Мать и дочь. День 3.

Яркое солнышко озарило Катино личико, свет прорезался сквозь веки и не дал продолжить сон. Хотя и Катя, и Татьяна плохо выспались, вдвоём на диване не было тесно. Катя шелохнулась, и мама тут же открыла глаза.

 — Ой, мамочка, я не хотела тебя разбудить, — тихо произнесла Катя, посмотрев сонными невинными глазками на Татьяну.

 — Ничего, Котик, я просто плохо спала сегодня, — в ответ мамочка мило поцеловала Катю в носик.

Потом мама перенеслась на губки Кати и скоро их развратные язычки переплелись. После продолжительного поцелуя Катя сказала:

 — Мам, а кто кому сейчас будет вылизывать киску?

 — Давай в позе 69 и ни кому не будет обидно.

 — Точно, мамочка, я тебя очень хочу, только я хочу полизать твои сисечки.

 — Ну конечно, Котик.

Катя провела своим пальчиком по маминым губкам, потом засунула два пальчика ей в ротик, мама их немножко пососала и отпустила. Доченька приблизилась к маминым круглым, пухленьким сисечкам, соски которых были уже довольно твёрдые. Катя дотронулась мокрыми пальчиками к маминой груди, она водила по ней, стремительно приближаясь к соску. Она начала играться с мокрым соском своей мамочки. Вторая грудь не осталась без чуткого внимания дочки. Потом Катя начала водить язычком по напряжённым сосочкам, после чего стала прикусывать и засасывать их.

Катя уже оказалась над мамой и, вдоволь наигравшись с её сисечками, прикоснулась к губам Татьяны. Они начали засасывать друг дружке язычки и прикусывать их зубами. Дочка оторвалась от маминого ротика и пустила изо рта слюну. Татьяна с жадностью слизывала слюну дочки со своих губ, а её киска всё больше увлажнялась и хотела жадного Катиного язычка.

Катя откинула плед и они с мамой оказались в позе 69. Дочка нависла над истекающей маминой киской и прогнула свою попку, которая находилась прямо над ротиком Татьяны. Девушки принялись немедленно вылизывать друг дружке киски. Мама и дочка лизали очень активно, поэтому первый утренний оргазм наступил довольно быстро. Катя так расслабилась, что налегла всей киской маме на лицо.

 — Мамочка, я не хотела

 — Ничего, киса, иди сюда, — мама поцеловала Катю.

Всё лицо у Татьяны было в смазке дочери, и Катя нежно начала облизывать личико мамочки от своей смазки.

Немножко понежившись, девочки отправились примерять одежду, в которой сегодня будут ходить.

Катя с выбором долго не мучалась и взяла развратный костюм горничной. Бесспорно, что Кате костюм подходил: когда мама посмотрела на дочь сзади, то увидела стройные длинные ножки во всей красе, а булочки Катиной попки возбуждающе выглядывали из-под юбки, и когда она наклонялась, то можно было увидеть во всей красе сладенькую щель между половых губок её киски.

 — Я хочу полизать тебе, как ты мне вчера, помнишь?

 — Как кошечка?

 — Да, милая, стань, как кошечка, на четвереньки, а я тебе буду вылизывать кисочку. Хорошо?

 — Конечно, мамочка, — Катя плавно стала на четвереньки, выгнув свою попку.

Татьяна полюбовалась этим зрелищем и приблизилась язычком к влажной, распухшей киске дочки. Она сделала язычок широким и, еле прикасаясь, начала облизывать бутончик Кати, словно леденец. Смазка обильно текла из киски, и стекала по бёдрам. Мамочка вылизывала дочку довольно долго, и у неё начали уже подкашиваться ножки, она хотела кончить.

 — Мамочка я хочу кончить

Татьяна поняла, что нужно её девочке. Она резко ввела в плотную писечку дочки сразу три пальчика, и начала трахать её, что было сил. Катя получила свой долгожданный оргазм, она обмякла и опустилась на пол, задрав лишь попку вверх, что бы мамочка вылизала её соки.

 — Ну как? Тебе понравилось?

 — Мам, я обожаю твой сладенький язычок, дай я его оближу.

Катя и её мамочка стали на коленки и начали сладко целоваться. Они делали это очень нежно, как будто старались не причинить друг дружке боли, неудобства. Кате очень нравилось засасывать мамин язычок к себе в ротик и держать его там подольше. А мамочке нравилось облизывать сладенькие губки дочки. Катя заметила, из мамочки сильно потекло, её нежные сосочки натопорщились и стали твёрдыми. Она обмакнула свои тоненькие пальчики в маминой смазке, и, приблизив к себе, начала нежно облизывать жидкость мамы.

 — Мамочка, ты вся течёшь, давай я полижу тебе писю, — сказала Катя, нагибая изящное тело своей мамочки, что бы полизать её.

 — Нет, Котик, стой. Я хочу чего-то другого, чего-то, что мы ещё не пробовали.

 — Мамочка, может, я тебе уже не нравлюсь? Я тебя больше не удовлетворяю? — на глазах у дочки появились слёзы.

 — Да нет же, маленькая, я не это хотела сказать. Успокойся, доченька. — Татьяна прижала к груди голову дочки и начала гладить руками её.

 — Мам, я всё сделаю, что ты хочешь, ты только скажи.

 — Ты помнишь вчерашний фильм?

 — Конечно, мне очень понравилось.

 — Мне тоже, особенно там, где мамочка била по попке свою доченьку.

Давай попробуем: ты сегодня моя рабыня, а завтра — я твоя.

 — Конечно, я согласна! — улыбнулась Катя, посмотрев с улыбкой на маму.

 — Только я про тебя буду плохо говорить и очень сильно бить. Ты должна будешь выполнять беспрекословно все мои приказы. Ты согласна?

 — Конечно да, мамочка, ведь завтра я смогу с тобой делать то же самое. Правда?

 — Да доченька. Начнём прямо сейчас?

 — Да, я готова быть твоей рабыней.

 — Ну это мы посмотрим, а пока принеси мне чашечку кофе. Сегодня ты меня такой ласковой и нежной не увидишь+ — с необычным блеском в глазах сказала Татьяна.

Катя довольно быстро управилась со своей задачей, она поставила на столик кофе и увидела мамочку совсем в новом облике: на ней были длинные сапожки на толстой платформе, клетчатые чулки и строгий корсет. Всё это превосходно сидело на её теле и придавало больше строгости и жестокости.

 — Ой, мам, какая ты необычная

Не успела дочка это договорить, как мама резко встала и нанесла удар по попке дочке с неимоверной силой. От неожиданности Катя вскрикнула и упала на коленки, по щекам быстро покатились слёзы, а в месте удара начало сильно жечь.

 — Вот сука несчастная, запомни — я тебе не мать, теперь я для тебя: Госпожа, а ты, несчастная шлюха, моя рабыня и будешь делать всё, что я захочу. Ты меня поняла, маленькая сука?

 — Да, Госпожа, я виновата перед Вами, простите меня. — у Кати на глазах навернулись слёзы, она не привыкла к такому обращению.

 — За эту провинность на первый раз ты получишь десять ударов плетью.

Услышав это, Катя только расплакалась, представив, что её ожидает.

 — Что надо сказать госпоже?

 — Я-я н-н-не знаю+ сквозь плач сказала Катя.

 — Ах ты, сука похотливая, сейчас я тебе покажу, — мать ещё раз ударила Катю всё с той же силой. — ты должна благодарить меня, что я назначила тебе так мало ударов!

 — Спасибо, Госпожа, за Вашу доброту, Вы — самая лучшая! — буквально прокричала Катя, заливаясь слезами.

 — Теперь-то лучше. А сейчас мы притупим к самой процедуре. Стань раком и выставь свою похотливую, траханную задницу!

Катя покорно стала к стенке, задрала юбочку и выставила свою очаровательную попочку.

Татьяна взяла в руки чёрную, разбитую на лоскуты плётку. Сначала она водила плёткой по писе и попе Кати, и как только дочь расслабилась, мать нанесла плёткой серию из нескольких ударов. Кате ничего не оставалось, как только кричать+ После, того, как Госпожа завершила избиение дочки, она села на кресло, взяла кофе, и стала смотреть на Катю. Катины ножки широко раздвинулись, на попке были видны покраснения, а киска лишь немного увлажнилась. В такой позе Катя стояла несколько минут, она тяжело дышала и чувствовала себя очень некомфортно.

 — Ну как, сучка? Я надеюсь, тебе понравилось?

 — Да, Госпожа, спасибо большое, что вы меня проучили, — всхлипывая ответила дочка.

 — То-то же, ты у меня ещё не так получишь+ — дико улыбаясь, ответила Татьяна.

Татьяна элегантно, закинув ногу на ногу пила ароматный кофе и смотрела на свою рабыню.

 — Иди сюда, сучка, — Катя покорно встала и подошла к Татьяне.

 — На колени, — у Кати перед носом оказались сапожки Татьяны.

 — Надеюсь, тебе не надо говорить, что сейчас делать?

 — Конечно нет, Госпожа, я с удовольствием оближу ваши сапожки.

Дочка нежно прислонилась губами к блестящей коже, и высунув язычок, начала медленно облизывать каждый сантиметр обуви Госпожи. Катя тщательно вылизывала сапожки не оставляя ни малейшего участка. Она начала с подошвы, потом перешла к каблуку, она нежно сосала его, ну а после начала подниматься выше по стройным ножкам Госпожи. Татьяна всё это время смотрела на свою рабыню, не отрывая от её глаз. Ей нравилось выглядеть такой жестокой в глазах своей дочки, она уже давно хотела попробовать эту роль. Глядя на Катю, Госпожа возбуждалась, она массировала, сжимала свои нежные сосочки, её ароматная киска уже распухла, и текла от возбуждения, источая сладкую смазку.

Катя долго вылизывала сапожки Госпожи, и когда закончила, жалобно посмотрела на Татьяну.

 — Ну-ка, повернись ко мне задом. Хм, твоя задница совсем не покраснела от плётки, наверное, ты, шалава, притворялась, что тебе больно?

 — Нет, Госпожа, Вы что, я никогда не посмела бы+ — У Кати тут же глаза налились слезами.

 — Нет, сука, раз ты претворяешься, значит тебе это нравиться. Тебе нравиться быть униженной, да? Ну скажи, тебе же нравиться быть последней сучкой, лизать мою киску и попку, облизывать пыль с сапожек, что бы твоя Госпожа была чистенькой? — Госпожа нанесла удар плёткой.

 — Да-а-а-а, да, Госпожа, такая сука как я любит облизывать Ваши сапожки, киску и попку, — уже навзрыд кричала Катя.

 — Ну, раз тебе нравиться — получай!

Татьяна нанесла около пяти ударов с небольшими перерывами. Катю одолевали то боль, то возбуждение, а вместе всё это давало необычайное ощущение, от которого киска в тот час же извергает много смазки. До оргазма оставалось совсем немного, нужно было что-то засунуть в истекающую дырочку.

 — Ах ты шлюха, да ты уже вся течёшь! Ты, наверное, очень хочешь кончить. Отставь свою траханную задницу ко мне, сейчас ты у меня кончишь.

Госпожа резко и без предупреждений ввела тоненький но длинный каблук прямо в истекающую киску рабыни. Катя кончила в ту же минуту, и пока Госпожа двигала каблуком в её писе, она испустила много жидкости. Под Катей образовалась небольшая лужица.

 — Мало того, что ты редкостная шалава, так ты ещё и неряха! Мигом вылижи эту лужу!

Нашей рабыне больше ничего не оставалось, как слизывать с пола собственные выделения.

 — Так, сука, теперь ты приготовишь мне кофе и сделаешь бутерброд. И не забудь почистить свои зубы, язык и рот, ты ведь не хочешь лизать киску своей Госпожи грязным паршивым языком? На всё даю тебе 3 минуты, каждая секунда опоздания — один удар плетью. Катя делала всё, как сумасшедшая, но, к сожалению, не успела на 13 секунд.

 — Наказание осуществим потом, а сейчас я хочу кончить. Так, шалава, слушай меня внимательно: сначала лижешь ножки, а потом плавно переходишь к киске, и делаешь так, что бы мне было приятно и я не кончала. Ты будешь лизать мне, пока я не разрешу тебе остановиться.

Катя с удовольствием приступила к своему заданию. Киска Татьяны уже давно была мокрой. Пока рабыня лизала киску Госпоже, на экране телевизора трахались три прелестных создания. Татьяне нравились фильмы с хорошим сюжетом, долгим раздеванием персонажей и красивый, нежный секс, какой может быть только у девушек.

В этом фильме молодая девушка, лет 17 приходит к доктору в кабинет. Она заметила, что в кабинете женщина — доктор, лет 30 и медсестра, медсестра сидела на столе, немного расставив свои ножки, а доктор стояла вплотную к ней. Когда девушка зашла, женщины мигом расселись за столы.

 — На что жалуемся? — с неподдельным интересом спросила доктор.

 — Сердце болит.

 — Как часто?

 — Раза два-три в день

 — Снимай кофточку, мне нужно тебя послушать, — доктор подошла и начала слушать девочку.

 — Так, теперь подыши повернись не дыши

Когда девочка повернулась к доктору спиной, женщина прижалась грудями к её спине, потом обняла её за талию, начала покрывать нежными поцелуями её шею. Девочка пыталась вырваться, но доктор прошептала:

 — Тише, тише, ведь тебе же нравиться, правда?

 — Да — девочка начала тяжело дышать.

В это время медсестра закрыла двери на замок. Доктор медленно сняла лифчик с девочки, она аккуратно прикоснулась к её молоденьким, полным грудкам. Спереди оказалась медсестричка, она сладко поцеловала девочку в губки, потом занялась её прекрасными сисечками, соски которых уже были довольно твёрдыми. Добраться до самого сокровенного места мешали лишь штанишки.

Медсестра расстегнула пуговки и спустила штаны. Трусики у девочки были уже мокрыми, но медсестричка не стала их снимать раньше времени. Немного помассировав, она впилась в них, жадно засавыя нежную киску девочки. Освободив мокрую писю от трусиков, медсестричка раздвинула половые губки, потрогала разбухший клитор, потом медленно ввела пальчик в её влагалище. Девочке это очень понравилось, она сжала ножки от удовольствия

Татьяна сходила сума от таких порнофильмов, вскоре она очень захотела кончить.

 — Госпожа хочет кончить, и сейчас ты будешь лизать мою драгоценную киску очень быстро, и если ты не будешь работать должным образом то я тебя отхлестаю по полной программе, понятно, сука?

 — Да, Госпожа

Катя начала усиленно лизать киску Госпожи. Татьяна почувствовала, что оргазм приближается, она прижала рукой свою рабыню к своей киске. Вагина Госпожи выделяла обильное количество смазки, и Катин ротик быстро заполнился сладким соком. Она засунула язычок на сколько могла, и почувствовала, что мамина киска начала сокращаться. Напор смазки из маминой дырочки усилился, но Катя не пропустила ни капельки. Во время оргазма Татьяна сильно сжала ножками головку Кати, но Катя лизала киску, пока Госпожа совсем не потеряла сознание.

Уже был вечер, когда Татьяна открыла сонные, уставшие после серии оргазма глаза. Её рабыня до сих пор вылизывала уставшим язычком киску и дырочку ануса. У самой Кати киска была разогрета просто до предела. Смазка уже потекла по бёдрам, и ей очень хотелось кончить, но она боялась спросить у Госпожи, опасаясь получить по своей хорошенькой попке несколько ударов плёткой.

 — Так, сейчас я хочу немножко поспать, а тебе, шлюшка, разрешаю отдохнуть и приготовиться к порке в конце дня.

 — Большое спасибо, Госпожа, я так благодарна Вам за это+

 — Ровно через час ты должна меня разбудить, полизывая мою попочку, тебе понятно?

 — Да, Госпожа всё будет сделано, как Вы сказали.

Отдых Кате действительно не помешал. Она ужасно хотела кушать, а её горящая от возбуждения киска хотела оргазма. Катя прямиком помчалась в душ. Она быстро разделась и залезла в кабинку. Она начала наслаждаться бегущими по ней струйками воды, и когда они доходили до попочки, Катя чувствовала как тёпленькая водичка обжигает красную от ударов кожу. Девочка начала массировать пальчиками свои сисечки, соски которых уже стали твёрдыми. Она взяла одну грудь в рот и начала сжимать зубками сосок, затягивать к себе внутрь. Одну ручку Катя опустила на писечку, а вторую — сзади, к дырочке попки. Сначала она вошла двумя пальчиками в свою киску и, немного подвигав там, вошла одни м пальчиком в попку. Ощущения обострились, её дырочки хотели ещё и Катя начала ускоряться.

Скоро Катенька почувствовала, оргазм близко, и она засунула по три пальчика и в писечку, и попку. Ножки у девочки мигом подкосились и она села в уголке, наслаждаясь сладкими ощущениями. Достав пальчики из киски, она их тщательно облизала, и, немного постояв под потоком воды, вышла из душа. Катя начала вытираться перед зеркалом, она решила полюбоваться своим стройным молодым телом. Катя до сумасшествия нравилась сама себе. Она поводила своими длинными ноготками по налитым грудкам, по животику, по ножкам+ её кожа покрылась пупырышками, ей это так нравилось+ Понежившись немножко, Катенька плотно покушала. Как раз время отдыха вышло.

 — Наверное, мамочка устала ходить в корсете и сапожках — подумала Катя.

Она аккуратно подняла плед от ножек до поясницы Госпожи. Теперь она не была похожа на Госпожу, она была той мамочкой, которая обожает свою миленькую дочку. Доченька провела пальчиками по ножкам Татьяны. Это было совершенство+ изящные, с красивым ровным загаром. Потом пальчики Кати оказались на попке. Она раздвинула ягодицы мамочки и провела язычком между половинками её возбуждающей попочки. Катя остановила свой язычок на анусе. Катя сначала пощекотала его, чуть дотрагиваясь. Мамочка ещё сладко спала и почти не реагировала на ласки дочки. Ей снилось, что её привязали к столу, над ней стоит много непонятных людей, которые сейчас будут что-то делать с ней. Её ножки раздвинуты, а голову она не может поднять потому что и она крепко привязана.

Вот она чувствует, как что-то мокрое ласкает её анус, хочет войти в него возбуждение нарастает, но страх не даёт довести до оргазма Татьяну. Катя уже разогрела дырочку язычком и начала входить в попку Госпожи. Через некоторое время возбуждение так возросло, что Госпожа кончила, не смотря на свой страх. Оргазм был довольно короткий и не очень сильным, но Татьяна, проснувшись, испытала большое облегчение.

 — Хорошо, ты справилась со своим заданием. Теперь мы пойдём в душ, ты меня помоешь, немного полижешь мне писечку, потом я должна сделать тебе обещанные удары плетью и твои мучения будут закончены. Хотя, это смотря, как ты будешь себя вести.

Девушки направились в душ. Татьяна была раздета, а на Кате всё ещё был наряд служанки. Катя начала аккуратно, медленно раздеваться.

 — Вот сука! Ты заставляешь ждать свою Госпожу?

Катя заспешила, пытаясь быстро раздеться, но Татьяна подошла и резко сорвала одежду с Кати. На пол упало несколько оторванных пуговиц.

 — Молодец, ты только что заработала ещё несколько ударов. — с ухмылкой произнесла Татьяна.

 — Ну пожалуйста-а-а+ Не надо, милая Госпожа, я сделаю для Вас всё, что хотите! — упав на коленки, взмолилась бедная рабыня.

 — Да что ты можешь, кроме как вылизывать меня и трахаться, как шлюха?!

Катя начала целовать ножки Госпожи, при этом горько плакать и умолять её о пощаде.

 — Твои фальшивые слёзы здесь не помогут, надо было раньше думать. Будет тебе жизненный урок, тем более ты такая шлюшка, что быстро привыкнешь к боли и будешь получать от этого удовольствие. Ведь так?

 — Да, Госпожа+ — навзрыд ответила рабыня.

Мать с дочкой зашли в кабинку и включили тёплую воду.

 — Чего стоишь? Мой свою Госпожу.

Катя резко схватила мочалку и мыло. Натерев мочалку, она прикоснулась к ножке Госпожи и начала её тереть.

 — Ты что, шалава, не понимаешь, что такую нежную и бархатистую кожу, как у твоей Госпожи нельзя мыть мочалкой? Или ты захотела ещё получить плёткой? Придётся, что бы ты своими грязными, похотливыми руками трогала моё совершенное тело+ но ты не будешь дотрагиваться до моей киски, попки и сисечек, ты мне их вылижешь попозже.

 — Да, Госпожа, я всё сделаю, как Вы просите.

Катя начала тщательно мыть каждый пальчик на ножках Госпожи, потом выше, но не доходя до киски. Потом она вымыла плечи, руки, нежно протёрла спинку. Когда Катя вымыла животик, Госпожа отстранила её от себя, потом села на корточки в углу.

 — Теперь ты будешь лизать мои сисечки, а потом перейдёшь к киске и попке.

 — Хорошо, Госпожа.

 — Дай мне мыло и повернись ко мне задом.

Немножко размяв Катину киску пальчиками, Госпожа начала погружать внутрь мыло. Катя слегка вздрогнула, но ей это понравилось. Сделав несколько поступательных движений, Татьяна ввела весь кусок мыла в Катю.

 — Надо, что бы и тебе было приятно, правда? — с лёгкой улыбкой сказала Госпожа.

Катя быстро развернулась и принялась за мамины сисечки. Струйки воды проходили по сладким грудям Татьяны, обходя уже затвердевший сосок. Катя принялась лизать и целовать мамины сисечки, постепенно приближаясь к соску. Она втянула в свой ротик сосок и начала водить по нему язычком. Катя делала всё, что бы Госпоже было как можно приятнее. Татьяна почувствовала, что достаточно возбудилась и наклонила головку рабыни в низ живота. Катя немножко полизала лобок и прикоснулась кончиком язычка к возбуждённому клитору.

Госпожа закатила глаза от удовольствия и откинула голову назад. Язычок дочки начал медленно погружаться в вагину Госпожи. Оказавшись язычком внутри мамы, Катя почувствовала незабываемый вкус маминой смазки, которая вытекала из киски и тут же смывалась потоками воды. Дочка начала быстро работать язычком внутри киски, пытаясь войти как можно дальше. В маминой киске было очень жарко и влажно, потоки смазки становились всё больше. У Татьяны резко участилось дыхание, она почувствовала сладкое приближение оргазма и прижала голову дочки к своей писечке. Катин ротик затопили сладкие выделения мамы. Она принялась за попку Госпожи.

Её язычок быстро вошёл в дырочку и начал пробираться всё дальше. Татьяна чувствовала приближение следующего оргазма и вошла в свою киску тремя пальчиками.

Через несколько секунд Татьяну настиг просто божественный оргазм. Она сжала свои ножки и вскрикнула. Её начало трясти, при этом она сжала свои сосочки. Работа рабыни Госпоже понравилась:

 — У-у-у, шлюшка, мне понравилось, как ты меня лижешь, — отходя от недавнего удовольствия, с трудом произнесла Татьяна.

В это время Катенька облизывала мамину киску от выделений.

 — Всё, заканчивай, скоро мы пойдём в спальню, где я буду работать плёткой над твоей попкой.

Вылизав мамочку между ножек, Катя жалкими глазками посмотрела на неё. Киска рабыни истекала смазкой, мыло было довольно больших размеров, и быстро возбудила девочку.

 — Повернись ко мне, твоя траханная писечка уже, наверное, давно течёт.

 — Да, Госпожа, будьте так добры, дайте мне возможность кончить, — с трудом промямлила рабыня, подставив свою сладенькую писечку Госпоже. Татьяна залезла пальчиками в киску Кати, что бы достать оттуда мыло. Она медленно начала вытаскивать его из горячей писечки дочки. Когда мамочка высунула мыло, Катя почувствовала облегчение, она начала глубоко дышать. Татьяна вошла тремя пальчиками в киску Кати, отчего доченька тут же кончила. Татьяна быстро достала пальчики из киски, и хлопнула девочку по попке.

 — Хватит тут нежиться, сука, сейчас будет самое интересное. Вставай, ты вытрешь свою дорогую Госпожу и мы пойдём в спальню.

Девочки вышли из душа и Катя начала вытирать свою мамочку, не пропуская ни сантиметра, иначе её ждали дополнительные удары плетью. После они направились в спальню. Там было очень мрачно — тускло горел один из светильников. Катино влажное тело охватил холод, оно покрылось пупырышками, сосочки стали твёрдыми. Было уже около 23.00.

 — Ну вот и настало то время, когда ты ответишь за все свои проступки. Приготовь свою задницу к адским мукам, которые ты сегодня заслужила. Так уж и быть, сука, ровно в полночь твои муки закончатся навсегда.

После этих слов Катя ужаснулась — что же она будет делать с её попочкой? Целый час безжалостных мук Катенька расплакалась.

 — Хватит ныть, маленькая шлюшка, скоро ты будешь реветь на всю глотку от дикой боли! Давай сюда свои руки, — Катя протянула Госпоже свои тоненькие ручки. Татьяна покрепче связала их.

 — Госпожа, для чего это? — вновь ужаснувшись спросила Катя.

 — Сучка, неужели ты не понимаешь, что тебе будет очень больно, и ты захочешь прикоснуться руками к своей ненасытной заднице?

Катя взревела, подумав о том, что произойдёт через несколько минут.

 — Госпожа, не надо, умоляю Вас — разревелась доченька, она начала целовать и облизывать мамочке ножки.

Татьяна резко удалилась от своей рабыни, а Катя осталась рыдать на полу. Когда вернулась Госпожа, в спальне резко пропал свет, а после Катя услышала приятный запах и треск зажжённых свеч. Татьяна зажгла два подсвечника, что бы они освещали место истязания рабыни Госпожой. Катя подняла глаза и была очарована вновь появившейся Госпоже. Татьяна всё те же длинные чёрные сапожки на огромной платформе, а на руках красовались длинные чёрные перчатки выше локтя. Татьяна была уже возбуждена, ей самой было интересно, что сейчас будет происходить.

 — Ну что, шалава, начнём! Выставляй свою задницу повыше! Ещё!

 — Госпожа, я не могу больше!

 — Сейчас ты у меня всё сможешь! — мамочка хорошенько ударила дочку.

 — М-м-м а-а-а+ — Катя выгнула попку, как могла.

 — То-то же, я вижу ты уже потекла. Вот шлюха, не успеешь ударить, а она уже готова кончить.

Татьяна взяла плётку и начала водить лоскутами по писечке Кати. Вскоре последовал ещё один удар. Катя пока выдерживала их, но чувствовала, что с каждым разом было всё больнее. Походив, как хищник возле своей жертвы, Госпожа нанесла ещё один удар. Катя не выдержала и заревела. После этого последовало сразу два удара, после которых дочка не знала, куда деваться от боли, она хотела повернуть своей попкой, но «стойку» нужно было держать.

 — А-а-а м-м-м Госпожа, милая-а-а умоляю Вас о пощаде

Татьяна просто смотрела и наслаждалась этим зрелищем. Она взяла заранее приготовленный бокал вина и начала пить мелкими глоточками, закинув ногу на ногу. Рабыня заливалась слезами, её попка горела от ударов, но она ничего не могла поделать. Татьяна элегантно поставила бокал и подошла к Кате. Она игриво поводила руками по попке рабыни. Катя почувствовала небольшое облегчение от прикосновения прохладной поверхности перчаток Госпожи к красной от ударов попке. Её попка начала подаваться к рукам Госпожи. Пальчики Татьяны опустились ниже, пройдя по анусу и остановившись на киске Кати. Пройдя пальчиком от клитора до дырочки несколько раз, Татьяна резко ввела два пальчика внутрь.

Катя потерпела слабенький оргазм, издав лишь несильный крик, а потом продолжала стонать, её попка ныла от боли. Татьяна ввела пальчик в анус дочки. Катино дыхание участилось, её мамочка действовала очень резко и жёстко, ведь раньше такого никогда не происходило. Немного поводив пальчиком в дырочке дочки, Госпожа освободила уже «разогретый» анус. Наступила полная тишина и Катя замерла в предчувствии чего-то страшного. Госпожа взяла со стола свечу около двух сантиметров в диаметре.

 — Подними задницу выше! — приказным тоном крикнула Татьяна.

Рабыня выгнулась, как только могла, от напряжения её попка заболела с новой силой.

 — Ай+ о-о-о

 — Это всё?! Сейчас я тебе покажу, что значит не выполнять приказы Госпожи!

За этим последовал удар плетью. Бедная доченька взревела с новой силой. Её попка выгнулась, казалось до невозможности.

 — Ещё!!! — последовал очередной удар плетью.

Казалось, у Кати истерика, она ревела, глотая собственные слёзы, ей оставалось только терпеть свою безжалостную мать. Госпожа ввела свечку в писечку Кати. Рабыне это понравилось, это немного отвлекло её от ужасной боли. Вскоре тупой конец свечки, который был в смазке, прикоснулся к анусу Кати. Госпожа безжалостно вошла в попку Кати. Свечка была внутри уже на половину, и Татьяна начала трахать ей свою дочку. Катя начала испытывать невероятные ощущения, от удовольствия она взяла свой пальчик в рот и начала сосать его, но мамочка быстро прервала этот кайф.

Оставив свечу внутри на сантиметров пять, она зажгла спичку. К Кате вновь пришёл страх боли и истязаний. Выпрямив фитиль, Татьяна подожгла его. Свеча в попке рабыни торчала немножко под наклоном. Госпожа села сзади рабыни, так, что бы ей было видно, что там будет происходить, и взяла почти полный бокал вина. Пламя свечи расплавило воск, который неумолимо потёк вниз, к дырочке попки. Каждая капелька воска всё больше грела сладкие места рабыни. Не успевала рабыня отойти от первой капли, как тут же на её место приходила вторая. Река расплавленного воска начиналась от дырочки ануса до самой писечки дочки, некоторые капельки доходили до бёдер и застывали там.

 — Госпожа, пожалуйста-а-а — рабыня не в силах была нормально говорить.

Немного полюбовавшись на это зрелище, Татьяна подошла сзади и затушила свечку. Катя вздохнула с облегчением. На её попке не было живого места. Татьяна начала вытаскивать свечку из дырочки дочки. Достав, она решила, что стоит потрахать шлюшку. Татьяна начала быстро двигать свечкой внутри Кати, дополнительно войдя тремя пальчиками в её писю. Доченька моментально кончила, испустив огромные потоки смазки, которые стекали по сладеньким бёдрам девочки. Пока рабыня отходила от оргазма, Татьяна взяла плётку и нанесла все остальные удары сразу.

Криком дочки наполнился весь дом. Катя захлёбывалась в слезах, ей не хватало воздуха, что бы кричать, боль была просто невыносима. Силы Кати иссякли, она расслабилась и легла на полу. Госпожа вылила остатки вина прямо на истерзанную попочку дочки и ушла, закрыв за собой дверь.

Катя лежала в запертой комнате, возле неё стояло два подсвечниками, на которых свечи уже догорали. Часы показывали первый час. Девочка так устала, что даже не могла корректно мыслить. Глаза закрывались сами, попка горела, но сил кричать не было, голова затуманена и хочется лишь хорошего отдыха. Катя знала одно — завтра будет её день.

: