Капитан Грегг Чайкобей. Глава 2: Ост-Индийская компания / Рассказы и видео о лесбиянках онлайн бесплатно!

Капитан Грегг Чайкобей. Глава 2: Ост-Индийская компания


Никак не привыкну к этому воздуху. Его влажность просто убивает, вещи по два дня сохнут. Не зря его обитатели ходят в чём мать родила. Интересный народец, как и их боги, но мы их исправим вне зависимости от мусульманского правителя. Приведём в лучший вид. Англия задела эти земли в надежде дать одичалым людям цель в существовании, дать им новые знания, помочь обрести истину и спасение в Иисусе Христе.

Но, как учит нас Господь, народ не может иметь двух господ. Католики, которых ведёт наместник престола апостола Петра. Жалкие слепцы, следующие за волей безумца возомнивший себя устами бога, так лестно хранящий «Царство Господне», но оно в наших сердцах, а не просторах Ватикана. Мусульмане, возвысившие человека, нежели сына Господа. Они называют Христа великим пророком, но, зная его божественность, они продолжают жить по старым заветам, или около того. Куда они идут? Там нет истины и жизни вечной.

Мой отец истинный последователь Христа и своей страны, протестант. Его роль в Англии была славна и велика. Благодаря ему, католики в первые за сотню лет покинули землю Англии, хоть и не надолго. Он проник в тайные католические круга, завёлся их влиянием, ища возможности развалить их изнутри. Тем самым, он дал бы народному парламентеру возможность избавиться от своих католических обитателей, заверив их не надёжность.

Когда полоумный король Яков I взошёл на престол после смерти Елизаветы I, народ Англии обрадовался тому, что наконец-то появился тот властитель, который способен объединить Великобританию под одним знаменем. Шотландия, Ирландия и Англия стали едины. Но надеждам католиков и моего отца были четны. Ни мы, ни еретики не ожидали, что король окажется столь высокомерным. Король создал свою церковь на основе протестантской, что очень удивило католиков. Стюарты всегда были верны Папе Римскому и католической вере, но видимо Бог ближе к нам.

«Кто не епископ, тот не король!» — таковы были слова Яков I после коронации. Через день он создал новую веру, названная «Англиканство». Тогда протестантская церковь распалась на две части. Те, кто признавали короля как главу церкви, и те с кем был мой отец, они были против любого вмешательства государства в дела церкви и требовали полной её независимости от престола. Так появились «Пуритане» — чисто верующие.

Католики взорвались в гневе. Их представили в парламенте призывали к недоверик короне, чуть не ссылаясь к началу гражданской войны. Но не наши сторонники, ни другие народные представители не сошлись с их мнением. Междоусобная война была опасна для Великобритании, это бы расценила Европа как акт безбожия и варварства, позволив Европе направить свои войска в целях «освобождения народа Англии от тирании безбожника», уничтожив пол страны в придачу. Испанцем бы это понравилось. Поэтому, католики решили на точечный удар по всему парламенту и королю. Заложить здание порохом и взорвать всю верхушку власти Англии, посеяв смуту в стране. Тогда мой отец, 13 летний парнишка, предупредил корону и посредству его помощи открылись места пребывания заговорщиков. Их схватили и казнили.

Король очень хорошо встретил героя-шпиона, наградил его по-королевски, а через года, после смерти принца-наследника Генриха, мой отец Джордж Вильерс стал первым любимчиком его величества. Парламент постепенно получил прямой доступ и влияние на корону. Мой отец был умён не погодам, хотя его больше интересовали придворные дамы.

Когда моему отцу присудили титул пэра, на свет появился я, Саймонт Вильерс, незаконнорожденный сын.

Отец хорошо относился ко мне. Имея королевскую «пенсию», он дал мне достойное образование. Когда мне исполнилось 19 лет, мой отец добился всего к чему его толкали пуритане. Король Яков Iнаделил его высшим титулом Англии, и он фактически стал правителем Великобритании. Я стал сыном герцога Бекингемского.

Отец не отличался скромностью. О его любовных победах в Англии ходят легенды. Своё возвышение он решил отпраздновать со мной. Он повёл меня в лучшее место в Англии.

Куртизанки не столь легальная работа в Англии. Их участь перед протестантской церковью неблагодарна. Веками священники на публику гнобили свободных женщин, на деле же отдавали огромный кусок пожертвований им. Поймай их за этим делом, они бы спели пару фраз Христа дарованной Мандолине.

«Фаворитки» вот такое прикрытие создали нынешние знатные лицемеры. Отец решил познакомить меня с «партнёршами» для знатных встреч. «Веселись и наслаждайся» вот, что сказал мне отец, впихнув в комнату с 4 девицами.

Они стояли у кровати, играя подушками и жуя фрукты. Целая палитра цветов. Азиатка, мулатка, африканка, европейка. Совершенно нагие. Сок фруктов стекал по подбородку, капая на груди двух из них. Другие девушки били друг друга подушками, смеясь и кувыркаясь уже на кровати.

Я медленно неуверенно подошёл к ним. Их игривые глазки направились на мой пах, а потом они посмотрели мне в глаза и улыбнулись. Я хотел прикоснуться к их телам, но они не прекратили свои игры, а напротив, одна из тех, что играла подушками, покинула свою партнёршу и направилась к фруктоешкам. Она была бесцеремонна и дерзка, схватила за их попы и яростно слизнула сок с их грудей, посасывая соски и взглядом дразня меня. Её руки ласкали их ягодицы. Волнами пальцы плавали по спине. Её язычок ласкал их шеи, желаю ещё и ещё.

Да, я помню себя тогда, неуверенного парня в таких играх. Когда ты растёшь по правилам, где нет женщин, словно в миру, где нет их влияния, то ты попусту не знаешь, что делать с этим изобилием. Я просто стоял с красными щеками и смотрел на это диво. Но тут подушка влетела в эту картину, отрикошетив в меня. Я отшатнулся и с удивлением посмотрел на них. Та, что на кровати с завистью гневно посмотрела на них, даже обиженно, другие же хихикнули в ответ и ринулись в её сторону. Одна из тройки схватила за руки нахалку, потянув вверх, другие же оседлали её ножки и стали ласкать груди. Их пальчики скользили по её телу, моментами проскальзывая к её лобку.

Пленённая девушка дрожала от удовольствия, но её наслаждению не суждено было закончиться так быстро. Ей раздвинули ножки, и язычок коснулся киски. Сладкий голосок струился из её ротика, однако, та что держала руки, запрыгнула на нею и заслонила её ротик своим цветком. «Лижи!» — произнесла наездница и так покорно исполнила приказ. Другие девочки соревновались за право защекотать языком её клитор. Они словно бодались своими головками, слизывая телесный сок её лона. Через мгновение штурмующие охватили все доли сокровенного, и я услышал долгий тонкий стон.

Я невольно подошёл к краю кровати, и девочки тут же прекратили свои игры. Черненькая подползал к краю кровати со словами «Ну, покажи его, скромняга». Руки начали расстегивать ремень, но другие девочки встали и помогли мне избавиться от одежды. Как только упала последняя вещица, черная нежно взяла мой и без того стоячий член и приняла в ротик. Другие девочки ласкали мою грудь и целовали губы. Меня на долго не хватила, ведь такой красоте трудно сопротивляться. Я обильно кончил, когда мой член был в глубинах её горлышка. Мои услады на это не кончились. Девочки опрокинули меня на кровать и стали целовать мой торс, мои соски, мою шею и губы. Черная, тем временем, налила в кружку вино и медленно начала лить мне в рот. К тому времени когда кружка иссякла, мой дружок уже был готов снова испытать приключения. Мулатка оседлала меня, мой член в ней, но и другие две решили сыграть в наездницу. Одна осела на пресс, друга на ноги.

Они стали двигаться синхронно. Вниз вверх, вниз вверх. Словно волны бурного моря. Я отвечал им тазом. Их влажность и жар хорошо отвечал пульсации моего члена. Долго играть в их игру мне не было слада. Поэтому, я скинул их наклонившись в бок, подтянул за руки Черную к себе и накрыл её собой. Рукой я направил свой член в её лоно и стал неистово трахать. Её стоны учащались,  чередуюсь со простым выдохом. Мои руки ласкали её грудь, двигаясь вниз сжимая ягодицы. Губы целовали её шею, её ушки, ощущая её запах волос. Но глаза обратились на другую картину, девочки окружили его, легли рядом, став ласкать себя сами. Под звук их стона и жара их тел, я и не заметил что уже кончаю в глубины черного цветка.


Да, это было нечто для первого раза, но к сожалению они кончаются в этом мгновении жизни, повторить его нельзя. В отличии от женщин мужчины часто хотят спать испытывать удовольствия секса как в первый раз. Это и в прям чудно. В тот день, отец сказал, что я стал полноценнее. Обычно говорят, что ты становишься взрослым, мужчиной, но у отца была иная философия. Мужчиной становятся тогда, когда твои лишают жизни мужчину, и это у меня впереди.

Первое поручение отца на должности герцога — Испания. Яков Iнацелился на земли католиков. Он хотел женить своего сына на сестре испанского короля, создав англо-испанскую династию. Это очень гневно встретил народный парламент. Протестанты отогнали католиков из своего курятника, и допустить их снова, они не желали. Да и при королеве Елизаветы, английский флот потерпел значительный потери в войне с Испанией. Король не стал мириться с парламентом и попусту распустил его. Однако английский герцог не оправдал его надежды, испанский король отказался от брака. Мой отец был в гневе, но оскорбление жениха было сильнее. Восемь месяцев тайно в Испании. Взятки и обещания, почти все нужные люди в поддержку к браку и будущей власти, но испанский король умнее. Он понял план английского короля. После этого брака его жизнь станет очень дешёвой.

Гордость моего отца под откос, ему не было равных в любовных договорах, но Карл Стюарт нашёл решение проблемы. «Франция». Одно слово и Герцог Бекингем придумал иное место королевской династии.

Я же в то время был на поручении пуританского ордена в Англии, обучался военно-морскому делу. После распада парламента, они стали меньше доверять моему отцу, я был что-то вроде заложника. Заложник, которого учат убивать и управлять флотом. Орден планировал три экспедиции. Ещё одну в новый свет, вторую в просторы России, третью в Индию. Во всех местах они планировали организовать свои центры, пустить свои руки поближе к власти. Повести людей из мракобесия в истинный свет пути во Христе. А может просто разбогатеть за счёт чуждых народов.

Франция была на пороге войны с Испанией, войны которую не избежать. Бекингем это знал, он сразу понял мысль сына Якова в день, когда они покидали Испанию. Поэтому он тут же отправился во Францию, а Карл же вернулся довольный на родину.

Что писал мне отец о Франции?"Это целый мир. Он отличен от Англии не сколь по величине, населённости и пестроте, сколь по изумительному своему сумасбродству. Здешние обычаи причудливые, страсти свирепые, перевороты непрестанные, гражданские войны непрерывные, смуты беспорядочные, крайности неумеренные. Путаница, суматоха, разбой и бестолочь — всё, что другой мир разрушает, этот делает только сильнее.

Дамы позволяют целовать себя при публике, обращение здесь такое свободное, что простолюдин может изречь свои чувства дворянке, да хоть баронессе. Впрочем, здесь ничего не увидишь, кроме игр, пиров и балов; так среди балетов и банкетов здесь кутят без просыпа. Как они говорят, «благодушествуют». Эх... Вот что делает католическая церковь с людьми. Вот до чего довёл страну кардинал Ришелье! Если бы не указ следующего монарха Англии, я бы посмотрел в иные направления, а приходится смотреть на отсос официанток в здешних тавернах.»

Франция — родина мушкетеров и распутства. Эти две сути в одном флаконе — страшная сила, которая была нужна Англии. Но и Франции нужна была Англия. Мой отец сделал всё, чтобы Карл стал женихом сестры Людовика XIII. В частности он соблазнил королеву, и её влияние послужила положительным ответом, правда цена была немного не приятная. Помимо помощи в войне с Испанией, на территории Англии католиков не должны притеснять. Такого было требование, и мой отец согласился, как и Король. Карл сыграет свадьбу.

Якову I пришлось созвать новый парламент, чтобы иметь возможность сыскать средства для войны с Испанией. Но парламент, будучи в протестантской вере, отказывались в помощи королю, если он допустит католиков в страну. Король согласился с их условиями, однако это была лож.

Узрев пребывание католиков и плановое строительство их церквей в Лондоне, парламент вышел из себя, начались убийства, а моего отца обвинили во всём. Вид французской супруги принца их доконал окончательно, даже пуритане её вид показался отвратным. Властолюбивая и заносчивая, она в первые дни начала изменять устои Англии, тем самым настроив против себя и знать, и простой народ. Через некоторое время король Англии умер, предположительно от отравы Испанцев, однако.

Англиканство, которое создал король Яков занимало две третьей части парламента и мне известно, что только они могли организовать убийство Короля в надежде свалить вину на моего отца. Однако сын короля Карл I упразднил все слухи и указы на суд моего отца. Чтобы оградить отца от бессмысленной расправы, он отправил моего отца во Францию договориться о предстоящей войне. Сам Карл занялся своей коронацией на место своего отца. Однако, отца во Франции ждали потрясения, начались восстания протестантов.

Королева, будучи протестанткой, просила своего любовника присоединиться к восстанию, помочь Франции вырваться от рук Ришилье. Я же к тому времени присоединился к Ост. Индийской компании. Экспедиции пуритан в Индию.

Отец писал, что влюбился в королеву, что поможет протестантам Франции. Однако уход войск из Английской земли, оставляя её менее защищённой, привело англиканство в парламенте в ужас. Они большинством голосов объявили моего отца отступником, еретиком и врагом Англии. Просили отозвать от него войска. Король Карл это не поддержал.

В Индии же творились иные вещи: «Война мусульман».

Пуритане хорошо обосновались в торговых кругах, обеспечивая своим соотечественникам скидки на разнообразный товар. Чай, шоколад, специи, экзотические фрукты, краску. Ост. Индийская компания за 20 лет своего присутствия в Индии превратили портовые города в свои производственные цехи, отбирая работу у индийских граждан.

Я же там обеспечивал сохранность доставки английского товара до Африки, а от туда уже иные люди обеспечивали доставку торгового флота в Европу. Такая работа приносила кучу денег, месяцами не было врагов, а деньги те же. Я обжился в индийском море, привыкнув к их жизни и к их женщинам.

Однажды нас пригласил на дружеский обед младший сын Великого Могола. Ему вздумалось пойти против своего отца и братьев. По его мнению, они отошли от наследия Тимура Основателя Империи Моголов. Пригласил он нас не из добрых побуждений, сколь в целях потенциального сотрудничества.


«Вас принимает наследник Великой Могольской Империи Шахзаде Хуррам Бахт Бахадур-мирза, будущий правитель всей Индии» — провозгласил глашатый, когда я с главой пуританской экспедиции и губернатору Бомбеи вошли в военную палатку Бахадура в лагере его войска. Он набирал силы для свержения отца и изменения жизни в Индии.

— Рад принимать вас, братьев мусульман. Хоть вы пока не пришли на истинный путь ислама, к Аллаху вы ближе, чем ваши братья Отца Рима. — произнёс Бахадур-мирза и предложил воссесть на подушки у столика с фруктами в вазе и кальяну по центру. — Англия не является врагом моголов в отличии от португальцев. Португальцы и ваши враги.

— Так чего желает Великий Могол от нас? — произнес лидер экспансии пуритан.

— Благополучие индийского моря. Скажем так, лица туристов иные от ваших вредят моему пищеварению. А больной живот может направить меня на югозападное побережье, поправить здоровье. Когда у меня болит живот, хочется тишины и покоя для всех окружающих. Я достойный и милостевый... принц. — Бахадур улыбнулся и налил вина гостям.

Обстановка была напряжённая, неучтивость и отказ мог приговорить нас к смерти. Мусульмане чтят законы гостеприимства, но за стенами их дома...

Пуританин напрягся, выпил вина и затянулся табаком.

— Говорят, вы любите драгоценные камни. Мы можем их вам доставить. Однако, таможенный налог непосильно велик, но если его снизить, то мы будем способны арендовать больше военных кораблей для защиты грузов. Вполне, это обеспечит большую конкурентспобность в торговле с Индией. — произнёс лишенный эмоций тоном пуританин. Губернатор кивком его поддержал.

Бахадур улыбнулся, гости услышали его смех.

— Думаю, мы пришли к соглашению. Отдыхайте, веселитесь. Аллах милостив в дарах своих.

На этом встреча была закончена, мы поклонились и покинули принца Индии. Разбежались по своим ночлежкам. Войдя в свой шатёр, меня ждал сюрприз. Прекрасная индианка с яблоками. Она была в полупрозрачном красном платье, цветок украшал её русые волосы. Изысканный дар принца.

Я подошёл к ней с беспристрастием посмотрел ей в глаза, прикоснулся к её плечам и опустил её вниз на колени, лицом к своему красавцу. Женщина поняла намёк и расстегнула мне штаны, спустив их в близ своих колен. Далее она начала лизать мои яйца, словно пером лаская мой мешочек, всасывая и облизывая внутри яички. Мои руки ласкали её ушки, плавали в её волосах. И в какой-то момент, они подняли её голову выше и язычок проскользил по стволу члена, погрузив головку внутрь её ротика. Она начала активно сосать, вызывая бесконтрольные движения с призывом трахать. И зачем сопротивляться? Мои пальцы впились в её волосы, и я вошёл в неё в полную, задержав на несколько секунд, и обратно, дав ей отдышаться. Снова повторил это и отпустил на пол. В падении она развернулась ко мне попкой, и я задержал возвращение. Освободив её попку от ков, я плюнул на дырочку её попки и медленно вошёл. Попка сжимала мой член с непривычки. Узкая дырочка, которую нужно было раскрыть. Первое движение, второе, третье, стоны начались разноситься по окружению, но из-за ветра, я не обрадую воображение стражи снаружи, эти звуки только для меня.

Мои движения ускорялись, как и повышался её жар. Руки проскользнули сквозь одежду к её груди и подтянули к себе. Её спина соприкоснулась со мной, я стал целовать её шею, вдыхать запах её волос, ощущать ухом вибрации стона внутри её шеи. Я наслаждался этим всем, пока мои руки с силой не прижали её к себе, сжимая грудь и талию, и я кончил в такт её мощного давления внутри.

Через две недели, я уже был в море, но я не мог унять мысли о её попке. () Такое бывает только раз и это печально. Конец девственности попки столь же мила, как восход солнца на горизонте моря. Однако горизонт радует каждый день, а это...

Пока я плавал в Индии, мой отец помогал защищать крепость Ла-Рошель, однако это привело к началу войны Англии и Франции. В конце которой, обезумевший пуританин убил моего отца. Орден был тут не причастен, мой отец так сильно хотел изменить Францию, что забыл о своём доме. Возможно, его погубила любовь к королеве. Сейчас это уже не важно.

После смерти моего отца и меня настигли беды. Некий корабль под сводом тумана подошёл на 300 ярдом и произвёл два залпа, которые разнесли две мачты моего брига, а потом чуть ли не на глазах разграбил порученный мне флейт для охраны. Это был пиратский корвет испанского производства. Имя корабля было «Серая Шлюшка».

Возвращение на берег Индии обошёлся мне в три раза дольше обычного. Начальство уже были в курсе моего дела, они были в бешенстве и на меня повесели человека, который бы «научил» и проследил, чтобы я, взяв в руководство флот из 4 кораблей, выследил данный корабль и уничтожил. Он мутил воду не только пуританам, но всей Ост. Индийской компании.

Об своей охоте за этим судном, возможно я расскажу потом. Поговорим о настоящем времени. Ныне 1651 год от рождества Христова. Я уже более 20 лет выслеживаю одну дрянь, Грегга Чайкобея. Пока без результатно, он всё время ускользает. У меня нет поддержки не Англии, ни пуритан. Это стало моей жизнью, а они о нём уже и забыли.

Ныне в этой лачуге на побережье Бомбеи я располагаюсь. Сюда ушёл след Чайкобея. Тихое место, спокойное море. Редко радует берега жуткими бризами. Мне уже кажется, что я умер и попал в ад. Спокойно как в крипте. Но покой, слава Господу, нарушил мой помощник Джейк Курт.

— Сер! Мы его нашли! Нашли! — с криком вбежал Джейк в мой домик. — Гостиница, он в борделе!

Ааа. Вот и ветер подул, скоро на землю обрушиться дождь.

(продолжение следует.)