Не зря ее назвали Сашей. Часть 5: Месть Ломбады

Всем привет! Этот рассказ будет интересен исключительно любителям серии «Не зря ее назвали Сашей». Если вы не читали предыдущих частей, то вряд ли вам будет интересно. Из нововведений пожалуй только более приятное «оформление» и... музыка!:) Зачем это нужно? Я думаю, это подойдет только для истинных поклонников серии. Песни подобраны таким образом, чтобы подчеркнуть атмосферу происходящего или передать определенное настроение которое я хотел вложить в тот или иной эпизод. Треки вы можете легко найти «на стене» у меня в контакте. Искренне надеюсь, что это продолжение найдет своего читателя.

Глава 1: Незнакомец в зеркале

Вечер депрессии на этот раз слишком откровенно затянулся. За окном дул тихий, слегка прохладный вечер и только легкие отголоски детских уличных криков нарушали практически идеальное одиночество... Да-да, одиночество! В этот вечер оно похоже достигло окончательной точки кипения и должно было поглотить в себя еще одно юное сердце, тем самым в очередной раз доказывая свое превосходство серой дряхлой рутины под названием «жизнь».

Саша лежала полностью голая на мягкой махровой простыни и вдумчиво изучала загадочные движения маленьких отблесков фар от проезжающих машин, которые совершенно неугамонно и рандомно разбегались по потолку как бы намекая ей о том, что на свете есть вещи которые невозможно заполучить, как бы ты этого не хотел. Ее желания сейчас очень уж сильно походили на всю эту суету. Непонятные мысли сменялись одна за другой, не находя правильных ответов на давно позабытые вопросы. Так и не получив нужной энергии для своей подпитки, они с легкостью ускользали словно капли воды в жаркий солнечный день. Вся эта каша в ее голове постепенно запускала процесс ярости но, не достигнув даже и половины отметки, тут же мгновенно выпадала практически в ноль, сменяясь подростковым разочарованием и полной отсутствием дальнейшей мотивации. Так продолжалось уже несколько дней.

В комнате царил практически полный мрак за исключением небольших разноцветных мельканий от работающего компьютера, на котором играла загруженная из инета музыка. Сборник казался просто апогеем занудства — и какой болван только такое вообще мог заварить?! Баллады под Мартини?... Только этого сейчас не хватало! Сашино настроение окончательно испортилось и она не выдержав столь грустных и убийственных мотивов, которые казалось уже целиком проели ее болезненную душу, встала с кровати и решительно нажала на «стоп». Прокрутив всего лишь парочку тематик, она тут же сменила «пластинку». О! Забойные мелодии 90-х в новой обработке — то что надо! Эх, молодость, юность... С первых аккордов она узнала свой неповторимый фирменный стиль, закладку тех основ и жизненных приоритетов, которые выручали ее в казалось бы самые отчужденные дни ее жизни!..

[My Darkest Days — Come Undone]

..В полутемной комнате, наполненной тихим одиночеством, появилась легкая и непринужденная надежда. Жизненная сила с каждой секундой наполняла ее вены своими крутыми и уверенными потоками. Так было всегда. Только музыка была в определенные моменты способна перевоплотить ее сущность снова и снова. Из самой проигранной ситуации она снова становилась победителем! Тяжелые рифы словно встряхивали ее душу изнутри, в тот момент когда воздух не хотел больше циркулировать в ее легких... Создай свое настроение сам — это было ее единственным спасением!

Саша подошла к огромному зеркалу, стоявшему на полу под небольшим углом к стенке. Комната была полупустой — специально для репетиции и оттачивания танцевальных движений. Кроме компьютера и кровати в углу по большому счету ничто этому не препятствовало. Внимательно взглянув на себя со стороны Саша легко улыбнулась и прикрыла уставшие глаза, слегка запрокинув голову назад... Ее нежные руки сами коснулись бедер с внутренней стороны и плавно начали подыматься по ее белому девичьему животику вверх... Почему ее никто не любил по-настоящему? Она же не просто «статус» крутости и предмет подражания. Она же живая. Живая! Руки медленно но уверенно коснулись низа груди и Саша сделала медленный поворот вокруг оси, откинув свои волосы в сторону которые были заплетены в некое подобие хвоста... Тепло мгновенно стало расходиться по ее обнаженному телу словно кровь поставили на медленный огонь... Вера в жизнь и ее преимущества снова была восстановлена, но насколько ее хватит — сейчас это не имело большого значения. Слегка повиливая бедрами в такт песне, Саша приподняла свои волосы левой рукой и отставила их в сторону, демонстрируя свой демонический взгляд, тщательно отработанный годами. По ее скуластому лицу и стройному подтянутому телу то и дело проскакивали «проекторные зайчики», отраженные из окна и это только придавало ее фигуре объемности! Какое шикарное тело!

