Как меня похитили

КАК МЕНЯ ПОХИТИЛИ

1

Меня зовут Ванесса, рост метр восемьдесят семь, 23 года, длинноногая натуральная платиновая блондинка, размеры почти голливудские: 93—57—92, обалденное личико. Мужики всех возрастов штабелями ложились к моим ногам. У меня был и постоянный покровитель, купивший мне квартирку, машину и украшения, и случайные любовники. Маман и папашка ворчали, нехорошо обзывались, однако деньги брали исправно.

Ну так вот, я ехала в автосалон, оформить покупку спортивной «BMW» — кабриолет, которую я давно присмотрела, но только вчера уломала моего покровителя купить. Я была вся в предвкушении от пред¬стоящей покупки, представляя, как сяду за руль, как помчусь... , и почти ни на что не обращала внимания, только на дорогу. Попасть в аварию мне не хотелось.

Вдруг впереди послышалась нечто необычное. Что-то грохнуло, что-то бабахнуло, послышалась стрельба. Как я поняла, что стреляют? Телевизор все смотрят? Так из него, родимого. Машины остановились. Кто-то выскочил, кто-то в кого-то стукнулся, кто-то нажал на клаксон. Сплошной бедлам!

Я остановилась у тротуара и стала соображать, что мне делать дальше. А впереди появился дым, и, кажется, что-то загорелось. Вдруг дверца сзади распахнулась, и в машину кто-то впрыгнул, иначе и не скажешь. Я глянула в зеркальце. Это была рыжая веснушчатая девчонка лет восемнадцати, не больше, в каком-то чёрно-синем комбинезоне. Рядом с ней на сидении лежала большая сумка.

 — Поехали! — бросила она, тыча в шею большим ножом.

 — Девочка, ты... — начала я.

 — Поехала, сучка! — шёпотом завопила девчонка. — Сейчас харю попишу — мать не узнает!

И весьма ощутимо кольнула ножом в щёку.

 — Сразу бы сказала, что торопишься, — попыталась пошутить я.

Убедил меня не нож, а её глаза. Там я прочла решимость пустить его в ход, готовность изрезать меня на кусочки. Девчонка действительно МОГЛА сделать это. Я вывернула на тротуар и проехала в переулок. В зеркальце я заметила, что моему примеру последовали и другие машины.

 — Сейчас направо! — скомандовала девчонка, кольнув меня ножом в шею.

Я послушно свернула. Потом, подчиняясь указаниям девчонки, я сворачивала ещё дважды или трижды. Наконец, свернула в какой-то тупичок и остановила машину среди кустов.

Девчонка вытащила ка¬кой-то свёрток из сумки, выскочила из машины и, распахнув дверцу, попыталась вытащить меня. Я заупрямилась. Тогда она влепила мне пощёчину, а потом пару раз, схватив за волосы, приложила лицом о руль. Было больно и обидно, что какая-то малолетка меня избивает. Но драться с ней я не решилась: у неё был нож, и в глазах читалась готовность пустить его в дело.

Я послушно вылезла из машины и позволила задрать на себе блузку. Развернув свёрток, оказавшимся широким поясом, со множеством наполненных кармашков и проводами, девчонка надела его на меня. Потом до¬стала мобильный телефон, подсоединила один из проводов и спрятала его в карманчик.

 — Это не... — только и смогла выговорить я, цепенея от ужасной догадки.

 — Ага, Бэби, — ухмыльнулась рыжая.

 — Я не Бэби! — возмутилась я.

 — Значит, будешь теперь! — отрезала девчонка. — Садись за руль и поехали.

 — Отпусти, пожалуйста! — я упала перед ней на колени. — Клянусь, никому про тебя не скажу!!

Девчонка тем временем сняла комбинезон и оказалась в топике и шортиках, сверху она накинула лёгкую курточку. Её рука прошлась по моему лицу, легко и нежно, как ещё никто до этого меня не ласкал. Я замерла от этой необычайной ласки. И вдруг девчонка вцепилась мне в ухо и пребольно выкрутила.

 — Или за руль, шлюшка, — прошипела девчонка. — И помни: захочешь сказать что-то не то, или убежать — один звонок и всё.

Потирая покрасневшее ухо, я села за руль, ожидая дальнейших команд. Тем временем девчонка свернула комбинезон и ботинки в комок, и засунула куда-то в кусты. Я заметила, как в карман курточки перекочевал маленький пистолетик, а в рукав — тот самый нож.

 — Куда ехать-то? — угрюмо спросила я.

 — Пока — к Третьей городской больнице, — ответила девчонка. — Потом скажу.

Третья городская — это на западной окраине, а мы, как я поняла, — где-то ближе к восточной. Так что придётся пилить едва ли не через весь город.

 — У меня бак почти пустой, — сказала я. — Заправиться бы надо.

 — Заправимся по дороге, — пожала та плечиками. — Поехали.

2

Я включила радио, желая послушать музыку, но девчонка перестроила её на местные новости. Тема номер один, конечно, было то происшедшее в центре.

 — «... был убит охранником банка! — верещала дикторша. — Уцелевшие бандиты пытались бежать, но были уничтожены в ходе преследования. Были так же тяжело ранено два сотрудника милиции. Один из них в критическом состоянии...»

Тут девчонка выключила радио.

 — Это не ты была там? — спросила, сгорая от любопытства.

 — Ну, я там была, — усмехнулась девчонка, — только вот не с ними и по другому поводу.

Ответ меня только ещё больше запутал. Как изволите понимать это?! Я уже открыла рот для следующего вопроса, но меня перебил звонок телефона. Девчонка нахмурилась и сунула руку в карман.

 — Да, дорогой? — сладким голосом ответила я.

 — Ты где, Киса? Вроде твою машину видели в центре

 — Да, я там была, котик, но сейчас возвращаюсь домой, — ответила я, глядя на рыжую, та одобрительно кивнула мне. — А что там с банком? Передают такие ужасные новости

 — Не забивай чепухой свою прекрасную головку! — отмахнулся папик. — С банком всё нормально. Я сегодня с тобой встретиться не смогу, Киса. Отложим на завтра.

 — Но почему?! — в голосе у меня обозначились слёзы и кровная обида. — Значит, проблемы всё-таки есть? Или я уже тебе не нравлюсь?!

Девчонка показала мне большой палец.

 — Ты мне нравишься как прежде, — в голосе банкира промелькнула усталость от капризной девки, — и с банком всё в порядке. Но появились срочные дела. Извини, Киска, раз с тобой всё в порядке, я спокоен.

И отключился.

 — Ну что, довольна? — я покосилась на девчонку.

 — Вполне, — кивнула та и приказала: — Сворачивай на Куприяновскую.

Я послушно свернула. У этой малявки явно была какая-то цель, куда она стремилась. Но спрашивать не стала, она явно не скажет. Вместо этого я спросила о другом:

 — А почему ты сама не села за руль?

 — Потому что я маленькая и выгляжу чересчур молодо, Бэби, — усмехнулась рыжая. — Первый же мент прицепился бы. А так всё в порядке: две сестры едут по делам. Вон, уже третий патруль проезжаем...

Действительно, если менты и следили за нами, то просто посмотреть на красивых девушек. Следующий всё-таки остановил. Но опять же вовсе не по службе, а чтобы познакомиться. Правда, узнав, чья я подружка, он увял и отпустил.

Я вдруг поймала себя, что то и дело кошусь в сторону этой девчонки, любуясь ею. Прелестное личико с огромными зелёными глазищами на пол лица, и пухлыми губками, казалось, созданными для поцелуев. Всколоченные рыжие волосы только придавали ей какой-то особый шарм. Стройная подтянутая фигурка, достойная супермодели, небольшая упругая грудь. Помотав головой, я попыталась сосредоточиться на дороге, но глаза упорно косили в сторону девчонки.

По команде моей пленительницы, мы свернули в район, облюбованный «новыми русскими». Но остановились у скромного, по здешним меркам, двухэтажного дома. Загнав машину  во двор, мы пошли в дом, вернее, девчонка меня повела. Прежде чем я успела опомниться, она завела мне руки за спину и надела наручники, обтянутые чёрным бархатом.

 — Э! Как это понимать?! — возмутилась я.

 — А как хочешь! — усмехнулась рыжая.

Она достала широкий собачий ошейник с заклёпками, заставила меня нагнуться и одела мне на шею, а потом пристегнула поводок. Чувствовала я себя очень униженной и одновременно возбудилась. А девчонка тем временем вытащила какую-то сложную конструкцию из ремешков с шариком и одела мне на голову, словно намордник. Я хотела запротестовать, но шарик вошёл точно в открытый рот, надёжно закрыв его. Так что вышло только:

 — Мммммм!

 — Знаешь, а ты так сексуально выглядишь! — сказала девчонка.

Она снова нежно-нежно провела по моей щеке. Я замерла, стремясь продлить эти ощущения. Но тут она разрушила всё очарование, грубо дёрнув за поводок:

 — Пошли, сучка!

3

Я послушно пошла за рыжей по дорожке. Меня и страшно злила, и жутко возбуждала эта ситуация. Войдя в дом, она отвела меня в спальню. Большая комната, кровать под роскошным балдахином, здоровенный трельяж, уставленный косметикой, — пять модниц вполне бы уместились; и пузатый шкаф, явно не пустой. Привязав поводок к одному из столбиков балдахина, девчонка ушла, бросив:

 — Я скоро!

Я попыталась сесть, но коварная девчонка привязала поводок так высоко, что его длины не хватало. Оставалось лишь шагать туда — сюда, как собаке на привязи. Шуточка, — а именно так я воспринимало происходящее, — оборачивалась какой-то жуткой стороной.

Впрочем, испугаться по-настоящему я не успела. Рыжая действительно появилась очень быстро. Дверь вдруг распахнулась и показалась она в чёрном с золотыми драконами халате, катя перед собой тележку, на которой стояли фрукты и вино. Я уже кое о чём догадывалась, не маленькая девочка, чай, но сейчас в низу живота вдруг появилась истома. И я остро пожалела, что не лежу нагая на этой роскошной, прямо-таки пампадуровской кровати.

Девчонка скинула халат, прямо на пол, под ним действительно ничего не было, и подошла ко мне. Я обратила внимание, что загар ровно покрывал её тело без всяких белых полосок. Тем временем девчонка начала меня раздевать. Для начала она сняла и отбросила пояс со взрывчаткой. Я шарахнулась. Рыжая расхохоталась:

 — Это же муляж! Подделка! Ты и в самом деле подумала, что я буду таскать с собой «пояс шахида»?!

Я покраснела, так дёшево купила. Хотя, для несведущего человека, выглядел этот пояс весьма натурально.

Тем временем девчонка расстегнула и спустила юбку. От прикосновений её пальчиков меня пробрала дрожь предвкушения. Взглянув на меня снизу вверх, девчонка как-то хищно улыбнулась и взяла с тележки большой нож. Маньячка что ли?! Несколько раз она провела ножом у меня по щекам и шее, потом медленно, по одной срезала все пуговицы на блузке, в перерывах гладя и лаская моё тело. Меня эта пытка доводила до исступления, трусики давным-давно были мокрые.

Стянув блузку с плеч, девчонка перерезала лямки и расстегнула лифчик. Мои сиськи четвёртого с полови-ной размера вырвались на свободу. Издав какой-то непонятный возглас восхищения, нечто среднее между «Вау!» и «Вот это да!», рыжая мгновенно присосалась к ним. Она приникала ртом то к одному, то к другому соску, сося, прикусывая зубами, лаская языком, а руками тикая мои груди. Если бы мой рот не был закрыт, я бы орала от наслаждения. Такого удовольствия я ещё не получала. Наконец, оргазм сокрушил меня.

Девчонка с сожалением отстранилась от моих сисек и спустилась к ногам. Она осторожно сняла туфли, А потом одним рывком стащила колготки и трусики и отшвырнула в сторону. Я думала, что это всё, что ей надо, но ошиблась. Приоткрыв шкаф, девчонка извлекла, покопавшись пару чулок и белые туфли на тааком каблуке! Когда-то мамулечка мне надевала детские колготки. Но это совсем другое. А тут моя любовница надевает чулочки, ласково, нежно. Я неожиданно опять кончила. Девчонка окунула пальчик в мой нектар, облизала и ска-зала мне:

 — А ты, Бэби, вкусная. Но продолжим...

Уложив меня на кровати, рыжая вытащила кожаные манжеты с металлическими цепочками, прикреплённых к столбикам балдахина, и одела их сначала на ноги, потом на руки. Хитро глянув на меня, она что-то нажала под кроватью. Цепочки натянулись, я оказалась распятой.

Девчонка легла на меня и принялась целовать, вылизывать и покусывать, правда, очень нежно. Начала с ушей и лица. Боже, так меня ещё никто не ласкал, я три раза кончила, пока она добралась до груди. На сей раз рыжая не стала задерживаться на сиськах, пообещав заняться ими в другой раз, а двинулась ниже.

Я изнывала от нетерпения: когда же она доберётся до моего бутончика?! Он так жаждал ласки! А эта юная садистка старательно обработала живот, наигравшись с пупком и висюлькой в нём, (я кончила ещё раз), и принялась ласкать бёдра. И лишь дойдя до колен, рыжая вернулась к моей киске. К тому времени я уже опять была на пределе. И как только её пальчик коснулся моего клитора, я взорвалась невиданным по силе оргазмом.

Когда я немного пришла в себя, девчонка с восхищением смотрела на меня:

 — Ну ты даёшь, Малыш! Продолжим?

Тут я увидела на ней одетый страпон — здоровенное дидло алого цвета. Честно говоря, я здорово испугалась, что оно порвёт меня, потому что с такими большими членами я ещё дела не имела. А с другой стороны стало смешно: казалось: казалось, не страпон к рыжей прикреплён, а она к страпону.

Тем временем девчонка устроилась между моих широко раздвинутых ног и стала вставлять член в мой бутончик. Она начала осторожно вводить, постепенно углубляясь. Это показалось мне изощрённой пыткой, приподняв голову, я принялась возмущённо мычать.

 — Что? — не поняла рыжая.

 — Мммм! — ответила я. — Ммм! Ммммм! Мммм!

 — А! Сразу и сильней?! — догадалась девчонка.

 — Ммм! — подтвердила я.

 — Ну тогда держись, Бэби! — сказала она.

Очень скоро я поняла, что её слова вовсе не были шуткой.

Девчонка одним ударом вошла на всю глубину моей киски. Она таранила меня мощными ударами, то почти вынимая, то загоняя на всю глубину. Один за другим меня сотрясли несколько оргазмов. А рыжая всё трахала и трахала, словно её подключили к бездонному источнику энергии. От пота её тело блестело, коротко подстриженные волосы прилипли к голове, но только это выдавало напряжение.

Не знаю, сколько времени она меня трахала — я кончала и кончала. Наконец, после очередного бурного оргазма, я увидела рыжую, лежащую рядом со мной и гладящую мою грудь. Заметив, что я немного очухалась, она поцеловала меня в щёчку и спросила:

 — Ну и как это тебе?

 — Это было супер! — ответила я.

Оказывается, девчонка меня уже освободила! Я подхватила её на руки и принялась целовать. Начала с личика, перешла к шее, потом к грудям. Потом перешла к животику и, наконец, спустилась к её цветку. Как я игралась с ним! Вылизывала каждую складочку, сосала и теребила клитор, засовывала язык. От моих ласк рыжая кончила три или четыре раза. В конце концов, уставшие до невозможности, мы обнялись и уснули.

4

Разбудил нас телефонный звонок. Девчонка высвободилась из моих рук и вышла. Не было её минут пять-семь. Вернулась она уже полностью одетая. Я удивлённо смотрела на неё. Она же поцеловала меня в губы и прошептала:

 — Извини, но мне надо идти.

 — Подожди! — воскликнула я. — А... потом...

 — Там видно будет, — улыбнулась рыжая, поцеловала меня и убежала.

Я растянулась на кровати и незаметно опять заснула. Внезапно комната заполнилась грохотом, вспышка-ми и дымом, от которого у меня полились слёзы. Ворвались какие-то люди, меня схватили и потащили наружу. Я ничего не могла понять. Меня куда-то уложили и повезли. Кто-то принялся меня осторожно ощупывать.

 — ... Её связывали, об этом говорят следы на запястьях и щиколотках, — послышался женский голос.

Как оказалось, мой банкир несколько раз мне звонил, но, так как я не отвечала, поднял на ноги милицию, вообразив невесть что. Те живо с помощью своих методов нашли меня, и пошли на штурм.

Что ещё рассказать? Банкир действительно меня любил. Я получила новенькую «BMW», новую квартиру, сундук драгоценностей и поездку на Ривьеру, так сказать, возмещение за моральный ущерб. Но что-то как бы сломалось во мне. Я старательно изображала восторг, по каждому подарку, и страсть в кровати, но сама оставалась внутренне спокойна. Мне этого уже не надо было. Как-то я поймала себя, что ищу взглядом те самые ры¬жие космы и зелёные глаза. Несколько раз я здорово ошибалась, принимая других девчонок за неё.

Однажды я, после прогулки по магазинам, подошла с пакетами к своей машине на стоянке. Когда я открыла багажник и уложила покупки, кто-то вдруг с силой завёл мои руки назад и защёлкнул наручники. Потом око¬вы защёлкнулись на ногах. Меня подтолкнули к ставшему рядом чёрному внедорожнику и закрыли в багажнике. Но перед этим кто-то вытащил телефон и, судя по звуку, вдребезги расколошматил его.

 — Теперь нам никто не помешает! — сказал такой знакомый голос.

Машина рванула с места, меня трясло и подбрасывало, наверняка останутся синяки и ссадины. Но я чувствовала, как на моём лице появляется преглупая счастливая улыбка...

автора: