Офисные Леди. Часть 2

Очередной понедельник в офисе, очередная рабочая неделя началась. Олеся, как и раньше в числе первых прибыла на работу, перекинулась парой фраз с охраной, поболтала со знакомыми девчонками, забрала почту, оставленную курьерами в выходные, и направилась в свой кабинет. С утра ее спас только кофе — она чертовски не выспалась. Алексей снова взялся за проекты, и накануне она провожала его в аэропорт за полночь (он на неделю улетел в другой город заключать очередной контракт). К ним домой на неделю переехала свекровь, чтобы Олесе не приходилось брать отгул. «Так что теперь осталось только протянуть один день и пораньше лечь спать» — Думала девушка, удобно устроившись в своем кресле перед компьютером.

С их последней встречи с Викторией Александровной прошло почти три недели. После той пятницы, когда они «побеседовали» после работы, начальница отдела по работе с клиентами уехала в отпуск. Когда она вернется, никто не знал. О том, что произошло тогда в кабинете Виктории, не знал никто, кроме нее и Олеси (оказалось, что начальница в тот день позаботилась о том, чтобы им никто не помешал, отправив домой весь персонал раньше на 15 минут). Так что слухов можно было не опасаться. Что же касается эмоций и мыслей самой Леси, то она предпочла просто забыть о том, что с ней произошло. Точнее постараться забыть (все же не каждый день бываешь, изнасилована на работе женщиной, да еще и собственной начальницей, которая к тому же младше тебя). Мужу она, разумеется, не сказала ни слова, как, в прочем и подругам. Решила держать это в себе, просто постараться пережить внутри. Корила себя за то, что поддалась и позволила сделать с собой такое. С другой стороны воспоминания о том вечере порой все же вызывали в ней не только отвращение.

В очередной раз, задумавшись на эту тему, Олеся на автопилоте запустила компьютер, проверила свою страницу в интернете и залезла на почту. Перебирая электронные сообщения, она вдруг наткнулась на письмо с заголовком «о нас с тобой». Вначале решила, будто это спам и уже хотела удалить, как вдруг заметила, что отправил его кто-то из офиса. Леся открыла сообщение и вчиталась в послание, в ее душе уже зарождалось дурное предчувствие.
«Надеюсь, тебе понравилось, как мы провели время, сладкая. Я ненадолго отлучалась, но теперь вернулась и у меня снова для тебя подарок. Он приложен к письму. Как я и обещала, те снимки уничтожены и до твоего мужа не дойдут. Однако, я не могу просто забыть о том, какая ты... , уж прости. Знаю, что ты не согласишься повторить то, что было. Поэтому я подготовила для тебя очередной стимул. На этот раз все будет интереснее: просто делай то, что я скажу, и мой подарок останется только в твоей коллекции home video. Жди указаний.»
 — Не вероятно! — Злобно ругнулась Олеся, просматривая видео файл, приложенный к сообщению. Скрытая камера прекрасно запечатлела все детали того самого вечера, когда Виктория насиловала ее в своем кабинете. Кроме отчетливой красочной картинки присутствовал здесь и звук. Пришлось сделать потише, чтобы коллеги не услышали из колонок ее страстных стонов. — Не может быть!
«Она что думает, что я на это на это поведусь?» — размышляла девушка. — «Да, ведь на этой записи четко видно, что я не хотела, а она взяла меня силой. За это, по-моему, даже статья есть. С другой стороны, начиная с середины записи, я уже не сопротивляюсь. Что если Леша увидит это? Поймет ли? А кому еще она может показать?»

Внезапно, в сумочке тренькнул мобильник. Леся достала пластиковое чудо электроники и взглянула на блестящий экран. «Я присылаю тебе указание — ты делаешь. Если нет — эта запись отправляется к твоему мужу и его родителям» — Девушка прочитала текст смски, и внутри у нее все сжалось (Алексей еще может и понял бы, хоть и с трудом, но его родители очень консервативны, и он их очень уважает). Виктория оказалась весьма изобретательной в достижении собственных целей, шантажом она владела действительно не плохо. Олеся снова вспомнила, как начальница раздевала ее, как трогала и целовала, как имела ее прямо в офисе на столе. Внизу живота потеплело, но разум тут же взбунтовался!"То, что случилось — противоестественно!» — Твердила про себя Леся.
Телефон снова издал приятную трель. Леся открыла сообщение: «Я хочу получить фотографию твоей киски в ммс (знаю, что ты умеешь их отправлять). У тебя 10 минут». Первым порывом было позвонить и сказать, все, что она думает об этой 19и летней похотливой лесбиянке. Девушка несколько раз набрала номер, с которого пришла смс, но трубку никто не взял. «Осталось 7 минут. Не звони — я не отвечу» — Сразу после этого увидела она на дисплее своего телефона. Олеся решила не поддаваться на провокацию и, вообще, отвлечься от этого бреда (благо работы по понедельникам бывало довольно много). Она взялась за какой-то отчет, затем еще за один, потом начала разбираться со счетами и, в результате, забыла о сообщениях.
Примерно через час ее телефон зазвонил. Леся было решила, что это Виктория ее достает и собралась наорать на звонившего, но оказалось, что беспокоит ее вовсе не начальница.
 — Олесенька, привет, дорогая. — Приятный голос женщины лет 60—65 прозвучал на другом конце.
 — Здравствуйте, Тамара Игоревна. Как вы поживаете? — Леся забеспокоилась, ведь свекровь звонила ей не часто. Хотя относились они друг к другу вполне хорошо, без необходимости не связывались.
 — Да живы вроде, спасибо. Олесь, послушай, спросить тебя хотела (а то не могу Лешке дозвониться). Мне тут на телефон какое-то ммс пришло. А я и не знаю, что это такое.
 — Это сообщение такое, только не словами написанное, а с картинками или видео, например. А от кого пришло?
 — Да и не знаю. Но тут написано что-то... Вроде «про жену» что ли... Плохо вижу, а очков рядом нет. Про какую жену?
 — Тамара Игоревна, это мусор какой-то. Стирайте, а то еще вирус какой-нибудь на телефон подцепите. — У Леси внутри все похолодело. «Как же замечательно, что не все хорошо разбираются в электронике и современных технологиях» — пронеслось в ее голове.
 — Да? Ну и ладно, бог с ним. Давай, Олесенька, отвлекать не буду, пока. — Свекровь повесила трубку.
Девушка положила мобильный на стол и уставилась в монитор пустым взглядом. Она надеялась, что Виктория не станет осуществлять своих угроз, понимая, к чему могут привести ее шутки. Но, оказалось, что она не блефует, а значит, придется либо играть по ее правилам, либо рассказывать обо всем мужу. Последнее ее дико пугало, ведь Олеся действительно любила и боялась потерять Алексея. Но и выполнять требования этой извращенки тоже не хотелось, ведь она, в конце концов, была гетеросексуалкой. Пока она обдумывала, что делать телефон снова подал признаки жизни, новая смска гласила: «Я прощаю тебя в первый и последний раз. Я жду фотографию еще 5 минут».

Олеся решила больше не рисковать. Она выскользнула из кабинета и направилась в туалет. Сама не веря, что делает это, заперлась в кабинке, спустила на колени юбку, вслед за ней трусики, чуть раздвинула ноги и сфотографировала свою промежность и лобок. От того, чем она занималась сейчас, девушку бросило в краску, хотя никто и не мог видеть, что она делает. После, Леся отправила ммс и вернулась обратно в кабинет. Вспомнила, что еще масса дел ждет ее внимания и принялась за работу, стараясь не думать о Виктории.
Перед концом рабочего дня ей пришло еще одно сообщение. Текст был таким: «С этого дня бритва не должна касаться твоего лобка. Напоминаю, не нарушая моих указаний. Отдыхай, сладкая». От прочитанного Олеся снова покраснела и, в очередной раз, удивилась извращенности своей начальницы, но решила исполнить требование, во избежание проблем. Благо, мужа нет дома, иначе пришлось бы придумывать причину, по которой она не делает интимную стрижку.
На следующий день примерно в середине рабочего дня Олеся получила новое указание. Виктория решила, что  хочет проверять состояние ее киски каждый день, потому теперь ежедневно в 14 часов Леся должна отправлять начальнице фото нижней части своего тела. На этот раз девушка отнеслась к сообщению спокойнее (очевидно, ко всему можно привыкнуть). Она сняла себя на телефон и снова отправила Виктории ровно в 14:00. Кроме того, сегодня Олеся поймала себя на мысли, что это даже кажется ей волнительным, как глоток свежего воздуха. Однако, девушка быстра отогнала крамольные мысли и вернулась к работе.
По окончании рабочего дня, когда Леся уже собиралась уходить начальница снова напомнила о себе: «Оставь трусики в верхнем ящике своего стола. С сегодняшнего дня ты ходишь на работу без них». С таким Олесе было уже сложно согласиться. Она никогда не ходила без нижнего белья, тем более на работе (учитывая, что у нее все костюмы с юбкой), да к тому же еще и домой нужно добраться на метро. Она долго сомневалась и раздумывала, а не послать ли все к чертям. Но в результате все же стянула полоску мягкой ткани со своих бедер и убрала ее в ящик стола, как и требовалось. Выйдя на улицу, девушка почувствовала себя совершенно неуютно — летний теплый ветерок задувал под юбку, играя волосиками на лобке. Осознание собственной незащищенности начало ее заводить, а все прохожие, как ей казалось, замечали, что она без трусиков. Это был новый для нее опыт — она балансировала на грани смущения и возбуждения. Яркое впечатление, хотя сама Олеся никогда не пошла бы на такое.

