Никогда не поздно... Часть 1

Впервые случилось это 3 года назад.

Сейчас мне 39 лет. Женат. Подрастает дочь.

Жена — Евгения. Ей 44. Высокая, мощная женщина. Как говорится... «и в огонь войдет и коня раком загнет».

Женаты мы уже 10 лет. Женя, отличная домохозяйка и мать. Но как говорится, «если где-то прибыло, то где-то должно и убыть»... Вот как раз убыток пришелся на интимную сторону нашей совместной жизни... При чем это было всегда. Как только мы познакомились, я понял, что Женя скромница и шлюху в постель я не заполучу. Все по-минимуму. Раздвинула, вставил, кончил, и в душ. Наш ритуал занимал максимум 5—7 минут. При этом Женя лежала с невозмутимым видом, как бы отдавая мне должное, даже не касаясь меня. Я уже не говорю о том, чтобы поласкать меня руками или ртом. Об анальном сексе я и не мечтал. Вернее была попытка... Но Женя резко меня остановила, сказав: «Я не извращенка, хочешь трахаться в задницу, трахай себя сам, возражать не буду, а ко мне не приставай. Скажи спасибо, что во влагалище пускаю».

Этот разговор был последним. Больше я не настаивал. Что касается эротичного белья и других игрушек, ничего этого не было. Секс только, когда уснет дочь и в полной темноте, при закрытых окнах. Я попытался как-то поцеловать ее в промежность. Но получив пощечину и изгнание на ночь из кровати, тоже забросил эти мысли.

С этой ночи, я спал в отдельной комнате. Благо четырехкомнатная квартира, которую нам оставила бабушка Жени после сметри, позволяла.

Но мысли то были. Я заглядывался на женщин на улице, в коридорах своего НИИ, но моя робость не давала мне возможности подойти и заговорить.

Одна радость была, когда Женя работала в ночь в больнице, я мог в доволь мастурбировать, не боясь попасть под ее удар.

Дочь — Юленька, уже стала набирать формы. Малозаметные, но появлялись. Стала задавать вопросы Жене, как появляются дети, что такое секс и т. д. Как Женя на них отвечала — не знаю, так как подобные беседы велись исключительно при закрытых дверях детской. Однако до сих пор Юля принимала ванну вместе с Женей, что для меня было немного страннова-то, так как у меня у самого есть мама и сестра. Сестра живет в Белорусии, а мама в том же городе, что и я. Отец бросил нас давно, и как я слышал, спился и умер.

Мать до сих пор сохранившая прекрасную фигуру, работала формацевтом в одной из аптек города. Вокруг нее всегда крутились мужики, но все были отшиты.

Был случай в детстве, когда я случайно увидел маму в постеле с ее подругой, тетей Ниной, голыми. Они целовали друг друга и что-то шептали. Мне тогда было лет 6 и я убежал в свою комнату, дабы не быть застуканным. Больше подобного я не видел.

Начнем с того, что 3 года назад в один из дней, Женя пришла с работы и заявила, что получила путевку в санаторий на 21 день и собирается ехать туда с Юленькой. На вопрос, «а как же я?», получил однозначный ответ: «ты еще не заработал».

И правда, все деньги в дом приносила Женя. Я же не зарабатывал и четверти, того что приносила Женя. Как она меня еще не выгнала из дома? Не знаю.

Суббота, утро. Проводил на ЖД вокзал, посадил на поезд, помахал ручкой. Вернулся домой.

Решил проанализировать расчеты по упругости нового сплава. Разложился на столе. Звонок.

 — Андрюшенька, ты дома, сыночек? — услышал голос мамы.

 — Мам, ты же звонишь на городской номер. Естественно я дома.

 — Ну тогда я сейчас заскочу к тебе.

 — Жду.

Через 15 минут мама уже звонила в дверь.

 — Здравствуй, милый! — чмокнула меня в щечку мама.

 — Здравствуй, мама, — ответил я ей на поцелуй.

 — Один? А где Женечка и Юленька? — спросила мама, проходя на кухню и вытаскивая из пакетов продукты.

 — Мам, ну я же тебе говорил, они уехали на Байкал.

 — А ну да... Кончено. Прости, забыла.

 — А зачем все это? — спросил я маму, указывая на продукты.

 — Ну как же... Ты же один! А что ты будешь кушать? — удивилась мама.

 — Мам, я уже взрослый! Я сам могу о себе позаботиться! — вспылил я.

 — Конечно, Андрюшенька, конечно, милый, — обняла меня мама и стала гладить по волосам.

 — Может я пока поживу с тобой? Что бы тебе не было скучно... — предложила мама.

Я как просчитал перспективу, что мама будет постоянно со мной... Что я даже голым по квартире не пройдусь, в душе не потискаю свой член и в кровати не повалаюсь, сразу запростестовал.

 — Нет, мама. У меня много работы. Твое присутствие не обязательно. Я не смогу сосредоточиться. Не надо. — возразил я, стараясь не обидеть мать.

