Дочь и мать

Действющие лица:

Вера (Велена) — гдавное дейтсвющее лицо

Елена Николаевна (мать) — мать героини

Анфиса — преподаватель английского языка в ВУЗе

Андрей — бывший гражданский муж матери героини.

Алена — одноклассница Веры.

Дима — парень Веры.

Мигель Нойзель — покойный владелец наследства Анфисы.

Жаннетт Гинто — домработница, кухарка.

Генри Хокс — начальник охраны.

Джон Гибсон — охранник, конюх.

Николас Кейн — охранник, домработник

Педро — личный секретарь Мигеля Нойзеля.

Лиза Ферра — любовница Жаннетт Гинто.

Часть 1

 — Все хорошо, Верочка. Я в норме. А выпила я не много.

 — Ну и из-за чего на этот раз?

 — Андрей ушел.

 — Как ушел? Почему? Вы же прекрасно ладили?

 — Как он сказал, ему надоело трахать мешок с костями.

 — Что?! Да как он посмел?! Я ему все яйца поотрываю! Ты в прекрасной форме! У тебя отличное тело! Что он себе возомнил! Ну я ему устрою!

 — Не нужно, доченька. Он наверное прав. Кому нужна старая сорокалетняя худая «швабра». Я ведь даже минет делать не умею. Не предлагаю ему анальный секс или секс с игрушками. Единственное, что ему нравится — это связывать меня и трахать как куклу.

 — И ты терпела все это время?

 — А что мне сказать? Он мужик. Он добытчик. Я должна была делать так как ему нравилось. А я даже толком отсосать не могла. Вот он меня и бросил.

 — Что ты такое говоришь! Нет. Ты не должна так думать!

 — Самое страшное, что мне самой нравится быть куклой в руках мужчины. Меня возбуждает, когда со мной грубо обходятся. Я дико возбуждаюсь.

Вера молча слушала мать.

 — Хочешь выпить? — предложила Елена Николаевна.

 — Давай.

Хозяйка встала, достала фужеры и налив коньяк, протянула дочери.

Выпили молча. Елена Николаевна подошла к окну, закурила и облокотившись на подоконник смотрела в окно.

Вера только сейчас заметила, что мать так и не переоделась после работы. Она была в коричневой юбке, светлой блузке и колготках.

Вера подошла сзади матери и облокотившись на ее спину, обняла. Взяла из рук матери сигарету и затянулась.

 — Давно тебе нравится жестокий секс?

Елена Николаевна промолчала.

 — Андрей единственный кто поступал с тобой так?

 — Нет. Все началось с твоего отца. Это он приучил меня возбуждаться от боли. Позже, когда твой отец погиб, я долго не могла получать удовольствие от обычного секса. Мне нужна была грубость. Только чувствуя себя подстилкой и шлюхой я кончала. Прости, что все это говорю тебе. А как у тебя с мальчиками?

 — Никак. Мне нравятся женщины старше меня на 10—15 лет.

Елена Николаевна посмотрела на дочь через плечо.

 — И как давно у тебя подобные связи?

 — С десятого класса. Первой была Людмила Ивановна — русский, литература. Целый год. Потом были девчонки из группы в универе. С недавнего времени — Анфиса Михайловна. Она преподает английский.

 — Я ее знаю. Она же моего возраста.

 — Да. И мне это нравится.

 — Как далеко у вас зашло? Ты спишь с ней?

 — Да. У нее ее прекрасное тело. Как у тебя.

Вера все еще обнимая мать стала гладить ее бедра через юбку.

 — Вера, что ты сейчас делаешь? Ты хочешь мне показать, чем вы занимаетесь с Анфисой после учебы?

 — Мне просто нравится твое тело.

 — Мне тоже нравится твое тело, но я не позволяю себе вольностей. Я не на столько много выпила.

Руки Веры стали опускаться ниже и правая рука проникла между ног матери. Вера сжала левое бедро Елены Николаевны с внутренней стороны.

 — Доченька, что ты творишь? Ты же возбуждаешь меня.

 — Я знаю, мамочка.

Вера наклонилась и стала сосать левою мочку уха матери. Левая рука передвинулась и проникнув под блузку, стала сжимать живот матери.

 — Ну тогда уже сожми мою грудь, милая.

Елена Николаевна впадала в истому, все еще сомневаясь в правильности деятельности дочери.

 — Мам, у тебя были раньше отношения с женщинами?

 — Да, пару раз. Однажды с сестрой твоего отца и несколько раз с учительнице по физкультуре.

 — И как тебе? Понравилось?

 — Не помню.

 — Хочешь напомню?

 — Не знаю, милая. Стара я уже для этого.

 — Ну что ты, мамочка. Ты в рассвете сил.

Вера стала опускать ниже. Она встала на колени позади матери задрала юбку. Потом попросила мать расставить ноги пошире. Медленно сняла колготки и отбросила их. Она приблизила лицо к ягодицам женщины и почувствовала аромат тела зрелой женщины.

 — Верочка, может остановимся пока не поздно?

 — Чего ты боишься?

 — Боюсь, что мне это может понравится и я не смогу остановится. Потом буду тебя ревновать ко всем остальным, срываться на тебя. А я тебя люблю и не хочу тебя потерять.

 — Ты меня не потеряешь и я могу дать тебе то, что тебе нужно, но только если ты будешь меня слушаться.

 — Хорошо. Я сделаю все что ты захочешь. Только давай отойдем от окна. Мне стыдно. Может кто-нибудь увидеть.

 — Мам, ты чего? 21-й этаж! Кто увидит? Наш дом самый высокий в районе.

 — И все таки, малышка, пойдем в спальню.

 — Нет, сначала мы пойдем в ванную. Ты же сказала, что будешь меня слушаться.

 — Да, буду.

 — Иди и хорошенько выбрей ноги и низ живота.

 — Ладно, малыш, сейчас все сделаю. А ты не могла бы, пока, сварить кофе?

 — Конечно, мамулечка. Иди.

Елена Николаевна, женщина сорока двух лет, худощавая, невысокая женщина. Размер груди 4-й. Не сильно широкие бедра, небольшой животик, оставшийся в наследство после родов.

Вера насыпала в турку кофе и поставила на плиту.

Елена Николаевна пошла к себе в комнату. От мужа им осталась четырехкомнатная квартира большой планировки. Она покопалась в шкафу-купе и выбрала комплект красного белья и чулки, взяла халатик и пошла в душ.

В душе Елена Николаевна начисто выбрила ноги и промежность. Если ноги она брила каждую неделю, то промежность она брила всего дважды в жизни. Первый раз в день свадьбы, а второй раз перед родами Верочки.

Тщательно помывшись и обтеревшись Елена Николаевна высушила волосы. Они стали шелковистыми и волнистыми.

 — Надо будет подстричься, — подумала Елена Николаевна глядя в зеркало.

Она взяла с полки гель после бритья интимных мест и смазала все выбритые места. Затем, когда гель впитался она втерла в промежность эфирное масло лаванды. Одела красные стринги пояс для чулок, затем сами чулки и наконец бюстгальтер. Так вызывающе, по ее мнению она не одевалась уже лет 20. Перед выходом из ванной она взглянула еще раз на себя в зеркало, одела халатик и вышла.

По квартире разносился стойкий запах арабики. Елена Николаевна сама отбирала на рынке сырые зерна, сушила, жарила и молола. У нее был собственный рецепт приготовления кофе. Она совсем не давно рассказала его дочери и судя по запаху она усвоила его в совершенстве.

Елена Николаевна зашла на кухню и облокотилась на дверной проем.

Вера стояла спиной к ней, облокотившись на подоконник. И курила. Она уже переоделась в короткие хлопчатобумажные шорты и короткий топик. Елена Николаевна опустила глаза и посмотрела на свои ноги. Она тихо вышла из кухни, открыла гардероб достала красные «шпильки» на высоком каблуке. Потом снова вернулась на кухню, но уже твердым медленным шагом. 

Вера сидела за столом и наливала из кофейника кофе.

Вера посмотрела на мать. Потом подошла к ней, обняла руками за шею и нежно поцеловала в губы. Елена Николаевна не ответила, но и не сопротивлялась.

Вера отстранилась от матери и глядя в глаза сказала.

 — Прекрасно выглядишь. Я вижу ты выбрала красный комплект, который недавно купила для Андрея?

 — Не говори мне больше о нем. Хорошо? Сегодня я ничего не хочу слышать ни о нем, ни о других особях мужского пола. Договорились?

 — Хорошо. А о ком ты готова сегодня разговаривать?

 — Иди в зал, я сейчас сама принесу кофе, — сказала мать.

Вера ушла в зал и устроилась на диване, около которого был десертный столик из стекла. Вера забралась на диван, подобрав под себя ноги.

В комнату зашла Елена Николаевна и поставила на стол поднос с чашками, кофейником, бутылкой коньяка и стопками.

Она падала дочери стопку коньяка. Они чокнулись и глядя друг другу в глаза, пригубили.

 — Мы можем поговорить откровенно, милая? — спросила Елена Николаевна

 — Конечно. Спрашивай.

 — Как тебе Анфиса в качестве любовницы?

 — Если честно, то мы не совсем любовницы.

 — Поясни.

 — Она выполняет мои приказы. Если хочешь, то она моя сексуальная рабыня.

 — Вот как? И как это произошло?

 — Мы с Ларисой не могли найти нужную литературу к конференции и решили обратиться к ней. Она нашла литературу. Лариска выхватила книги и убежала, сказав, что сделает все по своему докладу за 2 дня и отдаст мне.

Анфиса попросила остаться и подождать пока она найдет еще несколько книг, нужных мне.

Пока она искала, была в другой комнате и случайно села на пульт от телевизора. На экране появилась запись, на которой была заснята Анфиса. Она была голой. Стояла на коленях перед девочкой лет 14—17 и сосала страпон. Девочка крепко держала ее за волосы и трахала ее в рот. Руки и ноги Анфисы были скреплены сзади кожаными браслетами и пристегнуты друг к другу так, что Анфиса не могла наклонится в перед.

Тут я услышала шум и грохот. Забыв выключить телевизор я побежала в другу комнату, узнать, что случилось.

По середине комнаты лежала Анфиса и что-то пыталась мне сказать. Ее всю трясло. Она показала рукой на шкаф. Я подбежала и увидела флакон с таблетками. Я дала ей флакон и побежала за водой. Принесла воды, но как оказалось, она уже проглотила 2 таблетки и ее перестало трясти.

Я затащила ее на диван в этой же комнате.

Анфиса попросила меня пока не уходить и побыть с ней часа 3—4, так как приступ может повториться.

Время было позднее. Я позвонила тебе и сказал, что ночую у Ларисы. Ее тоже предупредила, но не сказал где я на самом деле.

Дождавшись, когда Анфиса уснет, я ушла в другую комнату. Увидела, что кассета кончилась. Я решила перемотать и посмотреть запись полностью. То что я увидела меня зверски возбудило.

Как оказалось девочка была не первой, кто ее трахал.

Первым был молодой парень с огромным членом весь одетый в кожу. Анфиса лежала на кровати на спине, а ее голова свешивалась вниз. Парень приказал девочке лизать Анфису между ног. Он задрал ее бедра к груди и привязал к телу, раздвинув их в сторону. Снимала все это на видео, судя по голосу, женщина. И судя по приказам именно она заправляла всем этим процессом. Она отдавала приказы.

Девочка, ее звали Оля, стала лизать, выставленную пред ней промежность. Парень подошел к Анфисе. Она открыла рот и он вставил головку в рот. Сначала она просто сосала его мягкий член. Потом он перестал помещаться у нее во рту. Он вытащил его и стал дрочить. Потом он ушел из кадра. Камера показала как девочка прилежно лизала клитор Анфисы. Вскоре Анфиса кончила и затряслась. Но женщина приказала девочке не останавливаться. Камера снова вернулась на лицо Анфисы. Парень смазывал член каким-то гелем толстым слоем. Затем он надел на Анфису приспособление которое максимально раскрывает рот и закрепил на голове. Парень взял Анфису за шею и выдавил гель ей в горло. Затем он вставил головку ей в рот и стал медленно вводить член. Член полностью вошел ей в горло. По ее горлу было видно как головка раздвигает ее глотку. Парень сдавил рукой ей горло и сделал несколько фрикций. Вытащил член. Анфиса тяжело дышала. Через 10 секунд он снова ввел член ей в глотку и стал быстро и глубоко ее трахать.

Анфиса корчилась под ним. Девочка все еще лизала ее клитор. Парень вытащил член, смазал и снова стал ее насиловать в горло. Анфиса захрипела.

Женщина остановила его и приказал вытащить член, что бы Анфиса не задохнулась.

Анфису оставили в покое. Камера переместилась на парня. Он сел в кресло и задрал ноги на подлокотники. Девочка опустилась перед ним на колени, расстегнула молнию на его промежности. Женщина приказала ей лизать его анус. Девочка послушно лизала. Женщина, находясь за кадром сжимала рукой яйца парня. Иногда очень сильно. Затем женщина приказала девочке одеть страпон. Девочка нацепила член средней длины. Взяла гель и стала смазывать член. Потом встала перед парнем на колени и приставила головку к его анусу. Женщина надавила на спину девочке и член прошел в анус парню.

Женщина приказала жестко оттрахать парня и девочка принялась таранить его зад.

Через 10 минут парень застонал. Женщина приказала девочке остановиться и подставить страпон так, чтобы сперма попала на него. Девочка выполнила.

Женщина взяла за волосы Анфису и подтащила к девочке и приказала облизать страпон и член парня.

Потом женщина поставила камеру на штатив и поцеловав парня в губы сказала, что у него аппетитная попка.

Затем она развязала Анфису и поцеловала ее в засос, а потом в засос поцеловалась с девочкой. Позже оказалось, что женщина — это сестра Таня, парень — сын Татьяны, Андрей, а девочка — ее внучка Ольга.

Все это мне позже рассказала Анфиса. Она так же рассказала, что они погибли в авиакатастрофе 5 лет назад и что все это время она ищет себе хозяйку, которая будет ее унижать и оскорблять, использовать как секс рабыню.

Когда она проснулась, мы пили зеленый чай, она рассказала, что после смерти сестры у нее был сердечный приступ и иногда, примерно раз в полгода он повторяется. Я рассказал, что видела кассету. Она спросила, что я об этом думаю. Я сказала что сильно возбудилась и тоже хотела бы поучаствовать в качестве хозяйки. На что Анфиса ответила, что если заключим договор о молчании, то ее желание исполнится.

Мы заключили договор и с того времени она моя шлюха.

 — Ну вот я тебе и рассказала... Ты шокирована?

 — Нет, возбуждена. Поймала себя на мысли, что хотела бы оказаться на ее месте.

 — Даже так? Не страшно?

 — Не знаю. Страшно. Но очень хочется. Я последнее время не могу без грубости.

 — Ты хочешь быть моей? — спросила Вера.

 — Не знаю. Наверное, да.

 — Мне нужен прямой ответ. Да или нет?

 — И кем я для тебя буду?

 — Тем кем и раньше — любимой мамой. Но во время секса — грязной шлюхой, подстилкой, блядью.

 — Что ты будешь со мной делать?

 — Все что захочу. Пороть, пинать, колоть, насиловать, отдавать другим на время. Единственное ограничение — здоровье и жизнь неприкосновенны. Я гарантирую, что ты будешь жива и об этом будет знать узкий круг людей. Если ты согласишься прямо сейчас, то решишь мою огромную проблему.

 — Какую?

 — Анфиса оказалась богатой наследницей одного английского олигарха. Недавно он умер. Ее разыскал его адвокат и передал право на собственность. По доброте своей душевной она подарила мне остров в индийском море и несколько миллионов евро. Все равно ей некуда их тратить. Она решила оставить университет и перебраться в Англию. Мне предложила быть ее пожизненной хозяйкой не только в сексе, но и в жизни с сохранением предыдущих условий. Так что если ты согласна быть не столько моей матерью, сколько моей шлюхой и вещью, то пиши завтра же заявление на увольнение и через 2 недели встретимся на острове. Завтра я куплю тебе билеты. Анфиса 2 недели будет в Англии, а потом прилетит ко мне на остров Нойзе.

 — Можно подумать?

 — 5 секунд

 — Согласна.

 — Ну и отлично. Сегодня мы проведем ночь в одной постели и я научу тебя как ублажать женщину. С завтрашнего дня ублажать меня будешь ты. А о твоем удовлетворении позаботится Анфиса или как я захочу. Пойдем в кровать.

***

Часть2

Вера уже почувствовала власть над своей матерью. Эта уверенность в ее власти возбуждала ее. Вера, имея огромные деньги могла позволить себе сделать все что захочет. А имея в беспрекословном подчинении двух дамочек могла не думать о том, кто будет ее удовлетворять. Кроме того у нее созрел план на счет Андрея, который бросил ее мать. Так же у нее был на примете еще один парень с огромными физическими данными.

Вера повернулась к матери лицом.

 — Снимай халат, милая. Сегодня ты узнаешь что такое удовольствие.

Елена Николаевна скинула халатик и легла на спину на кровать.

Вера склонилась над матерью и принялась целовать ее ноги. Она целовала прямо через красные чулки, обсасывала каждый пальчик. Постепенно Вера добралась до промежности Елены Николаевны. Зацепив зубами трусики матери, Вера медленно потянула их вниз. Елена Николаевна сжимала ладонями голову дочери, прижимая ее к своему лобку. Елена Николаевна как можно шире развела свои ляжки и задрала бедра к животу. Вера добралась до сокровищницы матери.

Вера не раз наблюдала за тем как мать моется в ванной или в бане, но ни разу не видела ее влагалище полностью открытым.

Вера дунула на лепестки бутона сокровища Елены Николаевны. Мать дернулась и ее тело скривило.

 — Доченька, девочка моя, что ты делаешь? Это не правильно! Но так приятно! Кто тебя научил?! Ммм!!! Ты прелесть! Я твоя! Делай, что хочешь! Только не останавливайся. Ммм!

Вера продолжала дуть то на половые губы, то на анальное отверстие матери.

 — А тебе идут чулочки, мамочка! Ты выглядишь как последняя шлюха с раздвинутыми ляжками и мокрою пиздой. Чувствуешь себя шлюхой, мамочка?

 — Ну, что ты такое говоришь, доченька! Я ведь твоя мать!

 — Нет, милочка! Ты моя вещь! Ы моя блядь! Моя подстилка! Да, мамочка?

 — Да, милая?

 — Что, да? — Вера раздвигала пальцами влагалище матери и дула в него.

 — Я твоя подстилка!

 — Что еще? — Вера глубже ввела пальцы и развела их в стороны как можно шире.

 — Я твоя блядь!

 — Что еще? — Вера принялась лизать анус матери, продолжая пальцами раздирать влагалище.

 — Я твоя вещь!

 — Молодец! Запомни, сука, с этого момента ты называешь меня только на Вы и только — Хозяйка или Госпожа. Запомни, дочери у тебя нет и не было. Рот будешь открывать, когда я скажу. Все поняла?

 — Да.

 — Что, да?

 — Поняла?

 — Я поняла, что Вы Госпожа для меня и что дочери у меня никогда не было.

 — Умница, сучка! За приличное поведение будешь получать поощрения. Но это будет очень редко.

Вера постепенно поднялась губами до уровня груди и укусила за сосок матери прямо через лифчик.

Елена Николаевна простонала.

 — Да ты, я вижу, не поняла меня! Я сказала, что рот откроешь, когда я скажу. Будешь наказана. Для начала мы заткнем тебе твой блядский ротик.

Вера встала, подошла к столику матери. Открыла верхний ящик и достала от туда шарик-кляп на ремнях.

Подошла к матери.

 — Открой рот, сука.

Мать приоткрыла губы. Вера ударила ей по лицу.

 — Шире, сука!

Мать открыла еще сильнее. По щекам потекли слезы.

Вера резко воткнула кляп, так что зубы матери заскрипели по шарику. Вера затянула ремнями кляп. Мать что-то промычала.

 — Ты что-то сказала, милая? — Вера наклонилась и поцеловала мать в щеку.

 — Вот и умничка. А теперь становись раком. Привыкай, это постоянная поза для сучки. Пред свое Госпожой ты всегда будешь на коленях, либо на четвереньках, глаза в пол. Смотреть на меня будешь, когда я прикажу. Поняла? Если поняла, наклони голову еще ниже.

Мать наклонила голову еще ниже.

 — Позже мы купим тебе амуницию, а пока ты будешь дома ходить голая с вот этим хвостом в жопе.

Вера достала из верхнего ящика искусственный член средних размеров, заканчивающийся конским хвостиком.

Вера подошла к матери со спины и раздвинув ягодицы матери ввела головку дильдо в ее влагалище. Затем вытащила и размазала выделения по лицу матери.

 — Я вижу тебе это нравится. Отлично.

Вера снова затолкала дилдо во влагалище матери, на этот раз по самый хвостик. Мать дернулась. Вера ударила ее ладонью по ягодице. Вера стала трахать мать этим дилдо.

 — И не надейся, что я оставлю его в этой дырке. Хвосты носят в другой. Так что, расслабься, иначе будет больно.

Вера вытащила дилдо из влагалища матери и приставила к анусу. Вера оседлала мать сверху так, что та не могла двигаться и стала вводить головку дилдо в ее анус. Мать попыталась дернуться и что-то промычала, но Вера резко ввела дилдо на всю длину. Мать замычала. И закрутила задницей, пытаясь вытолкнуть инородное тело из ее прямой кишки. Вера с улыбкой ввела его снова.

 — Запомни, сука. Если хвост выпадет из тебя — засеку розгами так, что ты ни лечь, ни сесть не сможешь. Так что молись, чтобы он был всегда в тебе. Поняла?

Мать покорно нагнула голову.

 — Ну вот и отличненько. А теперь несколько фото для истории.

Вера взяла фотоаппарат и сделала несколько снимков с разных ракурсов

 — Ну вот, теперь ты похожа на мою сучку.

Вера открыла дверцу шкафа, в которую было встроено зеркало.

Елена Николаевна посмотрела на себя в зеркало. На кровати четвереньках стояла красивая женщина с кляпом-шариком во рту и хвостиком, торчащим из ануса. Женщина заплакала и опустила голову.

 — Нравится? — спросила Вера приподнимая подбородок матери и направляя взгляд женщины в зеркало.

Женщина покорно кивнула. По ее щекам текли слезы. Вера опустилась перед ней на колени и стала слизывать слезы, текущие из глаз ее родной матери.

 — Все, хватит ныть! Иначе выпорю. — крикнула Вера и ударила наотмашь ладонью по заднице Елены Николаевны.

Вера подошла к тумбочке и достала из верхнего ящика ошейник. Его раньше одевал на Елену Николаевну Андрей во время сексуальных игр. Вера прицепила его к небольшому ремешку и потащила в зал. Вера подвела мать к журнальному столику.

 — Залазь на стол и становись раком.

Женщина послушно исполнила.

 — Стой так и не шевелись. Я скоро приду.

Вера пошла в ванную комнату. Скинула с себя шортики и топик. Включила горячий душ, затем холодный. Затем снова теплый. Взяла бритвенный станок, пену. Смазала пеной свой лобок и тщательно выбрила. Затем ноги, подмышки. Помылась с гелем и вылезла из ванной.

Голой она прошла в свою комнату и открыв шкаф достала оттуда огромную коробку. Вытащила черные ботфорты, черные кожаные трусики-шортики с молнией на промежности, черный кожаный лиф с вырезами для сосков, черные чулки и аксессуары. Все это разложила на кровати.

Сначала вера смазала свое тело эфирным маслом, а потом стала одеваться. Чулки, трусики, лиф, ботфорты, перчатки. Черной кожаной лентой она перевязала свои длинные волосы. Черной помадой она накрасила губы. Взяла три дилдо разных размеров, смазку и хлыст. Посмотрев на себя в зеркало, медленно и уверенно двинулась в зал.

Мать стояла в той же позе, что ее и оставила дочь. Когда Вера зашла мать непроизвольно подняла на нее взгляд, за что сразу получила звонкую пощечину.

 — Ты забываешься.

Женщина опустила голову вниз. Вера обошла ее со всех сторон. Покрутила вставленным в анус матери хвостом, а потом села перед матерью и раздвинула ноги.

 — Ну что сучка, как я тебе?

Женщина молчала и не поднимала глаза.

 — Молчишь? Правильно! Сейчас будешь учиться делать куни. Ты знаешь, что такое куни? Отвечай, сука.

 — Да, Госпожа, знаю.

 — Что же это по твоему? Отвечай.

 — Когда женщину лижут между ног.

 — Ты не права. Кунилингус — это когда женщина кончает от ласк языком ее половых органов. Так вот я хочу, чтобы ты научилась делать полноценный куни для совей Госпожи. Поняла?

Женщина кивнула.

 — Ну и отлично, А теперь губами расстегни молнию на моих трусиках.

Елена Николаевна переступила руками на диван и приблизилась губами к трусикам дочери. Она схватила губами за замок и потянула вниз. Замок выскальзывал из ее губ. Но женщине все-таки удалось расстегнуть до половины. Вера перевернулась и подставила матери зад.

 — Продолжай

Елена Николаевна продолжила расстегивать молнию. Вскоре ей это удалось.

Вера перевернулась и снова раздвинула ляжки. Перед женщиной раскрылась прекрасная нежная щелка, уже немного влажная.

Вера сняла с матери кляп.

 — Ну что же ты, приступай. Ведь ты раньше лизала женщину?

Женщина послушно стала лизать половые губы девушки, проникая между них и слизывая ароматный сок выделений ее влагалища.

 — Глубже, сучка. Засунь свой язык мне в щель.

Елена Николаевна попыталась просунуть язык вглубь между половых губ, но ей это мало удавалось. Большие половые губы мешали, а руками она воспользоваться не могла. Тогда женщина поднялась выше и принялась лизать клитор дочери. Вера схватила женщину за волосы и прижала ее лицо к своей промежности. Губы и нос женщины протиснулись между мокрых и скользких половых губ дочери. Она высунула язык и попыталась слизать мокрую слизь с внутренней стороны влагалища дочери. Девушка застонала. Но вот она резко оттолкнула женщину.

 — Ложись на стол спиной.

Елена Николаевна со страхом в глазах легла на столик, свесив ноги на пол.

Вера обошла ее со стороны головы и расставив ноги села на лицо матери. Мокрое, горячее и скользкое влагалище придавило губы и нос женщины.

 — Вытащи язык и просунь его мне в дырку, сука! Глубже! Еще глубже! Вот так.

Женщина из всех сил старалась как можно глубже засунуть свой язык в щель девушки.

 — А теперь займись моей задницей. Засунь туда язык и хорошенько все вылижи изнутри.

Елена Николаевна старательно вытащила язык. Вера села на мать и стала тужиться. Анус девушки раскрылся и язык матери проскользнул внутрь. Девушка сжала сфинктер и язык женщины был защемлен.

 — Давай, двигай своим языком в моей дырочке. Вылизывай, сучка! Ох. Как классно!

Вера чуть не упала, но удержалась. Как ей не хотелось остаться в этой позе подольше, но она встала. Подошла к другому столу и взяла дилдо.

 — Возьми этот дильдо и одень его на меня. Надеюсь хоть это ты умеешь!

Женщина одела на веру дильдо на ремня и застегнула ремешки.

Вера села на диван. Член гордо покачивался над ее бедрами.

 — Иди сюда сучка. Повернись. Возьми член в руку и вставь его себе в пизду. Ну же.

Женщина прогнулась в спине и взяв в руку член у основания приставила его к своему влагалищу. Вера резка надавила на бедра и та резко упала на член, не удержавшись на ногах.

Женщина взвыла. Вера со всего маху ударила рукой по заднице матери. Женщина подавила стон.

 — Молчать, сука. Думаешь я не вижу, что ты давно ждала, чтобы тебя насадили на член? Не выкобенивайся. А теперь слазь с него.

Женщина тихо встал с члена. Из ее Влагалища тянулась тонкая прозрачная слюноподобная масса.

 — Да ты вся мокрая. А еще орешь тут. А ну развернулась и все вылизала.

Женщина повернулась и наклонившись стала слизывать слизь.

 — Открой рот пошире и соси его как ты сосала у Андрея.

Женщина открыла рот и поглотила половину члена.

 — О, да ты знатная соска. Ну как сейчас мы проверим твое горло. Ложись спиной на стол.

Елена Николаевна легла.

 — Открой глотку, сука. Шире.

Вера вставила член в рот матери, схватила ее за шею и принялась проталкивать член в глотку. Женщина билась в истерике, пытаясь освободиться. Вера хлестала ее по лицу, груди, ляжкам. Женщина успокоилась. Вера вытащила член, а затем снова погрузила член целиков глотку матери. Глаза у Елены Николаевны закатились как при удушении. Она дышала через нос.

Вера вытащила член из горла матери.

 — Ну вот, мы и проверили. У тебя глубокая глотка, так что соска из тебя будет знатная.

Вера отошла от матери.

 — На стол, раком.

Женщина с трудом перевернулась и встала на коленях.

 — На локти. — сказала Вера надавив матери на спину.

Женщина прогнулась в спине и легла на локти.

Вера медленно вытащила из задницы матери хвостик. Затем взявшись за бедра резко вставила свой член ей во влагалище по самые ремни. Женщина дернулась. Вера держала ее крепко.

Вытащив член из влагалища матери Вера размазала выделения по анусу матери. Елена Николаевна почувствовала, что сейчас дочь будет иметь ее в задницу и сжала анус.

 — А ну, расслабься. Дура, будет больно. Тужься, как будто в туалет хочешь. Ну!

Женщина попыталась потужиться. И тут резкая боль пронзила ее поясницу. Вера вогнала свой член на всю длину. Женщина застонала и заплакала. Вера принялась трахать свою мать в задницу.

 — Можешь поплакать, если это тебе поможет, но я буду тебя трахать постоянно во все дырки.

Женщина заплакала, стонала.

Вера протянула руку между бедер женщины и принялась сжимать ее клитор. Скользкие и мокрые пальцы, испачканные в слизи материнских выделений Вера затолкала в рот матери.

 — Соси сучка. Это твои сопли. Ты мокрая как шлюха. Тебе ведь нравится.

Вера снова схватила мать за клитор и сжала. Елена Николаевна заорала как резанная и затряслась в судорогах оргазма.

Оргазм длился долго. это был самый продолжительный оргазм в ее жизни. Тело женщины обмякло.

Вера вытащила член из задницы матери и поднесла к ее лицу.

 — Вылизывай, сучка. Чтобы все чисто было.!

Женщина посмотрела на дочь и получила пощечину. Медленно и послушно открыв рот женщина принялась облизывать черный ствол. Испражнений не было. Была слизь. Женщина все покорно вылизала.

 — А теперь сучка, моя очередь.

Вера взяла широкий дилдо.

 — Ложись на диван на спину.

Женщина легла.

 — Открой рот, мамуля.

Елена Николаевна открыла рот.

Вера вставила член коротким концом в рот женщине и закрепила ремнями на голове. Широкий и мощный конец торчал над головой матери.

Вера сняла трусики, ботфорты и забралась над матерью. Она стала присаживаться влагалищем на это член.

Мать видела как влагалище ее дочери раскрывается и туда проникает головка члена, а потом и весь член. Вера застонала. Затем Вера оперлась руками на бедра матери и принялась скакать своей пиздой на члене.

По члену стекали ее выделения и текли на глаза, нос, губы. Все лицо матери было залито выделениями дочери.

Вскоре Вера резко села, вогнав член до упора и прижавшись своими губами к лицу женщины и задрожала. Дрожь продолжалась секунд 20. Вера обмякла и легла на тело матери.

Затем Вера перевалилась через мать.

 — Снимай член и вылижи меня.

Женщина избавилась от член и легла между ног девушки.

Она аккуратно раздвинула ее ляжки и принялась вылизывать ее половые губы и задницу, не касаясь клитора. Когда женщина исполнила свою работу, Вера поднялась и подняв женщину за лицо поцеловала в засос.

 — Спасибо, мамуля. Я так счастлива. Запрет на разговоры снимается. Сегодня мы будем матерью и дочерью. Хорошо?

Мать кивнула.

 — Сходи в ванную. Приведи себя в порядок.

Женщины собрав вещи ушла в ванную.

 — Только не закрывай дверь.

Женщина открыла на распашку. Разделась и голой залезла под душ.

Из душа Елена Николаевна вышла свежей и радостной. Она подошла к дочери и поцеловав ее взасос сказала.

 — Спасибо, милая. Если бы не ты, я бы не узнала, что такое счастье. Я на веке твоя раба. Делай со мной все что хочешь. Я буду счастлива исполнять твои прихоти.

 — тебе понравилось? Правда?

 — Да, очень. Вот только устала. Я спать. Завтра поговорим, хорошо?

 — Да, конечно, милая. Спи! Я еще посижу на кухне.

Часть3

На утро Елена Николаевна проснулась в своей кровати голая, счастливая. Была суббота.

Женщина встала с кровати и вспомнила, что сегодня она спала в постели одна, но счастлива как никогда. И счастье ей это подарила Вера — ее дочь.

Елена накинула халат. Собрала в охапку свой красный комплект, чулки и отнесла в ванную, в корзину с грязным бельем.

Елена пошла в зал. Ничего не напоминало ей о вчерашнем вечере. Все убрано. Пошла на кухню. На кухне сидела за столом Вера и пила кофе, держа в руке сигарету.

 — Здравствуй, милая, — кинулась на шею дочери мать.

 — Приветики. Как спалось?

 — Отлично, как никогда. Ты сделала меня счастливой. Я тебя люблю.

 — И я тебя люблю, мамочка. Надеюсь ты не изменила своего решения?

 — Нет, что ты! Я твоя на всю жизнь.

 — Но тогда, ты сейчас подпишешь договор, по условиям которого ты будешь всецело принадлежать мне. Прочитай.

Елена Николаевна взяла договор, перелистнула на последнюю страницу и подписала не читая.

 — Распишись на каждой странице.

Мать быстро расписалась на всех страницах.

 — С этого момента ты носишь и никогда не снимаешь вот этот браслет и ошейник. Одевай.

Улыбка прошла с лица матери. Она послушно одела тонкий кожаный ошейник и браслет с металлической планкой, на которой было выгравировано «собственность Госпожи Велены»

 — Почему Велены?

 — Потому что, с этого дня нет больше Веры Ивановой, она разбилась вместе с матерью, Еленой Ивановой и Анфисой Потаповой в автокатастрофе.

У тебя новый паспорт Елена Нижняя, а твоя подруга — Анфиса Нижняя. Я Велена Вок. Так что, в понедельник ты не пойдешь на работу. Завтра после обеда мы улетаем. Сейчас ты собираешь основные вещи, одеваешь платок, темные очки, плащ и мы идем в машину. У тебя 5 минут. Жду.

Велена стояла и ждала. Елена быстро собрала сумку и подошла к Велене.

 — Пойдем.

Женщины вышли и сели в блестящий мерседес.

Машина быстро мчалась по загородной трассе. Резко свернула вправо и пошла по лесной трассе.

Машина заехала во двор садового участка. За забором стоял двухэтажный дом.

Велена вышла. Вслед за ней вышли Елена, а из-за руля вышла Анфиса.

 — Здравствуй, Анфиса. — Окликнула Елена.

 — Привет, подруга, — улыбнулась Анфиса. Как ты?

 — Как видишь, отлично.

 — Я тоже счастлива.

 — Все, девочки, в дом. Анфиса, закрой все окна, Елена нагрей воды.

Женщины занялись каждый своим делом.

Велена поднялась на второй этаж и скинула с себя всю одежду. Достала из сумки черные «шпильки», черные стринги и халатик.

Затем спустилась на первый этаж в большую комнату. Женщины сидели на диване и весело болтали.

 — Ну что, сучки, Госпожа хочет удовольствия. Раздевайтесь.

Женщины встали и разделись догола. Обе были гладко выбриты в промежности.

 — Елена, в ноги. Анфиса раком на диван.

Женщины заняли позы.

Велена села на диван. Анфиса раздвинула руками свои ягодицы, раскрывая свои отверстия. Велена плюнула в анус Анфисы и ввела внутрь ее задницы палец. Затем дала его облизать Елене. Женщина покорно облизала палец Госпожи.

 — Елена лижи ее задницу. Анфиса приступай. Вылижи меня.

Анфиса повернулась и принялась лизать половые губы Велены.

Елена лизала анус Анфисы, пытаясь проникнуть в попу женщины. Жадно причмокивая Елена глубже погружала язык в глубь задницы Анфисы.

Велена приподняла бедра и схватив Анфису за волосы воткнула ее лицо себе между ягодиц. Анфиса принялась лизать анус Велены.

Велена стонала. Велена вернула лицо Анфисы к своему клитору и вскоре застонала и затряслась в судорогах оргазма.

Немного обмякнув Велена оттолкнула от себя Анфису.

 — Развлекайтесь. Игрушки в сумке.

Елена оторвалась от Анфисы и кинулась к сумке. Достав из сумки огромный дилдо Елена пристегнула его себе на бедра и смазала смазкой.

Анфиса встала раком на диван и раздвинула руками свои половые губы. Елена приставила головку «монстра» к влагалищу Анфисы и надавила. Головка скользнула внутрь Анфисы. Анфиса закричала, матерясь.

Елена схватила Анфису за волосы и стала натягивать ее на свой страпон.

Анфиса стонала и подмахивала, сжимая пальцами свои соски.

Елена вытащила и снова загнала член в щель Анфисы. И Анфиса застонав, забилась в оргазме. Рухнув на диван, она расслабилась.

Елена завалилась на нее мастурбируя свой клитор. Елена сдвинула в сторону страпон и ласкала свои половые органы, не забывая про анус. Вот и она забилась в оргазме.

Велена сидела на кресле и все это снимала на видео.

 — Ну вс