще очень красивая, мне с ней не сравниться». В этот момент золотоволосая девушка наклонилась и начала натягивать белые кожаные шортики... «Они так красиво сидят на ее широких бедрах, выгодно подчеркивая узкую талию и загар цвета молочного шоколада, ну почему я не могу быть ею?» — раздосадовано подумала Эйра. «Неудивительно, что все обращают на нее внимание, и мои однокурсники, и Гаар, и Сейя, даже Харука, все помешаны на ней! Я завидую? Да я ей завидую».

 — Усаги, прости меня, я не знаю, что на меня нашло, просто он мне так нравиться, и я, я приревновала.

Я посмотрела на подругу, ее виноватое выражение лица, смутило меня.

 — Это ты прости меня, я виновата, сморозила глупость сдуру. Я подошла и обняла ее. Мы ведь поклялись, что никогда ни один парень не станет причиной нашей ссоры. Так что давай забудем об этом кошмарном утре.

 — Ты куда то уходишь?

 — Да я пойду прогуляюсь, погодка отличная. Я не надолго, скоро вернусь, — кинула Усаги, взяла сумочку и бабочкой выпорхнула их комнаты.

Подходя к лифту, я увидела раздосадованного вида Харуку. Светловолосая высокая девушка, более напоминающая парня, в зеленных бриджах, мужского покроя, черной футболке и черных солнцезащитных очках.

«Только ее мне сейчас не хватает, для полного счастья, может спуститься по лестнице?» Но было уже поздно:

 — Куда то собралась, крольчонок? — спросила Харука, снимая очки. Могу подвезти, носом чую пахнет приключениями.

 — Да какие там приключения, просто хочу погулять, погода располагает, — равнодушным тоном ответила я.

 — Ну, так, я тебе составлю компанию, если ты не против, — мило улыбаясь, сказала Харука.

 — Как Мичиру поживает? — с ехидной улыбочкой крысы Шушеры поинтересовалась я.

 — Примирение было «бурным», дрыхнет, зараза, — ответила Харука сверля меня взглядом.

Двери лифта открылись, и мы вместе шагнули в него. Еще, прежде чем створки двери лифта успели закрыться блондинка прижала меня к стене.

 — Харука, что ты делаешь? — испуганно спросила я.

Все мое тело дрожало от не понятного волнения.

 — Продолжаю утренний разговор, — ответила блондинка, приближая свое лицо к моему. Я не думаю, что ты забыла наш «откровенный разговор» на той вечеринке!

Я, переходя на истерический крик, осознавая намерения подруги прокричала:

 — Я была пьяна, мне было плохо, морально плохо!!! Ты ведь умеешь успокоить.

Последняя фраза была произнесена с некой долей сарказма и иронией.

 — Так это для тебя ничего не значило, — подытожила блондинка, отпрянув от меня.

Я, положив свои руки ей на плечи сказала:

 — Харука, мы ведь с тобой отличные друзья! Зачем это портить? Ты всегда поддерживала меня в трудную минуту и давала дельные советы. Именно за это я тебя и люблю. Да... люблю, не смотри на меня так! Но как друга, понимаешь? У меня такое ощущение, будто мы знаем друг друга не каких то три года, а намного больше чем просто жизнь. Не хочу терять, то, что между нами есть, но если у меня нет другого выхода, то мы должны будем прекратить наше общение.

Глаза блондинки как то странно засверкали. В полутьме лифта, освещаемом совдеповской лампочкой, вероятно пережившей еще Хрущева, это придало ей мистически-расстроенный вид.

 — Если ты так считаешь, то ты мне больше не подруга! — кинула та и отвернулась к соседней стенке лифта.

 — Хорошо поговорили! — ответила я, и вышла в отворившиеся двери лифта.

Харука осталась, где то позади, спустя минуту она меня обогнала, направляясь к припаркованному мотоциклу.

 — До очень скорой встречи... принцесса!

В этот момент меня, словно ток пробил.

 — Принцесса? — спросила я шепотом сама себя.

Догнав блондинку я схватила ее за плечо, разворачивая к себе лицом.

 — Принцесса? Откуда ты знаешь? — переходя на ультра звук прокричала я.

 — Отстань от меня, пирожок с мясом! Если не хочешь освещать себе дорогу новым фонариком, — сухо ответила блондинка, оттолкнув меня.

Я плюхнулась на свои задние подушки безопасности. Ощущение ужаса снова нахлынуло на меня. Проглотила подкативший к горлу комок, встала, отряхнулась и направилась в сторону городского сада. То единственное место, где я чувствовала себя как дома. Гуляя среди розовых кустов, вдыхая аромат цветущих цветов, забывала обо всем.

Я шла по аллеям городского сада пытаясь понять, что вообще происходит, ссора с Харукой привела меня в крайнее уныние, почему я никак не могла понять. Несомненно, она привлекала меня, и мои чувства нельзя было назвать просто дружескими, это и пугало и волновало меня. Не буду скрывать, что я очень часто фантазировала о том, как я и она занимаемся любовью, эти мысли заставили меня покраснеть. Я должна перестать думать об этом, это не правильно.

Вдруг мое внимание привлек один старый дворик. Не знаю, почему, но я почувствовала, что должна, обязательно должна туда зайти.

Я прошла по дорожке, ведущей к огромным черным дверям с витражом, провела пальцами по рисунку, он показался мне смутно знакомым, на черном фоне была изображена красивая светловолосая девушка, в руках которой было святящееся хрустальное сердце. Дверь открылась, прежде чем я успела постучать, на пороге, улыбаясь мне, стоял высокий симпатичный парень с голубыми волосами в темно-синем спортивном костЮме.

 — Меркуриус? — глаза мои округлились от удивления.

 — Я ждал тебя Усаги, — таинственно сказал он. Проходи.