 — Ну вот и отлично. Я не буду тебе мешать. Я буду тебе готовить, кормить, стирать, убирать, — как будто не слыша меня сказала мама.

 — Мама! Ты меня слышишь?! Нет! Не нужно ко мне переезжать! — более настойчиво сказал я.

 — Да слышала я, слышала... Но, милый, я все же волнуюсь за тебя, и я поживу пока у тебя. Не переживай. Все будет отлично. Нам не будет скучно вместе. — сказала мама и скрылась за дверью.

Через час мама стояла на пороге с чемоданом в руках.

 — Мам... — опешил я.

 — Лучше помоги, Андрюша. — сказала мама, передавая мне чемодан.

Я взял чемодан и чуть не сорвал спину.

 — Что у тебя там? Кирпичи? — удивился я.

 — Где я могу расположиться? — наивно спросила мама.

 — Можешь в зале

 — Я думаю, комната Жени мне как раз подойдет

 — Нет! Женя будет ругаться... — завозмущался я.

 — А кто узнает? Мы ей не скажем. А к тому времени когда она приедет, я уже уеду. — мило улыбнувшись, мама прошла в комнату моей жены.

Я пронес чемодан за ней и поставил около шкафа.

 — Милый, выйди, я переоденусь, — попросила мама.

Я пошел к себе, заниматься расчетами.

Вскоре застучали сковородки, кастрюли, тарелки. Затем завелась стиральная машинка. Пылесос. Все, мама взялась за меня серьезно.

Но вот она с пылесосом заходит ко мне в комнату.

 — Милый, иди прими душ, а я пока уберусь у тебя. — сказала мама запуская пылесос.

Спорить бесполезно.

Взял полотенце, чистые трусы, халат и пошел в душ.

Разделся, залез под душ. Намылился, стал мять свой мягкий член и яйчки, другой рукой мял ягодицы.

Я даже не заметил как мама вошла в душ. Сколько она там стояла — не знаю. Но когда я стал мастурбировать и одновременно вводить палец себе в попку, я услышал шорох. Открыл глаза — никого. Снова прикрыл глаза и стала двигать мыльной рукой по стволу и двигать мыльным пальцем у себя в попе. Стало накатывать. Я немного присел, раздвинув ноги и немного прогнулся. Палец проник глубже. Я стал массировать прсотату и сильнее сжимать свой ствол. Сперма быстрыми потоками рванулась к головке и стала выплескиваться. Я продолжал, растягивать удовольствие и медленно выдавливал сперму через отверстие в головке, не открывая глаз. К тому времени я уже убрал палец из ануса и стал оттягивать яички вниз.

Но каково было мое удивление, когда открыв глаза, я увидел перед ванной, стоящей на коленях, свою мать со спермой на лице и приоткрым ртом. Одна рука оттягивала ее левый длинный соско, а вторая яростно ныряла в промежность. Глаза были закрыты. Тело стало содрогаться и я услышал сдавленные стоны.

Я не знал, что делать. Я отвернулся и включил воду на полную мощность. Стал намыливать тело. Помыл голову. Долго не мог обернуться, боясь натолкнуться на взгляд мамы.

Когда я обернулся, мамы уже не было. Я вытерся и прошмыгнул в свою комнату.

 — Уф. Пронесло. — подумал я.

В квартире было тихо. Я проработал несколько часов к ряду.

Только после того как я почувствовал, что у меня затекла спина, я решил выпить чаю. Отправился на кухню. Поставив чайник, я обернулся и увидел записку на столе.

« — Андрюша, не теряй меня. Я скоро приду и мы поговорим. Я тебя люблю. Я все понимаю. Ничего не бойся.»

« — Так... Значит разбора полетов не избежать. Прикинуться спящим? Завтра достанет. Завтра же воскресенье. Вот влип. Что делать? Хотя... Будет, что будет.»

Я налил чай. Решил проверить электронную почту. Для расчетов ноутбук был слабоват, но для того чтобы серфить по инету, годился. Было два письма. Одно от руководителя. Прислал мне результаты очередной обработки моей теории, относительно совместимости некоторых металов. Второе, от бывшего одноклассника. Витька рассказывал как он посетил Бразилию. Письмо полное впечатлений немного меня расслабило успокоило.

Поворот ключа в замке, «вернул меня на землю».

 — Андрюша, сынок, помоги мне пожалуйста, — привычным голосом попросила меня мама.

Я прошел в прихожую. Был немного удивлен.

Мама была в юбке выше колена с длинным вырезом до бедра. Когда мама наклонилась за сумками, вырез раскрылся и оголил ее бедро и резинку чулка в крупную клетку. Сверху на ней был свободный розовый топик с глубоким вырезом. При наклоне ее не маленькая грудь отвисла чуть не выпадая из топика.

 — Ну что ты встал? Помогай. — сказала мама, и взяв несколько пакетов понесла их в комнату Жени.