Ну какой дурак в состоянии отказаться от такого предложения?!... Улыбка похоти стала постепенно вырисовываться на ее точеном личике и подойдя вплотную к зеркалу, она резким движением словно в танце откинула свою челку набок и стала внимательно изучать свое лицо в полумраке... Такое юное... Такое любознательное, такое местами наивное... И тут же местами уже смышленое, знающее жизнь и все ее «прелести»... Где-то мстительное и даже устрашающее! Да, это она! Она такая — всегда была и всегда будет. Она победитель! Хищная насмешливая улыбка стала вновь прорисовываться на ее лице но... что-то внутри ее в момент похолодело, а лицо мгновенно замерло, словно парализованное невидимыми силами!! В зеркале на нее смотрело измученное лицо какой-то незнакомки!... Но едва ли?... Это же была... Она?! Сердце ее незамедлительно кольнуло так, что внутренне содрогание достигло висков и со всем давлением навалило прямо в головной мозг! Что за нах?!... Первобытный страх не давал пошевелиться ни одним мускулом, а по спине ее с каждой секундой проносилась волна дрожи, отдавая словно электрическим током до самых кончиков пальцев ног! Не родившийся крик так и замер в горле, дожидаясь своего часа. Часа неведения и расплаты за все! Надоедливая музыка въедалась теперь буквально под ее кожу и казалась совершенно не в тему, усиливая свою мощность так, словно сам дьявол поворачивал эту адскую ручку громкости

Голос вокалиста просто рвал барабанные перепонки, сливаясь с изнуренной женской подпевкой, которая резала ее холодное тело словно по живому на части!... И среди всей этой адской какофонии, где-то там вдали, где сознательное все еще граничит с безумным, раздавался едва слышный женский крик... Ее крик!!! Губы ее потрепанного «двойника» из зеркала двигались совершенно неестественно словно моргание зрачка, и как бы Саша не старалась вслушаться, все еще находясь в остолбенении, у нее никак не получалось различить ни одного слова. Пульс внезапно усилился до предела, но моторика на секунду все таки вернулась, хотя чуда от этого не свершилось... Ощутив резкий потусторонний подъем, Саша моментально практически на подсознательном уровне совершила резкий выпад вперед и с истерическим взрывным криком отчаяния со всей силы врезала кулаком прямо по зеркалу!..

Она все еще сидела на холодном безжизненном полу полностью голая и тряслась от окутанного страха, когда музыка стала постепенно угасать. Краем глаза она то и дело косилась на исчерченное, словно Миссисипи с притоками, трещинами зеркало, в котором виднелись лишь «остатки» ее нынешнего отражения... В ушах стоял неубиваемый гул и где-то там далеко, в самых недрах ее сознания повторялся истошный девичий крик... Ее крик!"Не ход... и туд... а... Тебе все... отзо... вется... Те... бе все отзов... ется... Тебе все... отзовется...»

Глава 2: Месть Ломбады

Она просто спокойно стояла возле забора за перекрестком и курила дешевую сигарету. Это была ее стихия. Охотница! Ее жертва  ничего даже и не подозревала, спокойно проходя мимо, и это только сильнее разжигало ее чувства. Сейчас это начнется! Еще полминуты, еще несколько секунд и вот оно! Обычный шмон уже не вызывал у нее тех самых эмоций за которые она полюбила свою «работу» и свой хлеб. Как тогда, когда в темных переулках за ночными клубами она раздевала пьяных девчонок практически догола, щупая их и заставляя принимать самые нелепые и унижающие позы, а неугамонный шум клубной музыки давил и поглощал их тонкие девичьи визги, словно паровой каток... Это были те еще времена. Обобрать богатенькую сучонку ради пары прожитых дней — вот это был хардкор! Это было рискованно и забавно. Весело до тех пор, пока ее не поймали. Год в колонии ее многому научил, но со временем она стала только сильнее. Теперь в ее мутной порой голове немного путались мысли, но это ее не пугало. Наоборот — это ее заводило! И что себе думала эта похотливая сучонка, когда приехала к ним на район? Чего же ей в центре не сиделось? А?... В самом соку, ножки на высоком каблуке, платье от Армани или еще от какого-нибудь очередного пидорка... А хули? Такие стервы только поди и мечтали в тайне чтобы их трахали на каждом углу. Такие шлюхи всегда умудряются хранить свою гребанную девственность для лоха-мужа и в тоже самое время давать в очко всем парням во двое, а чтобы сдать любой экзамен на пятерку или доехать на такси до любой точки города как правило берут в рот!... Потаскухи хуевы!

