Мысли вслух. Глава 3: Послушник и амазонка. Часть 1

 — Земля! — южная амазонка Лейла была безумно счастлива снова почувствовать твердую почву под ногами, ведь ей пришлось две недели провести в море, чтобы вернуться на родной континент.

Не прошла она и пятидесяти шагов по пристани, как ей на глаза попался он. Худощавый парнишка в лохмотьях сидел на пирсе и виртуозно играл на флейте, беззаботно махая ногами, обвязанными бинтами. Руки юноши за исключением кончиков пальцев тоже были замотаны, лицо скрыто капюшоном, из под которого ветром выдувало снежно белые длинные волосы. Парнишка сразу привлек ее внимание своей необычностью. Во-первых, ноги, выглядывающие из-под лохмотьев по колено, были довольно крепкими и покрытыми черными волосиками — так почему на голове волосы белые, а точнее даже седые? Он не старик — это было видно по осанке и бойкости, с которой тот играл. Да и вообще само его присутствие тут на пирсе, где все толкаются, копошатся и ругаются было по меньшей мере странным. Мимо прошел добрый самаритянин и рядом с парнишкой зазвенел жалкий медяк.

 — Спасибо большое, правда, да хранят Вас Боги! — раздался звонкий юношеский голосок, и это взъерошенное чудо стало активно махать руками человеку, который явно не обратил на него внимания. Затем, успокоившись, юноша спрятал деньгу в складках своей нелепой одежды, устроился поудобнее и продолжил совершенно другую мелодию.

 — Привет, много заработал?

Парнишка неожиданно резко обернулся на голос Лейлы и она буквально почувствовала на себе его изучающий цепкий взгляд — странное ощущение, тем более, что глаз юноши видно по прежнему не было. «Есть что-то хищное и в этом резком обороте и вообще во всем нем» — подумала женщина.

 — Приветствую Вас, госпожа южная амазонка! У меня теперь есть два медяка, если хотите, могу одолжить... — жизнерадостно возвестил парень.

 — Нет, спасибо, обойдусь. И давно ты тут сидишь?

 — Мой корабль прибыл утром, сейчас полдень — часов семь или около того.

 — О, да ты не здешний?

 — Нет, я прибыл сюда из дальних островов, госпожа амазонка, держу путь в замок Королевы Вампиров.

 — Да неужели? И что ты там забыл?

 — Ну... один близкий мне человек велел туда отправиться... В общем, это личное

 — Так что же ты тут сидишь, а не идешь в замок?

 — Хм... я тут подумал... по пути ведь не всегда можно будет поохотиться, значит, мне нужны деньги на дорогу, а их у меня нет — вот и собираю потихонечку.

 — Да, путь не близкий и такими темпами ты доберешься до замка года через два, не раньше.

 — Ну, терпенье и труд все перетрут!

«Как можно быть таким простаком? Парень просто блаженный какой-то. Отвечает с такой беззаботностью — просто не знаешь, что и сказать» — подумала Лейла, но вслух произнесла:

 — Говоришь как монах какой-нибудь.

 — Ну, монах не монах, но послушник

 — Правда? И чей же? Да и чем послушник от монаха отличается?

 — Я послушник Восточного Храма Огня, ну то есть был им, пока Храм существовал. А послушник отличается от монаха... ну, тем, что не давал никаких обетов, вроде

 — Вроде? Хм... никогда не слышала о Восточном Храме Огня... На островах говоришь? И что, обетов безбрачия тоже не давал? Да шучу я шучу, не возбуждайся, мальчик. А что с храмом?

 — Пришел в запустение.

 — Правда? Жалость то какая... В общем на, лови — Лейла кинула мешок со своими вещами парнишке в руки — я направляюсь в замок Королевы Вампиров, так что подвезу. И питание оплачу, а ты будешь моим слугой — вещи мои будешь таскать, развлекать меня игрой на флейте и все такое. Идет?

 — Но... но... я... это самое

 — Пошли, монашек — с этими словами амазонка двинулась дальше, а парнишка потрусил за ней.

 — Эм, я же говорил, что не монах, да и вообще-то я не развлекаю игрой на флейте. Просто играю для себя, и иногда мне платят... вот... да и не уверен, что это хорошая идея, как-то не удобно жить за Ваш счет

 — Не парься, парень, мне это не тяжело, а компания не помешает.

 — Ну, тогда... — юноша встал на одно колено, опустил голову и поставил кулак на землю — так должны были вести себя все мужчины перед амазонками, по крайней мере на территории их королевства. — Я Каин. К вашим услугам госпожа... эм

 — Лейла, меня зовут Лейла, а ты этикету обучен — думаю, мы поладим.

Так и началось их совместное путешествие, женщина ехала верхом, а юноша шел рядом. Они всю дорогу болтали. Амазонка узнала, что Каин всю жизнь провел на территории храма и никогда не покидал его пределов. «Вот, значит, почему так пристально разглядывает всех женщин — небось, до недавнего времени и не видел их ни разу». Его подбросили настоятелю еще в младенчестве. Также она узнала, что он большой фанат амазонок — прочитал все возможные и невозможные книги о них. Всю дорогу юноша засыпал Лейлу вопросами, на которые она, порой, и сама не знала ответов, а иногда узнавала от Каина что-то новое — обычно из истории ее народа. «Боже, настоящий книжный червь! Ходячая энциклопедия» — такое мнение о новом спутнике сложилось у женщины после второго дня их совместного странствия, когда на вопрос: «Интересно, а что это за птица?» — тот засыпал ее невероятным количеством фактов, касательно скворцов. Третий день они провели молча, а на четвертый к ним присоединилась Шана — юная жрица, с которой Лейла подружилась во время одного похода. «А она подросла, только вот стала еще стервознее — нашла бы уже себе мужика, а то это, пожалуй, от недотраха. Впрочем, я тоже соскучилась по ощущению между ног чего-то более приятного чем конь» — Лейла и вовсе затосковала, когда действующая жрица и «всего лишь» послушник стали спорить по поводу того, у какой школы магия огня лучше — у западной или восточной. Хотя, все разговоры как-то затихли, когда в одном городке до компании дошел слух о том, что оборотень Балдор со своими Бешеными Псами нагнули магов огня. Детишки тут же притихли.

 — Теперь, наверное, всех колдунов призовут на службу. Тебя, парень, тоже — решила попугать юношу амазонка.

 — Нет, его не возьмут. Маги Востока — ученые. Теоретики волшебства в общем. Познают его глубины, но не практикуют боевую магию огня, а он и вовсе послушник, даже не монах. Послушники вообще ни черта не умеют — недоучки.

Каин молча проглотил обиду.

На следующее утро Лейла проснулась довольно рано, но все равно не нашла своего слугу на месте. Он всегда по-смешному сворачивался перед сном колечком как собака. Парень вообще обладал многими собачьими привычками: иногда по-щенячьи наклонял голову, когда задумывался над вопросом или что-то рассматривал, есть заказывал много мяса и обгладывал все до костей — прямо волчий аппетит. И вообще, может у него не собачьи повадки, а волчьи? Хотя, не может же оборотень жить и обучаться в Храме Огня — эти нелюди не умеют колдовать. И все же то, как он потягивается, сначала поворачивает голову, а потом тело, постоянно прислушивается, принюхивается и бесшумно ходит — все сквозило чем-то хищным, нечеловеческим.

Лейла хотела хоть раз застигнуть его спящим утром, но он, похоже, просыпался с зарей. Женщина отошла в кустики, а потом направилась в сторону пруда, чтобы умыться. Скоро до нее донесся мелодичный голос, певший что-то на неизвестном языке. Она осторожно подкралась и увидела Каина, который, попевая, принимал утреннюю ванну в пруду. Он был абсолютно голый и то, что увидела амазонка, сразу определило ее планы на вечер.

Худощавый в лохмотьях, которые он гордо называл балахоном, юноша теперь предстал перед женщиной во всей своей красе. Свитые как будто тугие канаты мышцы делали его по-волчьи поджарое тело похожим на ожившее дерево. Уши слегка заострены, лицо... если бы Лейла знала эльфов, она бы может так и не подумала, но сейчас она видела парня с лицом по ее меркам больше похожим на эльфье — прекрасное, не меньше. Глаза... ого, разноцветные  — правый ярко голубой, левый — изумрудно зеленый, цепкие, холодные, хищные, придающие ему угрожающе-безумный вид. Теперь она поняла, что ощутила, когда эти глаза в нее впились — взгляд у парня действительно тяжелый. Седые волосы до плеч тонкие как паутинка даже будучи мокрыми развевались на ветру. Лицо, по-эльфьи лишенное даже намека на щетину, зато подмышки и пах свидетельствовали о полной зрелости иссиня черными волосами. Седой была только голова. Женщина знала, что парню 18 — он как-то обмолвился... Ну, и то, что по-утреннему бодро топорщилось над увесистой мошонкой... в общем, выглядело многообещающе.

Лейла, будучи зрелой и весьма опытной женщиной 30-ти лет, нашла подобное зрелище весьма занятным и продолжила созерцание под звуки веселой песенки, запустив руку под коротенькую юбочку. Амазонки, считавшие себя выше мужчин, подчеркивали свою свободу от общепринятых норм и тем, что принципиально не носили трусиков... Лейла обладала длинными черными волосами, шикарной грудью и фигурой — в общем, была типичной амазонкой, воительницей, закаленной в боях и берущей от жизни все. Она была одета в кожаный доспех, юбку, сандалии на шнуровке до колен и сейчас обдумывала план совращения молодого монашка. В прочем, проблем не предвиделось, она могла взять этого красавчика где угодно и как угодно, да хоть сейчас. Но, поласкав себя и успокоившись, Лейла благоразумно решила, что оставит его на вечер — там и времени будет больше, зачем ей сейчас перепихончик при свете дня? У нее не было секса уже месяц... она собиралась насладиться по полной. Оставив юношу мыться, амазонка зашагала к месту стоянки, мурлыча себе под нос какую-то мелодию.

Через несколько часов, позавтракав и собравшись, вся группа двинулась в путь. Лейла заметила, что Каин как-то нервно себя ведет рядом с ней, сопит носом и держится подальше. «А сучка-то потекла... Похоже у парня действительно есть какая-то связь с братьями нашими меньшими — чует мое возбуждение, хм... возьмем на заметку». Пока они собирались, амазонка сделала несколько наблюдений — от лохмотьев Каина несмотря на грязный внешний вид совсем ничем не пахло, а следы, которые он оставлял на земле сообщили, что парень весит килограммов 90!"Почти центнер мышечной массы, представляю как он силен даже если не оборотень. А так выглядит хиляком... внешность бывает обманчива. Такие мышцы... хм... пару раз с западными магами спала — они, конечно, чем моложе, тем здоровее выглядят, — у них там зарядка и упражнения в монастырях каждый день — но такого не видела ни разу. А ведь я со многими мужчинами была... Он точно владеет боевыми искусствами, иначе такие мышцы не получить. И аппетит его ясен — он ведь весьма крупный... Хоть и выглядит нескладехой, а мышцы у него пластичные — гибкий». Во время обеденной остановки она специально наткнулась на Каина: «Твердый, как бы синяки не набить, пока буду скакать на этом жеребце. А горячий какой — словно жар у него. Представляю, что будет в постели... «.

 — Ты в порядке? — спросила она его: «Не хватало еще, чтоб он слег с температурой». — Ты прямо горишь.

 — Я? А, это... ну, в общем, это нормально, я всегда такой.

 — Как это? Такое чувство, будто у тебя жар.

 — Ну, температура здорового человека — это средний показатель, у каждого вообще своя температура тела. У кого-то выше, у кого-то ниже. Вот у меня такая. Это вообще болезнью где-то считается, врожденной. Но проявляется в несколько завышенном кровяном давлении да большом аппетите.

 — Ну-ну, а я думала, у тебя брачный сезон начался

 — Ч-ч-чего?!

 — Ну, у волков нынче брачный сезон... — Лейла решила сразу расставить точки над и. Шана как-раз отошла — дуется за то, что ее подруга не уделяет ей своего внимания.

 — А-а-а при чем тут волки? — парень явно занервничал. Он часто заикался, когда был взволнован.

 — Ну, ты же волк, Каин. Не думай, что я не заметила признаков. Может, за ушком почесать, а, оборотень ты мой?

 — Я не оборотень.

 — А я девственница.

 — Слушайте, я не оборотень, а человек. Просто... анимаг в общем.

 — Ани — кто?

 — Анимаг — человек, умеющий превращаться в зверя. Магия такая специфичная... И не очень популярная.

 — И в кого ты превращаешься?

 — В волка.

 — Я то думала — в кролика. А чем отличаешься от оборотня?

 — Вообще, анимаг может превратиться только в зверя. Мастер анимагии может принимать полуформы. Я мастер анимагии, и могу превратиться как в волка так и в полуволка... ну, наподобие оборотня. Но это только внешнее сходство... В общем, отращивание шерсти, клыков, когтей и хвоста — я физически не становлюсь сильнее. От оборотня я отличаюсь тем, что не обладаю сверхчеловеческой силой, скоростью, у меня не такой прочный скелет, не могу когтями или клыками пробить доспех, да и исцеляющего фактора не имею — просто человек, выглядящий как оборотень.

 — Ого, а что сразу не сказал?

 — Ну, этот вид магии не популярен и пугает людей. Не ясно же животное перед тобой или кто-то подглядывает. Да и вообще, оборотней не особо любят, знаете ли

 — А по части секса?

 — Чего?!

 — Брачный период.

 — Я же человек... и вовсе я не... в общем, меня это не касается. Это дело диких волков да оборотней, — в его голосе Лейла с удовольствием обнаружила нотки неуверенности. Он явно врал.

 — Ой, да не надо только так волноваться. Вроде взрослый мальчик уже. Давно пора становиться мужчиной — амазонка решила бросить парню затравку... и не ошиблась, он воспринял эти слова даже слишком близко к сердцу и тут же ощерился:

 — Знаете что?! У разных народов по-разному определяют, может ли «мальчик» зваться мужчиной. В некоторых мужчиной становишься с 16-ти, в некоторых с 18-ти, а в некоторых после того, как завалишь вепря! И лично я не считаю, что чтобы стать мужчиной, обязательно с кем-либо переспать! Это уже на проституцию похоже. Я мужчина, потому что веду себя так, как считаю должен вести себя мужчина! Мужика поступки определяют, а не победы на любовном фронте! Я отношусь к женщинам с огромным уважением! Женщины — цветы жизни! Гордость мужчины в том, чтобы не обижать представительниц прекрасного пола, а защищать их, не давать в обиду! И я не собираюсь смотреть на них как на средство удовлетворения своей похоти!

 — Значит, она у тебя есть?

 — Агх! Все проблемы людей от того, что они и им подобные — единственные существа на всех землях, которые получают удовольствие от совокупления! Отсюда и насилие и брошенные, никому не нужные дети

 — По себе судишь?

 — Может и по себе! А что такого? От похоти лишь беды! Секс как таковой имеет под собой лишь одну биологическую функцию — размножение, а никак не развлечение!

 — И что, будешь трахаться только чтобы делать детей?

 — Да, именно так! Это логично. И вообще, детей делают в браке, а в брак, по-моему, имеет смысл вступать лет в 30—40, когда мужчина наберется житейского опыта!

 — Так ты что, девственность до тридцатника хочешь хранить?

 — «Девственность» — понятие, созданное для женщин. Мужчина до первого совокупления и после физиологически не претерпевает никаких изменений.

 — Дело в наличии опыта, а в данном случае — в полном его отсутствии.

 — Процесс возбуждения партнерши вовсе не искусство. Люди этим занимались с начала времен и ничего нового тут изобрести уже нельзя. Простая физиология, психология, анатомия. Эрогенные зоны всем известны, что куда совать и где трогать — да в каждом бульварном романчике можно узнать!

 — Да ты у нас теоретик секса! Ха-ха-ха!

Огорчившись не приведшим ни к чему спором, послушник, пытавшийся наставить амазонку на путь истинный, гордо вздернув нос, удалился.

 — Что тут произошло? — Шана стояла тут уже некоторое время и слышала их спор.

 — Да так, мы с ним расходимся во мнении по некоторым вопросам

 — Отстань ты от него. И что ты в нем нашла?

 — «Женщины — цветы жизни, не средство удовлетворения похоти». Хм... Прямо рыцарь какой-то. Такой невинный, такой чистый и благородный... такой наивный... Пожалуй, следует заняться его сексуальным воспитанием... — последние слова она промурлыкала себе под нос.

 — Ты что-то сказала?

 — Да нет, не бери в голову, — Лейла с нетерпением ожидала прихода вечера.

После обеда все трое ехали в необычном для них молчании. Каин не хотел признавать наивность своих суждений, Шана дулась на Лейлу, а та лишь спокойно ехала, погруженная в свои мысли о предстоящем развлечении.

Вечерело, путники решили устроить ночлег у леса. Они поужинали в молчании, а потом стали собираться ко сну.

 — Каин, помоги с палаткой, — амазонка начала свое наступление.

 — Да, конечно, — похоже Каин только рад был подобной возможности восстановить хорошие отношения и сразу же подлетел, с готовностью участвуя в обустройстве ложа для женщины. — Знаете, я хотел попросить у Вас прощения

 — Так проси.

 — Ну, в общем... — опешил юноша от такого резкого ответа, но все же продолжил — извините меня, пожалуйста, я не должен был поднимать на Вас голос. У Вас есть своя точка зрения на этот вопрос

 — Ты про секс?

 — Ну, в общем... да. Я имел в виду... У Вас есть своя точка зрения на счет... секса и я уважаю Ваше мнение, хоть оно и расходится с моим. Вы амазонка и подобный взгляд для Вас нормальный.

 — Какой такой «подобный»? Намекаешь на то, что я шлюха какая-то?

 — Нет-нет! Конечно, нет! Простите, я не хотел Вас обидеть... Просто... амазонки, в силу своего уклада, всегда отличались довольно вольными нравами и... повышенной половой активностью. И я хочу сказать, что это нормально, у Вас свой образ жизни — вы воительницы и... ну, там... стрессовые ситуации, неизвестность... желание близости и все такое. Я хорошо это все понимаю и, честно, не хотел Вас обидеть. Вы правы — я во многом исхожу из своего опыта, да и воспитанием своим во многом занимался самсамостоятельно, по книгам. Мне еще предстоит изучить окружающий мир и мне совестно, что я вспылил в общем то из-за пустяка. Возможно, я принимаю это все слишком близко к сердцу. Простите, пожалуйста.

 — Ой, да хватит, не бери в голову, ей Богу! Надоел уже со своими извинениями.

 — А куда это мисс Шана пошла? — решил юноша сменить тему разговора.

Лейла поглядела вслед удаляющейся подруге и поняла, что та решила оставить их наедине:

 — За хворостом или так, воздухом подышать

 — Может ей помочь? Мы, вроде, уже заканчиваем.

 — Нет, останься. В качестве примирения... — тут Лейла достала флягу с вином. — Давай-ка выпьем!

 — Ой, нет. Я пас.

 — А чего так? Вроде уже взрослый

 — Нет, просто, у меня аллергия на спиртное.

 — Что? Впервые слышу о таком. И в чем она выражается?

 — Я пьянею

 — Ха-ха-ха, вот удивил. Все пьянеют!

 — Нет, я сильно пьянею. Ну, в общем как-то резко даже от малого количества, а потом довольно быстро восстанавливаюсь. Как-то раз за праздничным столом мне позволили вкусить вина... я и кубка то не допил — сполз под стол и блев... в общем, ничего хорошего не произошло... там и заснул.

 — От одного кубка вина? Прямо сразу под стол?

 — Ну, вообще-то наше вино довольно крепкое

 — О, Боги, ну ты умора! В прочем, все равно на, выпей.

 — Вы меня не слушали? Я не пью спиртное.

 — Ой, да ладно тебе, просто пригуби, хочу посмотреть.

 — Нет, спасибо, Вам может и будет весело, а мне со стыда помирать не хочется.

 — Раз так... — с этими словами Лейла набрала в рот вина, схватила не ожидавшего нападения юношу за грудки, притянула к себе и поцеловала, напоив рот в рот ошарашенного послушника, который от неожиданности чуть не поперхнулся и был вынужден все проглотить. Она еще какое-то время продолжала с ним целоваться, пока Каин не пришел в себя и резко отпрянул назад.

 — Ч-ч-что Вы делаете?!

 — А что, не понятно? Просто решила «пригубить» вино с тобой.

 — Но

 — Ой, да расслабься. Хотя, это же был твой первый поцелуй — как я могла его украсть? Кстати, не плохо целуешься... для первого раза, — юноша так и сидел на пятой точке, упираясь руками о землю за спиной с просто шокированным видом, а амазонка, игриво стала к нему подходить на четвереньках, словно кошка.

 — Госпожа Лейла, зачем Вы... — тут он осекся и встряхнул головой. Похоже, вино уже подействовало.

«Видимо, не врал про аллергию, впрочем, так даже проще». Женщина воспользовалась замешательством послушника и уже перешагнула руками его ноги, оказавшись в непосредственной близости от покрасневшего и слегка осоловевшего лица юноши. Он хотел что-то сказать, но был остановлен губами южной амазонки. Она набросилась на свою добычу со страстью львицы, просто накрыв своим ртом рот Каина, она как-будто пыталась его съесть. Женщина почти сразу взяла голову послушника в руки, пока тот был вынужден держать и свой и ее вес своими, упертыми в землю. Когда жертва наконец расставила приоритеты и покорно легла на спину, чтобы освободиться от захвата, женщина уже обвила его ноги своими.

 — Что вы делаете? Прекратите... — Каину удалось освободиться от рук амазонки и отстранить ее от себя.

 — А что? Можно подумать тебе не нравится. А что это тогда такое? — с этими словами Лейла ловко просунула правую ручку меж их телами и довольно крепко схватила юношу за уже стоячий член. Видимо, волчонок возбудился еще когда они собирали палатку, зря что ли она так старательно наклонялась, позволяя ему волей-неволей скользнуть взглядом то по ее попке, то по грудям?

 — Прекра... — снова засос, но теперь при попытке ее отстранить юноша ощутил острые ногти воительницы, впивающиеся в его достоинство.

Парочка таких угроз и Каин подчинился воле женщины, оставив руки нелепо вскинутыми по сторонам. Он мог бы с легкостью ее скинуть, да даже ребра переломать, обняв — сил у него было предостаточно, но, как и рассчитывала Лейла, был джентльменом до мозга костей и никогда не причинил бы вред девушке, а, значит, его сила была здесь бесполезна. Он был беспомощен и полностью в ее власти.

Левая рука запущена в волосы, правая держит кобелька за член, не давая ему взбрыкнуть — амазонка, полностью взяв ситуацию под контроль, не спеша и в то же время страстно целовалась с только что покоренным послушником. Она никуда не торопилась — Шана вряд ли скоро вернется, да и если окажется тут, не будет мешать, а ночь только начинается... Сначала Лейла некоторое время всласть посасывалась с неумелым парнишкой, потом, поняв, что он усвоил урок, стала проникать в его ротик язычком. Сначала провела по сжатым зубам, затем, применив некоторую силу разжала левой рукой его челюсти и проникнула внутрь. Лениво, размеренно, она обследовала полость рта. Хотя Каин хотел как-то убрать свой язык от ее посягательств, вскоре Лейла уже обвивала своим язычком его. Прошло немного времени и, видимо, под воздействием алкоголя и мерно движущейся по стволу члена умелой ручки парень стал отвечать на вынужденный поцелуй, а вскоре даже принял робкую попытку перенять инициативу, чего амазонка пока допускать не собиралась и тут же отстранилась.

 — Ну как? Понравилось? — юноша снова покраснел, отвел взгляд. Видимо, он все еще не хотел признавать поражения.

 — Перестаньте... — снова поцелуй. — Пожалуйста... — опять Лейла завладела уже податливыми губами парня. — Мы не можем

 — Не можем что?

 — Слушайте, это не правильно... Мы не должны... — и вновь амазонка заткнула ему рот поцелуем. В этот раз довольно продолжительным засосом.

 — А по-моему, я могу делать все, что захочу... Ведь «это моя точка зрения, которая имеет место быть»... И я хочу секса... здесь и сейчас... с тобой... И мне абсолютно наплевать на твое мнение по этому поводу — каждая фраза прерывалась нежными поцелуями, которыми амазонка покрывала его губы, а под конец она снова перешла к активным действиям и заработала языком, позволяя Каину вкусить своей слюны, которая обильно стекала ему в рот. — Что ж, пожалуй, целоваться я тебя научила, пора двигаться дальше

С этими словами она стала посасывать его верхнюю губу, поцеловала нос, глаза, лоб... Амазонка медленно спускала юношу, который повинуясь воле госпожи, покрывал поцелуями сначала ее подбородок. Потом шею, впадинку между ключиц... Лейла, с довольной улыбкой направляла податливого от глотка вина юношу все ниже и ниже. Она сама ловко развязала застежки и кожаный доспех спал, затем и то, что было под ним — все это время слегка пьяный Каин нежно и робко целовал ключицы амазонки. Наконец, одежда упала на землю, выпуская в лицо послушнику жар обнаженного женского тела. Каин на мгновение опешил — он впервые видел голую деву, да притом так близко. Он несколько мгновений в ступоре почти в упор смотрел на глядящие на него топорщащиеся коричневые соски возбужденной женщины, на все это великолепное зрелище.

 — Что, нравится? — Лейле очень понравилось то, как на нее смотрел этот парнишка. В его взгляде читалась не похоть, не желание этим обладать, но благоговейный трепет, восхищение.

 — Э... я... — он тут же отвел нескромный взгляд, но договорить ему она не дала, просто положила правую, отпустившую уже его член руку залившемуся краской юноше на затылок и привлекла к ложбинке между грудей, заставив уткнуться туда лицом.

 — Меньше слов, больше дела. Мужчин оценивают не за красноречие, а за то, как они хороши в постели... Да... правильно, малыш

Юноша робко лизнул ложбинку, потом еще раз... и еще... Он пыхтел, впервые в жизни вдыхая запах женщины и, похоже на автомате повинуясь каким-то инстинктам, припал к ее груди.

 — Ах... — с губ возбужденной амазонки от такого маневра сорвался сладостный стон. У нее не было мужчины целый месяц и теперь она реагировала на ласку очень остро. — Да... Вот так... — юноша начал сосать ее грудь, потом стал теребить сосок языком, покусывать его. — Молодец, продолжай... — женщина начала выгибаться в спинке и постепенно опускаться в лежачее положение. При этом она положила правую руку юноши на свою левую грудь, помогая ему освоить то, что следовало с ней делать.

Ученик схватывал все на лету, и вскоре амазонка сладострастно ахала, предаваясь приятным ощущениям, а послушник довольно ловко ласкал то одну то другую грудь ртом, попутно пощипывая и слегка выкручивая свободный сосок рукой. Но Лейле этого было мало... Лежа на спине, она положила обе руки на макушку возбужденному юноше и, слегка надавливая, стала нежно, но требовательно отрывать его от груди, а затем и вынуждать продолжить «спуск». Повинуясь воле госпожи, Каин покрывал поцелуями каждый сантиметр пути к пупку, а затем, проникнув туда языком, стал шумно втягивать воздух носом. «Ха, похоже, теперь им руководят инстинкты волка. Чует, что я потекла... Вот и отлично». Тут Лейла ловко перенесла руки на подбородок и затылок Каина. Она сделала это вовремя, потому что юный любовник сразу же стал рваться к цели своего путешествия от самых губ женщины, а она желала растянуть удовольствие. Поэтому, уже высовывающий язык разгоряченный волчонок, под чутким руководством опытной женщины продолжил медленно спускаться от пупка, уже просто вылизывая в порыве страсти нижнюю часть живота, потом гладко выбритый лобок... Вот амазонка ощутила на своем клиторе сначала горячее дыхание юноши, а затем и его язык. Теперь обе ее руки лежали у него на затылке, прижимая голову Каина к промежности. Послушник, еще днем философствовавший на тему морали и нравственности, сейчас лежал на земле меж ее раздвинутых ног, держа госпожу Лейлу за бедра, и жадно слизывал нектар, обильно сочащийся из ее разгоряченного лона. Он вел себя как животное, она низвела его до уровня щенка, пускающего слюни на текущую суку. Амазонка торжествовала, наслаждаясь тем, как ее невинный спутник сначала вылизывает лепестки ее внешних губ: «Мммм... да, милый», — потом, обжигая ее горячим дыханием, проникает глубже: «Ох, хорошо!», — тщательно вылизывает складочки скользких от соков внутренних губок: «Глубже, глубже!», — проникает языком внутрь... «Да!»

Какое то время слышались лишь все нарастающие стоны женщины и чмоканье вылизывающего ее юноши. Потом, вдавив его лицо до предела в свою промежность, закинув ноги ему на спину и зажав его голову бедрами, амазонка исторгла победно-сладостный стон — она достигла оргазма.

Уже приходя в себя от только что пережитого удовольствия, Лейла по-прежнему ощущала парнишку, с остервенением вылизывающего ее киску. Она посмотрела на него — лицо мокрое от пота и выделений женщины, глаза просто безумны. Ни капли ее нектара не оросило землю, он выпил его весь. Закусив губу от сладостного удовольствия и раздвинув ноги пошире, женщина вновь положила одну руку на голову Каину, слегка его поглаживая, и снова откинулась назад. «А он не плохо работает язычком... Ценю... нет, правда, очень даже неплохо. С такой страстью... Хотя, это должно быть связано с тем, что это его первый «активный» брачный сезон, а я его первая сука. Как мило... Ха, лежала бы и лежала так... Хотя, одним язычком он от меня не отделается... Ну уж нет, я хочу ощутить настоящий мужской член... Я хочу больше, милый...»

 — Так, хватит, пора и честь знать. А то такими темпами ты меня всю выпьешь. Все, довольно... Фу, Бобик, — Каин явно не собирался отрываться от полюбившегося ему занятия и грозил вот-вот довести женщину до второго оргазма. Этого она допускать вовсе не собиралась и потому ловко перевернула парня на спину, оказавшись сверху. Теперь она сидела на его лице.

«Хм... а в этом что-то есть... « — Лейла застыла в таком положении, предаваясь приятным ощущениям. «Довольно, хорошего понемножку, а то у бедолаги скоро язык отсохнет. Хотя, может тогда он будет поменьше философствовать, а побольше трахаться?» — с этими мыслями амазонка стала медленно отодвигать попку назад, слезая с лица перевозбужденного послушника. Попутно она разводила в стороны полы его «балахона», наблюдая весьма приятную картину. Каин в порыве страсти приподнялся, но был остановлен губами Лейлы, которая опять повалила его на лопатки. Она снова завладела его ртом, ощущая теперь свой вкус на губах юного любовника.

Послушнику потребовалось пару минут, чтобы прийти наконец-то в себя. Он тут-же отстранил женщину, вовсю лизавшуюся с ним и успевшую его практически раздеть, ведь вся его одежда состояла из бандажных бинтов на руках и ногах да накидки, которая была сейчас настежь распахнута. Таких густых оттенков красного Лейла еще не видела. Ей сначала даже показалось, что парню стало плохо, а потом, что он вот-вот заплачет от обиды и унижения.

 — О, Боги! Что я только что делал?! Как такое могло произойти?! Стыд-то какой!

 — Ой, да ладно тебе! Ты вполне сносно вылизываешь, да и язык заглатываешь тоже уже довольно умело, — не упустила случая над ним поиздеваться его взрослая совратительница.

 — О, Боги!... — Каин был готов провалиться под землю — лишь бы не поднимать глаза и не смотреть на довольное лицо амазонки, полностью растоптавшей все его убеждения, превратив его в похотливого кобеля. — Ну что, довольны? Теперь оставите меня в покое? Я же извинился... — он уже не кричал, он был растоптан и считал, что попользовавшись им таким образом, его роковая спутница полностью удовлетворит свои интересы и вышвырнет с позором из палатки.

 — Отстану? Ха! Малыш, веселье только начинается... — и, прежде чем юноша предпринял какие либо попытки к сопротивлению, амазонка снова повалила его на спину, повелительно нажав ему рукой на грудь — Лежать, милый, — она стояла над ним на четвереньках сексуально выгнув спинку и смотрела не него плотоядными глазами львицы, готовой приступить к трапезе. — Теперь моя очередь, — она снова его поцеловала. Нежно, с любовью и благодарностью.

Потом Лейла стала спускаться все ниже и ниже, покрывая поцелуями могучее разгоряченное тело юноши — его плечи, его лишенную растительности, но мускулистую грудь, твердые кубики преса на животе... «Какой же горячий... прямо огонь...»

 — Подождите, что Вы собираетесь... — Каин вышел из ступора, в котором наблюдал за действиями этой удивительной и прекрасной женщины только, когда она поцеловала линию, где начинались лобковые волосы, и слегка пододвинула в сторону его напряженный до предела член. Он только сейчас вспомнил об оральном сексе, о котором читал... в целях общего образования, естественно. Но ему вдруг захотелось ее остановить: «Как можно, чтобы она мне?... « Юноша осекся, поймав взгляд хищницы, устремленный на него.

 — Расслабься, милый, и получай удовольствие. Ты заслужил маленькую награду, — и, не отрывая хищного взгляда от завороженной жертвы, Лейла сначала несколько раз провела рукой по твердому как камень стволу, растирая выделившиеся на кончике капли смазки, а потом нежно, обдав жарким дыханием, погрузила головку юношеского члена в ротик.

Такой скорой реакции она, признаться, не ожидала — стоило ее губкам накрыть член парня, как тот стал бурно извергаться. Лейла сначала опешила, но потом, немного попив, отдернулась и стала дрочить скорчившемуся в первой разрядке юнцу, все выстреливавшему и выстреливавшему семенем. Она с упоением читала в его лице некоторую панику и даже муку, когда он уже заканчивал извергаться, а она продолжала его выдаивать, выжимать до конца... Амазонка припала губами к сейчас чрезвычайно чувствительной, покрытой семенем головке члена Каина и стала ее высасывать, глядя на его, уже молящее о завершении этой сладкой пытки, лицо. Наконец, пощадив юношу, она его отпустила и он завалился на бок, глубоко дыша. Немного успокоившись, парень заговорил:

 — Простите, простите... я... не хотел... так получилось... — она не видела его лица. Но знала о его цвете, по оттенку, который приобрели уши раздосадованного в своем поведении парнишки.

 — Не волнуйся, все хорошо. Просто, я немного увлеклась и забыла, что это твой первый раз. Пожалуй, для тебя это было слишком... — Лейла собрала с лица попавшие на нее капли спермы и облизнула пальцы.

 — Простите... я... даже не знаю, что и сказать

 — Тогда помолчи и сядь.

 — Зачем?

Амазонка поднырнула под руку повернувшегося было к ней Каина и устремилась к его члену.

 — Ч-ч-что Вы делаете? Прекратите, ой... — головка члена все еще мучительно остро отзывалась на прикосновение, но амазонку это явно не заботило, она стала уверенно дрочить не успевший опасть фаллос, скользя по излившемуся недавно семени рукой.

 — А что, не видно? Привожу тебя в порядок.

 — Но зачем? Я... я... — он не знал что и сказать, Лейла обещала сделать ему приятно, но он еще не понял было ли ему приятно от ее недавних манипуляций. А сейчас все, что ему хотелось, это чтобы она оставила его в покое. — Я не понимаю, то есть, я Вам, конечно, благодарен, но... Стойте!

Лейла, женственным движением головы убрав волосы с лица, припала к члену юноши и стала его усердно сосать. Пару раз ее голова бодро опустилась и поднялась на фаллосе, потом она стала вылизывать ствол и покрытые волосами яйца от семени. Наконец, отстранившись на мгновенье, но не переставая дрочить, она снова заговорила:

 — Я же сказала, что хочу секса, значит я его получу. А для этого твой инструмент нужно привести в боевое положение.

 — Подождите, может, не надо? Я в смысле

 — Боишься наделать мне ребенка?

 — Да... немного... Может, ограничимся

 — О? Хочешь еще полизать? — она приблизила свое лицо к лицу юноши и смотрела ему прямо в глаза, не забывая дрочить.

 — Ну, как бы это сказать... Если Вам это приятно... и если можно обойтись этим... — он говорил это почти шепотом, бубня себе под нос и отводя взгляд.

 — Значит, хочешь полизать?

 — Ну

 — Да или нет?! — она довольно болезненно сжала его яйца свободной рукой.

 — Если Вы этого хотите!

 — Значит, если я захочу, чтобы ты полизал мою киску, ты, монашек, с удовольствием это для меня сделаешь?

 — Да... — он почти прошептал это, но женщину такой ответ удовлетворил. Она победоносно улыбнулась и, держа его взгляд своим, медленно опустилась к члену Каина, продолжая его вылизывать, прогнув спинку.

Тем самым она показывала, что добьется от него всего, чего пожелает, а ему остается лишь подчиниться ее воле. Лейла сексуально наклонила голову и стала ласкать язычком волосатые яйца юноши, продолжая игриво глядеть ему в глаза. Она красовалась перед ним, помахивая попкой... призывала к действию... Каин робко потянул руку к ее влагалищу и встретил одобрение как во взгляде так и в действиях женщины, — она заглотила его член до основания — положил ладонь ей на бедро... женщина теперь, чуть не м