Капитан Грег Чайкобей. Глава 1: Пират


5 апреля. 1651 год от рождества Христова.

Настали тяжёлые времена. Жесткая диктатура и гонения стали наступать на тех, кто ведёт не совсем традиционный образ жизни. В Индии появился этикет общения, «особое» отношение к женщине, да и бордели стали насильно закрывать под «слово божье». Будто священники и гуру не заглядывают помять грудки. Хе. Странные люди и времена.

А всё началось с одного миссионера португальской крови в 1650 году. Фанатика католического ордена иезуитов Роберта де Нобили. Имея влиятельных друзей у власти, своими погаными речами, он изуродовал весёлый образ индусов и навязал Великому Моголу новые идеи. Объявил себя брахманом и посланным свыше пророком, изуродовав ведическое учение новыми Ведами в которых провозглашали Иисуса Христа единственным спасителем индийского народа и организовал гонения на древнейшие устои веры народа. Жить стало скучно.

Море пахнет йодом и слабым солоноватым вкусом водорослей. Воды тихо удаляются о берег, а ветер легким звуком слал отголоски былых дней, когда я плавал в море в окружении бескрайнего простора и свободы. Тогда я чувствовал себя большим человеком, управлял своей жизнью как хотел. У меня были верные друзья и помощники, как и отвязные упёртые враги.

В те времена, я был капитаном своего благородного корвета «Серая Шлюшка». Я презирал сраных сухопутных крыс и не бродил по борделям ради попки купленной девки. Я был бесстрашным и брал все, что хотел, не отдав ничего взамен. Я был грозой морей, капитаном Греггом Чайкобеем, пиратом индийского моря. Со мной была верная сабля и трехствольный пистолет, не то, что сейчас. Тогда я был готов на всё, ради приключений и богатства.

Мы грабили судна, убивали нахалов и спасали девушек от участи старых дев... Я бы рассказал один из таких случаев, но у меня есть дела. Моя шлюшка лежит без дела.

Она лежала на перине, разглядывая меня. Её морщинистый лоб говорила мне, что я и впрям пьян, но не это меня сейчас волновало. Мне нужен был хороший трах.

Её короткие рыжие волосы не вызывали во мне симпатии. Сиреневое просвечивающее платье, через которые виднелись белые трусики, вызывали совсем иные мысли, нежели желание, но на остальное у меня были иные чувства. У этой шалавы были отличные сиськи и упругая попка, заметил я, а руки явно наработанные, но лицо всё же желало лучшей участи.

Карие игривые глаза кривовато смотрели на меня, красное пятно на лбу при свете свечи, казалось, мерцает, а улыбка... я и в прям пьян. Возможно, я поспешил, сказав: «Помещщиик ик, живо бабу мне, да позанойней». Хмель в моей голове всегда ведёт меня в интересные события. Ха. Надо уже запомнить, что не стоит совмещать развлечения, но сейчас то, зачем грустить?

Проклятый «король» закрыл все бордели Индии, но губернаторы портовых городов не дураки и не фанатики, они видят перспективы данного бизнеса. Да и многие из них англичане и португальцы, которые приплыли сюда не ради жаркого солнышка.

Ост. Индийская компания глубоко впилась в земли индийского народа. Первые торговцы ещё в 1600 году приплыли с невинными предложениями купли-продажи, а сейчас английский говор слышен чуть не на каждой улице. Но не будем о индийской земле, поговорим о их прекрасной половине. Ну, или почти прекрасные.

Судя по бабам одной национальности, эти губернаторы получали плату за аренду, нежели сами управляли бизнесом. Хозяева заведения почему-то не заводились иностранщицей. Да и если посудить, после них у меня ничего, никогда не воспалялось. По докторам не бегал.

Эти «индуски» знали толк как сохранить прелести фигуры в отличии от наших итальянских благородных женщин, которые заботятся о своих лицах параллельно уродуя свои тела разнообразными нарядами. Да, вначале красиво, но после сорока аукается сильно. А эти, хоть и имеют смуглые лица, здоровье держат на ура. Зубы отменно выглядят, блестят белым цветом. Но не будем вспоминать мою родину, сравнивать со здешними местами... я далеко. Теперь о нынешнем.

Эта смуглая баба знала толк в минете. Как только я к ней подошел, она расстегнула мой пояс, спустила штаны и тут же заглотнула мой полу-стоящий член. Я от такого чуть не загнулся. Она хоть рожей не принцесса, но ртом удивлять умеет. Подержав мой член в своей глотке, она начала легко вибрировать головой и отводить его медленно назад, высунув и ударив им по своим губам. Мой член окаменел, я схватил её за волосы и стал драть пышногубый ротик. Она при этом ещё умудрялась языком круги наматывать по головке члена. С её рта лилась слюна, а от движений разбрызгивалась в разные стороны.

Индианка времени не теряла. В процесс она сжимала свои груди и запускала пальчики в свои трусики, и успевала руками наглаживать мои ноги и сжимать мои зад, щекоткой ногтей разогревая меня на дальнейшую игру.

«Хватит греть её горлышко и язычок. Пусть лучше песню мне сотворит!», — подумал я и перевернул её на живот. Её ноги свисали с края перины, открывая взор к попке. Я схватил платье и потянул верх, оголив торс и закрыв её лицо. Её спина выглядела нежной, правильно говорят про индийских женщин, баба начинает стареть с головы. Я запустил руки под неё и сжал с силой её груди, стал мять как следует в своё удовольствие. Она ахнула и немного дернулась, но не стоны эти меня интересовали, не та музыка. Я хотел услышать, как она кричит, когда в её попку забивают болт, да по глубже. Хе-хе-хе

Сжав напоследок её соски и покрутив, я проскользил к её трусам и сорвал их прочь. Бурая дырочка открыла для меня свою красу. Пышные радужные нагие островки окружали её. Блеск её ягодиц внушал желание, а гладко выбритый лобок ниже, манил меня к её прелести ещё больше.

Я ударил её по ягодице. Шлепок интересно совпал со звоном её аха. Я ударил по другой, и она хихикнула.

«Да, «индуски» умеют поддерживать иллюзию своего невинного облика!», — вдруг пробежала во мне мысль, и я схватился по крепче одной рукой за талию, а другой направил своего красавца в попку. — «Сейчас мы разоблачим её легенду».

Я вошёл в попку медленно, ощущая каждое сжатие ягодиц. Она была горячей, но я горячее. Мои движения ускорялись, а её рот разносил славную легкую музыку. Я все глубже пытался проникнуть в неё, она хорошо смазала мой член, но вид её спины меня не радовал. Я развернул её на спину и снова вошёл в попку, а мои два пальца проскользнули в шлюшкину вторую дырочку. Другая же рука не уступала близнецу. Она держала её ногу, её пальчики манили меня всосать, и я ещё защекотал их изнутри язычком.

Она тем временем избавилась от платья, и её шаловливые глазки стали с интересом наблюдать, как я радую её дырочки. Её руки невольно ласкали свою грудь, стоны теряли контроль. Моя рука ощущала, как от моих действий она становилась всё влажней. И наконец, когда очередной раз засадил в полную длину свой член и понял, что 4 пальца в киске нужный вариант, она кончила так, что чуть не вывихнула мне эти пальцы. Её стоны были чисты, без грамма фальша. Это жутко заводила меня и из-за этого, я отвлёкся и под действием давления ягодиц, я излил семя в глубины её норки. Мои руки сомкнули её ноги, и я в экстазе медленно лизнул промеж них до пят.

— А ты хороша, женщина. Сколько я вас не посещал, ваши тела не могут не радовать мой член. Хе-ха. — я вынул член и отбросил ноги в сторону. — А теперь подвинься, индийская шлюшка, я хочу лечь. Твоя попка доставила меня попотеть, прежде чем удовлетворить её. Ха.

— Дя. — произнесла высоким голоском она.

«Индуска» встала и бегом побежала в сторону. Не обращая на неё внимания, я рухнул на перину.

«Шлюшка знатная, напомнила мне былые времена» — подумал я и расположил руки за спину. Женщина прибежала с кувшином и чашкой. Села на колени между моими ногами и налила зелёную жидкость в чашку. В чашке  находилась губка, она смочила её и стала осторожно протирать моего красавца. По запаху я понял, это зелёный чай с ароматными травами. Я не стал сопротивляться данной фишке борделя, такие процедуры могут привести приятные ощущения. Шлюшка осторожно, я бы сказал нежно, проводила по головке, очищая от всего лишнего. Этот процесс мне показался экзотическим не только от наблюдения, но и по ощущениям. Щекотно и немножко горячо от чая, а губка мягкая. Слов нет. Профи, «индуска».

Закончив процедуру и убедившись, что член блестит, она ополоснула губку, поливая из кувшина в чашку. Положила все предметы под кровать. Я потянулся к ней, схватил в объятиях, смеясь. Она смеялась в ответ.

— Этот бордель мне всё больше и больше нравиться. Я отрезвел начисто. Принеси мне выпить, женщина! — Я отпустил её. Она встала с кровати под мой удар ладошкой по попе.

— Я идти. Принести вино, господине. — убежала за дверь попутно натянув своё платье.

Смотреть на потолок и ни о чём не думать. «Хороша» жизнь! Я скрываюсь уже 5 лет и единственная радость — бордели и поддельная работа. Отрастил бороду и волосы, стрижка ужасная, осталась наляпать пятно на лбу и вылитый последователь Шивы. Да, только бог может что-то изменить. Ни должных денег, ни положения в обществе... Я скучаю по морю, по игривым волнам, звука залпа пушек и крика людей.

Звук горящей свечи манил в сон, но спать ещё было рано. Тишина предательски подстрекала миру забвения, звала отголосками прошлого в дремоту. И я уже был готов последовать этим речам, как вдруг «индуска» вернулась с вином.

Она налила вино в кружку и поднесла мне.

— Ня, господине. — она смотрела на меня своими коричневыми очами, и я принял её дар.

— Ты на удивление знаешь цену своим делам, словно ты на своём месте. Возможно, это и так, но что касается меня; нет. У меня нет дома! — Я испил вина и жестом позвал её прилечь со мной. Я никогда не боялся отравы в таких местах. Хозяева слишком набожны, чтобы убить или позволить убить кого-то в своём доме. Даже если это нелегальный дом «благородных девиц».

Я обнял её, запустив руки под платье, она тяжело вздохнула. Сейчас мне ничего не хотелось, кроме как чувствовать мягкость её груди и стук её сердца. Хотя, было ещё одно желание. Оно мучила меня весь этот день.

— Когда-то я был корсаром, я блуждал по водам в поисках приключений. Был 1634 год. — воспоминания накатили...

Было жаркое утро, солнце предательски улыбалось своими острыми лучами, поражая ими головы. Команда жутко устала от скуки. Уже целый месяц их корабль не встречал своего собрата на торговых маршрутах, словно сам морской дьявол извёл взор на их судно. Поэтому они всё время пили не зная слова «стоп». Для моряка нет такого слова.

Капитан уныло смотрел на горизонт сквозь окно своей каюты, надеясь увидеть хоть блеск. Горизонт предательски не отвечал взаимным вниманием. Это печалило капитана и его лицо строило гримасу под общество угодное козлу. Оставалось только бебекнуть, может козлята на других кораблях ответят взаимностью? В любом случае, капитан не был позитивный по натуре, всё же капитан не должен мыслить устами команды.

Он вышел из своей каюты посмотреть на «отважных» ребят. Они разбросом валялись по всей палубе, кто с бутылкой, кто просто в обнимку с другом. Все спали мирный сном. Даже навигатор не отставала от остальной команды и нежно сопела в обнимку с рулём. Боцмана же нигде не было видно.

Капитану на данный момент было всё равно, его интересовал лишь его плотник. Горизонт остался пуст, поэтому он прямиком нырнул в люк на нижний ярус. Там была не лучше картина. Та же пьянь на каждом шагу в обнимку с ядрами, пушками, мотками верёвки. Двоя из них, вообще, были в бочках жопой. Картина не радовала глаз, да и смотреть толком не на что было. Во мраке, лишь оранжевые столбцы света могли греть душу, да и тело обжигать.

Какой-то странный звук разносился из дальней каюты. Там и находился плотник. Капитан рванул в её сторону, звук принимал знакомую форму, и ворвавшись в каюту, капитан понял какова это форма.

Открыв дверь, он увидел слона. Черного волосатого слова виляющего хоботком. Но, прищурившись и подняв взгляд выше, он увидел, что это Морамбо, плотник. Он странно дергался и стонал, а местами произносил что-то африканское. Жесткие руки наклонили африканца, и капитан увидел причину странных звуков «слоника». Это была его Боцман. Блондинка с волнистыми волосами длиной до плеч. Объёмная массивная грудь, средняя толщина талии и попка в порядке. Её бы желали иметь в своей постели все люди на этом корабле, если бы не её дерзкий нрав и сексуальное доминирования в прямом смысле этого слова. Желания управлять, чувствовать, как кто-то под её влиянием испытывает унижение. Эмоциональная связь не обязательна, её заводит другое.

Она словно охотник. Видит некую особенность, достижение в мужчине. Основу его гордости и славы. Она хочет проникать в самую его суть. Запустить свои шаловливые ручонки и почувствовать всё, что человек ощущает при достижении своих целей. Но начало иное, не её инициация. Как только из таких мужчин увидят в ней желание, захотят ей овладеть, это приводит её в восторг. Она приманка, сладкий нектар, и только стоит подлететь, ловушка захлопывается. Жертва становится хищником.

Отрывать её от этого дела было самоубийством. Нет ничего хуже возбуждённой неудовлетворённой женщины. Поэтому, капитан закрыл дверь и произнёс: «Через пол часа у штурвала.»

Он не услышал ничего в ответ, кроме ехидного «Ооооа» из уст слоника. Он поднялся наверх, махая головой с улыбкой.

У Боцмана всегда была экстравагантная натура. С капитаном они познакомились в близи одной индийской деревушки. Она попала в забавное положение. Из-за своего характера и за непристойное поведение, сикхи схватили её и повесили на дерево. Руки и ноги были связаны с друг другом. Она весела на ветви безлистного дерева, словно кожаный фрукт. На ней были одни лишь трусы, а рот был заложен кляпом. Её голубые глаза невинно бегали по сторонам. Сикхи очень набожные люди и милосердные. Их религия не принуждает людей к подчинению и не несёт страшные образы возмездия за грехи. Данное зрелище могло означать одно: «Оскорбления святыни и верховного учителя. « Так как сикхи презирают хладнокровное убийство и вообще предпочитают искать мирное решение, то они отдали её на суд. Суд природы. Похоть, Жадность, Гнев, Эгоизм, Подчинение своей воле. Всё это для сикхов является высшим оскорблением природы. Деяния, которые несут прямой вред природе. И этот фрукт явно очень «любит» природу.

Капитан спас её от участи воссоединения с природой, очень ему понравились её болтающиеся сиськи, и в благодарность она сказала, что никогда не будет заниматься с ним сексом, но станет его верной помощницей. Для капитана это было странно, он спасал девушек и всегда те прыгали ему на шею в желании заняться страстными вещами, но в последствии, когда он узнал её поближе, он понял, что лучше не спорить с её решением.

Поднявшись к штурвалу, он пнул его так, что навигатор скатилась в правую сторону. Корабль немного дернуло, а навигатор очнулся от сна.

— Ауу. Зачем так грубо с Кошечкой! — Она ударилась головой, её руки схватились за голову. — Ккхххх, какой плохой капитан.

— Говорят, кошки любят воду, хочешь окунуться? — улыбаясь, произнёс спокойным тоном капитан.

— Мяу мяу. Вы, капитан, только и можете оскорблять девушек. Вчера было такое веселье, Кошечка танцевала, Кошечке было хорошо. — Она поднялась. На ней было легкое шёлковое платье с коротким низом. Кожаная жилетка поверх платья, поясок и шпага с правой стороны. Её ножки украшали высокие кожаные ботинки, а голову кошачьи ушки, сделанные из ткани. Кошечка приняла свою любимую позу. Подняла кулачки к подбородку и присев, стала вилять попкой, позади которой располагался хвостик. — Кошечка хорошая, не нужно в водичку. Кошечка сама умоется и приведёт судно в нормальное положение, в нужное направление. Ммияу.

Капитан пристально глянул в игривые глазки Кошечки. Чертовка была невероятно мила, что капитан махнул рукой и отвернул от неё взгляд на горизонт. Он по-прежнему ни чем не радовал. Капитан поднял двухместную лавочку и сел, ожидать боцмана и плотника.

Кошечку он приметил в пиратском порту, когда его корыто (а иначе «Серую Шлюшку» не назовёшь после побоища с 4 кораблями классом ниже) приплыло на починку. Там же он выиграл плотника, но об этом позже. Кошечка танцевала под визг толпы в таверне. Её использовали как дешёвую танцовщицу стриптиза. Ему показалась необычно видеться женщину с узкими глазками и розовой кожей, да ещё с кошачьими ушками на голове. Таких по близости не сыскать.

У Кошки был талант в картографии. Она могла по звёздам определить их расположения на карте с погрешностью в 1 милю, и даже вычислить север и юг в дневное время суток. Это сказал капитану танцор, который боялся за её жизнь. Он умолял капитана выкупить или похитить её, но судьба сама привела её к капитану.

Когда его корабль подлатали, он тут же пошёл на поиски новой добычи в море. Для него стала новость, что Кошечка находиться на его борту. Она ночью пробралась в его каюту, прыгнула на него и начала целовать. Капитан не стал сопротивляться, а просто разорвал пуговицы её рубахи, освободив грудки. Шикарные розовые груди своим видом просились, чтобы их лизнули. Кошечка мяукала. Но капитан не позволит так дёшево купить проезд. Он снял с неё рубаху, оставив её лишь в короткой юбочке и трусиках, перевернул её. И не снимая трусики, смочив её попку слюной, он вошёл в неё резким ударом. Кошечка мяукнула и посмотрела на него мокренькими глазками, но капитан в ответ сжал её грудки и прижал к себе. Её попка была туга и по ощущению невинна, но капитан не желал жалеть её. Она должна как следует отработать.

Капитан схватил её за плечи, приподнял и стал двигать своим тазом. Его движения постепенно ускоряли ход, а попка начинала отвечать слабеньким звуком на его член. Кошечке начинало не нравиться эти ощущения, её мяуканье перешло в тихий стон со вспышками крика, но капитан не обращал на это внимание. Руки капитана перескочили к соскам и потянули круговыми движениями от себя. Теперь Кошечка не могла вырваться, её девственная попка была перпендикулярно к нему и ей осталась только наблюдать, как её трахают, и произносить звуки. Сказать внятно она ничего не могла, лишь кричать, стонать и мяукать. Другого выбора капитан ей не давал.

Насладившись позой и сосками, он снова подтянул её к себе и перевернулся вместе с ней набок, продолжив своё веселье. Кошечка уже не кричала, она нежно и отчётливо стонала. Одной рукой капитан держал её за талию, другой гладил и бил по ягодицам. Её попка сильно сжималась и, через пару мгновений, он почувствовал, что скоро кончит. Но кончать в попку у него не было настроения.

Он скинул её на пол, схватил двумя руками за голову, медленно поднял и подвёл свой член к её губкам. Кошечка в ошеломлении потерялась и неосознанно открыла ротик, ощутив свой и его вкус. Капитан, почувствовав тепло её влажности, стал вращать головку по стенкам её рта, но, ощутив, что кончает, он начал двигаться назад вперёд, гладя её язычок и поливая её тепленькой жидкостью. Сперма просочилась с её губ на грудь, щекоча соски. В этот момент она пришла в себя и всосала его член, облизав головку. Так кончился её первый секс.

Капитан сел на кровать, разглядывая её сидящей на полу. Она почмокала ротиком, мяукнула. Трогая свою грудь в вязкой сколькой мокроте, она размазала её, сжав грудки. Выглядела взбудораженной, короткая стрижка набекрень, юбочка поднялась до груди, а трусики скатились. Кошечка осторожна поднялась на ноги, и тут капитан впал в недоумение. Он осмотрел её сверху до низу. Снова глаза вверх и вниз. «Что-то не то» с мыслей удивлённо глянул в её глаза. У неё между ног не было киски, как положено Кошечки. У неё был маленький стручок. Капитан слышал, что есть такие люди, но думал, что это сказки. А оказалась, нет. Кошечка не совсем Кошечка.

Так познакомился капитан со своим навигатором. Хоть её попка ему понравилась, он всё же предпочитает женщин с вагиной.

С тех пор прошёл месяц. Ни одного корабля, ни намёка на них. Одна вода. Такой вид пират очень не любил. Ему уже началось казаться, что настал второй великий потоп, что Бог снова разгневался на род людской. Правда в этот раз, выбор праведников несколько своеобразен.

Капитан с закрытыми глазами сидел на лавочке, но его почти дрёму, наконец, побеспокоили нужные ему люди.

— Капитан, боцман Краалл Швангерн прибыла по вашему приказанию. — Перед капитаном стояла длинноногая блондинка с мускулистым торсом. Она была в белой блузке с кожаным жилетом. Кожаные штанишки в обтяжку украшали высокие ботфорты на каблуке. Две сабли в ножнах в виде фаллосов весели на её поясе, а голову украшала шляпа с пером.

Рядом с ней стоял черный плотник с нагим торсом и в драных штанах. Он был босым и на вид потрёпанным, но нельзя было сказать, что он был не доволен.

Капитан посмотрел на них, его лицо выстроило гримасу, но интерес к данным персонам прервала точка на горизонте. () Он поднялся с лавки, взял со своего пояса подзорную трубу и взглянул. Его дыхание напряглось, и он с облегчением выдохнул. Это был корабль.

— А ну ленивые твари, живо по местам! Да проклюнутся те дни, когда ваша мать могла сделать аборт и избавить меня от ваших тупых гримас. — крикнул во всю глотку Капитан. — Капитан Грегг Чайкобей желает повеселиться и его веселье на горизонте! Мы идём за добычей!

Команда подскочила и начала бегать в разные стороны. Боцман ринулась за дело, пиная и крича на ленивую матросню. Кошечка, улыбаясь, повернула корабль в направление точки.

— Мяу, расправить паруса! Распустите лисель! Кошечка хочет трахнуть узкую попку кораблика! — Мяукнула Кошечка крутя штурвалом.

Капитан подбежал к носу корабля. Его чувства обострились в ожидании крови и запаха дырочек женщин.

...

«... Мы догоняли его быстро, это была торговая барка. Медленный кораблик. « — Рассказывал Грегг «индуске», но его прервал стук двери. Не ожидая ответа в комнату ворвался его помощник, хиленький паренёк, тяжело дыша.

— Какого черта ты прерываешь моё веселье, выродок ехидны!? А ну вон отсюда, пока я не засунул тебе свечку в твою дырочку для ускорения!

— Из... Изв... Изви-ните меня ккапитан. Они вычислили нас. Они наверху!! — произнёс дурачок.

Капитан подхватился, привёл себя в порядок. В одной руке сабля, в другой пистолет. Открыв дверь, он ринулся по ступеням верх.

Свет луны светил на окна гостиницы, куда недавно ворвался пьяный мужлан в поисках женской ласки.

(Продолжение следует...)