Я взял оставшиеся пакеты и пошел за ней.

Мама стала вытаскивать из пакетов вещи. Явно мужские.

 — Мам, тебе зачем мужской костюм? — с удивлением спросил я.

 — Это не мне, Это тебе.

 — Зачем?

 — Как зачем? Ты взрослый мужчина и должен выглядеть солидно.

Мама присела на кровать.

 — Андрей, нам нужно серьезно поговорить. — сказала мама, гялядя мне в глаза.

 — О чем? — пытался удивться я.

 — Ты знаешь о чем. То что произошло в душе... Это... Это нормально... Ну как нормально... Это естественно, когда у тебя нет другого выхода. Я имею ввиду, когда у тебя нет полноценной половой жизни... Блин, как же трудно... Ладно, буду говорить прямо и обычными словами, даже если они покажутся тебе похабными. Как часто вы спите с Женей вместе? Вернее не так... Как часто у вас происходит половой акт?

 — Мам... Тебе не кажется, что это мое дело? — попытался я закрыть разговор.

 — Нет, Андрюша. Если мой сын мастурбирует под душем, значит ему не хватает жены. Я знаю что такое сексуальная неудовлетворенность. Сама 5 лет по ночам себя доводила до оргазма. Хватит.

 — Что хватит?

 — Хватит мне врать. Рассказывай... Когда ты последний раз трахал свою жену, — в сердцах выпалила мама.

 — Мам

 — Не мамкай. Отвечай.

 — Неделю назад... — тихо ответил я.

 — Неделю? Почему так давно?

 — Ну, она устает, Юлькой занимается, работает, хозяйство ведет.

 — И что? Все то же самое делала и я, когда вас ростила. Ничего. Твой отец от меня не бегал. А ушел от меня только потому что водка ему дороже семьи. Ладно, как часто она тебе отказывает. Только честно.

 — Ну бывает

 — Как часто? — настаивала мама.

 — Когда только начали встречаться, часто отказывала, а потом я и не приставал больше.

 — Она хоть раз просила тебя трахнуть ее?

 — Нет.

 — Так... Интересно... Так может у нее кто-то есть?

 — Не знаю

 — Ладно оставим это. В каких позах вы занимаетесь сексом?

 — Мам, ну это здесь при чем?

 — При том. Отвечай.

 — Она на спине, я на ней.

 — Она хоть раз была сверху?

 — Нет. Ей не нравится. Она так говорит.

 — А как ей нравится?

 — Она не говорила. Просто лажится на спину, раздвигает ноги и говорит, «Давай».

 — Она хоть раз делала тебе минет?

 — Нет. — честно отвечал я, поняв, что скрывать уже нечего.

 — А ты ее лизал?

 — Нет. Пытался, но она мне не дала.

 — А анальный секс у вас был?

 — Нет. Я как-то просил ее об этом, но она отвесила мне пощечину и назвала извращенцем. Сказала, что если мне мало ее влагалища и я хочу анального секса, то могу себя трахать пальцем.

 — Вот, сучка... — вспылила мама.

 — Мама, давай закончим.

 — Нет, все только начинается. Я сделаю из тебя настоящего любовника. Она еще просить будет, что бы ты оттрахал ее в любую дырку.

 — Что нужно для этого? — настороженно спросил я.

 — Слушать меня и делать то, что я скажу. Снимай одежду.

 — Что сейчас?

 — Да. А чему ты удивляешься? Я сегодня увидела в душе все что мне нужно. У тебя нормальный член, крепкие яйца, красивая попка. Что еще бабе надо. Да и сперма у тебя вкусная. Дура, не знает, что теряет. Раздевайся. Снимай все.

Я скинул спортивные брюки, футболку.

 — Трусы, снимай.

 — Мам... Так нельзя.

 — Можно. Снимай.

Я медленно скинул трусы и руками прикрыл свой восстающий член.

 — Убери руки. — приказала мама.

 — Какой у тебя красивый малышь. Подними его выше, хочу посмотреть твои яички.

Я взялся за член и подтянул его к животу.

 — Ох, какие большие, — сказала мама, протягивая руку и взвешивая мошонку на ладони.

 — Повернись. И нагнись, — попросила мама.

Я повернулся и чуть нагнулся.

 — А теперь разведи свои ноги как ты разводил их в душе.

 — Не надо, мам

 — Делай, что я сказала, — более жестким тоном сказала мама.

Я нагнулся и раздвинул ягодицы руками в стороны

 — Вот только волосы нужно убрать совсем.

 — Зачем?

 — Ну как тебе сказать. Женщине не приятно когда во время минета ей в нос и в рот лезут жесткие волосы. Иди в душ и полностью сбрей волосы.

 — Я ни разу не брил там волосы.

 — Я помогу тебе. Иди, я сейчас приду.

Я пошел в душ. Залез в душ, намылил промежность пеной для бритья. Тут зашла мама, в легком халатике до середины бедра.