Темноволосая девушка тем временем остановилась на самом углу переулка и начала судорожно клацать мобильник. Вид у нее был несколько смущенный и неуверенный. Еще бы — сама, да еще и в незнакомом занюханном уголке города, который казался краем цивилизации. И хотя ее машина вроде и стояла припаркованная за углом, это сейчас почему-то не внушало ей уверенности. Глаза ее время от времени метались по сторонам, стараясь не выдавать ее чувства, но опытная Ломбада читала ее как на ладони... Сучка! Богатая, гордая и капризная сучка! Сегодня ты осознаешь все прелести жизни, и только от тебя будет зависеть — побегут завтра твои прекрасные загорелые ножки по асфальту или же ты будешь их раздвигать перед бомжами, лежа на обоссаном матрасе за кусок еды... Каждая секунда подобных мыслей доводила Ломбаду практически до оргазма, разогревая ее кровь до полной боевой готовности. Да, опытный охотник должен уметь ждать!

Карина тем временем окончательно растеряла в себе силы, безрезультатно ожидая свою лучшую подругу. Мобильный не отвечал, апрельское солнце начинало постепенно пригревать, и к тому же этот чертов забытый Богом район уже откровенно начинал действовать ей на нервы. Не дождавшись ответа, она нервно кинула телефон в сумочку и потоптавшись на месте еще минуту, стала медленно продвигаться в сторону своей машины. Стоявшая неподалеку девушка, сильно смахивающая на «кранщицу» или «работника шиномонтажа» из-за своего нелепого внешнего вида, нисколько не смутила ее, а наоборот слегка приподняла настроение. Ха! Деревня, тоже мне... Бейсболка и черный камбез — такие наверное только ПТУшникам-малярам и выдают! Стоит и курит прямо в перчатках — вот лоходрань! Да... Хорошо, что она скоро покинет это место.

Усмехнувшись про себя, Карина совершенно не заметила того, что девушка довольно быстро пошла за ней следом. Голова ее была забита разными дурацкими мыслями, которые словно бешеные мартышки бегали друг за другом, пытаясь поймать своего соседа за хвост.

Мир для Ломбады замедлился в несколько раз, а сердце, не смотря на месяцы тренировок и богатой жизненной практики, забилось быстрее, и сейчас она слышала только его. Все вокруг не имело значения. По ее телу пробегали мурашки от одного только сладостного предвкушения своей кровожадной затеи... Своей грязной и извращенной похоти, которая усиливалась с каждым ее шагом. Перед собой она видела только Карину и ничего больше. Ее лицо казалось расслабленным и немного мутным, но правда была в том, что она уже давно просчитала ситуацию изнутри! Два парня на стройке временно отошли к ларьку а надоедливая бабка, уже пол часа торчащая неподалеку на остановке, наконец таки села в свою клятую маршрутку... Это был всего лишь момент затишья и скоро время снова двинется вперед рука об руку с жизненным циклом, но сейчас был ее черед!... Ее небольшая награда и ей должно было этого хватить. Она смотрела на ножки Карины, на то как каждый мускул содрогается при опоре на носочек и как легкий девчачий подкожный жирок подергивается на ее аппетитной попке при ходьбе... Да! У этой суки была царская задница, и сегодня она достанется ей по праву! Эта грязна шлюха будет на карачках ползать перед ней, умоляя о пощаде, будет приподыматься на цыпочки каждый раз, когда ее будут трахать в очко со всей силы!... Сегодня она ее вещь — награда за ее старания и терпеливость.

Карина тем временем уже абсолютно расслабилась, окончательно дойдя до машины. Она достала из сумочки ключи и вставила их в замок на дверце... Что за нах?! Ключ явно не желал заходить в замочную скважину, остановившись на половине пути, словно ленивый осел. В ту же секунду она краем глаза заметила как горящий окурок пролетел прямо над ее правым ухом и приземлился на багажнике ее нового Форда. Какого хера? Это же ее папа ей его подарил на 25-летие!! Инстинктивно сведя брови, она резко повернула голову в правую сторону, но там никого не оказалось..

И в ту же секунду, словно чертик из табакерки, ее рот изо всех сил сжала сильная рука, облаченная в черную перчатку, а в левое ребро ей уперлось что-то явно острое и холодное словно игла! Глаза ее в момент расширились, а по спине пробежала ледяная волна страха! Нерожденный крик ужаса так и остался в ее горле в зародышевом состоянии, походя скорее на хриплый истон отчаяния. Вся ее жизнь в один миг пронеслась у нее перед глазами, а трусливые женские ножки тут же предательски задрожали в перетянутых, словно колючей проволокой, кожаных босоножках. В голове ее царил полный хаос, которым умело дирижировал, словно бывалый мастер, обыкновенный и первобытный страх маленькой девочки.

Всю эту повисшую в пространстве картину вдруг нарушил тихий но довольно зловещий прокуренный женский голос, и время снова вернулась в свое обычное русло:

— Пискнешь — проткну нахуй! Уяснила?, — Ломбада бормотала практически на автопилоте, так как все стандартные фразы в ее работе были тщательно отработаны не одну сотню раз.

— Уму!., — только и смогла выдавить Карина, сразу же раскиснув словно безвольная матрешка.

— Ключи полож в сумочку, заткнись и двигайся вперед передо мной! Бросишься бежать, будешь вырываться или выкинешь какую-нибудь хуйню — сразу пырну! Усекла, сучка?, — Таня говорила все полушепотом но каждое слово звучало отчетливо и не вызывало желания переспрашивать. Карина лишь судорожно закивала головой, полностью потеряв ориентиры в пространстве. Ее тело напрочь сковал страх, а инстинкт самосохранение был загружен из той древней части мозга, о которой человек вспоминает только в самые экстренные времена. Таня тем временем абсолютно нагло прижалась к Карининой попке и вдыхала ее возбуждающий дорогой аромат тела... Один только вид дергающихся внизу голых ножек пробуждал у Ломбады жажду секса! Ее всегда возбуждали такие богатенькие лярвы с дорогими цацками, красиво уложенными волосами и всей этой блядской ерундой. Обычных тюремных деревенских полизух она в свое время насмотрелась вдоволь, но такие!... Такие телочки могут встретиться только на обложках дорогих глянцевых журналов да и то через раз. Мысленно она уже представляла эту суку мокрой и полностью голой, танцующей только для нее и ее подруг на грязном полу..

Каждая секунда тем временем стала казаться на вес золота и Ломбада живо прикинула что «церемония» сильно уж затянулась. Нельзя было мешкать! Ловко обхватив Карину за талию и прижав к ее пояснице незаметное шило, она нагло подтолкнула ее вперед. Карина чисто на автомате тут же подчинилась и засеменила своими дрожащими ножками вперед так, что Ломбада теперь оказалась чуть позади. Ее окутанный неописуемым страхом взгляд едва коснулся ее машины, которая с каждым шагом оставалась все дальше и дальше... Сейчас только это казалось ее единственным спасением! Сердце выскакивало из груди и вдруг в мгновение ока ее мысли заклинило, сработал рычаг самосохранения и она резко рванула вперед что есть мочи! Однако не удалось ей сделать и пары шагов как опытная Ломбада тут же настигла ее врасплох и схвативши одной рукой за волосы, а ногой сделав подсечку, сразу же повалила ее на пол, приперев ее голову к кирпичной стене дома. Карина издала не самый свой сильный но довольно заметный визг, за что тут же как в дополнение получила коленом под дых:

— СУКА! Еще раз так сделаешь и я тебе клянусь — прирежу нахуй!, — Ломбада явно была уже на взводе. Эта сучка еще пытается сопротивляться? Ей?! Королеве и грозе района? Тоже мне — пиздолизка мажорная!

— Все-все... Я поняла... Ааа... Больше не буду, не буду!, — голос Карины стал еще тусклее и она забилась как серая мышка у стены, сидя прямо на заднице и плотно обхватив свои голые коленки обеими руками... Ее нежные и ухоженные ножки блестели, переливаясь на солнце, словно они были натерты дорогими маслами, и от этого у самой Ломбады замирало сердце. Такая крутая сучка ей попадалась, наверное, впервые! Как же она хотела ее... Но романтические взгляды тут же в момент улетучились и она резко схватила Карину за волосы и приподняв ее голову, поднесла острое шило прямо к ее глазам:

— Не будешь меня слушать — лишишься глаза, ясно?!, — лицо Ломбады выглядело сейчас абсолютно обезумевшим и даже нежное холеное личико Карины с ее жалобным лупоглазым взглядом и потекшей тушью, не могли сейчас растопить ее охладевшую душу. В ответ Карина только затрясла своей смешной головешкой.

Спустя мгновение они уже шли дальше. Две заядлые «подруженции» — как земля и небо! Они шли лениво и вальяжно, словно бедуины в пустыне, и со стороны никто никогда бы не догадался, что одна вела другую в буквальном смысле «на игле». Единственным что бросалось в глаза, конечно, была одежда и явная разница в статусах. Однако это было не людное место, а как говориться — «не пойманный — не вор!»

Преодолев закоулками еще два квартала, они вышли в нечто напоминающее лесополосу. Чертов ядреный рай! Карина даже и не подозревала, что всего лишь в паре кварталов от жилых домов вообще могут находиться все эти леса, поля и реки и черт знает что еще! В глубине ее души она уже стала потихоньку себя оплакивать. Она была на 100% уверена, что ее сейчас отведут в яр и прирежут нахер как последнюю тупую овцу, ни за что ни про что. Она же ведь ни в чем не виновата?! За что ей все это? Слезы уже минут пять как неугамонно текли по ее щекам и она периодически всхлипывала, жалея себя и свою ценную жизнь.

— Та не ссы ты так. Будешь меня хорошо слушаться, обещаю — тебе ничего не будет!, — Ломбада уже и сама немного расслабилась, так как более-менее людная часть оставалась далеко позади. В голове Карины на битую секунду засветилась хоть какая-то малейшая надежда, но тут же мгновенно улетучилась в том самый момент, когда на горизонте она увидела довольно массивное здание, выглядевшее явно как «под снос». По всей вероятности направлялись они именно туда.

Наконец, когда они подошли поближе, Карине все-таки удалось разглядеть это Богом забытое место. С первого взгляда было ясно что тут никто не живет, а походило все это мракобесие на заброшенный завод или какой-то цех родом из 60-х. Такие сооружения всегда находились слегка за городом, дабы отходы производства не вредили местным жителям. С каждой секундой Карина понимала, что вляпалась в самые что ни на есть натуральные отходы — дерьмо! При том полное! Дойдя до довольно плотной металлической двери, Ломбада остановилась и постучала несколько раз. После этого настал момент нелепой тишины, в котором она в течении пары минут тупо разглядывала тело своей жертвы, и это только устрашало ситуацию. Молчание сейчас давило на Карину так, что ей хотелось просто кричать! Кричать на всю мощь. Но она прекрасно осознавала, что делать этого ей ну никак нельзя, и в результате тупо смотрела себе под ноги, периодически всхлипывая как овечка, которую ведут на бойню.

Через некоторое время послышалось тяжелое и явно ржавое звучание дверного засова, и дверь со скрежетом отворилась. В проеме тут же нарисовалась вторая девчонка с презрительным и ехидным взглядом одетая во все черное. Не смотря на столь юный возраст, у девчонки уже были набиты брови и кайма губ, что придавало ей зрительных лет, да и одежда ее не блистала интеллигентностью. Черная короткая кожанка, серая мини-юбка и ботфорты придавали ей скорее дешевизны и узколобия нежели желанного результата. Девушка тем временем внимательно изучила Карину с ног до головы:

— Чего вы так долго, мы тут уже с девками задолбались вас ждать! Ха, а ты права — эта посимпатичней будет чем та, вторая!, — улыбчивая девчонка протянула вперед руку и затолкнула Карину в недры этого адского улья, из которого казалось никогда не найти выход. Свет солнечного дня моментально сменился на тусклые грязные коридоры, заполненные всяким хламом и отбросами, а местами слабо светящиеся лампочки по 40 Вт только резали глаза, вызывая головную боль. Карину в момент посетила мысль о том, что она больше никогда не увидит солнца, что это последний день в ее жизни... Ее последний «раз». Она медленно шла вперед, не обращая внимания на постоянные «подпихивания» сзади и нецензурные оценивания ее красивых форм, и с каждой секундой готовилась к худшему.

Наконец, они миновали таким образом еще две двери и оказались в весьма обширном помещении, который слегка отдавал плесенью и более всего походил на какой-то заброшенный цех. Недалеко у стены толпились еще три девчонки, выглядевшие как полные шлюхи, а между ними сидела привязанная к стулу... Наташа!!

Карина сразу узнала ее и на какую-то жалкую секундочку она даже обрадовалась — теперь она хотя бы не была одна! Девчонки тем временем нагло копались в Наташиной сумочке, курили, сплевывая иногда на пол, игрались на дорогом мобильном телефоне последней модели и что-то оживленно обсуждали. Всего «насильниц» было 5. Одеты они были в городской ширпотреб и при том абсолютно без вкуса — высокие кожаные сапоги, короткие юбчонки или потертые джинсы абсолютно не сочетались, например, с полосатыми майками навыпуск или моднявыми кепариками, одетыми козырьком набок. Создавалось моментальное подозрение, что все это было попросту у кого-то отобрано, хотя самим девицам на вид было максимум по 17—19 лет!... В голове рисовалась абсолютно ужасающая картинка, а чересчур эмоциональные и дерганые лица только подчеркивали отсутствие каких-либо мозгов или начального образования.

Тем временем Ломбада, обсудившая уже что-то с девчонкой, которая открывала дверь, взяла Карину под руку и вывела посреди комнаты, где можно было хоть что-нибудь разглядеть. Остальные девчонки моментально подтянулись к центру и обступили бедную Карину со всех сторон, жадно ее рассматривая. Стоя в центре образовавшегося круга, Карина с ужасом стала замечать, что ее разглядывают словно товар! Будто бы девчонки в детстве явно не доиграли в куклы, а теперь вот им подарили на совершеннолетие настоящий и живой «подарок»! От косившихся чужих взглядов Карине стало настолько неловко, что она бессознательно скрестила обе руки возле паховой области и прижала свои ножки близко друг к другу, словно она сейчас была голой... На нее никогда еще не пялилось так много народу одновременно! И что еще более смущало ее — что это были девчонки, да еще и явно младше нее!

— Ну что ж, черненькая, знакомься — это твои новые сестрички!, — Ломбада спрятала шило в карман и победно скрестила руки перед собой на груди, — Будешь их потом развлекать своим ротиком и блядской задницей! А сейчас мы пока с тобой немного побеседуем, — Ломбада старалась изо всех сил смотреть Карине в глаза, но та лишь тряслась от страха и косилась все время в пол, словно опущенная. Не выдержав такого явного неуважения, Ломбада вдруг сильно заехала Карине пощечину и та моментально оживилась, — В глаза мне, сука, смотри, ясно тебе?

— Да... , — Карина попыталась поднять голову и посмотреть насильнице в лицо. Ее карие глаза снова начали слезиться, а нижняя губа затряслась в унисон страху.

— Ой, ой... Глазки-манюни какие! Наверное хочешь к мамочке?, — Ломбада буквально расцвела в ехидной улыбке и остальные девчонки подхватили ее хихиканьем, — Ну не парься ты так, сисю сегодня точно пососешь!..

Карина пыталась ловить каждое слово, чтобы хоть как-то врубаться в ситуацию, но у нее совершенно ничего не получалось. В голове абсолютно не складывалась ни одна логическая цепочка — все вокруг казалось откровенно диким! Это убогое место... Эти тупорылые и больные на головы девки... Все казалось каким-то кошмарным сном! Ища хоть какой-нибудь моральной поддержки, она покосилась на сидящую неподалеку Наташу. Та в свою очередь молчала как рыба, хотя рот ей никто не затыкал. Глаза ее тоже были немного выпученными и наполненные страхом и не зря — руки и ноги у нее по всей длине были перемотаны чем-то похожим на липкую ленту, а ее розовая туника была немного приподнята вверх, из под которой виднелись слегка приспущенные черные трусики... И чем они тут занимались наедине?! В голову стали забираться абсолютно дикие мысли — а вдруг они тут снимают видео, на которых насилуют девочек швабрами?! Вдруг их тут продают каким-нибудь арабам в рабство или просто тривиально издеваются и потом убивают?!... Карина почувствовала, как желудок ее словно вдавился вовнутрь, а ее анус начал судорожно подергиваться — она реально упала «на очко». Откинув любые отговорки и смягчающие самообманы, она уже давно поняла, что перед ней сидела ее любимая подруга, которая проронила немало слез пока ее жадно и нагло трахали не один раз! Полуразмытая тушь, размазанная губная помада и засюсюканные волосы просто кричали об этом золотыми заглавными буквами.

— Теперь слушай сюда, потаскуха. Жить хочешь?, — голос Ломбады прозвучал как приговор и Карина вздрогнула, так как более всего на свете боялась услышать именно эту фразу.

— Да... Да, хочу!, — Карина на секунду оживилась и теперь умоляюще смотрела своей хозяйке судьбы прямо в глаза, надеясь на хоть какую-либо милость с ее стороны.

— Если хочешь жить, то слушай и выполняй все что я тебе скажу и еще правильно отвечай на вопросы! Если будешь врать и ортачится — тебе пиздец! Я таких как ты опускала пачками и не раз, так что слушай внимательно все что тебе тетя Таня скажет, уяснила?, — Ломбада ловила неописуемый кайф от каждого сказанного ею слова, хотя все эти «речи» практически каждый раз были похожи одна на другую как две капли воды. В ответ Карина ей буквально закивала своей головкой.

— Ты знаешь, почему тебя сюда притащили, тупая овца? И твою подругу-пиздолизку?, — Ломбада теперь держалась серьезно как никогда и грозно смотрела на свою оппонентшу из-подо лба.

— Нет... Понятия не имею... , — Карина и правда пыталась понять в чем собственно дело но у нее в голове не было ни одной догадки, — Отпусти нас, пожалуйста, я тебя умо... , — Карина не успела даже закончить как сразу же получила по лицу:

— А ну, молчать! Ты что совсем тупая? Будешь выебываться, мы с телками тебя в рабство с твоей подружкой продадим... Ты тут потому, что очень много понтов уж кидаешь! Пора бы тебя усмирить и повоспитывать, смекаешь?, — Ломбада явно задала вопрос, но Карина уже боялась вообще что-либо отвечать — в голове у нее была полная каша и не единого правильного ответа. Она просто тупо помотала головой.

— Сейчас мы поиграем в очень охуенную игру, называется «Выйти живым из боя», — Ломбада уже откровенно стала «отмачивать» на публику и девки по сторонам начали улыбаться, но Карине при этом было абсолютно не весело и она максимально сконцентрированно внимала каждое ее слово, — Я буду задавать тебе вопрос, а ты отвечать. Но твой ответ должен быть именно таким, чтобы я тебе поверила! Будешь юлить — тебе пизда, ты поняла, шалава?, — Карина вновь испуганно закивала в ответ и Ломбада продолжила:

— Ты считаешь, что ты лучше чем мы?... , — Ломбда на секундочку свела свои скулы и стала внимательно изучать мимику на лице Карины, — Ты крутая, богатая, а мы так — дворовые шавки, да?, — Карина сразу же хотела возразить но тут же смекнула что ее специально подначивают. В это-то и был смысл игры! Как же поступить?... Долго молчать было нельзя и Карина все таки решилась пуститься в опасный дьявольский танец на лезвии ножа, который ей по-видимому приготовила сама судьба и она все таки преодолела свою трусость:

— Да... , — еле слышно произнесла Карина.

— Хуууух... Та ты шооо!... , — девки вокруг начали переглядываться между собой в самых различных эмоциональных комбинациях. Кто-то криво улыбался, а кого-то это откровенно начинало бесить, но все выглядели явно неравнодушными! Одна Ломбада оставалась только спокойной — она явно хотела услышать нечто подобное.

— То есть ты считаешь, что я типа отстой, телки мои шлюхи подзаборные, а ты типа «девочка-мимфеточка»?... Типа «папина доця» в кружевных трусиках, отличница учебы и всезнайка?, — Ломбада на секунду даже как-то окультурила свою обыденную речь, что было для нее крайне нетипично.

— Да... Я такая, — тихо ответила Карина и с легкой гордостью слегка приподняла голову вверх. Вокруг все остолбенели.

— Да, Таньча, дай ты ей пизды! Вообще телка охуевшая попалась!... Та вон была смирная как Кибальчиш — ноги раздвигала по первой ноте!, — выступила тут же стоявшая рядом полная деваха с длинными белокурыми волосами.

— Та, Ленка, закройся нахер!, — Ломбаде стоило лишь подать некую условную команду как все возникания в небольшой толпе тут же стихли. Кое-кто все таки остался недоволен, но все же не смел перечить явному главарю «банды».

— А ты знаешь, что такие девки как вы всегда отлизывают у таких как мы, а?, — Ломбада стала откровенно ехидничать и произносить каждое слово, специально процеживая сквозь зубы и Карина с ужасом стала осознавать к чему идет дело, — Вот если мы реально с тобой на улице столкнемся и ты меня будешь бесить... Ну вот мы начали там разбираться... Ты же понимаешь, что в конце концов ты мне отлижешь? Что если я только захочу, то я тебя сразу же трахну как последнюю шлюху! Буду иметь тебя так, как мне захочется... А потом еще ноги будешь мне лизать, чтобы я тебя отпустила, шалава ты вокзальная, — с каждым новым словом Ломбада медленными шажками приближалась к своей жертве, а Карину все более окутывал страх, так как она действительно не могла с этим не согласиться, — Ну шо? Ты бы мне отлизала, чтобы попросить прощения?

— Да... Наверное... , — у Карины снова начали течь слезы и ее рот скривился в весьма неприглядной гримасе, однако Ломбада с некоторым подобием нежности подошла к ней вплотную и взявши обеими руками ее личико, взглянула ей прямо в глаза:

— Ну вот и все — делов то!... А вот скажи из вас двоих, подружек, кто кого бы трахнул, а? Вы обе, никчемные лохушки, друг друга стоите! Так кто бы из вас под кого лег?, — с этими словами она ловко обогнула Карину и держа теперь ее за лицо обеими руками указывала им на место где сидела Наташа. Обе девчонки таращись друг на друга и периодически озирались глазами по сторонам, но поддержки им было не найти — сейчас они были одни.

— Ну!! Я что, тут должна ждать целую вечность, твою ж мать!, — Ломбада снова в момент изменилась — ей явно нравилась вся эта извращенная игра, но вот жажда разврата и нетерпеж уже начинали действовать на нервы. Вдруг Наташа словно вышла из оцепенения и немного невнятно и скомкано кинула:

— Я бы ее... Ну... Я бы трахнула... , — Карина, услышав это, сразу же изменилась в лице. Она понимала что подруга, скорее всего, пытается хоть как-то выйти из ситуации, но видя, как Наташа при этом явно стала прятать свой взгляд, ей стало понятно, что подруга сейчас была абсолютно откровенна! Мир перевернулся уже в который раз за сегодняшнее утро.