В среду с утра Виктория по смс велела ей взять ключи от ее кабинета, войти туда и показать, что она без белья. Леся послушалась: с помощью присланного видео, определила, где находится камера, вошла в кабинет, приподняла юбку и покрутилась, демонстрируя островок небритых волос в паху и крепкие круглые ягодицы. «Надеюсь, ты довольна, лесбиянка шизанутая» — гневно думала про себя девушка, борясь со стеснением. Покидая ненавистный кабинет, Олеся осознала, какую власть над ней получила 19и летняя девчонка и яростно сжала кулачки в безмолвной ярости. Вернувшись в свой кабинет девушка с удвоенной силой принялась за месячные отчеты и нужные, и не нужные, лишь бы отвлечься, не думать о происходящем. Весь остальной день прошел в рабочих заботах, и начальница больше не побеспокоила ее.
С самого утра четверга Леся ждала привычного уже сообщения, но Виктория не объявлялась. Странно, но это даже несколько удивило девушку (за несколько дней она успела привыкнуть к выкрутасам начальницы). Часы сменялись часами, а смс так и не приходило — Олеся постоянно отвлекалась от работы, поглядывая на телефон (не пропустила ли случайно новых указаний). Но мобильник молчал. В два часа девушка снова отправила свою фотографию, но даже после этого не последовало ответа. Она уже начала думать, что у Виктории закончилась фантазия и она, в конце концов, оставит подчиненную в покое.

«Сегодня ты должна выспаться хорошо. Завтра наша игра подходит к концу. Но не думай, что это будет быстро. У меня сюрприз» — прочитала девушка, выходя из офиса и направляясь, домой. Это сообщение напугало Олесю. «Что на этот раз придумала эта извращенка?» — думала она, пытаясь унять, бешено колотящееся сердце. После того, что уже случилось, она была готова перенести практически все, лишь бы это прекратилось. Леся вдруг осознала, что за эту неделю практически не думала об Алексее и Максиме — Виктория забрала все ее внимание и эмоции. А ведь в субботу прилетает муж, свекровь возвращается к себе и все возвращается на круги своя. Кроме нее самой, потому, что после всех событий она уже не сможет быть прежней.
Всю пятницу с утра Олеся, как на иголках просидела в кабинете в ожидании вестей от Виктории. Она не могла решительно ничем заниматься, так как мысли все равно уводили ее к предстоящему «сюрпризу». На их фирме, как и на большинстве других, пятница является сокращенным днем (хотя и не каждая). Вероятно, поэтому сообщение следующего содержания — «Около входа в офис тебя ждет черный тонированный джип» — от начальницы пришло в 16: 30. Олеся выглянула в окно, на тротуаре перед лестницей, ведущий в офис был припаркован Круизер цвета мокрый асфальт. Девушка зябко повела плечами, по спине побежали мурашки — для нее оставалась загадкой задумка Виктории. Однако, сейчас отказывать уже поздно, столько всего уже сделано. Выбора нет: Олеся схватила сумочку и вышла из кабинета.
Когда она подошла к машине, задняя дверца открылась. Внутри сидела Виктория и ядовито улыбалась, глядя на нее, как кошка на мышку. Леся помедлила несколько мгновений, но потом все же села на заднее сидение и захлопнула за собой дверь. Начальница была одета в легкое летние платьице, выгодно подчеркивающее ее прелести. Свои длинные золотистые волоса Виктория убрала в хвост на затылке, отчего ее худое лицо казалось еще более хищным.
 — Привет, сладкая. — Промурлыкала она, доставая из-за спины полоску черной ткани. — Ты не должна видеть, куда мы едем, так что я завяжу тебе глаза.

С этими словами она накинула ткань Олесе на голову, отнимая у девушки возможность видеть происходящее. Леся почувствовала легкий приступ паники, но справилась с собой и смолчала. Она не шелохнулась и когда юркая ручка Виктории приподняла ее юбку, чтобы удостовериться, что девушка исполняет ее указание и не носит трусиков. Начальница удовлетворенно хмыкнула, убедившись в послушности подчиненной, и велела водителю ехать.
Дорога была довольно долгой, хотя с завязанными глазами (находясь в легкой прострации) сложно уследить за временем, тем более, когда впереди неизвестность. В какой-то момент они внезапно остановились, Виктория вышла из автомобиля, а затем открылась и Олесена дверь. Нежные руки помогли ей — не зрячей — выбраться на уличу. Машина тут же завелась, и шум мотора стал удаляться. Вокруг пахло зеленью, витал легкий аромат цветов, смешиваясь с парфюмом Виктории, шелестел листвой ветер — Леся решила, что они где-то за городом. Ее куда-то вели, затем открылась дверь и она снова пошла, ведомая своей начальницей. Наконец, они остановились.
 — Наконец-то! А теперь начнем веселье... — Многозначительно пообещала Виктория и начала не спеша раздевать Олесю. Отлетел куда-то в сторону деловой пиджак, за ним последовали туфли, потом блузка. Когда кто-то расстегнул Лесен лифчик, она потянулась к голове, что бы снять повязку, но чьи-то еще руки схватили ее за запястья и опустили их вниз, тогда как кто-то другой все же избавил ее от бюстгальтера. Беспокойство возросло в ней с новой силой (стало очевидным, что Виктория тут не одна). После лифчика Олесю избавили и от юбки, и теперь она стояла совершено голая перед неизвестными ей людьми.
 — Кто здесь? Сколько вас? — Сбивающимся голосом спросила Леся
 — Нас трое, сладкая. — Спокойно ответила Виктория. Олеся дернулась и попыталась освободить руки, но ей этого не позволили. Начальница подошла к девушке спереди и легонько поцеловала ее в губы (Леся тут же отстранилась). — Не бойся, мужчин здесь нет и стесняться некого.
 — Тебе было мало одной меня изнасиловать, да? — Олеся мелко дрожала от волнения и страха.
 — Не бойся, тебе понравится. — Заверила начальница.
Лесю мягко подтолкнули вперед и она повиновалась, не ощущая пока явной угрозы. Ее подвели к большой круглой ванне-бассейну и поддерживая с двух сторон, помогли войти в воду. Там оказалось очень тепло, приятно пахло благовоньями. Девушки, которых она не видела, усадили ее на бортик ванны. Одна из девушек подняла ее руки над головой и перехватила запястья так, чтобы было удобно держать — Леся слегка сопротивлялась, но девушка за ее спиной все же осуществила задуманное. Другая провожатая настойчиво раздвинула ее ноги и уселась в воду между ними.

 — Что вы хотите со мной сделать? — Олеся начинала серьезно паниковать, дрожащий голос выдавал ее состояние.
 — Для начала мы приведем тебя в порядок. — С этими словами Виктория начала намазывать прохладный крем для бриться на заросший лобок Олеси. Она инстинктивно попыталась сдвинуть ноги, но сидящая там девушка ей мешала. Когда начальница закончила с пахом, то стала размазывать крем по подмышкам слабо протестующей подчиненной. Затем Виктория взяла бритвенный станок и стала срезать волоски с лобка Леси. Та продолжала слабые попытки сдвинуть ноги, которые в прочем заканчивались ничем. Несколько минут спустя, Виктория закончила, оставив аккуратный треугольник волос, напоминающей стрелочку, внизу ее живота. После она побрила Олесе подмышки и девушки смыли с ее кожи остатки крема. — Теперь ты красивая и готова к моему первому сюрпризу.
Девушки омыли Лесю теплой благоухающей водой, затем помогли подняться и выйти из ванны-бассейна. И снова ее куда-то повели. Путь был не долог — уже через минуту они оказались в каком-то просторном помещении (судя по эху их шагов). Олесю сначала посадили, а после и вовсе уложили на что-то мягкое, ее руки и ноги развели чуть в стороны. Все это время она не противилась и позволяла собой руководить. Но вдруг...
 — Что вы делаете? Нет! — Леся попыталась освободиться от чьих-то нежных рук, которые застегивали на ее запястьях и щиколотках стальные браслеты, но не успела. Теперь ее руки и ноги широко разведенными надежно удерживали цепи. Она несколько раз дернулась в тщетной попытке вывернуться и прекратила сопротивляться. — Что ты хочешь со мной сделать?
 — Хочу сделать тебе приятное. — Виктория нагнулась над распростертой Олесей и мягко сжала ее грудь с напряженным темно бордовым соском (Леся дернулась от неожиданного настойчивого прикосновения, стараясь избавиться от чужих рук на своем теле). Вторая девушка опустилась на колени с другой стороны от лежащей Леси, маленькими ладошками прикрыла вторую ее грудь и начала вылизывать каменно твердый сосок (Олеся попыталась отодвинуться от новой угрозы, но тут и Виктория прильнула губками ко второму соску). В это время третья девушка, упираясь в разведенные ноги Олеси начала мягко вылизывать ее киску, гуляя умелым язычком по половым губам, тем самым вызывая дрожь в прикованном теле Леси.
 — Ах... Нет! — Олеся чувствовала, как трое девушек своими мягкими руками и губами ласкают ее плоть. Они мяли и массировали ее полные упругие груди, сосали, облизывали, сжимали и выкручивали ее возбужденные соски, жалили и буравили язычком ее распаленную пещерку, бурно истекающую любовным соком. От нежных и умелых женских прикосновений Олеся начала терять нить реальности, постепенно погружаясь в сплошную пучину наслаждения. Ее глаза были плотно зажмурены, ротик приоткрыт и из него доносились сладостные стоны, порой переходящие в крики, — Ааа... ААА!!!

 — Не дай ей кончить, — Потребовала Виктория у своей подруги, которая старательно ублажала быстрым язычком влажный клитор Олеси. Девушка послушалась, и прервала свои ласки в тот самый момент, когда Леся уже готова была отдаться экстазу. — Я хочу, что бы она мучилась!
 — Не надо... — Слабо запротестовала пытающаяся восстановить дыхание Олеся. — Хватит.
 — Мы только начали! — Посулила Виктория и снова присосалась к ее упругому холмику, увенчанному темным зернышком сосочка. Ее примеру тут же последовала вторая девушка. Теперь они будто доили беспомощную, дрожащую от возбуждения девушку, втягивая губами ее соски и сжимая руками груди по очереди. Третья девушка в эти мгновения ласкал пальчиками и губами внутренние части Лесеных бедер, лобок и ее подтянутый животик.
АА!!! Ааа!!Мммм... — Спустя десять минут такой экзекуции Олеся кричала уже от каждого прикосновения к обостренно чувствительным соскам. Под ее попкой образовалась лужа выделений, беспрерывно вытекающих из ее жаждущего проникновения влагалища. — Хватит!!! Ах...
 — Теперь мой второй сюрприз, сладкая. — По сигналу Виктории ее подруги остановились и поднялись на ноги. Олеся, дрожа и постанывая, лежала перед ними, в полной их власти, не способная даже на самое слабое сопротивление. В руках Виктории появились маленькие электронные молокоотсосы. Она Аккуратно надела их на Твердые, призывно торчащие соски прикованной подчиненной и включила моторчик.
 — Ммааамм... !!! — Леся выгнулась дугой и взвизгнула, когда молокоотсосы в первый раз втянули ее соски. Затем последовал второй, третий, пятый, десятый... и каждый раз сопровождался резким напряжением всех ее мышц и громким стоном, в котором смешивается мука и удовольствие. Постепенно в трубочках, идущих от сосков к емкости с моторчиком начало появляться молоко. Судя по тому, как Олеся реагировала, ей этот процесс доставлял несказанное наслаждение. — Аййа!!Аа!!

 — Ладно, давайте поможем девочке. — Сжалилась, наконец, Виктория. Она сама опустила свою красивую головку Лесе между ног и принялась вылизывать все складочки ее истекающей соками розочки, особенно заостряя внимание на напряженном зернышке клитора. Ее подруги принялись усеивать Олесено тело поцелуями и гладить нежными пальчиками ее самые укромные места.
 — Дааааааа!!! — несколько секунд спустя Олеся превратилась в сжатый эспандер; всего на несколько мгновений обратилась будто в твердейшую сталь, глаза зажмурены, на лице бесконечная мука, кулаки плотно сжаты, стопы сведены краткой судорогой... А мгновение спустя из ее лона брызнул любовный сок, и она с воем опала на кровать, все мышцы стройного, мокрого от пота тела расслабились. Она еще какое-то время постанывала и подрагивала, а между ног у нее выплескивалась смазка. Это был, без сомнения, самый бурный оргазм в ее жизни.
 — Ну, что, готова к следующему сюрпризу, сладкая? — Лукаво поинтересовалась Виктория несколько минут спустя...
... Вечер только начинался...