Данная небом

1.

Я не могла поверить, что подруги вытащили меня в клуб. Меня давил жуткий депрессняк, мне жить не хотелось, не то, чтоб по клубам таскаться. Но разве в этом убедишь моих подружек, самых замечательных девчонок города? В конце концов, вовсе не их вина была в том, что я пребывала в глубочайшей депрессии, после того, как больше месяца рассталась с любимой девушкой, в которую я было безоглядно влюблена, но в руках, которой я была всего лишь очередной игрушкой.

Инга была потрясающей женщиной: 35 лет, маленькая, миниатюрная дюймовочка (ростиком всего 158 см), стройная, блондинка, голубые глаза, постоянно потянутые чувственной дымкой. И Инга ушла к другой, едва успев расстаться со мной. И ей было наплевать на то, как я переживу разрыв, на то, что творится у меня в душе. Она ушла, и что-то умерло у меня в груди: жизнерадостность исчезла, на ее место пришла пустота и какая-то озлобленность... Я злилась на весь мир, особенно сильно «отрывалась» на работе. Мой офис стонал от моего дурного настроения.

А подчиненные, наверно, давно прозвали меня по аське стервой и были правы. Именно стервой, которой сделали очень больно, я себя и чувствовала... Я не могла понять, что со мной было не так: да я упряма, всегда настойчива и одновременно очень чувствительна, хозяйственна, гостеприимна, дом свой люблю, вкусно готовлю. Но моя семейная жизнь не сложилась, и безоблачной ее не назовешь: не каждому понравится стремление партнёрши всегда и во всем настоять на своем. По натуре я — «сова», утром меня лучше не будить, зато по вечерам я всегда неутомима. Саму себя я, без ложной скромности, считала музыкально одаренной, именно это помогло мне открыть собственную звукозаписывающую студию и стать одной из самых влиятельной женщин города

В клубе было полно народу, словно сегодня собрались все лесбиянки страны. Но хозяйка клуба, с которой вся наша компашка была близко знакома, без труда усадила нас за столик. Наташка, моя самая близкая подруга, кивнула головой в сторону соседнего столика: за ним сидели четыре красивых девушки лет 25—27. Вся четвёрка дружно хохотала, было видно без труда, что все они парочки и очень счастливы. Я тоже была счастлива... когда-то... От этого на душе стало ещё тяжелее и я уткнулась в меню, не желая ловить на себе сочувствующие взгляды подруг. До меня стали долетать обрывки разговора из соседнего столика «хохотушек».

 — Что-то Даны долго нет. — сказала блондинка в ярко красной кофточке, при этом она неотрывно смотрела куда-то, откуда, по всей вероятности, и должна была прийти Дана.

 — Может, передумала? — предположила другая блондинка в откровенном топе.

 — Неа! — подала голос крашеная брюнетка. — Наша Данка не передумает!!! Это же отчаянная голова!

Все четверо дружно рассмеялись.

 — Скорее всего, Доминик приревновал и не пустил.

 — Ох уж эти натуралки с ревнивыми женихами! Никуда не пойти, к каждому столбу ревновать будет! — наигранно горестно произнесла первая блондинка.

 — Ничего странного! — возразила брюнетка. — Будь я на месте Доминика, я бы Данку никуда из постели не выпустила, любила бы её до смерти. У меня и сейчас слюнки текут, как только вспомню её фигурку в купальнике.

Снова дружный хохот. Я заинтересовалась беседой, и позабыла на минуту про свой депрессняк. Значит, девчонки дружат с натуралкой? Интересно. И как только той удается от них отмахиваться? Поистине отчаянно смелая девушка, коль решилась прийти в клуб, зная, что тут на неё будет пялиться каждая озабоченная лесбиянка. Пока я «грузилась» собственными раздумьями, за соседнем столиком произошло какое-то странное оживление.

Оторвав глаза от ненужного меню, я посмотрела туда, куда неотрывно «пялилась» вся великолепная четверка: посмотрела и пропала! Со стороны входа, плавно скользя между столиками, в нашу сторону шёл прекрасный ангелочек: высокая (примерно 175 см) девушка с копной роскошных темно-шоколадных волос, с зелено-серыми глазами и самыми соблазнительными губками, растянутыми в искренней, радостной улыбке. Мне показалось, что на несколько минут мое сердце перестало биться, а потом забылось с новой силой, практически оглушая меня, перекрывая все посторонние звуки. А ангелочек тем временем приблизился к моим «знакомым» за соседнем столиком. Последовали радостные возгласы, приветствия, поцелуи и пламенные объятия. Итак, эта была та самая Дана, которую все с нетерпением ждали. Дана. Я несколько раз повторила это имя про себя.

