На острове любви

1

То, что будет дождь, Никки знала — она всегда интересовалась погодой, когда уезжала далеко. Но чтобы такой?! Это был целый ураган, потом перед концом света! Сплошная стена воды стояла перед машиной, «дворники» не справлялись, видно было не более двух метров. Едва машина миновала мост через реку, как ревущий поток, в который превратилась тихая и мелкая речушка, снёс его. Дороги назад не было, переправиться через это смешение воды, камней и сорванных кустов и веток было невозможно.

А вскоре Никки убедилась, что и вперёд дороги нет. Ей не понравился вид асфальта, весь в трещинах, она вышла из машины и не успела отойти два шага, как прямо на её глазах участок шоссе сполз в реку. Заскочив в машину, Никки отъехала назад и вовремя: вслед за тем участком шоссе, в реку, вернее, в тот ревущий поток, что был раньше рекой, рухнул и тот участок дороги, где только что стояла машина.

Отъехав ещё дальше назад, девушка побарабанила пальцами по рулю. Что делать? Это была второстепенная, даже трёхстепенная, малоиспользуемая дорога, на которую она свернула, чтобы спрямить путь, так что спасатели доберутся сюда нескоро. Она достала телефон: он не работал, не было связи. Никки включила навигатор GPS, не работал и он. Положение хуже не придумаешь, ни вперёд, ни назад дороги нет, телефон не работает, мокрая до последней нитки, да ещё и бензина меньше четверти бака, как Никки убедилась, надолго не хватит.

Вдруг она услышала слева какой — то скрип. Машинально глянув в ту сторону, она шарахнулась прочь: в ок — но на неё смотрел громадный волк. В приоткрытой пасти виднелись длиннющие клыки. Ударив ещё раз лапой по стеклу, волчище выскочил перед машиной и обернулся. У Никки появилось полное впечатление, что он её куда — то звал. Чтож, выбор у неё был небольшой: или ехать за волком, или оставаться здесь, дожидаясь непонятно чего. Никки поехала, достав из бардачка на всякий случай древний, начала прошлого века револьвер «кольт» 45 калибра. Его ещё называли «Миротворец» — одно попадание и противник умиротворён. С таким волчищем самое то. Правда, Никки стреляла из этой бабахалки всего один, разбив сильной отдачей себе нос. Но такая бабахалка в нежных женских ручках была способна остановить почти любого самого агрессивного самца.

Оказалось, в паре миль было ответвление в сторону. Немудрено, что в такую погоду Никки его пропусти — ла. Оскалившись на прощание, волчара куда — то сгинул. Девушка поехала дальше по указанной дороге, держа наготове свой раритет. Немного попетляв, дорога привела в уютную долинку, где стоял дом, в котором свети — лись окна. Так волк сюда её звал?!

Подъехав к крыльцу, Никки помедлила, сама не зная, чего выжидая. Наконец, решившись, она вышла, раскрыв зонт. Однако, под напором ветра он сразу смялся — сломался, и Никки вымочило ещё раз. Девушка поднялась по ступенькам и постучала. Тишина, только ветер воет и ливень хлещет. Никки постучала снова, уже громче. На этот раз послышались шаги и дверь открыли. На пороге стояла тоненькая девушка в тёплом халатике, голова замотана полотенцем.

 — Что вам нужно? — весьма неприязненно спросила она, оглядев стоящую перед ней девушку.

 — Извините, — сказала Никки. Сердце у неё ёкнуло, но вида она не показала. — Я просто в безвыходном положении. Мост снесло, дорогу размыло. На ваш дом я наткнулась совершенно случайно. Вы меня не пустите подождать до утра?

И как бы случайно выставила руку с револьвером из — за спины. Девушка посмотрела на оружие и слегка улыбнулась:

 — Доброе слово помогает, но доброе слово и револьвер помогают лучше. Проходите, — она сделала шаг на — зад и в сторону. — Я пустила бы вас и без такого «аргумента». Меня зовут Саша.

 — Никки, — представилась гостья.

 — Вы промокли, — сказала Саша. — Раздевайтесь и примите горячую ванну, а то простудитесь. Я принесу вам одежду.

Никки послушалась. Пока Саша наполняла ванну, она разделась. Не отказалась она и от рюмки коньяка, что предложила хозяйка. Лишь вступив в горячую воду, она поняла, как замёрзла. От коньяка и горячей воды девушку разморило, и она начала дремать, но тут вошла Саша. Свой тюрбан она сняла и роскошные белокурые волосы рассыпались почти что до колен. Весь сон как рукой сняло, Никки едва не задохнулась: такой прекрасной показалась девушка.

 — Можно я на «ты» буду? — спросила Саша. — Ты говорила, что дорогу размыло? Я сейчас проверила — теле — фон не работает. Кабель вдоль дороги был проложен, так что порвало его. Ну, само собой, и интернет пропал.