 — Ты ничему не должен удивляться. То что ты увидишь сейчас это нормально. Не противься и делай все что я скажу, милый.

Мама скинула халатик и осталась голой.

Ее красивая грудь с длинными сосками и темными ореолами очаровала меня. Затем я опустил взглад ниже. Плоский животик. Голая промежность. Ни одного волоска не было. Половые губы немного выступали раскрываясь.

Мама перешагнула через бортик ванной и опустилась на колени передо мной.

 — Я боюсь могу его поранить в таком состоянии, — улыбаясь сказала мама, обхватывая ствол рукой и оттягивая крайнюю плоть.

 — Давай я помогу тебе сняь напряжение, а потом мы побреем его.

Я кивнул, глядя ей в глаза.

 — Как тебе нравится это делать? Стоя? Сидя? Лежа? — спросила мама, медленно поглаживая ствол.

 — Стоя

 — Отлично. А попку?

 — Да

 — Что да?

 — Мне нравится вставлять палец себе в зад... — ответил я, закрыв глаза.

 — Отлично. Так и сделаем. Только все хорошенько промоем.

Мама смыла пену, выдавила гель для душа на ладонь и стала мыть мой член. Затем ее ладонь сдвинулась в сторону ягодиц. Раздвинув ягодицы, мама стала намазывать гель на щель между ягодиц. Стала двигать между ними иногда проникая одной фалангой пальца в анус.

Затем мама промыла душем, смыв гель и пену с ягодиц и члена с яичками.

 — Повернись, — попросила мама.

Я повернулся. Мой член предательски стоял.

 — Какой красавец! — восторгалась мама, переминая в ладони яички одной рукой и оттягивая кожу другой.

Я был на грани взрыва. Не хотелось опозориться и кончить после первого же ее прикосновения.

 — Милый, закрой глазки, — попросила мама.

Я облокотился на стену и немного присев, закрыл глаза.

Через мгновение я почувствовал как мой член попал в горячее и влажное лоно. Проворный язычок мамы, стал облизывать головку. Затем она выпустила его изо рта и стала покрывать поцелуями по всей длине. Добравшись до яичек, мама взяла их в ладонь и стала по одному обсасывать, оттягивая губами вниз. Давление в промежности увеличилось. Мама не переставала массировать мне попку пальчиками. Но так как анус не был смазан смазкой, то ничего не получалось.

Я открыл глаза. Мама с одним яичком во рту, опустила одну руку себе в промежность и стала ласкать себя, проникая в глубь, то натирая клитор. Затем она убрала руку из своей промежности и снова поместила ее у меня между ягодиц.

Пальцы оказались скользкими и горячими. Один из пальцев легко скользнул в глубь моей попы. Тем временем мама переместилась и обхватив головку губами, стала ее поглощать, пытаясь вобрать ствол как можно глубже. Ей удалось поглотить половину моего немаленького ствола и я уперся головкой ей в гланды.

Палец в анусе стал ритмично двигаться взад-вперед вместе с головой мамы.

Но такое выдержать я не мог и обхватив мамину голову стал двигать своими бедрами, даже не заботясь, что это моя мама и ей может быть неприятно, что ее так грубо сношает в горло родной сын.

Поток спермы хлынул матери в горло. Она закашлялась, но не отодвинулась, принимая весь мой нектар и сглатывая его. Я по инерции сделал еще несколько движений. Мама губами и языком выдаивала мой ствол, продолжая сношать пальчиком мою попку. Только после того как мой член стал опадать во рту, мама аккуратно вытащила пальчик из попы.

 — Молодечек, Андрюша! Накормил маму йогуртом. Мне понравилось. Позже повторим. А сейчас давай все же избавим твою промежность от растительности. — прокомментировала мама.

Я сел на край ванны и раздвинул ноги. Мама аккуратно нанесла пену для бритья и стала удалять волосы.

Процедура заняла минут 20—30. Мама никуда не торопилась и делала все аккуратно и тщательно. Также были удалены волосы между ягодиц. Затем мама смазала побритые области гелем после бритья. По телу пробежал ощутимый холодок. Голая область между ног была немного не привычна.

 — Вот так-то лучше, — восхитилась мама, отодвигаясь от меня и промывая станок от пены и волос. — Но лучше это делать кремом для депиляции. Потом попробуем. Вытирайся и иди в комнату, я сейчас приду.

Я только сейчас понял, что мама все еще на взводе, так как не кончила. Мне хотелось отблагодарить ее за тот подарок, что она сделала для меня.

 — Мам, я можно... Можно я тебя помою? — трясущимися губами произнес я.

 — Я знаю о чем ты думаешь. Думаешь, что я буду себя удовлетворять... Не угадал. А доставить мне удовольствие ты еще сможешь. Иди. — ответила мама, отправляя меня из душа.

Я сидел на кровати, прикрывшись ее халатом. «А недавно я тут трахал свою благоверную. А сейчас изменю ей. И с кем? Со своей матерью». Здесь я себе признался, что давно хотел ее увидеть обнаженной. Увидел. И что? Теперь я хочу ее. Хочу как самец хочет самку. Думаю, что получу ее сейчас. А дальше? А дальше, будь что будет. У нас еще 3 недели, чтобы разобраться во всем.

В комнату зашла мама, обернутая в полотенце. Ее тяжелые груди покачивались в так ее медленным шагам.

 — Ну что, милый, готов? — заговорщицки спросила мама.

 — К чему? — удивился я.

 — Сейчас мы будем делать из тебя настоящего мужчину.

 — Это как?

Мама подошла к ровати, на которой были разбросаны пакеты с одеждой. Она достала из одного из пакета несколько небольших коробочек.

 — Так, это у нас трусики. А здесь носочки. — коментировала мама.

Я следил за ее движениями.

Мама вытащила из коробочки небольшие тонкие трусики и протянула мне.

 — Но это женские трусы! — возмутился я.

 — Дурачок, — ответила мама, протягивая мне коробочку, где изображон молодой парень с таких же трусиках. Бугор под трусиками, указывал на его немаленькое достоинство.

 — Какие-то они странные, — не соглашался я.

 — Не капризничай, сына, — перебила мама, и взяв у меня из рук трусики опустилась передо мной на колени и стала одевать трусики.

Я преподнялся и помог ей. Тонкая, невесомая материя была очень эластичной и прияной на ощупь.

Мама встала с колен и отошла на несколько шагов.

 — Ммм, какая у тебя аппетитная попка, милый. Любая женщина отдала бы пол жизни чтобы обладать таким мужчиной. — восхитилась мама.

 — Но это же стринги. Я что гомик, чтобы их носить! — снова возмутился я.

 — Да что ты заладил! Это нормальные удобные стринги. Сейчас на улице очень жарко. А в этих трусиках тебе будет комфортно. Ты мне еще спасибо скажешь. Так, теперь носочки.

Носки было обычные, но приятные и эластичные.

Мама подала сереневую рубашку.

Затем трехцветный галстук.

Затем мама подала мне темно-серые брюки от костюма.

 — Ну это мы подошьем. Здесь ремень будет, — задумчиво шептала мама, глядя как я одеваю брюки.

Последним, я одел пиджак от костюма.

 — Ну-ка, повернись, — попросила мама, отходя от меня на несколько шагов.

 — Ну вот! Совсем другое дело! Теперь ты выглядишь серьезным молодым человеком.

 — Да какой я молодой, мне скоро 40 лет.

 — Не смей напоминать сколько мне лет, — пошутила мама.

Мама достала из очередной коробки черные батинки на каблуке.

 — Иди в другую комнату, одень, а я пока оденусь сама. — сказала мама.

 — А мы что, куда-то собрались? — удивился я.

 — Конечно. Прогуляемся. Солнце уже село. На улице не так жарко. — сказала мама.

Я вышел из комнаты.

Надев туфли, я провел минут 10 у зеркала, разглядывая себя со всех сторон и представляя как бы удивились женщины из нашей лаборатории, когда увидели бы меня в таком прикиде. А Женя? Как бы она отреагировала? Опять бы наверное разозлилась

В комнату вошла мама. Черное платье под горло и выше колен, с огромным до поясницы вырезом на спине и небольшим вырезом между грудей, в котром виделся золотой кулон. На ногах черные чулки, черные замшевые туфли на высокой шпильке.

Мама повернулась несколько раз вокруг своей оси.

 — Ну как я тебе? Не сильно старая для такого наряда? — спросила мама

 — Да ты красавица! Давно тебя такой не видел.

 — Сейчас, волосы уложу и пойдем.

Мама быстро расческой уложила свои пышные волосы, опрыскала лаком.

 — Можем идти. — констатировала мама.

Вечер был чудесным. Медленно прогуливались вдоль улиц. Затем вышли на набережную. Редкие парочки целовались на скамейках и у парапета. Мама шла рядом держа меня под локоть.

Мы о чем-то мило болтали, обсуждали молодых. Поделились проблемами на работе и в конце концов завернули в магазин. Купили бутылку вина. Мама купила себе дамских сигарет и мы пошли домой.

Зайдя в квартиру, мама попроисла меня помочь снять ей туфли.

Я встал на одно колено и взяв в руки лодыжку, стал аккуратно снимать туфлю. Гладкий и скользкий нейлон возбуждал. Тонкие пальчики на маленьких ножках мамы, были теплыми и словно игрушечными. Затем я снял вторую туфлю.

Мама стояла, прислонившись спиной к стене и сверху наблюдала за тем как я разуваю ее. Мои руки стали поднимать все выше. Мама не сопротивлялась и не останавливала меня.

 — Сынок, открой вино и принеси пепельницу. Я немного устала и хочу полежать. Только не задерживайся. — сказала мама и отправилась в к себе в комнату.

Женя никогда не курила и я боялся, что комната и вещи пропитаются дымом. Да и ладно. Я быстро пошел на кухню открыл вино, достал два красивых бокала, пепельницу.

Зайдя в комнату увидел маму, лежащую на кровати с закрытыми глазами. Был зажен приглушенный свет. Я поставил поднос на тумбочку. Мама открыла глаза. Закурила. Я налил вино в бокалы.

 — За нас. За самых близких на свете людей. И пусть все что сегодня произойдет останется только между нами. Я надеюсь нам это обоим понравится и мы не будем об этом сожалеть. — сказала загадочно мама.

Звон бокалов. Пригубив вино я поставил его на поднос. Мама выпила все до дна.

 — Налей еще. Жажда мучает. — попросила мама.

Я налил еще вина. Мама снова осушила бокал.

Затем она встала с кровати.

 — Милый, помоги снять платье. — попросила она и повернулась ко мне спиной.

Ее красивая бархатная спина так велеколепна в приглушенном свете.

Я растегнул пушовички сзади на воротничке.

 — Снизу тоже, сынок. — попросила мама.

Я взялся за молнию и медленно опустил ее ниже. Молния дошла до копчика и остановилась.

Мама скинула платье с плеч. Красивое белье, прелестная кожа. Все это меня сводило с ума.

Я, как в тумане, обнял маму за плечи и стал покрывать поцелуями ее спину. Ниже лопаток, по позвоночнику. Опустился на колени. Передо мной были ее упругие красивые ягодицы, затянутые в кружева черных трусиков. Я стал поочереди их целовать. Мама не торопилась поворачиваться. Она лишь немного прогнулась в спинке и расставила ножки по шире. Я отстегнул от пояса чулки и снял пояс. Черные ажурные трусики-шортики отлично подчеркивали ее красоту. Мама нагнулась и облакотилась руками на кровать.

Я стал целовать бедра, икры, ступни.

 — Ммм... Как хорошо, милый. Это тебя Женя научила так удовлетворять женщину? — вдруг спросила мама.

 — Нет. Женя такого не любит.

 — Ну и зря. Это так классно.

Я снял с мамы чулочки. Мама повернулась ко мне и взяв за руки потянула вверх.

 — Теперь моя очередь. Я помню как тебе понравилось сегодня в ванной. Хочешь повторить?

 — Да

Мама медленно растегнула брюки и опустила их на пол. Мой член пытался вырваться из плотного плена стрингов.

 — Ммм. Красавец!!!

Мама наклонилась и помогая руками, стала целовать и мять губами мою мошонку прям через ткань трусиков.

Затем она поочередно вытащила из ткани яички и стала их сосать по очереди. А в потом заглотила их целиком оба. Ее руки ласкали мои бедра, мяли ягодицы. Иногда проникала в попку указательным или средним пальцем.

Наигравшись с яичками, мама опустила мои стринги и обхватила головку стоячего члена губами. Облизывала, сосала, мяла. С каждым движением ствол проникал все глубже в ее горло. Мама контролировала глубину проникновения, расслабляя горловые мышцы и поглощая глубже.

 — Сейчас мы поэксперементируем. — сказала мама.

Она легла на спину на кровать, головой свисая между моих ног.

 — Сынок, встань надо мной.

Я подошел ближе и стал над мамой так, что ее голова была между моих ног. Мама положила подушку под шею.

 — А теперь вставь своего красавца мне в ротик и начинай трахать так как ты трахаешь свою Женечку. — попросила мама.

Я немного расстерялся.

 — Не бойся. Я уже так делала. Мне нравится, когда меня трахают в горло. Только не резко.

Я ввел головку между ее открытых губ и стал опускаться. Оперевшись руками о кровать, я перенес тяжесть на руки. Мой ствол был на половину у нее во рту. Мама положила мне на ягодицы ладони и надавила.

Я стал опускаться ниже, как при обычном половом акте. Только подо мной вместо вагины моей жены, был рот моей матери. Вид с боку, наверное был сногсшибательным.

Я чувствовал, что головка уже проникала в горло. С каждым заходом я погружался все глубже, скользя по стенкам горла. Мама каждый раз опускала меня все ниже. Ее пальчики уже ласкали мою дырочку, создавая дополнительную стимуляцию. Я не заметил как стал касаться лобком ее нижней губы. Мои яички уже давно бились о ее переносицу, каждое мое движение.

Наконец мама при очередном моем движении сильно прижала мои бедра к своему лицу и полностью уткнулась подбородком в мой лобок. Задержала меня на несколько секунд. Затем я вышел полностью. Мама отдышалась и снова заглотила. Так я трахал ее в горло минут 10. Затем мама смочила свои пальцы в слюне и стала глубже проникать в мою попку. С каждым моим движением она проникала все глубже. Найдя простату, мама стала ее массировать. Но выдержать такое я долго не мог. С криком «Кончаю!», стал изливаться. Мама поглатила мой ствол полностью и стала энергичней ласкать простату. Выброс спермы мог сравниться с вулканом. Меня трясло. Я еле держался на руках. Кончал несколько секунд. Потом мама меня нежно отодвинула. Сглотнув слюну и сперму она пыталась отдышаться.

Я лежал рядом на кровати и тоже тяжело дышал.

 — Сейчас передохнем и продолжим. Не против? — предложила мама.

 — Нет, конечно.

Ее грудь высоко вздымалась. Возбужденные соски. Мама потянулась, взяла сигареты и закурила.

Я налил вина в бокалы и подал ей.

 — Спасибо, милый. Тебе понравилось, то что я делал с твоим монстром? — с улыбкой спросила мама.

 — Конечно! Очень. Я не знал, что женщины так могут.

 — Не все. Только те, кто очень хочет доставить мужчине удовольствие способны на такие трюки.

 — А тебе самой нравится это делать?

 — Что, это? Отсасывать у тебя член? Конечно! Обожаю, когда меня трахают в горло на всю длину. Так что мы будем это практиковать очень часто, если захочешь.

 — Да, хочу.

 — Ну а теперь твоя очередь, джентельмен. Удовлетвори мамочку. Полижи мою киску. — попросила мама, отставив бокал на тумбочку и затушив сигарету.

Она раздвинула бедра и немного приподняв их согнула в коленях.

Я наклонился и стал целовать мамины соски. Затем стал спускаться ниже. Целовал животик. Затем мама забросила свои ноги мне на плечи и прижала мою голову к ее промежности.

 — Ммм... Милый... Как хорошо... Твоя жена не знает, что теряет... — простонала мама.

Я стал облизывать ее половые губки, дразнил ее клитор. Ее мокрая вагина уже сочилась вкусным ароматным соком. Сок стекал между ее ягодиц. Я, чтобы не упустить ни одной капли стал слизывать сок и с ее ануса тоже. Анус немного подрагивал при каждом прикосновении.

 — Умничка... Мне нравится, как ты лижешь мою попку... Еще... Хочу... трахни меня своим язычком... — стонала мама.

 — Я собрался переместиться выше, к ее вагине, но мама вновь направла мою голову ниже.

 — не торопись оттуда уходить. Полижи мою попку, воткни в нее свой горячий язычок! Трахни своим языком мою задницу! Выеби меня... — стонала и переходила на крик мама.

Я продолжил ласкать ее анус. Язык глубоко не погружался и я решил проникнуть в нее пальчиком. Аккуратно, чтобы не сделать маме больно, я ввел малец на одну фалангу. Мама сначала напряглась, а затем расслабилась и подалась на встречу моему пальцу.

 — Ооо... Да... Еще... Смелей, дурачок! Нуже, не бойся... Мне нравится... Ууу... — мама ворочалась подо мной, все сильнее вжимала меня в ее плоть.

 — Стой, остановись! Я не хочу так кончать! Я хочу твой член. Трахни меня. Трахни как сучку! Грубо! Сильно! Страстно! — просила мама с яростным огнем в глазах.

 — Не бойся, я хочу этого сама. Я твоя сучка, шлюха... Как хочеш называй, только выеби меняяяя... закричала мама так, что я боялся, что все соседи ее услышат.

Я поднялся выше, приставил головку ко входу в ее влагалище. Член мокрый от выделений, скользнул ниже и уперся в ее анус.

 — Не спеши, туда позже, обещаю. — сказала мама и просунув руку между ее бедер и взяв мой ствол направла его себе во влагалище.

Я медленно стал вводить, ощущая как головка раздвигает очень скользкие и горячие внешние половые губки. Затем более туго проникает в щель между малыми половыми губами и проваливается жаждущую горловину с лавой. Губки обняли мой ствол. Мышцы маминого влагалища жадно всасывали головку. Я не торопился. Мама немного привыкнув к постороннему предмету в ее пещерке сама стала насаживаться на мой член. Я обнял ее за бедра и стал продвигаться в глубь небольшими качками. Гортанный стон врывался у нее из горла каждый раз, как я проникал глубже. Затем вытаскивал ствол ровно на столько, чтобы в пещерке осталась лишь одна головка. Немного задерживался и снова двигался вперед. Соки лавы из мамой пещеры обливали мой ствол, смазывая его для дальнейшего проникновения. Я снова начинал двигаться. Вскоре я уперся лобком в мамин клитор. Мои яички коснулись ее ягодиц. Мама положила ладонь себе на клитор и стала его ласкать подушичками пальцев. Она оттягивала его, вминала между губок, в то время как я наращивал темп торсом, нависая над ней на вытянутых руках и наблюдая как мой ствол то входит, то выходит из ее влагалища.

Мама закинула ноги мне на спину и с силой вдаливала мои бедра в ее промежность, заставляя входить в нее с довольно ощутимым хлопком.

 — Да... Милый... Я щас кончу!... Еще... Сильнее... Еби меня... Еби свою шлюху... Аааа. ДАААА!!! — закричала мама. Ее крик перерос в плач.

Я испугался. Тело матери тряслось как под электрическим током. Но она только сильнее вжимала меня в свое тело, извиваясь подо мной. Когда мы занимались любовью с Женей такого никогда не было. Такое ощущение, что если все женщины должны кончать так как кончила только что моя мать, то значит Женя вообще никогда не кончала. Я был в тупике. Эти мысли меня охладили и моя эрекция упала. При чем вообще упала. Я продолжал висеть над мамой на вытянутых руках, с вялым членом в ее влагалище. Но постепенно ее сильные мышцы выдавили его. Я сел рядом с мамой. Мне стало стыдно, обидно, и вообще я был в сметении. Что я делаю не так? Почему моя жена так не кончает?

Мама по прежнему лежала рядом. Ее тело слегка подрагивало. Я накрыл ее одеялом. Сам пошел в душ. Встав под душ, я включл горячую воду. Мысли крутились в голове разные. Что не так? Почему не так? При всей ее мощной фигуре тело у нее красивое. Грудь третьего размера. Красивые сильные ягодицы, сексуальный животик. Что не так? Может дело не во мне? Вернее именно во мне? Может я ее не возбуждаю? Может быть ей нужен самец, который бы скрутил ее раком и загнал свой длинный и толстый член по самые яйца, не спрашивая ее. Может быть ее возбуждает именно сила, а не нежность и ласковость? Сплошные вопросы.

Мама открыла дверь в душ. На ней был расстегнутый Женькин халатик. Груди скрывались под тканью, а вот ее гладкий и покрасневший лобок был прекрасно виден. Мама курила, пуская дым в вентиляцию.

 — Что случилось? Почему ты убежал? Что не так? Я тебя чем-то обидела? — спросила спокойным голосом мама.

 — Нет. Все в порядке. — ответил я, отворачиваясь к стене, так как мой член снова начал подниматься. Но я не охотел снова так облажаться.

 — Ты меня обманываешь, сынок. Так нельзя. Я тебе полностью открылась, отдалась, а ты хочешь меня обидеть? — с укором в голосе сказала мама, туша сигарету в пепельнице.

 — Нет, честно. Я не хочу тебя обижать... Поэтому и ушел... Мне стыдно... Я даже... даже не смог... — комок в горле мешал говорить. Почему-то накатили слезы. Я их сдержал и проглотил.

Я почувствовал, что мама положила ладони мне на ягодицы и стала гладить. Затем она убрала их и через некоторое я почувствовал, что мамины ладони смазаны чем-то скользким. Она ласкала мои ягодицы, бедра, дотрагивалась до моим яичек, снова ласкала ягодицы. Раздвигала их, мяла сильными пальцами, проводила пальцами по ложбинке между ягодиц. Ее пальцы касались моего ануса. Ногти были коротко стрижены, поэтому ее ласки приносили удовольствие и не причиняли дискомфорта. Через некоторое время мама стала настойчивее проталкивать один пальчик в мое отверстие. Я немного сжался.

 — Расслабься, дурачок. Тебе же понравилось сегодня утром. Я знаю, что понравилось. Всем нравится. Не все признаются себе, что это им нравится. Не будь ханжой. Не отказывай мне и себе в удовольствии. Тебе ведь нравилось ласкать мою попку? Да? — настойчиво лаская мой анус, спросила мама.

 — Дааа... — выдохнул я и расслабился.

 — Вот так, отлично, мой малышь. А теперь расстявь ноги пошире, чтобы мамочке было удобней ласкать твою дырочку. Вот так... Умничка. Обожаю ласкать твою попку. Она такая сексуальная и возбуждающая. Я опять вся мокрая. — шептала мама, введя мне в попку пальчик и продолжая сношать им. Другой рукой мама перебирала мои яички и мастурбировала мой ствол, то откатывая, то закатывая крайнюю плоть. Стол уже был твердым и я чувствовал, что скоро могу кончить.

 — Я сейчас кончу!... — простонал я.

Мама резко остановила движение пальцем и сжала мои яички оттянув их от члена вниз. Резкая, но приятная боль, пронзила мою мошонку и я немного отвлекся. Возбуждение стало спадать. Мама вновь принялась трахать меня пальчиком, поглаживая яички и ствол.

 — Вот так мой малышь... Тебе ведь нравится? Нравится как мама тебя дрочит? Мой маленький... Мой малышь... Я так тебя люблю... — Мама стала целовать мои ягодицы.

 — Мамуля, я снова могу скоро кончить, если ты не прекратишь. — предупредил я.

 — А малышь хочет трахнуть мамочку? Хочет выебать ее в щелку? Или ты хочешь отодрать свою сучку в ее похотливую, горячую пизду? — провоцировала мама, продолжая ласкать мои яички, но уже не двигая пальцем в попе.

 — Хочу... — выдохнул я.

 —