 — Что ты там бормочешь? — Наташка озабоченно склонилась в мою сторону.

 — Что? — спросила я. Неужели я произнесла имя девушки вслух?

 — Говорю, не поняла, что ты там себе бормочешь под нос. — растолковала мне Натка.

 — Ничего. — как можно беззаботнее и спокойнее ответила я. — просто мысли вслух.

 — Ааааа. — Наташка повернулась к Вике, своей девушке, с которой встречалась без малого пять лет.

В другое время я бы с завистью посмотрела на эту великолепную парочку, но сейчас мои мысли были заняты только Даной, а точнее тем, как познакомиться с ней. Наверно фортуна была сегодня на моей стороне: возможность знакомства была преподнесена мне на блюдечке с золотой каемочкой. Где-то в середине вечера в клубе объявили танцы, а какая девчонка устоит против танцпола с близко скользящими рядом телами? правильно, никакая уважающая себя лесбиянка не устоит... Все сорвались со своих мест, только я и Дана остались сидеть за своими столиками: я, потому что у меня не было партнерши, а Дана, собственно, по той же причине — не было партнёра. Недолго думая, я подошла к ней.

 — Привет, я Роксана. — Представилась я.

 — Дана. — Девушка нежно пожала мою руку.

 — Не против потанцевать? Я не кусаюсь. — Я попробовала пошутить и замерла в ожидании её ответа.

Я видела, что первым порывом девушки, было желание отказать мне. Но, наверно, что-то в выражении моего лица остановило её. Подумав секунд 15, она неуверенно вложила свою ладошку в мою протянутую ладонь

Танцевала Дана великолепно, несмотря на то, что иногда она просто жутко стеснялась танцевать в неприемлемой для неё близости от меня. А я нежно держала её в своих объятиях, боясь притянуть её сильнее к себе, боясь спугнуть её. Но иногда моя рука всё же нежно касалась её красивой шейки, осторожно скользила вдоль её спины. Мы с ней были практически одного роста, только на моём фоне она выглядела почему-то ещё меньше, хотя я тоже обладала весьма хрупким телосложением. В танце вела я: мои руки лежали на её талии, а ей ничего не оставалось, как закинуть руки мне на шею. Медленно танец захватывал нас.

Ди-джей постоянно ставил медленные мелодии, и мы танцевали, не разнимая объятиях. Дана склонила голову мне на плечо и уткнулась носом в шею. Моё сердце тут же застучало обухом где-то в горле. Мне было ужасно приятно. Я едва коснулась губами её затылка. Кажется, Дана ничего не замечала или очень талантливо игнорировала все мои замаскированные «нападения» на её прекрасное, юное тело. Внезапно меня пронзила мысль, повергнувшая меня в шок: я влюбилась с первого взгляда, но скоро Дана уйдёт к своему ревнивому жениху, а я останусь одна. От этого мне стало очень горько. Я чуть не подавилась комком, вставшем поперёк горла. Пришлось громко закашляться. Волшебство, начавшееся между нами, исчезло. Песня закончилась и Дана осторожно отстранилась от меня.

 — Ты хорошо танцуешь. — Сказала Дана пока мы шли к своим столикам.

 — Спасибо. Ты тоже. — Я совсем загрустила.

 — Что-то не так? — в голосе Даны послышалось искреннее беспокойство.

 — Просто скоро вечер подойдёт к концу и мне снова придётся возвращаться в свою одинокую обитель. — Кажется я только что разоткровенничалась  с практически незнакомым человеком, на меня это было непохоже. Обычно, все свои эмоции я храню за семью замками.

 — Разве тебя никто не ждёт?! — мы остановились недалеко от наших столиков.

 — Нет больше той, которая ждала. — Я замолчала и потупила взгляд. Кажется, своим признанием я загнала нас обоих в тупик.

 — Ох! — Дана взяла в руки мою руку и стала сочувствующе её поглаживать.

А я, вместо успокоения, почувствовала прилив сильнейшего желания. Оно родилось где-то в глубине души и растеклось огненной лавиной по всему моему телу. Я неотрывно следила за нежными движениями пальцев Даны.

 — Если хочешь, мы можем поехать на дачу к моим друзьям. — Внезапно предложила Дана. — Я как раз собиралась поехать туда завтра.

 — А твой друг возражать не будет? — в моей душе затеплилась надежда.

 — Доминик? — Дана выглядела удивленно, словно впервые вспомнила о своём женихе. — он... он не будет возражать. Мы... поругались и я ушла... — последние слова дались Дане с большим трудом. она, можно сказать, выдавила их из себя.

 — Мне очень жаль. — я крепко пожала пальцы девушки. Мне действительно было жалко, но к моей жалости примешивалась предательская долька радости.

 — Ничего. Доминик слишком ревнивый. Он был против того, чтоб я сюда приходила, да и против того, чтоб я встречалась с друзьями. — Дана внезапно умолкла. Кажется она тоже засмущалась от исповеди перед малознакомым человеком.

Я привлекла её к себе и крепко обняла. Мне было наплевать, что подумают другие.

 — Я с удовольствием составлю тебе компанию. — прошептала я, гладя её по голове. — если грустить, то вместе.

Мне было очень приятно, что девушка не попыталась освободиться из моих объятий, хотя я и чувствовала, как она напряглась. Дана быстро представила меня своим друзьям, которые с любопытством и удивлением рассматривали меня. Мы пробыли в клубе ещё несколько часов. Мы успели все перезнакомиться и обменяться телефонами. И вот уже мой красный «вольво» нёс нас по ночной дороге. Пила я в этот вечер мало, потому смело села за руль. Дана выпила прилично, что помогло ей чувствовать себя более раскрепощенной в моём присутствии. Она рассказала мне немного о себе и у меня сложилось достаточно приятное впечатление о ней. Хотя, окажись она дьяволом, я бы всё равно считала бы её ангелочком, моим любимым ангелочком.

2.

Дана была неспокойной девушкой, но настойчивой и упрямой: в детстве, пока училась ходить, часто падала, но была упряма и никогда не плакала: поднималась и опять шла. Являясь смелой девочкой, предпочитала дружить с мальчиками. Взрослея, стала ужасной собственницей, но не терпеть не могла этого по отношению к себе: ревнива, ревнует подруг, любимого человека, должна быть всегда единственной подругой и возлюбленной. Для себя требует абсолютную свободу, не может быть от кого-то зависимой; идеалистка и склонна подражать своему идеалу.

Не мнительна, не верит в предрассудки. Дана совершенно бесхитростна, но не лишена дара высокой дипломатии. О ее неудаче легко узнать по ее внешнему виду и настроению. Но увидеть Дану в плохом настроении можно было редко. Она была неспособна долго унывать. Болезненно переносит поражения, не допускает мысли, что ее чувства могут быть безответными. Не выносит критики, но и сама редко кого критикует. Очень предана семье, готова на любые жертвы ради мужа и детей. Не пасует перед трудностями, никогда не теряет веры в себя.

После откровенного рассказа Даны, я поняла, что встретила именно того человека, которого так долго искала и с которым была готова провести всю свою жизнь. Но по иронии судьбы, моя вторая половинка любила мужчин, а мне оставалась только роль подруги, которую я безуспешно старалась играть все последующие дни.

Дача друзей Даны оказалась маленьким кусочком рая: живописная природа, голубое небо над головой, чистый лесной воздух и щебетание птичек в кущах деревьев. Мы просыпались и засыпали под это заливистое пение.

С каждым часом я всё больше влюблялась в девушку, которая завораживала меня своим мелодичным смехом, подобно колокольчику, звучавшему на все рассказанные мной смешные истории и шутки; своей застенчивостью и робкой откровенностью. Я уже больше не могла отводить взгляд, когда наши глаза случайно встречались, хоть и боялась, что в моих глазах девушка без труда прочтёт мое неприкрытое обожание. Будучи взрослой, состоявшейся женщиной, я потеряла голову, как неопытный подросток.

Дана тоже, кажется, постепенно привыкала ко мне: она больше не чуралась моих объятий и случайных прикосновений, несколько раз засыпала у меня в объятиях, правда мне всё же приходилось покидать её, потому что я прекрасно знала, что не смогу держать себя в руках рядом с ней: мне постоянно приходилось контролировать свои руки, которые, движимые сжигаемым меня безумным желанием, так и норовили касаться соблазнительного тела девушки, каждого её плавного изгиба.

