Желание. Часть 2: День сюрпризов

Меня разбудил какой-то звук рядом. Мой насильник сидел в своем кресле и пил вино.
О, боже, значит все произошедшее со мной не сон. Я почувствовала, что до сих пор мокрая от спермы, видимо, я совсем недолго спала. Мне страшно хотелось писать.
Увидев, что я проснулась, он поднялся из кресла и, подойдя ко мне, вытащил кляп.
«Ты выглядишь прекрасно — как оттраханная сучка. Как ты себя чувствуешь?»
«Я хочу в туалет».
«Хорошо, сейчас».

Он вышел и через пару минут вернулся с ошейником и поводком.
«Без глупостей, Конфетка!» Я услышала, как на моей шее защелкнулся ошейник и мужчина, крепко намотав поводок на руку, начал отвязывать меня.

«Пойдешь на четвереньках в ванную». Он рывком скинул меня с дивана.
«На четвереньках?» — спросила я. На что получила хлесткий шлепок по своей заднице.
«Ты что, глухая? Пошла или останешься здесь». А то я уж и забыла, с кем разговаривала. Он определенно психованный парень.

Я встала на четвереньки: он шел впереди и тащил меня за поводок. Пройдя длинный коридор он распахнул передо мной дверь в просторную ванную. Тут был душ и джакузи. Огромное зеркало до пола, в котором я увидела свое странное отражение: мои красивые каштановые волосы всклочены, помада смазана, впрочем как и тушь, на мне ошейник, а рядом стоит высокий незнакомец, который использует меня как хочет. Мне очень захотелось домой, подальше от этого безумца: «когда же это закончится, пусть он отпустит меня».

Я посмотрела на него с ненавистью, но он, не заметив ничего особенного в моем взгляде, жестом приказал мне встать:
«Бери все, что нужно, и мойся».
«Но мне надо пописать!» — возмутилась я.
«Сделай это в душе».

Он распустил поводок и встал рядом, пока я включала душ и рассматривала баночки на полках: тут были мочалки, разноцветное мыло, разнообразные шампуни, гели и соли для ван. Все очень чисто и красиво оформлено, словно в отеле. Может быть, мы и были в каком-то дорогом отеле. Хотя вряд ли, скорее это чей-то коттедж. Я не могла посмотреть на вид из окна — все окна, которые я видела, были задернуты темными плотными шторами. В ванной окна не было, так что мы могли быть где угодно.

Я мылась и вдыхала ароматы маслянистых гелей. Они явно были очень дорогими, т. к. таких я не видела на прилавках магазинов. Во мне до сих пор была анальная пробка и новые ощущения при движения меня интриговали. Ошейник раздражал меня, но скорее психологически — физического дискомфорта не было.

«Повиляй своей задницей, Конфетка, покажи мне себя»
«Что? в-в смысле?»
«Слишком много вопросов!» он взял большую круглую губку, лежащую на раковине и засунул мне в рот. Я почему-то почти не сопротивлялась, хотя у меня были развязаны руки.
«Давай подвигайся, сучка, повиляй своей задницей!»

Я не понимала, что он конкретно хочет, но мне не хотелось спорить, мне было уже все равно, к тому же терпкий аромат масел настраивал на игривый лад. Я начала намыливать грудь, эротично сдвигая ее, затем спустилась к лобку и, поглаживая себя, начала вертеться и выставлять ему свой зад. Видимо, это произвело должный эффект, потому что я почувствовала его свободную от поводка руку на своей попке.

«Стой так. Выгнись еще» — скомандовал он.

Он окунул пальцы в какой-то гель и проскользил ими к моей киске. Его длинные и сильные пальцы приятно двигались, разогревая во мне сладкие ощущения. Я хорошо понимала, что они могут сделать очень больно, наверно, оттого нежные прикосновения казались умопомрачительными. (Специально для — ) Вдоволь поиграв со мной пальцами, он взял душ и, смыв с меня всю пену, направил струю воды мне между ног. Я выгнулась и начала покачиваться, потому что сама не раз доставляла себе наслаждение в душе подобным способом.

Перехватив душ в другую руку, свободным концом поводка он начал похлопывать им по моей еще не тронутой попке. Шлепки были не сильными, но мне все равно стало страшно, и я попыталась повернуться. Отложив душ, он жестко схватил меня прямо за ошейник и зафиксировал в выгнутом состоянии. Размахнулся и сильно ударил по попке. Я взвизгнула, но губка во рту сделала мой визг не очень-то правдоподобным.

Я получила еще несколько хороших шлепков. Затем снова почувствовала его пальцы у себя между ног. Снова эти нежные прикосновения. Как он мог быть таким жестоким и нежным одновременно? Попка была горячей от ударов, его пальцы у меня внутри заставляли ощущать анальную пробку, все это заводило. Его рука влажная от моей смазки. Но снова хлесткий удар. Снова больно и опять нежные пальцы. Эта пытка продолжалась бесконечно, я текла и текла — так страшно и приятно это было.

«Ну все, помылась!» вдруг сказал он и дернул поводок. «Пошли-ка!»

Мы вернулись в ту же комнату, я опять должна была идти на четвереньках. На этот раз он приказал облокотиться на свое кресло. Он приковал меня наручниками так, что я стояла на коленях, а грудью и локтями упиралась в мягкую бархатную обивку. Такое ощущение, что мебель здесь была вся придумана для этих целей.

«Ты вся течешь. Посмотри-ка, какая ты мокрая». Он провел рукой у меня между ног и поднес к моему лицу — пальцы блестели в тусклом свете ламп. Он вытер смазку о мои губы. Я поняла, что снова в его власти, мне было стыдно и приятно, я могла ему позволить что угодно, любое унижение, словно проиграла ему не свое тело, а душу.

Он встал на колени и пристроился ко мне сзади — вставил свой член мне во влагалище и быстро оттрахал меня. Он делал это жестко, так, что я не успела кончить, зато он успел вытащить член и, подойдя ко мне сбоку, высунуть кляп и сунуть член мне в рот. Он крепко держал мою голову, так что мне пришлось проглотить часть его спермы, а часть он специально разбрызгал мне по лицу. Без возможности как-то вытереться, я смотрела на него — он, видимо, был доволен.

«Ты мне нравишься, Конфетка. И что-то мне подсказывает, что я тебе тоже по душе?»
«Я — Конфетка, а как мне называть тебя?»
«О, моя сладкая, можешь называть меня «господин», «хозяин». Но все зовут меня Мастер. Но разговоры потом — мы с тобой еще не закончили».

Он снова пристроился сзади и вставил в меня вибратор. Включил его на максимум и начал трахать меня им. Он ласкал мне грудь свободной рукой, затем переходил на клитор и снова пощипывал соски. Волна вибрирующего удовольствие делала мою киску еше более влажной и горячей.

«Моя сучка довольна?»
«Да. Да, мне так хорошо» — стонала я.
«Хорошо. А теперь будет еще лучше!». Продолжая трахать меня вибратором, он начал вращать в моей попке пробку. Начал двигать ее вперед-назад. На удивления, приятные ощущения. Он почти вынимал ее и снова вставлял. Я стонала все громче и громче.

Он совсем вытащил ее и начал вставлять снова. Но я чувствовала, что она больше и длиннее. Снова стало больно. Теперь он шлепнул меня по киске. Мне стало вдвойне больно. Но я продолжала стонать. Тогда он протолкнул пробку глубже и еще раз шлепнул меня. Я взвизгнула и получила кучу хороших шлепков уже по попке. Он шлепал меня и трахал вибратором, оставив в покое новую большую пробку, которую сумел в меня запихать. Я стонала в приближении оргазма, ощущая два больших предмета в себе. Он пальцами оттягивал мои половые губки и пытался пробраться во влагалище вместе с вибратором. Я закричала от нахлынувшего удовольствия. И продолжала кричать пока сильнейший оргазм не заполнил меня.

Он шлепнул меня по попке, вытащил вибратор и отстегнул от кресла.

«Теперь можешь отдохнуть».
Положил на диван и пристегнул одну руку к его спинке. Я лежала и попкой чувствовала мокрое пятно от спермы, вытекшей из меня еще с первого раза.
Я немного устала и была рада просто полежать. Анальная пробка мешала мне своим размером, и я пыталась свыкнуться с новыми ощущениями.
Мастер провел пальцами по моим губам и улыбнулся.

Позже  он принес мне поесть. Подкатил небольшой столик прямо к дивану и поставил на него разные блюда. Все выглядело очень вкусно — вино, мясо, салаты, фрукты. Той самой губкой, которой затыкал мне рот, он смысл с моего лица следы спермы.

Наконец, я могла хорошенько его рассмотреть. Это был высокий худощавый мужчина с немного холодной красотой: острый нос, темно-серые с зеленоватым отливом глаза. Черные, аккуратно зачесанные волосы слегка вились на концах, что придавало его образу некую демоническую аристократичность. Одежда выглядела очень дорогой — темные брюки и бардовая, цвета потемневших лепестков розы, рубашка.

«В чем ты Мастер?»
«Я — мастер игры»
«Покера?»
«Покер — это развлечение» — улыбнулся он.
«Что ты еще будешь со мной делать? Я так странно чувствую себя, со мной никогда ничего подобного не происходило. Подобные вещи всегда казались мне ужасными, а с тобой я чувствую, что это нормально. Почему?»
«Потому что я Мастер игры. И Игра только начинается. Ты открыта для наслаждений, и я это вижу. Я сразу заметил это, когда смотрел, как ты играешь и ставишь на кон все. Ты не боишься рисковать.»
«Я просто была пьяна и думала, что мне повезет».
«Да, но в тебе есть что-то, что меня привлекло. Поверь, я не настолько безумен, чтобы красть первую встречную пьяную девчонку. Далеко не каждая доставит мне удовольствие, и далеко не каждую я захочу посвящать в Игру. Игра либо есть в человеке, либо ее нет. Я лишь Мастер, который поддерживает эту игру. Чуть позже ты поймешь. Главное — не бойся, а я тебе буду помогать. Сегодня я твой протеже и никто не тронет тебя без моего ведома.»
«Что значит никто не тронет, о ком ты говоришь? За нами кто-то подглядывает. Я видела камеру в книге».
«О, камера — это просто забава, хотя... Это и предосторожность, чтобы никто, кого я выбираю не разглашал моих тайн. Видишь ли, немногие знают, кто я на самом деле, немногие видели мастера в лицо. И если ты не вольешься в игру, мне придется заставить тебя не разглашать моей тайны. О нет, не пугайся, я не убью тебя. Зачем, есть более простой способ — то же видео и снимки. Думаю твоим друзьям, коллегам и родным не стоит видеть то, в чем ты участвуешь. Правда ведь?»

Шантаж, подумала я. Если я пикну о том, кто он такой, он сразу же разошлет все видео-подробности нашей встречи. А я в ней не похожа на жертву изнасилования. Что может быть для девушки хуже сломанной репутации... Он не дурак.

«Умно».
«Да ну что ты, это — обычное дело. Да, кстати, у нас сегодня бал-маскарад, поэтому тебе надо покушать, отдохнуть и привести себя в порядок.»
«Кто-то еще придет?» — у меня душа ушла в пятки, я боялась подумать, что кто-то реально может узнать о том, что происходило здесь.
«Да, не волнуйся, все будут инкогнито, и ты тоже. Твою настоящую личность буду знать только я. Согласись, я все делаю для твоей безопасности.»

Я чувствовала, что попала в какую-то порно-игру. Меня это возбуждало и напрягало одновременно. Наверно, от общего шока мне все еще казалось, что это сон, что завтра я проснусь и ничего не вспомню.

Когда я ела, он внимательно смотрел на меня. К еде он не притронулся, только пил вино из своего бокала. Я решила, что мне пить не стоит, а вот еда была очень вкусной.

«Ты наелась? Тогда я пойду подготовлю твой наряд, а ты пока отдохни».

Он убрал всю еду, оставив на столике только вино и фрукты, и вышел. Судя по звукам, это все-таки дом и в нем несколько этажей, т. к. я уловила скрип ступенек, после чего шаги стихли. Его довольно долго не было. Видимо, он не боялся что я убегу или закричу. Да и как я могла убежать, наручники сковывали мою правую руку, а ничего поблизости не помогло бы мне их вскрыть. Не зная чем заняться, я налила себе вина.

«Да, нужно успокоиться. Отогнать дурные мысли» — решила я. Вино быстро расслабляло, и все уже не казалось таким странным. Ну подумаешь, вляпалась в сексуальное приключение. Это уж точно гораздо приятнее банального изнасилования на улице. А ведь по сути я могла проиграть какому-нибудь жестокому мудаку, который бы вообще не стал со мной церемониться. Этот же Мастер интриговал меня. Он вызывал в моем теле феерию странных, страшных и приятных ощущений. Возможно эта встреча даст мне гораздо больше, чем мне кажется сейчас.

Так я сидела в ожидании своего наряда и размышляла о предстоящем бале-маскараде и личности Мастера.