История одной семьи. Часть 1 / Рассказы и видео о лесбиянках онлайн бесплатно!

История одной семьи. Часть 1

Речь в этой истории пойдёт о моей семье. Здесь не будет ни преувеличений, ни излишней красивости. Всё будет рассказано с хронологической точностью и абсолютно правдиво. Конечно, если было бы нужно непременно в конце ввести паспортные данные, мы бы не стали «раздеваться» на весь мир. Мы не настолько раскрепощены, чтобы кричать о своих похождениях и пристрастиях на каждом углу. Мы не из тех, кто выкладывает свои фото-ню на Фейсбук или в Одноклассники. Наши знакомые не знают и ни когда не узнают о наших приоритетах в сексе. Для них мы совершенно обычная, семейная пара. Но это тот опыт, которым не грех поделится с теми, кто тоже думает о подобных вещах. Возможно многим из них не хватает именно чужого опыта, чтобы понять, как это всё происходит на самом деле и решится самим на это. На форумах много флуда и ни когда не поймёшь, кто там говорит правду, кто нагло врёт, а кто выдаёт желаемое за действительное. И ещё — это длинная история, в которой есть «про это», но она не из категории «КОРОТКАЯ порно-сказка», поэтому не начинайте читать те, кого интересуют только описание половых актов и ни чего более... Вот наша история;

Меня зовут Вика и мне тридцать шесть. Мужа зовут Александр и ему сорок два. Вместе мы уже пятнадцать лет. У нас растёт дочь, которой сейчас четырнадцать. Описывать нас внешне я не буду, т. к в конце приложу наши фото.

Познакомились мы с мужем, когда мне было всего двадцать. Я училась на втором курсе ЮрФакаМГУ. До него у меня было два любовника. Самый первый был немного старше меня, а второй был моим ровесником и сокурсником. Так что опыт сексуальный у меня был не велик. У мужа напротив, сексуального опыта хватало на троих. Он был с юности бабник и донжуан. При не слишком большом росте (метр семьдесят пять) и не самой привлекательной внешности (как он сам говорит: «Мужчина должен быть немного красивее обезьяны!») он всегда пользовался бешенным успехом у женщин и недостатка в их внимании лет с 15 не испытывал. Про секс он знал кажется всё и по настоящему любил его. Очень быстро он и меня приучил к разнообразию в постели и к нетривиальности в подходе к сексу вообще. За первые годы совместной жизни я узнала о сексе многое и научилась не только технике, но и получать настоящее удовольствие от всего, что происходило в нашей постели, хотя по началу мне нравилось далеко не всё. Я с удивлением слушаю или читаю откровения молодых барышень, которые уверяют, что с первого же раза полюбили брать в рот или трахаться в попку. Лично на своём опыте я знаю, что ко всему в этой жизни надо привыкать! У меня был любимый муж, который очень тактично и аккуратно учил меня многим вещам, и то я по началу брезговала брать в рот его плоть и страшно мучилась долгое время при проникновении в попку. Болевые ощущения долго не уходили, так же, как и тошнота при минете. Только став постарше, я распробовала по настоящему и поняла почему люди делают это, а главное — почему им это нравится. Это сейчас при минете я сама испытываю удовольствие и возбуждение. Это сейчас моя попка стала эластичной и принимает в себя член мужа легко и безболезненно. Это сейчас я кончаю сзади быстрее и более бурно, чем спереди. Но к этому был долгий путь и не верю я барышням, утверждающим, что они «тащились» от всего этого с самого начала

Долгий путь терпения, такта и взаимопонимания лежит между тем сексом, который есть в самом начале семейной жизни и между тем, во что он может вырасти при взаимном желании пары. Но самое главное, без чего не реально что-либо изменить в семейной жизни — это контакт и откровенное общение между мужем и женой. Первое, что сделал мой супруг — он научил меня разговаривать в постели на любые темы. Он включал видеомагнитофон (другого тогда не было, да и видео было далеко не у всех), ставил кассету с порно и мы обсуждали увиденное. Постепенно, смущение и неловкость, которые будило во мне порно, ушли и я стала относится к нему, как к пособию для секса. Так постепенно, муж научил меня уметь разговаривать в постели на любые темы и фантазировать вместе с ним, откровенно признаваясь, что именно возбуждает и чего бы от секса хотелось.

Только не подумайте, что мы с мужем заходили дальше разговоров и фантазий. Нет конечно. Всё так и оставалось только мечтами... Не знаю, как ему, но мне этого вполне хватало и ни когда мне в голову не стучалась мысль о том, чтобы когда-нибудь осуществить что-либо из разнообразия сексуальных грёз.

История моя начинается в не самый лучший момент нашей жизни, а точнее с нашей ссоры. Это произошло четыре года назад. Ссора возникла (как это часто бывает в семьях) на пустом месте и разрослась до полного разрыва. Я валялась в истерике, кричала, била посуду, а муж на всё это смотрел молча, потом встал, покидал какие-то вещи в большую кожаную сумку и ушёл. Он оставил мне всё, что нам принадлежало. В одночасье я сделалась богатой «разведёнкой». (Специально для sexytales.org — секситейлз.орг) У меня была квартира в центре, огромный дом под Москвой, счёт в банке и любимая моя дочка. Только мне как-то было от этого не легче. Я действительно очень любила и люблю мужа и разрыв стал для меня катастрофой!

Я отправила дочку к маме в Краснодар, а сама целые дни лежала на незастланной постели и тупо щёлкала пультом. Потом у меня пропал сон и я уговорила подружку-медика достать мне успокоительное или снотворное. Я пристрастилась к нему моментально. Оно затуманивало мозг и отодвигало на второй план всю боль и переживания. Вскоре и оно стало плохо мне помогать. Я увеличивала дозу, но это тоже не возымело действия. Тогда я попробовала мешать успокоительное с алкоголем. Это помогло. Я ходила, как привидение (я практически не ела и стала очень бледной) по просторам нашей квартиры и в сомнамбулическом состоянии сшибала мебель.

Как-то вечером ко мне заехала моя подруга. Я буквально пряталась ото всех и почти перестала брать трубку телефона. Она в ужасе уставилась на меня. Чёрные мешки под глазами, минус 16 кг веса (до случившегося, я и так не была пышкой и, при росте метр семьдесят два весила 62—64 кг), бледная, почти прозрачная кожа и пошатывающаяся походка

Потом оглядела квартиру или, точнее, оценила степень разрушений и молча пошла к телефону. За час она обзвонила всех более-менее близких нам подруг и созвала всех ко мне.

Почти до утра мы просидели вдевятером и проговорили. Я уже во всю ругала себя за своё глупое затворничество, т. к. после всех этих разговоров мне стало на порядок легче.

Оценив ситуацию, девочки решили на ближайший месяц, пока я не приду окончательно в себя, организовать у меня дома посменное, круглосуточное дежурство. Я отнекивалась и говорила, что всё уже хорошо и я справлюсь сама, но они были непреклонны.

Наташка, как самая «деловая колбаса» составила график и они взялись за уборку. Вскоре квартира сияла чистотой и девочки разошлись по домам. Вечером этого дня ко мне должна была приехать первая «дежурантка»... В общем, взяли надо мной шефство, «тимуровки» мои!

Каждый день одна из девочек приходила ко мне. Мы вместе проводили время. Иногда куда-то выходили и гуляли, иногда просто сидели дома. Ох, и наслушались они за те дни от меня «плача Ярославны» и прочих слюней! До сих пор перед ними не ловко. Постепенно я начала приходить в себя. Со мной уже можно было пошутить и поговорить на любую тему.,В общем, «лёд тронулся, господа присяжные заседатели», как говаривал товарищ Бендер!

И вот мы подобрались к тому месту, которое является отправной точкой всей истории.

Итак;

В один из дней «дежуранткой» у меня была Машка. Это вообще-то «подружка подружки», но я познакомилась с ней лет за пять до этого и она постепенно из разряда «подружка подружки» перекочевала в разряд «и моя подружка тоже». Так бывает... Она была моя ровесница. Примерно моего роста. Стройная, хотя и вечно борющаяся с излишками веса, которые впрочем не бывали «сильно большими». Как и большинство женщин... +3—4 кг туда-сюда. У неё была просто роскошная грива (именно грива!) пшеничных волос, которые вились мелким бесом и с которыми было под силу справится только очень опытному парикмахеру. Они сразу выделяли её из толпы и приковывали к ней завистливые взгляды. Она была дамой независимой. Одна растила мальчика. С мужем не прожила и двух лет. Работала в Высшем Арбитражном Суде и обеспечивала не только себя и сына, но и маму, и кучу всякой своей родни. Пару раз она помогала мужу и кое-кому из его друзей выиграть «споры хозяйствующих субъектов». Мужиков-поклонников вокруг неё всегда крутилась уйма. С кем-то у неё доходило до постели, с кем-то нет, но вниманием противоположного пола она точно не была обделена.

Весь вечер мы проговорили с ней о мужиках. Распяли десятки раз их всех, за продажность и не постоянство, за измены и предательства, за нерадивость и двуличие... В общем, обычный бабский трёп. Потом, как это обычно бывает, устыдились самоих себя и начали вспоминать всё хорошее, что было связанно с ними. Незаметно добрались и до секса. Машка призналась, что у неё с юности большие проблемы в постели. Она, практически, не может кончать и было всего пару мужиков, кто мог довести её до оргазма и то исключительно орально. Я в очередной раз поразилась, как причудливо создан женский организм и как сложно порой нам из-за этого бывает!

Я, в свою очередь, тоже поделилась с ней интимными подробностями. Мы достали бутылку Кампари и к часу ночи «накампарились» с ней по полной! Я еле заставила себя принять душ. От приторного ликёра чуть подташнивало и вообще — чувствовала я себя неважнецки. Сил стелить Машке постель не было ни каких и мы улеглись с нею вместе в спальне.

Разговор продолжился, но теперь я, лёжа на пустом семейном ложе, опять ударилась «в пьяные сопли», а Машка бросилась меня утешать. В конце концов я разревелась, как белуга и Машка, сгребя меня в охапку, утешала как могла. Она гладила меня по головке, шептала на ушко слова примирения с ситуацией и ободрения, смахивала с глаз предательские слёзы

И вот, когда мои рыдания начали постепенно утихать и превращаться всхлипывания, я почувствовала, что Машкины руки как-то странно активны и гладят меня... мммм... не совсем там, где следовало бы. Я подумала, что мне это показалось, но нет — вскоре я почувствовала на своей шее жаркий поцелуй её губ, а правую руку у себя под ночнушкой и не где-нибудь, а на груди.

Я опешила! Мне стало не по себе... Начала перебирать в голове всё, что знаю про однополую любовь и примерять это на то, что происходило между нами. И тут меня из моих раздумий вырвал на свет Машкин голос:

— Солнышко моё! За чем нам эти чёртовы мужики! Я доставлю тебе такое удовольствие, которого ты ещё не испытывала

Я поняла, что надо что-то предпринять, иначе через пару минут будет уже поздно. Мысли роились в моей нетрезвой голове, как пчёлы в улье. Они ни как не хотели складываться во что-то конкретное, в какое-то решение. Я понимала только, что выхода может быть два:

1. Сказать Маше на прямую, что я «не такая, я жду трамвая» и попросить больше ко мне с этим не приставать. Но так можно было её обидеть, а этого мне не хотелось.

2. Сделать вид, что я пьяна и ни чего не поняла из сказанного ей. Просто отстранится и спать, без всяких особых разговоров и обсуждений.

Второе подходило больше и так я и поступила. Я присела на постели, невзначай освободившись от Машкиных шаловливых ручек, взялась за голову двумя руками и произнесла:

— Боже! Какая я пьяная! И меня тошнит.

Потом вскочила, имитируя приступ рвоты и убежала в ванную. Долго издавала там звуки, подобающие случаю. Дверь я предусмотрительно закрыла и Маше, прибежавшей за мной в след, ни чего не оставалось, как ждать под дверью. Из ванной я вышла качаясь и, пролетев мимо Маши, рухнула, как подкошенная на постель.

Инцендент был исчерпан и до утра Машка ко мне не прикоснулась. Просто обняла меня сзади и заснула

Утром я сделала вид, что ни чего не помню. Маша осторожно, с помощью наводящих вопросов, пыталась понять, что я помню, а что нет и если помню, то какова моя реакция на произошедшее. Но я твёрдо придерживалась линии «алкогольной амнезии» и на этом все расспросы закончились.

Когда она ушла на работу, первым моим желанием было позвонить кому-то и поделится своим шоком! Меня прям таки распирало от этой новости. Но подумав немного, я поняла, что рассказывать это не стоит даже самой близкой моей подруге, т. к Маша не сделала за всё время нашего знакомства мне ни чего плохого и компрометировать её в чьих-то глазах подло. Я твёрдо решила молчать обо всём, что было этой ночью, хотя язык просто чесался и не давал покоя. В очередной раз я пожалела, что рядом нет мужа, которому я могла безбоязненно доверить всё. От этого опять взгрустнулось

Я взяла себя в руки и решила, что, во избежании повторения этой ночи, надо не допустить больше визитов Маши и её ночёвок, но для этого надо было «выписать красный свет» сразу всем моим «тимуровкам».

Я собралась с мыслями и стала методично обзванивать всех участниц «гуманитарной помощи» и весёлым голосом уверять их, что я уже совершенно пришла в норму и могу спокойно обходится без непосредственного дежурства у меня дома. Вскоре мне удалось всех убедить и я спокойно, с ощущением выполненного долга, легла спать.

Промежуточные события отмечу «штрихпунктирном», чтобы не утомлять читателей;

Полгода мы балансировали с мужем на грани официального роазвода. Мы не виделись, не общались и всю необходимую информацию доносили друг до друга через кучу посредников в лице друзей, приятелей, знакомых и родственников всех мастей. Через полгода мы случайно (как нам обоим показалось), а на самом деле совсем «не случайно» встретились на дне рождении у одного из друзей семьи, который с начала меня, а потом и мужа клятвенно заверил, что «вторые наши половины» не приглашены и... пригласил нас обоих. Мы просто столкнулись лоб в лоб на веранде Barvikha Luxury Village и нам уже не куда было деться — пришлось поздороваться и заговорить. Весь вечер мы провели по разные стороны стола, но постоянно смотрели друг на друга и поняли, что просто валяли все эти полгода дурака. Короче, мы сошлись и постарались побыстрее забыть о разрыве и житье порознь.

Мы тут же уехали на острова и две недели сами себе напоминали молодожёнов, дорвавшихся друг до друга, после томления предбрачного периода. Мы буквально не вылезали из постели и, казалось, открыли друг друга по-новой, так всё было свежо, страстно и неподражаемо в постели

Мы ни как не могли наговорится и не замолкали весь день, на перебой делясь подробностями нашего быта в разлуке. Потешались над чем-то, иронизировали и искренне сожалели общим переживаниям.

И вот, в один из долгих вечеров, я не выдержала и рассказала мужу о том шоке, который испытала благодаря Маше и её поползновениям сексуального характера в постели со мной.

Муж, на моё удивление, не стал иронизировать и подшучивать надо мной, а напротив, отнёсся к этому весьма философски и сдержанно. Он сказал буквально следующее:

— Девочка моя! Не думал, что для тебя является неожиданностью женская бисексуальность. Все женщины по природе своей склонны к этому. Кто-то просто в большей, а кто-то в меньшей степени. У мужчин с этим делом гораздо всё сложнее. И не в силу каких-то там комплексов или консервативности мышления, а в силу отсутствия у большинства мужчин сексуальной тяги к представителям собственного пола. Машка — девка страстная и наверняка неудволетворённая в полной мере, т. к. не замужем и не имеет постоянного любовника. А не может она, скорее всего, остановится на одном из своих поклонников, т. к. имеет проблемы в постели... Вот почему в ней вполне может легко уживаться тяга к обоим полам и любовь к экспериментам. Она в вечном поиске того, кто сможет её удволетворить.

Я была поражена! Фактически он сам догадался о том, что она мне рассказывала о себе! Проблемы в постели, невозможность кончать и прочее... В очередной раз я убедилась, что мой муж не плохо понимает в интимной сфере и ни чего не упускает из вида.

На этом наш разговор на эту тему закончился и мы не вспоминали об этом ещё долго, пока нас к этому не подтолкнул случайный повод. А было всё так;

Муж был в Батуми по делам какой-то израильской фирмы. Звонил мне от туда с восторженными отзывами о том, как изменился и осовременился город с совдеповских времён. Впрочем, мне это ни о чём не говорило, т. к. в советское время я ещё была маловата для поездок в Батуми или ещё куда... И вот, вернувшись из поездки, он вдруг ошарашил меня своим новым преобретением! Он купил долю в местном (Батумском) стрипклубе... Я была в шоке! Ни когда раньше он не занимался и не имел ни чего общего с чем-то подобным.

Позже он объяснил, что это был бизнесрасчёт и не более. В городе сейчас туристический бум и развлекательные заведения на расхват. Везде стоят очереди из клиентов.

Не прошло и месяца, как мы отправились с ним в Домодедово, чтобы лететь в Батуми на презентацию и открытие клуба. Я с удовольствием согласилась, т. к. ни когда не была до этого в Грузии, да и погода в московскую раннюю весну стояла отвратительная, а там уже было в это время +23—25 тепла.

Не буду долго пересказывать перепитии поездки. Перейду к главному.

На презентации в клубе было около 50 человек. В основном учредители с семьями и их знакомые. Нам устроили экскурсию по зданию, показали каждый уголок. Потом был шикарный стол и массовое возлияние вкуснейшего вина (и не только...). И вот, виде кульминации в конце, началось самое главное — презентация самой шоу программы.

Девочки, выходившие со стрипномерами, были все как на подбор и у мужичков наших азартно заблестели глазки. Котики заоблизывались и распустили слюньки, проклиная себя за присутствие жён на этом «празднике жизни».

Ближе к середине шоупрограммы вышли сразу шесть девушек и был объявлен номер с весьма пикантным названием «Лесбисшоу». Мужчины заёрзали на стульях в предвкушении зрелища, а их жёны смущённо зашушукались... Мне шушукатся было особенно не с кем и я просто с любопытством ждала того, что будет.

Начался номер и скоро все разговоры и звуки в зале затихли, чего до этого ни разу не произошло. Хлопали-да, кричали «Браво!» — да, но продолжали разговаривать, ходить по залу, говорить тосты. А тут... гробовая тишина. Номер пронял! И действительно, было завораживающие, очень граммотно поставленное зрелище. Крайне сексуальное и волнующее.

Мы с мужем сидели и не отрываясь смотрели на хитросплетения молодых женских тел, на их отточенные и пластичные движения, на томные выражения их лиц и нежность взаимоприкосновений. Не буду врать, меня всё это не на шутку возбудило. Помню, я ещё подумала: если так проняло меня, что сейчас творится с нашими бедными мужиками... В какой-то момент я повернула лицо к мужу, а он в ответ посмотрел на меня. Мы не произнесли ни слова, но по глазам друг друга всё сразу поняли.

Под утро мы наконец попали в гостинницу. Силы покинули нас от этого стрипмарафона и мы только и смогли, что принять душ и упасть в постель.

И тут мой Алекс задал мне неожиданный вопрос:

— И что ты думаешь?

Я удивлённо переспросила:

— О чём, милый?

— Сама знаешь о чём! — с улыбкой ответил он.

И я тут же всё поняла! И о чём речь, и что именно он хочет услышать от меня об этом... Я ответила просто:

— Я согласна попробовать! Ты имеешь ввиду именно Машу или всё равно кого?

Он, чуть подумал, и сказал:

— Мне всё равно, но с Машей это получится, я думаю, быстрее и проще.

Я обняла его и, пристроившись уютно головкой на его плече, подвела черту:

— Хорошо. Так и сделаем. Спи сладко, дорогой!

***

По приезду в Москву, мы договорились с мужем о «плане действий» и, как истинные «заговорщики» проработали все детали предстоящей «операции Ы». План был такой:

Мы приглашаем Машку в гости. Устраиваем ужин с последующей поездкой по клубам, потом зовём её к нам домой «выпить ещё по сто». Она естественно остаётся ночевать... Я ссылаюсь в очередной раз на то, что лень стелить постель в гостевой, она ложится спать с нами (естественно, муж с одного бока, я в середине, она со второго). Алекс делает вид, что быстро засыпает. Я провоцирую её на что-то интимное (что именно, я и сама пока не знала), а там «неожиданно» просыпается он и «застаёт нас врасплох» со всеми вытекающими отсюда последствиями. Я плачусь ему и признаюсь, что, когда мы были в соре, Маша ко мне приставала, я тогда испугалась, но потом долго об этом думала и вот сейчас уже сама не удержалась. Он понимающе всё это принимает и «склоняет» нас к сексу в троём (раз уж нам с ней так хочется друг друга...). Вот собственно и весь наш «гениальный» план. Мы сильно надеялись, что не просчитаемся и всё получится именно так, как мы и планируем.

В субботу мы пригласили Машку к себе. Она с радостью согласилась. Я приготовила вкусный ужин и накрыла стол. Машка пришла очень нарядная и, в очередной раз, похудевшая. Я уже говорила, что она, как и большинство женщин, балансировала на рубеже плюс-минус 4—5 кг. Сейчас она была в идеальной пропорции в соотношении вес-рост. Выглядела очень сексуально и я подумала, что мы с мужем сделали правильный выбор, т. к. внизу моего животика от одного её вида шли тёплые волны. Видно, муж действительно был прав и в нас — женщинах где-то глубоко внутри сидит эта самая бисексуальность, иначе как ещё объяснить ту волну тепла и буйное «шевеление» моей плоти

Мы оживлённо общались за столом и от души пили. Скоро градус возлияний стал достаточно высоким и разговоры стали более громкими и откровенными. Я стала уберать со стола, а Машка взялась мне помочь. В кухне, куда мы сносили грязную посуду, было тесно и, в какой-то момент, она умудрилась прижатся ко мне сзади всем телом. Я вздрогнула, почувствовав через шерсть её платья, упругие изгибы тела и его тепло. Она уловила эту мою дрожь и нагнувшись поцеловала меня, чуть касаясь губами, в шею. У меня закружилась голова и я еле сдержалась, чтобы не застонать от неожиданной волны удовольствия и возбуждения. Не помню, было ли такое со мной, когда ко мне прикасались мужчины... Может просто уже не помню, а может и не было. Я стояла по средине кухни, как парализованная, а Машка уже упорхнула в комнату. Пришлось сделать над собой усилие и собраться с мыслями.

Весь последующий вечер прошёл, как во сне. Мы поехали в «Дягилев». Много пили и веселились от души, но в голове моей была пустота и только одна мысль (с некоторыми вариациями) сверлила её — поедет ли Машка к нам, согласится ли она лечь с нами в постель и получится ли продолжить с ней то, что началось между нами на кухне... Я была в каком-то полузабытьи. Только всё время ловила на себе жадные Машкины взгляды и застенчиво прятала от неё глаза, чтоб она не прочитала в них моё сметение и желание. Так уж устроен человек... сам хочет, но всячески это скрывает.

Ближе к концу вечера я пошла в туалет «припудрить носик». Когда уже мыла руки, в туалет зашла Машка. Я понимала, что это она сделала намеренно, чтобы очутится со мной на едине. Я замерла, сердце предательски забилось с утроенной скоростью и к горлу подкатил ком. Я стояла не в силах шелохнутся. Машка подошла, уверенным движением развернула меня за плечо к себе лицом и впилась в мои губы долгим, влажным поцелуем. Её язычок проник в меня и вытворял там что-то невообразимое. Я стояла, как дура, не в силах сопротивляться ей и только стараясь ни как не выдать собственное желание и удовольствие. Её руки заскользили по моему телу и сжали крепко мои ягодицы. И тут я не выдержала и испустила стон, полный желания и возбуждения. Дальше мы целовались не замечая ни кого вокруг и я уже отвечала взаимностью на все её действия.

Наконец Машка прервалась и выпустила меня из своих объятий. В глазах порхали звёздочки, во рту пересохло и страшно не хотелось открывать свои, плотно сжатые, веки. Но пришлось... Появились звуки, запахи... Оказывается в эти минуты я ни чего не слышала. Наверное просто отключилась, выпала из действительности... Я, всё также, с зажмуринными глазами, повернулась к раковине и, подставив руки под струю холодной воды, взбрызнула себе лицо. Стало чуть лучше. Я огляделась вокруг, Машки уже не было в туалете. Оно и к лучшему, подумала я, т. к. не готова была пока смотреть ей в глаза.

Мы пробыли в «Дягилеве» часов до четырёх утра. Когда вышли на улицу, Алекс предложил:

— Киски мои! Поехали допивать к нам, а то у меня от этой «какафонии» уже голова раскалывается.

Я замерла и внутри всё сжалось — а вдруг Машка сейчас откажется и скажет что-то типа:

— Ой, уже поздно (в смысле: рано), я лучше домой

Эти секунды, пока я расслышала её голос, длились целую вечность и были настоящей пыткой!!!

И вот до меня донеслось её:

— С удовольствием! У меня нет ключей, а своих в такое время будить не хочется.

Я чуть не подпрыгнула от радости! Всё идёт по плану и она едет с нами. Ура!

Дома я сразу скинула с себя всё и пошла в душ. Долго стояла под струями горячей воды и вспоминала все свои, несколько путанные, ощущения от Машкиных поцелуев и прикосновений. Возбуждение охватило меня и страшно захотелось себя поласкать, но я удержалась и вышла из душа. Накинув самый сексуальный свой халатик прямо на голое тело, я вышла и громко спросила:

— Так, кто следующий?

Алекс кивнул Машке со словами:

— Дамы обслуживаются вне очереди!

Я добавила:

— Машунь! Иди в ваную, я сейчас принесу полотенце и халат.

Я выбрала очень короткий, кружевной, ночной пеньюарчик и не менее откровенный халатик. Добавила к ним большущее полотенце и понесла это всё в ваную. Машка стояла посередине абсолютно голая и придирчиво рассматривала в большоё зеркало своё сексуальное тело, поворачиваясь разными сторонами и занимая то одну, то другую позу. Я остановилась в дверях и начала наблюдать за ней. И опять, тёплая волна защекотала низ моего животика и пробежала мурашками по всему телу, до самых пяточек.

Наконец Машка заметила меня и обернулась. Загадочно улыбнувшись, она спросила:

— Ну, как я выгляжу? Минус шесть кг за три недели!

Я улыбнулась в ответ и честно призналась:

— Ты выглядишь супер! Просто конфетка!

Машка сделала шаг ко мне навстречу и, взяв за локоть, притянула к себе. Потом забрала у меня из рук вещи и, положив их на столешницу раковины, обняла меня. Она была абсолютно ногая и я почувствовала через тонкий шёлк халатика всё её тело. Оно манило к себе, влекло и сводило с ума.

И тут я нашлась! Какая же я всё-таки умница!

— Позже Машунь! Алекс много выпил и он сразу уснёт! Я всё устрою. Главное, делай всё, что я скажу. Хорошо? — сбивчиво, дрожащим голосом произнесла я.

— Хорошо, моя радость. — ответила Машка и нежно поцеловала меня в губки.

Когда Машка наконец вышла из ваной, мы сидели с Алексом за столиком. Он пил вискарь, а я цедила Бифитер с тоником. При её появлении мы оба раскрыли рты! В той, хитро подобранной «одежде», которую я принесла в ваную, она была сногшибательна и вполне подходила для обложки какого-нибудь мужского журнала, типа «Максима» или «Плей Боя». Сквозь тонкую текстуру отчётливо проступали большие, красивые соски и вся грудь была видна, как на ладошке. Алекс спешно засобирался в ванную, чтобы ни чем не выдать своё возбуждение. Мы остались одни. Я налила ей Бифитер и развела его порцией тоника.

Машка заговорчески подмигнула мне и спросила:

— И так, какой у нас план?

Я отвела глазки в сторону и зашептала:

— Я сейчас скажу Алексу, что уже не в состоянии стелить тебе постель в гостевой и что ты переночуешь с нами. Ляжем в троём в спальне. Потом дождёмся, пока он заснёт. Поняла?

Машка удивлённо вытаращила на меня свои пронзительно карие глазищи:

— Ты в своём уме? Займёмся этим у него под боком?!А если он проснётся? Тогда что!?

Я, как могла непринуждённо, улыбнулась и ответила:

— Уж, поверь мне. Если он отключился, то его и пушкой не разбудишь!

Машка скептически произнесла:

— Смотри, подруга. Мне то всё равно. Твой брак на кону.

Договорить мы не успели, т. к. из ваной вышел Алекс в халате. Мы выпили ещё по два большущих стакана и я, незаметно подмигнув Машке, начала:

— Ой, мои хорошие, Вы извините, но я уже не в состоянии стелится. Устала дико! Машунь, ты не против с нами лечь в спальне?

Алекс тут же включился и добавил:

— Конечно, Машь, ложись с нами, там места и на четверых хватит.

Машка сделала вид, что застеснялась и игриво спросила:

— А Вы меня не изнасилуете там всей семейкой!?А то мне жуть, как этого хочется!

Алекс, подобающе моменту, смеясь ответил:

— Ну, что ты, дорогая! Как-нибудь в следующий раз, когда не столько будет выпито. Секс и алкоголь не очень совместимы!

Мы все засмеялись, допили то, что было в бакалах и пошли дружно в спальню. Алекс первый скинул халат и нырнул под одеяло. Он сразу по-удобнее взбил подушку, закрыл глаза и сонно произнёс:

— Спокойной ночи, девочки.

Машка скинула свой халатик и осталась в выданном мною откровеннейшем пеньюаре. Потом нырнула под одеяло и устроилась с противоположной от Алекса стороны кровати. Тут разделась и я. Мой пеньюар был не менее открыт и сексуален, чем Машкин и я увидела, как в этот момент вспыхнули желанием Машкины глаза. Я специально прогулялась, крутя своей попкой, до выключателя и обратно.

Нырнув в постель и оказавшись между двух полуобнажённых тел, я инстинктивно задрожала, но взяла себя в руки и заставила тело прекратить эти колебания плоти.

Машка, не подвигаясь ко мне в постели, просунула мне руку и положила её на бедро. Мы лежали с ней замерев и вслушиваясь в ровное дыхание Алекса, чтобы понять спит он или ещё нет. Как мы и договаривались с мужем изначально, он не заставил себя долго ждать и стал чуть слышно похрапывать, чтобы дать нам понять о глубине своего сна.

Тем временем, Машка просунула свою ножку между моих и начала пальчиками пощипывать и поглаживать внутреннюю поверхность моих бёдер. Я лежала на боку, спиною к ней, и вскоре её ножка с нежными и шаловливыми пальчиками, поднялась выше и я почувствовала, как она гладит большим пальчиком ноги мои, набухшие от желания, половые губки. Я так нервничала, что была не в состоянии полностью расслабится и сосредоточится на её ласках. В голове бешенно пульсировала кровь, приливая к вискам. В ушах стоял фон, схожий с работой трансформатора. Я ни чего не могла с этим поделать. Сердце подкатило наверх и застряло у меня где-то в горле.

Я повернулась к Машке и прошептала ей на ушко:

— Всё. Он готов. Захрапел. Значит уже не проснётся.

Машка тут-же обняла меня и привлекла к себе. Она приблизила свои губки к моему ушку. Поцеловала его мочку и чуть слышно прошептала:

— Лежи смирно и не волнуйся. Я сама всё сделаю. Только постарайся расслабиться!

Какой там «расслабиться»! Я была напряжена всем своим телом! Каждой, даже самой маленькой его мышцей!

А Машка тем временем присела на кровати и одним движением стянула с себя пеньюар, оставшись совсем голой. За тем, взялась за подол моего и прошептала:

— Приподними попку!

Я подчинилась и вот мой пеньюар тоже слетел на пол.

Впервые мы обнялись, будучи совершенно нагими. Наши тела соприкаснулись и... всё моё напряжение куда-то исчезло! Я в мгновение забыла обо всём, в том числе и о договорённостях с Алексом и вообще о том, что он лежит рядом и иммитирует глубокий сон. Её груди прижались к моим. Я чувствовала кожей своей груди её напряжённые соски. Её животик прильнул к моему и наши ноги переплелись. Поверхность её бедра касалась моей киски и время от времени  сладко надавливала на неё, будя во мне волны сладострастной истомы.

Наконец, наши губы встретились и мы слились в долгожданном поцелуе!

Дальнейшее помню уже не очень хорошо, так как меня буваоьно поглотил водоворот новых ощущений и открытий. Помню только, как Машкины горячие губы поползли вниз, исследуя сантиметр за сантиметром всё моё тело. Горячие волны плескались во мне. Они то приливали к голове и окончательно отключали разум, то отливали вниз и взрывали изнутри мой бедный животик! В какой-то момент в голове просто что-то взорвалось. Я даже попыталась приподнятся на руках, чтобы понять что именно произошло, но не смогла... руки, да и всё тело, стали ватными и не слушались меня. Через пару секунд я поняла, что это был не взрыв... просто Машкин язычек наконец добрался до моей «святая святых» и прошёлся снизу вверх по моим, текущим желанием, губкам.

Я уже не могла сдерживатся, как не силилась, и застонала. Машка, услышав мои стоны, замерла, но потом продолжила опять сводить меня с ума своим язычком и губками, лаская мою киску. Ещё секунда и я взорвалась оргазмом, выплеснув из себя всё своё накопившееся желание! Тело моё напряглось и забилось буквальнов каких-то конвульсиях, а крик, вылетевший из груди, мог разбудить не только «спящего» рядом Алекса, но и соседей по лестничной площадке!

Я сжала Машкино голову своими бёдрами, а она продолжала жадно слизывать мою влагу, вытекающую из разверзнутого на встречу её губам, лона.

В этот момент я почувствовала на своём плече прикосновение. Подняла глаза и увидела улыбающегося мужа. Беззвучно, одними губами он спросил:

— Пора?

И я согласно кивнула в ответ.

Алекс закряхтел, заворочался и, присев в постели, сонным голосом спросил:

— Что происходит? Чего ты орёшь, как ненормальная!?

Всей поверхностью своих бёдер я почувствовала, как внизу под одеялом напряглась Машка. Как она замерла и задрожала всем телом. Бедненькая! Тут только я поняла, как жестоко мы с ней в сущности поступили, разыграв этот спектакль! Но обратной дороги уже не было и я промямлила в ответ мужу:

— Дорогой! Только не ругайся пожалуйста. Машка ни в чём не виновата. Это всё я

Алекс изобразил изумление и резким движением сорвал с нас одеяло. В комнате уже было достаточно светло, т. к шторы не были задёрнуты и тюль пропускал в комнату первый утренний свет.

Картина, которая предстала перед ним была и впрямь не из обычных. Я лежала широко раздвинув ножки, а между них покоилась взлохмаченная головка Машки с влажными прядями волос. Личико её всё лоснилось от моей влаги, а руки раздвигали мои половые губы.

Алекс не нашёл ни чего лучшего, чем тихо сказать:

— Вот это да

Машка наконец разжала свои пальчики и вылезла из моего плена. Она присела, облокотившись спиной на спинку кровати и потупила глаза.

Дальнейшее я естественно взяла в свои руки. Я начала сбивчиво рассказывать мужу, как во время нашей ссоры девочки помогали мне и дежурили у меня. И как в одну из ночей, мы спали с Машкой в одной постели и она попыталась меня поласкать. Как я всё перевела в шутку, и как потом мучалась от желания повторить это.

Алекс, изображая задумчивость, всё это внимательно слушал. Потом встал и пошёл в зал. Машка, воспользовавшись его отсутствием, прижалась ко мне всем телом и затравленно спросила:

— Что теперь будет? Он тебя выгонит?

Я поцеловала её в макушку и тихо ответила:

— Надеюсь, что нет. Он хороший человек и совсем не «синий чулок».

— Хочется верить... — с сомнением в голосе произнесла Машка и отодвинулась от меня, т. к. послышались шаги Алекса.

Он появился в дверях с подносом, на котором стояли три стакана с выпивкой, пепельница и приготовленная сигара. Мы с Машкой с надеждой переглянулись

Он поставил поднос на прикроватную тумбочку и заговорил:

— Ладно, девочки. Думаю, прежде, чем начать обсуждать всё это, нам необходимо выпить.

И он раздал нам по стакану с Бифитером. Сам залпом выпил свою порцию вискаря и закурил. Мы с радостью схватились с Машкой за свои порции алкоголя и, с замиранием сердца, начали ждать продолжения.

Алекс глубоко затянулся (он всегда курил сигары в затяжку) и наконец заговорил:

— Для меня не новость, скрытая бисексуальность женщин. Ревновать к женщине в постели я тоже как-то тебя не могу. Нет этого чувства сейчас. Видимо, я просто не вижу в лице женщины соперника, хотя... может быть и зря. Но так уж я устроен.

Он ещё раз глубоко затянулся и продолжил:

— Я думал над произошедшим и последствиями, пока разливал напитки и, честно говоря, не совсем понимаю, как всем нам с этим быть, т. к. представить, что я смогу разрешить Вам время от времени спать друг с другом — это нонсенс. Я не настолько «продвинут», как говорит нынешняя молодёжь.

Машка молчала, боясь проронить даже одно слово. Тогда заговорила я:

— Нет, дорогой! Мы этого и не ждём от