 — А сотовый? — спросила Никки, любуясь девушкой.

Саша тем временем стала у зеркала расчёсывать свои волосы, заодно посматривая на Никки. Несколько раз они встречались взглядами и обе смущённо отводили глаза, чтобы потом вернуться.

 — А с сотовым здесь проблема, — ответила Саша. — Почти никогда связи нет. И никогда не угадаешь, когда она появится, а когда исчезнет.

 — Попала... — только и сказала Никки.

Она вышла из ванны и стала вытираться. Саша замерла, наблюдая за этой высокой стройной чёрноволосой тёмнокожей девушкой с четвёртым размером груди. Опомнившись, она, очень мило покраснев, отвела глаза. Тут её обняла Никки:

 — Саша, — промурлыкала она на ушко, — ты мне тоже очень нравишься.

 — Ты уверена? — спросила Саша, не шевелясь. Ей очень понравилось ощущать руки Никки на собственных грудях, пусть не таких больших, как у Никки, но тоже красивых и упругих.

 — Очень даже! — ответила Никки и лизнула Сашу в ушко, от чего ту словно током пробило. — Ты мне... с пер — вого взгляда... понравилась,... когда появилась... в этом зелёном... тюрбане.

Руки Никки тем временем проникли под халат и принялись играть с сиськами Саши, а язык то и дело нежно касался ушка. Саша млела под её руками, она откинула голову, подставляя шею и прижимая руки Никки к своим грудям, чуть постанывая. Никки принялась целовать, лизать и покусывать её шею, левой рукой лаская тело, а правой играясь с сиськами.

 — Ты сводишь меня с ума! — сообщила чуть погодя Саша.

Она развернулась, обвила Никки руками за шею и поцеловала. Никки с жаром ответила, стиснув девушку в объятьях. Сколько они так простояли, страстно лобызая друг друга, Саша и Никки потом сказать не могли, оч — нувшись лишь тогда, когда начали пальчиками ласкать киски друг друга.

2

 — Не здесь! — шепнула Саша, и, схватив Никки за руку, повела на второй этаж в спальню.

Но до кровати они так и не добрались. Не выдержав, Никки усадила Сашу на ступеньки, развела ей ножки и, опустившись на колени, приникла к её бутону страсти. То Никки сосала клитор, то язычком вылизывая все складочки, собирая все выделения. Саша стонала как сумасшедшая, то дёргая себя за соски, то тиская груди, то вжимая голову девушки в свою промежность. Наконец, Саша кончила с каким — то звериным рыком, едва не раздавив бёдрами голову Никки. Мулатка привстала и впилась поцелуем в губы блондиночки, та с жаром ответила, а потом тщательно вылизала лицо девушки от своих соков.

 — Всё — таки давай поднимемся в спальню, — прошептала она, продолжая обнимать Никки.

 — Давай, — согласилась девушка, даже не думая вставать.

Посидев ещё немного, девушки наконец общими усилиями встали и, не разнимая объятий, прошли в спальню. Саша толкнула Никки на кровать, сама же, упав сверху, принялась целовать, облизывать и покусывать мулатку за нос, губы и ушки, руками тиская большие груди, играясь с сосками. Никки громко стонала от наслаждения.

 — Секундочку! — блондинка вскочила и стала рыться в тумбочке, выставив невероятно аппетитную попку.

Никки, глядя на неё, испытала  неодолимое желание впиться губами, языком и зубами в эти божественные полушария. Она уже начала привставать, как Саша выпрямилась, держа страпон.

 — Вот он, милая!

 — Вау! — выдохнула Никки. Она смотрела, как блондинка одевает его. — Здоровый, однако!

 — Двенадцать дюймов в длину! — улыбнулась в тридцать два зуба Саша. — И три в ширину!!

 — Мамочка! Да он меня разорвёт! — выдохнула Никки.

Впрочем, она лишь облизнула губы в предвкушении.

 — Я аккуратненько! — ещё шире улыбнулась Саша.

Никки встала на четвереньки, выставив свою попку, ничем не уступающую сашиной. А блондинка нанесла смазку на фаллос, но обнаружила, что она была не нужна: мулатка истекала от желания. Дразня, Саша несколько раз повела головкой члена по губкам, Никки, зарычав, дернула задницей. И тогда блондинка одним ударов вошла в мулатку, и принялась её трахать, то полностью вынимая, то загоняя почти целиком. Никки страстно стонала и подмахивала ей. Больше двух часов Саша трахала её, поменяв несколько позиций, пока обе не свалились в изнеможении. Никки потом не могла вспомнить, сколько же раз она потом кончила: семь, восемь? А может десять?

Они лежали, уставшие, в объятьях друг друга, то поглаживая, то целуя.

 — Саша, — нерешительно спросила Никки, — у тебя уже были девушки?

 — Да, — ответила блондинка, — была подруга.

 — Извини, тебе, наверное, неприятно это вспоминать...

 — Нет, больно — да, но не неприятно, — ответила Саша. — Она была очень хорошим человеком. Её убила банда подонков два года назад. Её чуть ли не на куски растерзали. Мерзавцев так и не удалось найти.

 — Извини, — голос Никки был полон сострадания. — Я не хотела...

 — Пустое! — улыбнулась Саша. — Мне наоборот приятно вспомнить Энжи.

Она включила свет и встала:

 — Слушай, пойдём перекусим, я проголодалась как волк!

Её смех прозвучал серебряным колокольчиком. Удержаться было невозможно, Никки тоже рассмеялась. Накинув халаты, девушки отправились на кухню. Увидев крем, мулатка не смогла сдержаться: стащив с Саши халат, она уложила её на стол, выдавила крем, густо покрыв груди, живот и губки, и принялась слизывать с её тела. Саша, похоже, была на седьмом небе от удовольствия, кода Никки закончила слизывать крем, блондинка успела кончить несколько раз.

Ты чудо! — Саша притянула к себе Никки и облизало личико от крема и своих соков. — А теперь моя оче — редь! Ложись!

Достав бутылку вина, Саша налила два бокала, вручила один Никки и легла в позицию шестьдесят девять. Девушки принялись поливать пиписьки друг друга и вылизывать. И не успокоились, пока всё вино не закончилось. Чуть захмелевшие, они опять принялись целоваться и ласкать друг друга.

 — Боже мой, — сказала Никки, — я ещё ни от кого так не дурела!

 — Ты тоже... меня... сводишь... с ума, — пробормотала между поцелуями Саша. — Какие у тебя сиськи!

Наконец, усилием воли они отпрянули друг от друга. Саша достала пиццу и сунула в микроволновку.

 — Ты давно здесь живёшь? — поинтересовалась Никки.

 — Всего год, — ответила Саша. — После гибели Энжи я не могла оставаться на старом месте и стала искать новое. Здесь мне понравилось: тихое уединённое местечко, я купила дом и всё переделала. Я нашла здесь покой, моё сердце исцелилось от той боли, что поселилась после смерти Энжи. Я её никогда не забуду, но оно вновь открыто, — она пристально посмотрела на Никки.

Никки смутилась и отвела взгляд. Не так давно её бросила любимая девушка. Когда встал вопрос между любовью и карьерой, она выбрала карьеру, сказав об этом за день до отъезда. Для Никки это оказалось страш — ным ударом, девушка заболела и лишь через полтора месяца оправилась. Теперь она боялась сильных привя — занностей, чтобы не получить ещё одного удара.

 — Давай поднимемся в спальню, — ответила она.

На этот раз они любили друг друга медленно, стараясь доставить ласками, как можно больше наслаждения друг дружке. И заснули во взаимных объятиях.

Буря закончилась лишь на третий день. Потом потянулись дни ожидания, пока восстановят мост и дорогу. И все эти дни девушки почти не отходили друг от друга. Нет, они не всё время посвящали любви. Часто они просто лежали, обнявшись, тихо беседуя, обсуждая всё на свете. Или Саша разжигала камин, и они молча смотрели на огонь, наслаждаясь обществом друг друга. Им так хорошо было вместе!

Однако всё хорошее имеет обыкновение когда — либо кончаться. На шестой день мост был восстановлен, заодно починили и вышку сотовой связи. Никки и Саша смогли позвонить и успокоить близких и друзей, уверив, что у них всё в порядке, они живы и здоровы.

А потом настала время прощания. Саша рыдала в голос, и все попытки Никки хоть как — то успокоить девушку были бесплодны. Может быть и потому, что у неё самой тоже текли слёзы. В конце концов, мулатка села в свою машину и поехала, едва различая дорогу из — за слёз. Когда она выехала на дорогу, Никки увидела того самого белого волка, который привёл её к Саше.

 — Что же ты наделал, а? — пробормотала девушка.

Волк вскочил на громадный камень и завыл, да так тоскливо, что Никки опять разрыдалась. Наконец, справившись со своими чувствами, она поехала дальше.

3

Через четыре дня, завершив все дела, Никки возвращалась домой. Она вдруг поняла, что едет не к себе, в свою уютную квартирку, а к Саше. И именно её дом она воспринимала как свой. «Боже! — испугалась она. — Что со мной?!» Но, тем не менее, девушка гнала машину по дороге, горя от нетерпения увидеть и обнять блондинку, ставшую вдруг такой необходимой и желанной. Но, кроме этого, девушку терзала тревога, что с Сашей случилась какая — то беда и ей необходима помощь.

На повороте к сашиному дому, Никки остановила свою машину и вытащила из багажника помповик. В последний момент она зашла в оружейный магазин и купила его, сама не понимая толком для чего ей это ружьё. Продавец показал, как его заряжать, как перезаряжать, но Никки не была уверена, что всё правильно запомнила и сделает.

Крадучись, девушка подошла к дому Саши, выглянула из — за деревьев и обомлела. Перед домом был вбит столб, около него сложена куча дров, а к столбу была привязана обнажённая Саша. Её великолепные волосы были срезаны, тело всё в ссадинах и синяках, лицо распухло от побоев, один глаз заплыл. Десятка полтора мужчин и женщин, одетых в чёрные балахоны с изображением белых креста и меча на груди и спине, обступили место аутодафе. Высокий бородатый мужчина толкал речь:

 — Братья и сёстры! Наш тяжкий труд увенчался успехом: нам удалось найти и схватить порождение Ада. И ещё одна дьявольская тварь будет уничтожена во имя Господа нашего Бога! Давайте восславим его молитвой и псалмом!

Гнусавыми голосами шайка затянула псалом, а один взял факел и сделал шаг к костру. Никки, не раздумывая, вскинула ружьё и выстрелила в него. Поджигателя отбросило назад, а девушка выстрелила ещё и ещё раз. Ещё один балахонщик упал на землю. Остальные в панике метнулись прочь.

 — В дом! — взревел бородатый главарь.

Никки удалось подстрелить ещё одного, но тут балахонщики стали стрелять в ответ. И их пули почти сразу стали находить цель. Одна ударила девушку в плечо, другая в ногу, а третья попала ей в грудь. Сбежавшиеся балахонщики принялись избивать девушку, мстя за убитых и раненных и пережитый страх.

 — Хватит! — остановил их главарь. — Эта тварь, ставшая на службу к дьяволу, не заслуживает такой лёгкой смерти! На костёр её! Пусть эти последыши Ада вместе сгорят!

Никки схватили, сорвали всю одежду и бросили к ногам Саши.

 — Прости меня! — прошептала Никки. — Я не сумела тебе помочь. Я люблю тебя!

Последним, что Никки запомнила, было, как два десятка волков выскочили из леса со всех сторон и бросились на балахонщиков. А громадный волчище прыгнул на спину главарю и вцепился ему в глотку. Тут Никки провалилась в спасительную тьму.

Первое, что увидела Никки, когда пришла в себя, это улыбающуюся Сашу, Хоть волосы и были у неё короткими, ни малейшего следа побоев у ней не было.

 — Как чувствуешь себя, дорогая? — спросила она.

 — Хорошо... — ответила Никки.

И правда, у неё нигде ничего не болело, она чувствовала себя абсолютно здоровой. Более того, девушка с изумлением почувствовала, что все её чувства необычайно обострились. Она видела такие мелкие детали, которые раньше не замечала, она слышала такие звуки, которые раньше были для неё недоступны, она обняла столько запахов, сколько раньше не могла чувствовать.

 — Саша! — воскликнула девушка.

 — Ш — ш — ш — ш! — приложила пальчик к её губам блондинка и села рядом. — Я тебе всё объясню. Видишь ли, я не совсем человек, я оборотень, я могу превращаться в волчицу.

 — Так тот волк...

 — Да, это была я. В тот вечер я почувствовала, что кому — то нужна была моя помощь и побежала искать. Представь мои удивление и радость, что это оказалась прекрасная девушка.

 — А эти, в балахонах...

 — Это, так называемые «охотники на нечисть». Именно они убили тогда Энжи. А сегодня, если бы не ты, они убили бы и меня.

 — Но я же...

 — Если бы не ты, они успели бы поджечь костёр, и я бы наверняка сгорела, — сказала Саша. — Стая бы точно не успела.

 — Стая?

 — Я же не одна такая, — улыбнулась блондинка. — Не скажу, что нас много, но все — таки достаточно, чтобы организоваться в стаю. Я мысленно позвала на помощь, все, кто смог, сразу поспешили, но без тебя не успели. А ты умирала, любовь моя. Три раны, жесточайшее избиение — сохранить тебе человеческую жизнь оказалось невозможным. И тогда наш вожак провёл обряд посвящения. Один из нас поделился своей второй сущностью.

 — И кто я теперь? — спросила Никки.

 — Чёрная пантера, — улыбнулась Саша. — Знаешь, это так тебе подходит...

 — И теперь я смогу... — недоверчиво спросила мулатка.

 — Тебе ещё предстоит многому научиться, — сказала блондинка. — Но я удовольствием стану тебя учить.

Тут девушки не выдержали и принялись страстно целоваться.

 — Мне, наверное, нужно выть от ужаса, — шепнула в один из перерывов Никки, — но я безумно рада, что теперь мы будем вместе и не расстанемся долго-долго. Ведь оборотни живут сотни лет!

автора: