Лариса. Превью. Часть 2

... Я лежу на левом боку на больничной смотровой кушетке. Совсем близкому краю, как мне сказала врач, чтобы задница чуть свисала. Правую ногу я согнула в колене и двумя пальцами правой руки медленно двигаюсь в своей попке.

— Давай живее, сучка, — толстуха злобно щурит на меня глаза. — или ты хочешь чтобы я позвонила твоей матери на работу и рассказала чем ее блядешка дочь развлекается?

— Нет пожалуйста доктор не надо! Пискляво причитаю я. — Я все вам покажу.

— Конечно покажешь, шлюха анальная. — ее азиатские глаза стали злобно масляными. — Повтори еще раз, когда и как ты начала трахать свою жопу?

— Лет в 16, маминой расческой с широкой ручкой. Как бы мне не было стыдно и унизительно от всего происходящего, я ощущаю странную волнительную легкость внизу живота, одновременно замечаю как моя вагина начинает теплеть.

— Материну расческу значит в дырки свои ебаные суешь да? Хороша же блядина! — она с презрением смотрит на меня, лежащую перед ней с пальцами в заднице, в одном только лифчике который впрочем никак не помогает закрыть грудь.

— Ну ка покажи? Вынь пальцы из своей дырки, успеешь еще сегодня наиграться я тебе обещаю.
Я послушно вытаскиваю пальцы из попки и только собираюсь поправить руками лифчик как слышу.

— Растяни свою жопу, покажи мне свои блядские дыры
Опять таки послушно я аккуратно беру себя за ягодицу и тяну ее чуть вверх.

— Сильнее потаскуха

Я тяну сильнее.

— Да, расстаскала ты свою жопу, шлюха анальная. Твоя мать была бы в шоке

— Вы же обещали! — я чуть не плачу и вскакиваю на кушетке видя как она тянется к телефону стоящему на столе

— Подбери нюни, потаскуха! Она берет что то со стола, и это оказываются смотровые перчатки, — Вставай на кушетке раком, голову вниз, задницу вверх, руки за спину живо.

— Хорошо, — всхлипываю я и поворачиваюсь к ней спиной, встаю на четвереньки, кушетка жесткая и коленям больно, ложусь лицом на холодную поверхность, чувствую как при этом моя попа и вагина открываются ее глазам во всей красе и мне кажется я сильно краснею при этом.

— Хороша блядь. — она ходит где то позади меня. — Стой так, руки на жопу положи и растяни ее в стороны.

Я делаю как она говорит. А она оказывается стоит прямо позади меня и стоило мне развести свои тяжелые ягодицы как она буквально воткнула мне в зад свой палец весь целиком и сразу. Резко и на всю длину:

— Ох! Вскрикиваю я от неожиданности чуть пятясь вперед

— Да ладно, — она принимается крутить пальцем в моей заднице то влево то вправо. У тебя тут рука уже поместится как ты себе ее расстаскала. ничего я тебя отучу в жопу себя трахать сучка.

Что то злобно бормоча себе под нос он перебирает свободной рукой какие то инструменты и их стальной скрежет заставляет у меня все сжаться у меня внутри. Второй же рукой он продолжает орудовать в моей заднице. она вставила уже два пальца и бесцеремонно проворачивает ими в моей прямой кишке. (Специально для — ) Мне становится больно и я вскрикиваю.

— Что такое? Блядешке не нравится когда в ее заднице чьи то еще руки? С этими словами она сильно налигает на руку всем весом так что пальцы проваливаются в мою попу по самую ладонь

— Уфффф... — вырывается у меня.

— Ничего, шалава, захочешь сохранить секрет, потерпишь. — злобно и одышливо шепчет старая лесбиянка, запихивая уже три пальца в мою хватающую воздух задницу. Мне больно и я морщусь закрыв глаза. Другой рукой он грубо хватает меня волосы на лобке и сильно тянет вниз так, моя вагина снова издает чавкающий звук.

— Хороша, блядь! — ее восторг мне малопонятен, то ли из-за неприятных ощущений то ли ото всей ситуации.

Продолжая орудовать пальцами в моей попе, то их целиком и резко то засовывая их сразу на всю длину, она заявляет:

— Ну сейчас мы тебе промоем и начнем, — с этими словами она добавила четвертый палец. Я взвыла, на глаза навернулись слезы. Если это она еще не начинала, то что же будет когда она начнет!