— Ты бы ей дала?, — Ломбада с некоторым восторгом покосилась на Карину, причмокивая языком у себя во рту. Карина не знала даже что и говорить — ей хотелось только чтобы этот генитальный «допрос» уже скорее закончился, иначе ее маленькому и забитому мозгу сегодня было не выдержать.

— Ну... Дала бы... Наверное, — Карина сама себя сейчас слышала как бы со стороны. Голос звучал, словно не ее вообще.

— Ну вот видишь, получается что ты тут самое слабое звено — галимая пиздолизка, которая всем дает! Ты же понимаешь, что сегодня ты тут отлижешь всем? Нравится?... Знаю я таких папенькиных дочек как ты! Вы с детства у своих папаш в рот берете и у сестер старших лижите... А та, которая регулярно глотает у бати сперму — естественно самая любимая! Потом он начинает потихоньку тебя облапывать, а когда твоя фигурка окончательно созревает то и поебывать иногда. Ха! Любимая доця! Мокрощелка ты, поняла? Спермаглотка бесплатная! Полизуха у своих подруг... , — Ломбада завелась уже не на шутку. Казалось что каждое слово, вылетающее из ее рта, была одной из ее нереализованных желаний или подростковых комплексов — настолько воодушевленно она об этом говорила. Она ходила вокруг Карины кругами, говоря все это и постепенно начинала скидывать бретельки от ее платья одну за одной. Карина абсолютно не знала, как на все это реагировать. Глубоко внутри она понимала, что ее просто сейчас будут трахать как последнюю дешевую блядь — за даром! Какие-то сорванцы-малолетки из трущоб! Вот ее платье перестало уже держаться и опало целиком на пол... Она оставалась стоять, ссутулившись и плотно прижимая свои немалые груди руками, в одних трусиках и в туфлях на высоком каблуке... Внутри нее все горело и рвало ее на части! Она явно не заслуживала здесь находиться — ее кормили, учили, растили, ухаживали за ней, когда она болела... Радовались ее успехам! И все это только чтобы по итогу полностью голой развлекать каких-то недоразвитых сиротских детей, стоя на холодном цинковом полу?!

Ломбада тем временем все не унималась. Она зашла к Карине за спину и принялась разминать ей плечи. Руки ее были довольно сильными, а пальцы жесткими, от чего за всем этим сразу виднелась тяжелая жизнь и ежедневная борьба за выживание. Остальные девчонки тоже постепенно сузили круг и как дворовые шакалы принялись медленно общупывать свою жертву. Две чьих-то руки потянулись к ее черным трусикам и те медленно и безнадежно поползли вниз. Карина разомкнула руки с груди и попыталась их подхватить, но руки ей то час же мастерски заломили назад и трусики продолжили дальше свое путешествие. Ломбада теперь говорила свою речь прямо Карине на ухо в пол тона, чтобы добавить какого-то извращенного и неправильного интима, пока кто-то со стороны жадно мял ее груди и вертел соски. Вот одна из девчонок присела рядом на корточки и начала расстегивать пряжки на ее туфлях... Чья-то рука угодила прямо ей в рот и сделала несколько продольных движений пальцами... Карина тут же попыталась их выплюнуть и отвести лицо в сторону но слева ее ждала та же участь... Девчонка, сидевшая снизу, тем временем легонько ударила рукой по ее голени и она машинально подняла свою ножку вверх как ездовая кобылка. Туфли, таким образом, с нее тоже стащили. Теперь она оставалась совсем голая и босая, стоя на каменном полу в кругу малолетних девчонок и в полном позоре перед своей лучше подругой. Она была одна. Морально истощена и подавлена.

—... А потом, когда тебя поебут немного и возьмут замуж, ты родишь какого-нибудь нового богатого ублюдка типа тебя. Твоя функция выполнена, сучка! Думаешь, ты после этого будешь еще кому-нибудь нужна? Да тебя потом станет твой же мужик подкладывать под разных там негров или чучмеков — знаю я всех этих избалованных маменькиных сынков! Все ублюдки. Потом, когда тебя перетрахают все его друзья и твои видео будут неоднократно показаны товарищам по работе, твои сиськи порядком отвиснут а жопа разжиреет и тебя начнут подкладывать уже под школьников — им все равно кого ебать! И если еще лет через десять ты будешь в состоянии сосать хуй своему мужу, пока он будет целоваться при тебе со своей любо