Во время наших задушевных бесед, я глаз не отводила от её сладких губ; взглядом всё чаще скользя по её изумительно сложенной фигурке, задерживаясь на красивой, небольшой груди, обтянутой топиками или рубашками.

Всё изменилось вечером перед самим нашим возвращением в цивилизацию. В тот день мы вместе сходили на озеро, находившееся недалеко от дачи. Мы очень долго купались, точнее, купалась только Дана, а я, хоть и любила страшно купаться, на этот раз просто бултыхалась недалеко от берега и неотрывно следила за полуобнаженным телом девушки, которое то появлялось полностью из воды, то вновь исчезла в прозрачной воде

Для меня она стала сиреной, которая в рассказах о пиратах и морских чудовищах завораживала моряков своим пением и потом губила их. Дана делала со мной тоже самое — она губила мою душу своим великолепным телом и огромным интеллектом, мало свойственным такой юной особе. Я безумно страдала, осознавая, что завтра всё закончится: мы вернёмся в город, Дана помирится со своим женихом, а я снова останусь одна. Вот только как я буду жить без неё, я не имела понятия. Пока я вот так лежала в воде, раздираемая поочередно возрастающей любовью и терзающей горечью разлуки, ко мне незаметно подплыла Дана. С запозданием услышала я её шлепки по воде. И вот в следующую минуту её руки обняли меня, а её ноги обхватили мою талию. Моя щека загорелась от её первого шутливого поцелуя.

 — Поплыли со мной на глубину. Посмотри, какая там красотища. А ты всё тут киснешь, водоросли ногами разгребаешь, да моллюсков пугаешь. — Дана задорно смеялась. А я растеряно смотрела на неё, не в силах поверить в то, что всего мгновение назад именно она обняла меня. Обняла сама. Пусть и просто в шутку. Попробуйте влюбленному сердцу объяснить, что всё происходит понарошку.

Но мне не хотелось смущать девушку, потому я деланно лениво поплыла на глубину, стараясь успокоить безумно колотящееся в груди сердце.

Дана была права. Там на глубине озеро выглядело совершенно по-другому. А присутствие Даны и её случайные прикосновение ко мне, делали эти мгновения ещё неповторимее. Ещё не успев уехать, я твёрдо решила, что обязательно приеду сюда, чтоб ещё раз пережить все те недолгие счастливые мгновения, которые мне подарила насмешница судьба

Вечером мы сделали шашлычок на самодельном гриле и вдоволь налакомились (пообещав сесть на диету).

Потом Дана сказала, что в программе стоит, что сегодня будут показывать по «тарелке» фильм ужасов — «Бассейн». Она бы хотела посмотреть его со мной. Я не могла ей отказать: для меня это была ещё одна возможность побыть рядом с ней и продлить своё счастье, я знала, что, наверняка, она снова, как всегда, заснёт к концу фильма, и я подержу её в своих объятиях. Перед началом фильма Дана сбегала в душ, я сходила туда после неё. Когда я вышла, было уже 12 часов ночи, фильм уже минут 15 минимум как начался. Значит Данка уже наслаждается просмотров любимого ужастика. Я только протянула руку для того, чтоб открыть дверь в гостиную, как оттуда вылетела раскрасневшаяся Дана. Девушка налетела на меня, и я с трудом удержалась на ногах, чтоб не скатиться вместе с ней по винтовой лестнице. Самоубийством мне сегодня точно заниматься не хотелось.

 — Что случилось, золотко, откуда такая спешка?! — Дана ничего не отвечала, только ещё больше покраснела. Её щёки горели как маков цвет. — Я думала, что ты фильм смотришь.

 — А я... я и смотрю... смотрела... — Дана как-то странно заикалась на каждом слове.

 — А на кухню, что за подкреплением побежала? — с улыбкой спросила я.

 — Я не на кухню... Я в комнату шла.

 — А как же фильм? — я увлекла растерянную девушку в гостиную. В мои планы не входил быстрый поход в постель.

 — Эээто не тот фильм, про который я тебе рассказывала.

 — Ну и что, что не тот... Я и этот с удовольствием с тобой посмотрю. Я вообще редко фильмы смотрю, но в хорошей компании можно. — я, усадив девушку на диван и осторожно забрав из её дрожащих рук пульт, включила тв. В следующую минуту мне стала ясна причина странной нервозности подруги: на указанном канале и впрямь шёл фильм"бассейн», но только это был не голливудских ужастик, а эротический фильм с участием двух сногсшибательных брюнеток — лесбиянок.

 — Ты никогда не видела порно? — спросила я.

 — Видела. — Дана была жутко смущена и отказывалась смотреть мне в глаза.

 — Но никогда с участием двух женщин? — я нежно взяла Дану за подбородок и заставила посмотреть мне в глаза.

 — Никогда. У меня, конечно, много подруг лесбиянок, но я никогда не задумывалась о том, чем они занимаются в своих спальнях.

 — Ну тогда стоит посмотреть на то, чем они занимаются. — неожиданно для себя самой, предложила я. — Не понравится, всегда сможешь уйти или отключить тв.

Я не знала, понравился ли девушке фильм, но она досмотрела до конца, не проронив ни слова. Я тоже не говорила, чувствуя насколько возбужденна просмотренным фильмом. Дана сидела рядом со мной, вся такая напряженная, с прямой спинкой и сцеплёнными на коленями руками...

Мы сидели настолько близко друг от друга, что я без труда слышала, насколько учащенно бьётся сердечко Даны. Интересно, какие мысли крутятся в её прекрасной головке? Внезапно Дана повернулась ко мне так, что между нашими лицами не осталось и 10 см.

 — Ты тоже занимаешься этим? — Дана не решалась говорить откровенно о том, что только что увидела.

 — В этом видео показана ничтожная малость того, что на самом деле происходит между двумя любящими женщинами, стремящимися доставить удовольствие друг другу. — я решила говорить с ней предельно откровенно.

Дана внезапно провела языком по своим губам, и я не сдержалась. Наклонилась к девушке и вот уже мои губы касались её сладких, таких желанных губ. Целовала я её без языка, просто касалась легонько её губ. Это и поцелуем было трудно назвать, но я пребывала на седьмом небе.

Дана не отвечала на мои поцелуи, но и не отстранялась: просто смотрела на меня своими расширенными зелеными глазками и видимо решала, нравится ли ей происходящее или нет. Я её слишком сильно любила для того, чтоб без её поощрения продолжить ласки (ах, как же мне хотелось!). И я нашла в себе силы отстраниться от неё. Дана не отвернулась, не вскочила на ноги, не подняла крика — просто смотрела мне в глаза.

 — Меня ещё никогда не целовала девушка. — произнесла она наконец.

 — Не понравилось?!

Вместо ответа Дана внезапно порывисто прижалась ко мне и крепко поцеловала меня в губы. Её губы умело раздвинули мои губы и её любопытный язычок принялся изучать мой рот. Я вся отдалась поцелую, нежно обняв девушку одной рукой за плечи, а другую положив на её изогнутую спинку. Какая поразительная гибкость! А Дана немедленно перебралась ко мне на колени и обняла ногами меня за талию. Её ручки давно уже шарили в моих волосах. Поняв, что сейчас девушкой управляет одно сильное желание, я немного раскрепостилась и перестала сдерживать природную чувственность.

Я нежно обняла любимую, прижимая её ближе к своему разгоряченному телу и впервые позволила своей руке скользнуть по её упругой, изумительной форме груди. Её сосочки уже напряглись и тянулись ко мне сквозь одежду. Я, не теряя времени, просунула руку под рубашку и несильно сжала грудь Даны. Девушка тут же застонала и выгнулась, вцепившись рукой в мои волосы.

 — Люби меня! — прошептала, как в бреду, Дана.

 — Ты уверена? — я не хотела, чтоб утром она о чём-то жалела.

 — Люби, люби меня! — очевидно, мозг девушки был полностью охвачен желанием.

И тут мое собственное желание вырвалось наружу: сказывалось долгое воздержание и безумная страсть. Я встала на ноги прям с девушкой на руках, которая по-прежнему изучала мой рот, и повалилась вместе с ней на диван, оказавшись поверх девушки. Теперь уже мой язык беспрепятственно врывался в её ротик, а нетерпеливые руки срывали с неё одежду, желая поскорее прикоснуться к её прекрасному юному телу, так долго сводившему меня с ума...

