Лариса

Я спешила как никогда, пара закончилась, но нас никак не отпускали в связи с предстоящей летней сессией. Тут еще этот пакет с овощами и какими то специями которые мама просила меня купить еще неделю назад. И вот теперь я неслась как ненормальная на консультацию к маминой давней знакомой. Многоопытной акушерке, а ныне и гинекологу Алиее... черт никогда не могла запомнить ее отчество ну и к черту его. Я спешила как могла и июньская жара никак не способствовала легкости. Хорошо хоть надела я сегодня всего то джинсовые шорты (слегка маловатые мне по размеру) зато отлично подчеркивающие мою аккуратную, очень выпуклую, но на мой же вгзляд просто огромную и тяжелую попу, тоненькую маечку, которая в сочетании с бюстгальтером приподнимающим мой третьего размера бюст, придавала мне вид эдакой порно модели на отдыхе. Парни таращились во все глаза, мне всегда это льстит и придает вид еще более нахальный. Плюс длинные темные волосы собранные в хвост и кеды. В таком виде я вбежала по ступеням здание поликлиники, старое и потрескавшееся. Вверх на третий этаж. Я тороплюсь по ступеням и чувствую как скачет грудь. Со стороны это должно быть выглядит просто пальчики оближешь, меня же это слегка раздражает хотя и добавляет порочных мыслей. Самовлюбленность отнюдь не порок, девочки. Хоти себя сама так как ты хочешь чтобы тебя хотели другие

Вспотевшая, растрепанная и несколько возбужденная от пробежки (шорты и правда очень узкие и трут промежность...) я наконец взлетаю на нужный этаж и несусь к кабинету, замечая на ходу, что опоздала на 17 минут. Ломлюсь в дверь и оказываюсь в прохладе старой огромной комнаты. Прямо напротив двери стоит древнее и угрожающе выглядящее гинекологическое кресло. Я поежилась и отвернулась. За столом на другом конце комнаты сидит немолодая сильно седеющая женщина с очень короткими в мелких завитушках волосами.

— Лариса! — выпаливаю я не успев толком отдышаться.

— Стучаться вас что теперь в школе не учат? — Определенно я ей не нравлюсь.

— Я уже учусь в университете. — говорю я и чертыхаюсь про себя сказанной глупости.

— Заметно... — тянет она глядя то на мою вызывающе торчащую грудь то на шорты.

От взгляда ее мелких глубоко посаженных глаз мне становится неловок настолько что я свободной от пакета и сумки рукой чуть оттягиваю майки вниз и инстинктивно сжимаю ноги. Впрочем майку тянуть не стоило, это еще сильнее оголило и приподняло грудь настолько что я подняла подбородок чтобы не задевать ее.

— Еще раз, как тебя и почему ты здесь? — плохо скрываемое раздражение в голосе начинало меня злить.

— Моя мама договаривалась что я приду к вам на консультацию по поводу

— Ах да да, Милена звонила. Точно. — она слегка прояснилась в лице на какую то секунду но тут же снова насупилась.

— Вот я и пришла — глуповато заявляю я, пялясь на свои кеды.

— Ну тогда хватит тратить время впустую. — она сгребла в кучу какие то бумажки на столе и отложила в сторону. — Твоя мать сказала ты постоянно возбуждена, ведешь себя вызывающе и не воздерживаешься.

Я слегка опешила. Довольно подло ее стороны рассказывать такие подробности какой то пенсионерке.

— Еще она сказала, что ты постоянно мастурбируешь и не только вагинально... — дальше я уже не слушала. Мне показалось что меня сейчас стошнит. В глазах аж потемнело и я чуть не задохнулась от таких слов. Как она могла!?

— Я не стану обсуждать с вами такое. Это мое личное дело.

— Мы давние приятельницы с твоей матерью и я обещала помочь ей тебя урезонить. — ее назойливая назидательность меня просто взбесила.

— Нет спасибо я лучше пойду это..

— Никуда ты не пойдешь пока мы не проведем необходимые процедуры, осмотр и пока ты не ответишь на мои вопросы, иначе я скажу твоей матери, что ты действительно проститутка. — не моргнув выдала жта старая сука.

— Что!? — я угрожающе шагаю к столу. Но она уже схватила трубку.

— Давай шагай и твоя мать узнает что ее дочь и в самом деле зарабатывает пиздой. — старая грымза кажется явно не в себе, видимо это возраст.

Я мгновенно оцениваю ситуацию. Моя мама достаточно недалекая чтобы и впрямь поверить подобному бреду или хотя бы задуматься ну а лишние проблемы мне не нужны так что я отвечаю

— Ладно, но давайте скорее.

— Закрой рот, потаскуха малолетняя, выпялилась как шалава еще командует.

— Что ты себе позволяешь старая

— Еще слово и... — она угрожающе косится на телефон.

Я совладала с подступившими было слезами и плотно сжала губы.

— Так то. — она удовлетворенно откинулась в кресле. — Итак начнем. Она взглядом показывает на стул перед столом. Я прохожу и сажусь.

— Так значит постоянно возбуждена? — она смотрит на меня в упор.

— Нет не постоянно, просто иногда бывает. — я вяло и зло выплевываю слова.

— Мать нашла у тебя целый клизменный набор с разными шлангами и насадками и кучу всевозможных непотребств. — презрение на слове непотребств меня бы насмешило будь я не на своем месте.

— Да я иногда этим занимаюсь. — я отвечаю на ее взгляд. Я молодая женщина и мне нравятся новые ощущения.

— Ах вот оно что. — она поднимает брови.

— Что еще тебе нравится? Наяривать свои дырки когда мать работает в три смены, чтобы оплатить твою учебу, — она яростно мнит из себя самую рассудительную. Но я молчу.

— Что ж я тебя научу уму разуму. Вставай. — мне не понравился тон, но я начала подниматься.

Она заставила меня снять майку и шорты, не примянув высказаться о том что в «в их время так не одевались» и несколько раз грубо пошутить насчет моей груди и задницы. Далее я осталась и без своих крошеных танго. Знала бы я что придется раздеваться я бы надела минимум панталоны, зло подумала я с трудом стягивая с себя трусики.

— Подними руки вверх, вытяни их. Сиськи вытащи, лифчик не снимай.

Я подняла руки и стою упираясь подбородком в грудь. Она подходит ко мне, фамильярно хватает двумя руками по очереди то за одну то за другую грудь. У нее неприятно холодные руки и очень скользкая кожа. Она сильно сжимает мою грудь и чуть тянет на себя и вверх, я морщусь но молчу. (Специально для — ) Она смотрит мне в глаза и сильно тянет за сосок правой груди. Я молчу и смотрю перед собой в стену. Теперь она тянет за оба соска одновременно. Сильно сжимая груди у основания и тянет на себя до тех пор пока я издаю нечто похожее на рык и едва не падаю на нее. Внимательно рассмотрев темно-розовые крупные ореолы вокруг моих сосков, она наконец отпускает их и отходит назад.

— Ноги на ширину плеч, раздвинь пизду руками. — Я почувствовала как густо покраснела от подобного требования, но не имея иных вариантов была вынуждена подчиниться.

Старая кляча сидит за столом и откровенно измывается своими со упражнениями. Спасибо маме за то что организовала мне подобную «консультацию с тетей Алией». Она видите ли была так обеспокоена моим постоянно возбужденным состоянием и боялась что я наделаю глупостей с кем-нибудь из своих 20-летних сверстников... Конечно вот так намного лучше, ага.

— Я сказала раздвинь свою пизду, потаскуха анальная! — татарка орет так будто ее ужалили. Короткорукая и толстая она создает очень неприятное впечатление, плюс эта дурацкая химия на коротких седых волоса. Доктор Франкенштейн ни иначе! Стараясь думать о чем то еще я дрожащими руками тянусь к вагине и аккуратно развожу губы в разные стороны.

— Сильнее, Лариска-большие сиськи! — я опешила. Так меня дразнит младшая сестра, но она дура и просто завидует мне. Я никак не ожидала услышать такое от женщины которой далеко за 50..

Я чуть сильнее растянула губы в стороны. И моя киска издала чавкающий звук схватив воздуха.

— Вот он звук настоящей бляди! — удовлетворенно заявляет она с мерзкой ухмылкой. — Я сразу поняла что ты шлюха. Нормальная девушка  не станет так одеваться. Тяни губы в стороны так чтобы я видела клитор, раскрой ее всю. — Я раскрываю вагину как только могу.

— Да тебе нравится! Смотри клитор того и глядишь выскочит из твоей пизды. Любишь свою пизду ублажать да? — ее мерзкие вопросы кажется еще немного и доведут меня до слез. — Отвечай!

— Иногда, — глухо отвечаю я.

— Смотри на меня! — снова орет она. И я поднимаю глаза и смотрю в ее мелкие маслянистые поросячьи глазки.

— Смотрю, — говорю я продолжая держать себя за половые и чувствуя как ноги начинают затекать от неудобной позы.

— Я спросила свою пизду ублажать, блядешка? — она смотрит не моргая.

— Да — коротко бросаю.

— Что да, шлюха?

— Я люблю себя ублажать. — я начинаю злится, бессильно и оттого еще быстрее.

— Я спросила любишь ты ублажать пизду, блядешка? — злилась я явно не одна.

— Да, я люблю ублажать свою пизду! — выпалила я.

— Ты забыла к кому обращаешься, потаскуха. — она довольно и мерзко улыбнулась, очевидно эта старая сука обожает вот так развлекаться

— Да я люблю ублажать свою пизду,... тетя Алия, — я звучу глухо и пристыжено.

— Никакая я тебе не тетя, блядешка! — от ее визга в ушах звенит. — Для тебя я Алия Эльдаровна. Что ты вцепилась в свою пизду драгоценную и стоишь как громом прибитая?

Я отпускаю губки и наконец сдвигая ноги становлюсь ровно. Спину щемит, но приятный прохладный воздух из окна обдувает мою попу и пот наконец сходит.

— Ну-ка, — начинает она, — Руки вдоль туловища опусти. И подбородок вверх. Я исполняю.

— Какой размер груди?

— Полный второй или неполный третий, — наверное она уловила гордость в моих словах.

— Мда хорошее вымя для 20-летней потаскухи, — я не могу поверить ушам

— Половую жизнь со скольки лет ведешь? — деловитый взгляд сквозь очки уткнулся в бумаги на столе.

— С 18. — мне хочется поскорее уйти.

— Мастурбируешь? — тон непроницаем.

— Какое вам... Да. — я готова сорваться крик.

... Я лежу на левом боку на больничной смотровой кушетке. Совсем близко к краю, как мне сказала врач, чтобы задница чуть свисала. Правую ногу я согнула в колене и двумя пальцами правой руки медленно двигаюсь в своей попке.
— Давай живее, сучка, — толстуха злобно щурит на меня глаза. — или ты хочешь чтобы я позвонила твоей матери на работу и рассказала чем ее блядешка дочь развлекается?
— Нет пожалуйста доктор не надо! Пискляво причитаю я. — Я все вам покажу.
— Конечно покажешь, шлюха анальная. — ее азиатские глаза стали злобно масляными. — Повтори еще раз, когда и как ты начала трахать свою жопу?

— Маминой расческой с широкой ручкой. Как бы мне не было стыдно и унизительно от всего происходящего, я ощущаю странную волнительную легкость внизу живота, одновременно замечаю как моя вагина начинает теплеть.

— Материну расческу значит в дырки свои ебаные суешь, да? Хороша же блядина! — она с презрением смотрит на меня, лежащую перед ней с пальцами в заднице, в одном только лифчике который впрочем никак не помогает закрыть грудь.

— Ну ка покажи? Вынь пальцы из своей дырки, успеешь еще сегодня наиграться я тебе обещаю.
Я послушно вытаскиваю пальцы из попки и только собираюсь поправить руками лифчик как слышу.

— Растяни свою жопу, покажи мне свои блядские дыры
Опять таки послушно я аккуратно беру себя за ягодицу и тяну ее чуть вверх.

— Сильнее потаскуха
Я тяну сильнее.

— Да, растаскала ты свою жопу, шлюха анальная. Твоя мать была бы в шоке

— Вы же обещали! — я чуть не плачу и вскакиваю на кушетке видя как она тянется к телефону стоящему на столе

— Подбери нюни, потаскуха! Она берет что то со стола, и это оказываются смотровые перчатки, — Вставай на кушетке раком, голову вниз, задницу вверх, руки за спину живо.

— Хорошо, — всхлипываю я и поворачиваюсь к ней спиной, встаю на четвереньки, кушетка жесткая и коленям больно, ложусь лицом на холодную поверхность, чувствую как при этом моя попа и вагина открываются ее глазам во всей красе и мне кажется я сильно краснею при этом.

— Хороша блядь. — она ходит где то позади меня. — Стой так, руки на жопу положи и растяни ее в стороны.
Я делаю как она говорит. А она оказывается стоит прямо позади меня и стоило мне развести свои тяжелые ягодицы как она буквально воткнула мне в зад свой палец весь целиком и сразу. Резко и на всю длину:

— Ох! Вскрикиваю я от неожиданности чуть пятясь вперед

— Да ладно, — она принимается крутить пальцем в моей заднице то влево то вправо. У тебя тут рука уже поместится как ты себе ее растаскала. ничего я тебя отучу в жопу себя трахать сучка.
Что то злобно бормоча себе под нос он перебирает свободной рукой какие то инструменты и их стальной скрежет заставляет у меня все сжаться у меня внутри. Второй же рукой он продолжает орудовать в моей заднице. она вставила уже два пальца и бесцеремонно проворачивает ими в моей прямой кишке. Мне становится больно и я вскрикиваю.

— Что такое? Блядешке не нравится когда в ее заднице чьи то еще руки? С этими словами она сильно налегает на руку всем весом так что пальцы проваливаются в мою попу по самую ладонь

— Уфффф... — вырывается у меня.

— Ничего, шалава, захочешь сохранить секрет, потерпишь. — злобно и одышливо шепчет старая лесбиянка, запихивая уже три пальца в мою хватающую воздух задницу. Мне больно и я морщусь закрыв глаза. Другой рукой он грубо хватает меня волосы на лобке и сильно тянет вниз так, моя вагина снова издает чавкающий звук.

— Хороша, блядь! — ее восторг мне малопонятен, то ли из-за неприятных ощущений то ли ото всей ситуации.

Продолжая орудовать пальцами в моей попе, то их целиком и резко то засовывая их сразу на всю длину, она заявляет:

— Ну сейчас мы тебе промоем и начнем, — с этими словами она добавила четвертый палец. Я взвыла, на глаза навернулись слезы. Если это она еще не начинала, то что же будет когда она начнет!

... Три или четыре клизмы спустя... Я уже совсем плохо понимаю не только что со мной происходит, но и даже не знаю так ли уж мне это не нравится. У меня такое ощушение, что тоненькая перегородка между влагалищем и прямой кишкой исчезла и вместо них теперь одна огромная дыра которая доставляет мне очень противоречивые ошущения.

— Ну — ка, фокусница анальная, давай еще раз на бис — Алия Эльдаровна, снова катит к гинекологическому креслу на котором я стою раком уже непонятно как долго, высокую больничную жердь с крючками на самом верху. Я уже узнаю скрип этих колесиков, за последние два часа я вдоволь им наслушалась.

— Ну что, блядешка, готова запустить фонтан? — этой извращенке понравилось как я не удержав воду в один из предыдущих разов расслабила анус и вода вырвалась наружу мощным фонтаном, так много она ее в меня залила.

— Готова, Алия Эльдаровна... — даже после нескольких оргазмов я не стала сговорчивее. На какой то момент однако я расслабилась достаточно и попыталась представить, что все это я делаю сама, в своей ванной, как обычно по выходным, когда мама на дежурстве и я предоставлена сама себе. Разница лишь в том что я не ору на себя матом, не унижаю себя и не грожусь рассказать обо всем своей недалекой матери.

— Ну поехали, — с этими словами она стала протискивать тонкий шланг мне в попу, она уже достаточно растянула ее пальцами, наконечниками от предыдущих шлангов, так что я почти не вскрикнула, но стала морщиться.

— Вот так, в самую глубину, — она настойчиво продолжила пихать тонкий до тех пор пока я не стала пятиться вперед стараясь не дать ей засунуть его еще глубже.

— Замри, блядешка толстожопая! — она резко схватила меня за одной рукой за ногу, второй стала сильно пропихивать шланг мне в задницу.

— Мне больно! — почти кричу я. Чувствуя конец шланга где то очень глубоко, он неприятно саднит.

— Уже все, не ной. — она звонко шлепает меня ладонью по клитору, я вскрикиваю и буквально подпрыгиваю на кресле.

— А пизда течет так будто тебе очень нравится, потаскушка анальная. — и она сильно сжимает пальцами мои половые губы зажав клитор между ними. Это и больно и вместе с тем как то примитивно приятно. Я постанываю и кручу задом в такт ее руке. Шланг движется и причиняет сильный дискомфорт в глубине, где то очень глубоко. И тут она открывает воду...

— Уфффф... — я подлетаю и ползу вперед пока не утыкаюсь головой в спинку кресла. Вода прохладная. И если вам знакомо это ощущение, вы тоже сейчас поморщитесь.

Старая овца мерзко хихикает и открывает краник на всю. Я теряю чувство реальности, чувствую только как прохлада где то внутри увеличивается в размере. Очень быстро начинаются спазмы я сильно потею и вместе с тем очень хочу потрогать свой клитор, он буквально пульсирует.

— Что пизденку потереть охото, да? Вижу зудит аж капает. — ее скрипучий голос действует мне не нервы которые итак на пределе. Я медленно понимаю, что стоны вырываются у меня изо рта.

— Кончай, шалава, кончай, я же говорила, что твоя задняя стенка влагалища это золотая жила для анальной бляди вроде тебя. — одной рукой она шевелит шланг, а несколько пальцев другой засунула мне во влагалище и сильно трет заднюю стенку так что я взвизгиваю, когда она сильно нажимает на шланг сквозь тоненькую перегородку вагины.

Это отдается болью где то внутри из-за спазмов и одновременно подобием удовольствия где-то в вагине.

— Кончай, блядешка, я что тут с тобой до вечера торчать?! — раздраженно голосит старая кляча.

— Я сейчас кончу... , — сдавленно выпаливаю я и тут понимаю, что не могу терпеть вливаемую воду. Оргазм исчез так и не наступив, а сильнейшие спазмы в животе все крепчают. — Я не могу... больше воды... хватит!

— Хм... Почти два литра приняла, ты вместительная блядешка, Лариска — большие сиськи! — сильно теребя мой клитор одной рукой, второй она резко хватает торчащий из моей задницы шланг и начинает быстро его вытаскивать.

— Скорее! — я понимаю что не могу удержать воду внутри, мышщы ануса отказываются сжиматься, воды слишком много.

— Терпи, мерзавка! Опять зальешь полы будешь сиськами их мытью — она наконец вытаскивает шланг и вода течет из незакрывающейся попки по ногам и стекает на кресло.

— Ай ай ай! — я тянусь рукой чтобы зажать свою растянутую дырку, но вода продолжает выходить!

— Хороша дырень у тебя, Лариска! — она насмешливо отходит подальше, явно опасаясь быть забрызганной. — Слезай на пол, становись раком, лицом на пол.

Я резко соскакиваю со стола, голова кружится от стояния в неудобной позе и усталости, становлюсь на четвереньки, опускаю лицо к полу.

— Раздвигай свою толстую жопу и стой, — я поворачиваю лицо к ней и вижу что-то у нее в руках и это... фотоаппарат! Старая сука явно что-то задумала! Вспышка отвлекла меня на мгновенье, но и без нее я поняла что всем этим дело не кончится.

— Отличный ракурс, анальшица ты наша! Запускай фонтан уже. — сделав снимок она ходит по клизменной позади меня, — Ну долго тебя еще ждать, клизмофилка?

— Я никогда столько воды не вливала! — причитаю я, растягиваю свою настрадавшуюся за последний час попку.

— Я сказала давай!

Не в силах больше сдерживать эту бурлящую внутри меня воду я расслабляю анус и с выкриком начинаю выпускать воду, передать эти ощущения невозможно их нужно чувствовать! Вода грохочет позади о кафель и стекает по моей расчувствовшейся киске, я сувчствую какая она мокрая и буквально горит желая внимания к себе, но мне сейчас совсем не до нее. Вода казалась бы заклнчилась, но новый спазм вызывает у меня новый выкрик и я снова выстреливаю залпом воды и чудовищных звуков. Мне ужасно стыдно, неловко и вместе с тем забавно.

— Шикарные кадры. — задумчиво тянет старая извращенка. — Я уверена у тебя еще полно талантов, потаскушка. Стой так, расстяни свою толстую жопу и покажи мне свою дырку.

Я расстягиваю ягодицы еще сильнее.

— А что это у тебя в пакете,.лариска-большие сиськи, припасла развлечение на вечер? — Я едва на рухнула на пол услышав ее вопрос, вот на кой черт она его увидела!...

To be continued...