Оставшись без одежды, мы теперь, уже не стесняясь, ласкали друг друга повсюду: наши ладони то нетерпиливо-быстро скользили по бокам, спине, бедрам, груди, очерчивая круги и прочие замысловатые узоры, то сплеталась друг с другом в «замок», переплетаясь пальцами. Но подобное безумство не могло продолжаться вечно, наступил момент, когда нам обеим стало обычный ласк просто мало. Я быстро, прокладывая жаркими поцелуями дорожку по шейке, груди и плоскому животику Даны, спустилась вниз: и вот уже её прекрасный, истекаемый соками цветочек оказался прямо перед моим взором — я не могла налюбоваться им.

Под моим обжигающим взглядом возбуждение Даны достигло апогея, она стала двигать телом в поисках моих прикосновений, и не замедлила доставить ей то удовольствие, о котором она лишь слышала, но никогда не испытывала. Я припала ртом к её клитору, интенсивно, но в тоже же время нежно лаская эту прекрасную часть её тела. Не испытывающая ничего подобного доселе, Дана кончила практически сразу. Но помня свой первый раз и то, насколько я тогда желала продолжения, я не остановилась, а продолжила искусно ласкать почти расслабленное от пережитого оргазма тело девушки.

И вот всего через несколько мгновений Дана была вновь полна желанием, её пальчики касались её лобочка, в то время как я ласкала каждую клеточку, каждую, складочку её бутончика.

 — Пожалуйста! — Дана приподнялась на постели и, глядя на меня затуманенным взором, умоляла меня о том, что так хотело её тело.

Я улыбнулась улыбкой соблазнительницы и, облизав два пальца, поочередно ввела их в истекающее влагалище девушки. Я продолжала трахать Дану пальцами, постепенно ускоряя темп и приближая её тем самым к новому оргазму.

Мой язычок не переставал теребить её клиторок, а свободной рукой я старалась ласкать её набухшие от возбуждения груди, то сжимая их, покручивая соски, то нежно поглаживая сосочки подушечками пальцев. От такой интенсивной ласки всех доступных мне мест Дана кончила ещё несколько раз. Когда её тело захлестнула последняя волна оргазма, я тоже испытала оргазм, но напряжение из тела не ушло.

Я приподнялась и улеглась на девушку: наши груди соприкоснулись, руки и ноги переплелись. Я жарко поцеловала девушку, не позволяя ей подняться или перевернуть меня, понимая, что она тоже хочет доставить пережитое наслаждение. Я хотела, чтоб она отдохнула и получила удовольствие.

 — Не сегодня золотко. — объяснила я, встретив её вопросительный взгляд. — Я хочу подарить тебе ночь удовольствий.

 — Но как же ты? Ты ведь так и не кончила.

В ответ я просто прижалась губами к её губам, как совсем недавно сделала она, и заглушила все её протесты. Продолжая страстно её целовать и ласкать руками всё её тело, я плавно села на её приподнятое бедро, и, обхватив его ногами, прижалась к нему своим клитором. Дана поняла, каким образом я решила получить свою дольку наслаждения, и её это обрадовало.

Она потянулась ко мне с дурманящим поцелуем, и обхватив мои ягодицы, сама стала управлять моими движениями. Долго стараться ей не пришлось. Совсем скоро с моих губ стали срываться протяжные стоны которые потом переросли в вскрики, заглушаемые её неутомимыми губами. Я упала прям в объятья девушки, содрагаясь от невероятного оргазма. Мое тело пробирала лёгкая дрожь, а Дана нежно гладила меня по голове, перебирая пальчиками мои влажные волосы и осыпая лёгкими поцелуями мои глаза, щеки, губы...

 — Это было великолепно. — проговорила Дана. когда я затихла на ней.

 — Это ты была великолепна! — я благодарно поцеловала любимую в шею. — Не жалеешь ни о чём?

 — Жалею. — тут же ответила Дана. Я опешила и подняла голову, и тут же натолкнулась на серьёзный взгляд зелёных глаз. — Я жалею лишь об одном: о том времени, что прожила без тебя. Хочу быть всегда с тобой.

 — Солнышко моё, Даночка, моя Даночка! Поистине ты дана мне небом! — прошептала я и слёзы счастья потекли из моих глаз...

автора: