В темноте. Продолжение

Очнулась Светлана Леонидовна от шума. Открыла глаза — повязка исчезла — увидела белый потолок своей квартиры, лежала на столе в луже собственных выделений. Внутри все похолодело — с кухни слышался диалог. ДИАЛОГ — принцесса разговаривала с кем–то, второй незнакомый голос принадлежал женщине, даже скорее девушке, неужели она привела кого-то? На ватных ногах женщина подошла к кухонной двери. Заглянула.

Белобрысый, стриженный затылок; тонкая, аристократическая шея; узкие, покатые плечи; узкая талия, переходящая, через линию загара, в широкие, с тяжелыми миндалевидными ягодицами, бедра; нежная под коленками кожа и кругленькие прочные икры. Голая девушка стояла спиной и, послушно кивая, слушала кого-то, сидящего за кухонным столом, кого видно не было.

— Монтируй как они просили, по минимуму, а может и не надо вообще — посмотрим вместе с нашей девочкой — может вообще одним кадром пошлем. Как там она, еще не проснулась?

Медсестра увидела разворот прекрасного юного тела, котое изучала с возрастающим интересом, курносый нос, зеленые глаза, ассиметричная челка направо, и меньше первого размера грудь.

— Проснулась, моя принцесса, стоит и бессовестно подслушивает, — девушка шагнула в сторону и Светлана увидела, сидящую за столом, свою хозяйку.

— А, очнулась, моя сцикуха. Пойди подмойся и уберись в комнате, пока мы кофе допьем.

Ноги сами пошли в ванную, женщина покорилась беспрекословно. Казалось команды госпожи входили прямо в спинной мозг, минуя разум, анализ, волю. Присев в ванной на корточки и смывая, уже подсохшие слегка, вагинальные выделения, Светлана пыталась вспомнить лицо хозяйки, ее тело, но припоминала только глаза, влажные, огромные как зеленые яблоки, и может быть веснушки или рыжие волосы — насчет этого уверенности не было.

Привела себя в порядок, сдерживаясь чтобы не мастурбировать. Пописала. Зачем-то почистила зубы. Выглянула из дверей ванной — в кухне никого. Заглянула в комнату. Белобрысая, присев на корточки перед журнальным столом, возилась с нетбуком, к которому кабелем присоединен был фотоаппарат. «Сука бесстыжая, выставила все прелести на показ» — Светлану накрыла волна ревности.

— Разрешите войти, моя принцесса, — запинаясь сказала.

— Входи, стол вытри, кстати знакомься, это Алина моя и твоя, уже теперь, подружка, люби ее и будь послушной.

— Да, моя принцесса.

Вытирая стол тряпкой прихваченной из ванной Светлана разглядывала госпожу. Высокая и стройная она сидела в кресле и рассматривала пышный аппетитно открытый Алинын зад. Высокий лоб, изящные ушки, туго стянутые хвостом светлые, белесые даже, прозрачные, невесомые волосы, слегка курносый нос, веснушки, скорее красные чем коричневые, на очень светлой, полупрозрачной коже лица, алые губки обрамляли небольшой рот,. Грудь размера №2, упругие, вверх, коричневатые соски, изящные кисти на тонких запястьях, пропорциональные телу, удлиненные стопы, с указательным, длиннее большого, пальцем.

— Почему вы смотрите на нее, не на меня, ведь я новая, ее вы видели, не раз уже, а мне, второй раз может быть, в глаза, прямо, не интересно взглянуть? — такие мысли терзали Светлану.

Тем временем зазвучали колонки нетбука и принцесса пригласила ее сесть у своих ног, на пол, посмотреть «интересное кино». Она увидела коридор у своего кабинета и спину госпожи. У Светланы потемнело в глазах и колени задрожали крупной дрожью « — Неужели?».

Да, это было видео снятое в школе, в день когда госпожа впервые посетила ее кабинет, а она ждала ее с голой, оттопыренной, задницей.

Условный стук, ключ, и она уже внутри, но камера продолжает снимать и — О боже!, она видит свой, белый, огромный, выставленный верх зад, с приоткрытой коричневой дырочкой и плотно сжатые, бритые, как у малолетки, половые губы. Острый спазм сжал горло и он зарыдала, беззвучно, крупно вздрагивая всем телом.

Проплакала она весь, на записи, недолгий диалог с принцессой и убрала ладони с опухших глаз, от томного стона, госпожи. Комнату в квартире медсестры заполнял полумрак, Алина стояла на коленях и вылизывала влагалище принцессы, та в свою очередь, вперила взгляд в Светлану — происходящее ее явно возбуждало. В это время экран, с технической неумолимостью, показывал госпожу в медицинской маске, смазывающую пальцы слизью, капающей с открытой, донельзя, возбужденной писечки.

Стыд понемногу сдавал свои позиции в душе медсестры и она наполнялась жгучей и безоглядной похотью. Порно, которое она никогда не смотрела, да еще лесбийское, да еще с участием ее и ее любимой, чмокающие звуки кунилингуса который происходил, вот, рядом с ней, взгляд хозяйки, все это не могло оставить равнодушной нимфоманку, которой безусловно являлась Светлана Леонидовна.

— Не сдерживайся моя девочка, возьми сосок в рот, поласкай себя... Но не кончать, — с придыханием произнесла принцесса.

Женщина повиновалась, без тени смущения, хотя до этого грудь свою стимулировала только руками.

Насколько она была возбуждена, настолько же и возмущена невниманием хозяйки. Ревность мучила ее, соревнуясь с желанием. Как бы она хотела оказаться на месте этой сучки Алины, у ног хозяйки, утонуть лицом в запахе ее влагалища, подрочить язычком клитор, присосаться к нежным губкам, ощутить вкус вагинальных выделений. Пока ей было разрешено только наблюдать.

Экран нетбука показывал ладонь погруженную в ее зад. Медсестра смотрела порно во все глаза, теребила клитор, сосала грудь, искоса поглядывая на хозяйку. Оператор опустил камеру и стало видно спущенные до колен джинсы, белую полосу удобных широких трусиков с ежедневной прокладкой и бритую вагину операторши, скорее всего Алины. Пальци трущие клитор, набирали темп, камера дернулась в руках кончающей, она присела на корточки, потом, очевидно плюхнулась на ягодицы. Картина металась, иногда выхватывая пах Алины, потом стабилизировалась на, текущей белесой густой смазкой, поглаживаемой двумя пальцами, вагине. Несколько секунд послеоргазменной сладкой истомы; два пальца раздвинули подпухшие губки, крупный план розового мокрого влагалища; мокрый шлепок ладонью себе между ног и камера опять уставилась в принцессу. Вся эта сцена не породила ни одного звука, даже было слышно тяжелое дыхание стоящей раком, вне кадра, и неочем не подозревающей, медсестры.

На экране госпожа поприветствовала объектив воздушным поцелуем. Кисть уже была обтянута кольцом ануса и Светлана затряслась в оргазме пуская струи эякулята в дермонтиновую обшивку кушетки.

— Ну как тебе, понравилось наше кино? — спросила принцесса.

— Да, очень возбуждает, моя принцесса, можно задать один вопрос?

— Что будет с этим видео? Не думай сейчас об этом. Запрокинь голову на диван, хочу сразу два язычка.

Медсестра повиновалась, и хозяйка присела на корточки над ее лицом. Светлана потянулась языком к отверстию влагалища, но хозяйка, откинувшись назад, впилась пальцами в волосы нижней и воткнула выставленный язычок нижней себе в попу. Алина перебралась и присела над Светланой Леонидовной и присосалась к вагине принцессы. Женщина почувствовала касание ее груди к своей, их языки, не касаясь друг друга, лизали промежность госпожи, Светлана чувствовала дыхание соперницы и, наверное, негодовала бы, если бы не была так возбуждена. Ее голова была зафиксирована на диване, оттягиваемая волосами, кожа побаливала и тут случилось невиданное — Алина полностью легла на визави и запустила руку медсестре между ног. Светлана дернулась и замычала — ее возмутило касание к ее губкам, не принцессиных, чужих рук. Но придавленная нелегким телом Алины, с обездвиженной головой — сомкнуть ноги — все что смогла нижняя. Принцесса, усилив давление, напомнила Светлане ее, брошенные было, обязанности и та заработала язычком с большей силой, проникая чем глубже в отрываемую навстречу попочку. А Алина не унималась, умело надрачивала клитор двумя пальцами и язык ее, разгулявшись, уже касался языка медсестры.

Ласкаемая рукой соперницы, Светлана не чувствовала  удовольствия, возбуждение спадало, его место занимало раздражение, злость, зависть и ревность. Хозяйке же это по видимому нравилось, она заводилась все больше, дело шло к оргазму. Она не задергалась и не закричала, ее выдал только глубокий отрывистый вдох-выдох и сокращения, ануса вытолкнувшего, уже глубоко залезший, Светланин язык. Затем тело принцессы обмякло, вдавив голову Светланы в диван, а голова Алины оказалась зажата между ног. Руки отпустили голову нижней и посидев так немного госпожа сползла с ее лица назад и оперлась спиной на спинку дивана.

Светлана увидела над собой, заслюнявленную мордашку Алины, с сомкнутыми губами и часто дышащую через нос. Принцесса скорее попросила чем скомандовала, похлопав ладонью по щеке медсестру:

— Открой ротик милая, тебе понравится, будет вкусно.

Светлана повиновалась и прозрачно-белые горячие выделения госпожи, разбавленные густой и тягучей Алиныной слюной медленно перетекли в открытый рот.

— Рот пошире, посмотри на меня, — раздался характерный щелчок, брызнула вспышка — принцесса сфоткала на телефон заслюнявленное лицо нижней, в глубине разинутого рта белела смазка.

— Глотай, не стесняйся, — Светлана Леонидовна, за два раза, проглотила слизь.

— Спасибо, моя принцесса. Можна одну просьбу.

— Проси.

— Не разрешайте Алине прикасаться к моим гениталиям, мне неприятно. Я люблю вас, и вас хотела всю жизнь, прикосновения других мне противны. Пожалуйста.

— Та-ак — протянула госпожа, — неприятно, говоришь? Во первых, ты нижняя — почти вещь, а какие чувства могут быть у вещи, во вторых скоро у тебя не останется такого вопиющего эгоизма, новая жизнь уже началась и ты сама сделала выбор. Тебе будет приятно то, что приятно мне — твоей принцессе, ты не только будешь кончать от чужих рук, ног, губ но и сама научишься получать удовольствие от подлизывания моих подружек и вообще кого я захочу. Знаешь почему?

— Да, моя принцесса.

Звонкая пощечина оставила розовую пятерню на щеке медсестры.

— Ну, почему же?

— Потому что вам это приятно, моя принцесса, — на глазах Светланы выступили слезы, она еле сдерживалась, чтобы не захныкать.

— Вот так-то лучше.

Алина в это время активно жестикулировала, показывая в направлении уборной, и хозяйка коротко бросила: — Иди, но с унитаза не вставать.

— Да, моя принцесса, — был ответ и девушка легко упорхнула, прыгая голыми ступнями по деревянному полу.

— На колени, сцикуха, остаток вечера ты будешь перемещаться именно так. — Принцесса взялась за волосы перепуганной нижней и опустила ее на колени и ладони, продолжая монолог, повела в туалет. Надо же когда-то тебя учить. Учти — я могла бы высечь тебя, засунуть в твою развратную задницу плойку, заставить выпить всю мочу из под Алины и вылизать ее зад после... Отвисшие груди болтались, раскачиваясь в стороны, медсестра неуклюже ползла на четвереньках, коленям было больно. — Но я не хочу наказывать тебя слишком жестоко и к чему-то принуждать. Придет время и сама попросишь меня обо всем этом. Ты даже не представляешь на что способна ради удовольствия своей хозяйки. Но я помогу тебе раскрыться.

Долезши да порога уборной Светлана Леонидовна застала слабеющюю струйку и последние капельки на лепестках и ягодицах Алины. Ее внутренние половые губы были очень аккуратненькими и маленькими, спрятанными внутрь как у девочки. Это сногсшибательно смотрелось, но было неудобно — струя, не направленная створками губ, была нестабильной, сбивалась и, когда напор стихал, переходила на ягодицы.

— Стань ногами на унитаз — наша сцикуха вылежит тебя, — обращаясь к Алине, бросила госпожа.

— Да моя принцесса, — девушка исполнила приказание, став ступнями на обод унитаза.

Уверенным движением хозяйка усадила «сцикуху» на пол спиной к Алине, заставила запрокинуть голову, так что, свисшие назад, Светланины, волосы намокли в лужице мочи и перед носом оказались промежность и мокрые ягодицы, ненавистной соперницы.

— Скоро ты захочешь вылизать эту писю, — принцесса присела на корточки рядом с медсестрой, одной рукой взявшись за горло, другую запустив между ног нижней. Ты же эксперт по вагинам — медсестра, за карьеру наверно много насмотрелась? Есть свои вкусы, предпочтения? Какие ты любишь? — сипловатый голос верхней завораживал, она слегка сжимала горло Светланы, поглаживала клитор. Перед лицом медсестры открывалась пухленькая вагина Алины, ее мокрые массивные ягодицы, к аромату вагинальных выделений примешивался легкий душок мочи — все это вводило рабыню в некий сексуальный транс.

Принцесса продолжала.

— Лично я не люблю когда длинные и болтаются — не эстетично. Другое дело маленькие девчачьи, пухленькие, как у Алины. Неужели тебе не нравится — такая кобылка, задница роскошная, сисечки, кончать может две минуты подряд, а вагина как у пятиклашки — прелесть. Пощекочи клиторок, Алина (девушка, не без удовольствия, повиновалась). Я ее не сразу нашла... Была у меня и учительница, в которую можно было засунуть руку по кисть, были и малолетки, насмотревшиеся клипов тату, — визжали от одного пальца. Но все было не то — гетеро, примитивные, не умеющие подчинятся мазохистки или просто дуры

Мир для Светланы Леонидовны сузился до влагалища перед глазами и гипнотического голоса хозяйки, все остальное перестало существовать для нее. Даже свое, увлажнившуюся под пальцами принцессы, влагалище она ощущала как чужое. Мышцы спины и шеи напряглись, и она уже тянулась лицом вверх, желая присосаться к маленькому клиторку, вылизать дырочку, ощутить на губах вкус. Но ее сдерживала лежавшая на шее рука хозяйки.

— Ты так и не ответила. Какие же тебе нравятся?

Светлана слышала слова, но будто бы из далека, смысл уже не доходил до нее. Она не отвечала, продолжала исступленно тянутся вверх лицом. Неожиданная боль ужалила ее в во внутреннюю часть бедра — это хозяйка ущипнула за кожу, вернув нижнюю к реальности:

— Отвечай, когда тебя спрашивают.

— Что? Да. Прошу прощения, моя принцесса. Мне, как и вам, нравятся аккуратные пухлые губки, но больше всех мне нравятся ваши, надеюсь, вы разрешите поцеловать вас туда, моя принцесса.

— Посмотрим... А моей девочки, Алиныны губки, нравятся тебе?

— Да, моя принцесса, очень нравятся, разрешите мне вылизать ее.

— Сначала ягодички, потом попа, потом губы, приступай.

С рвением и энтузиазмом, были исполнены пожелания госпожи. Медсестра так желала присосаться к гладкой, девчачьей письке, что требование слизать мочу с ягодиц, ее теперь ничуть не смущало, а необходимость вылизать тугую коричневую дырочку стала приятным дополнением.

Алина умело растягивала колечко ануса — пропуская внутрь настырный язык и пальцами разводила губки в стороны, открывая и без того доступную вагину, для ласк медсестры.

Светлана Леонидовна вошла вкус (тем более что вкус ей действительно нравился). Буравя языком влагалище, она поднималась языком к клитору девушки, где встречалась с ее пальчиками. Иногда руки визави принимались мять грудь нижней, пощипывать соски. Немалые мягкие шары разъезжались в стороны под собственным весом. Алина то собирала их, прижимая, друг к другу в центре, то катала по грудной клетке, то взявшись за соски, оттягивала вверх придавая им необычной формы.

Нога принцессы, пальчиками и подушечкой, уперлась в горячую и мокрую вагину Светланы Леонидовны, но не двигалась, предоставляя нижней самой себя надрачивать о маленькую ступню, как тогда в школьном туалете, но теперь обуви не было и Светлане было приятнее. Хозяйка, держа Алину, одной рукой за волосы, другой за горло, жадно присосалась к ее блаженно-полуоткрытому рту.

Прервав затяжной поцелуй вышла и скоро вернулась с двухсторонним, средней толщины, зато сорока-сантиметровым гелевым дилдо розового цвета. Свесив его одним концом вниз над, запрокинутой уже, головкой своей сабочки, предоставила ей ловить ртом фаллоиммитатор. Алина, приняв игру, облизывалась и вытягивала трубочкой губы. Поймав таки искувственный пенис, начала яростно засасывать в себя, но хозяйка не опускала, пока — дразнилась. Серые глаза, то устремлялись на дилдо, то преданно смотрели на хозяйку, прося вглубь любимую игрушку. Дело в том что Алина очень любила лизать, глотать, и даже сосать, но при этом была лесбиянкой, сабочкой. Она могла, по просьбе хозяйки, без особого отвращения и даже с некоторым мазохистским удовольствием, подставить свою тренированную глотку под пару тройку пенисов, залить себя слюнями-слезами-соплями, красиво собрать и проглотить сперму. Но больше всего она любила двусторонний розовый дилдо у себя в горле, направляемый настырной хозяйкой.

Постепенно опуская гелевую игрушку, принцесса наблюдала как растягивается горло ее подружки. Элластичный и не очень толстый искувственный член раздвигал стенки глотки и проникал все глубже. Рвотные рефлексы уже давно не тревожили Алину — терпеливо заглатывая пенис, ее горло выделяло невообразимое количество слюны, глаза слезились, но она стоически переносила все, даже не пытаясь сглотнуть — слюна просто выливалась в уголках губ, переполняя раскрытый к верху рот.

Когда же дилдо дошел до дна горла, проступая снаружи небольшим вертикальным горбиком, редуцированный рвотный рефлекс сжал нутро девушки (язык Светланы Леонидовны выскочил из напрягшегося влагалища) и спустил курок череды судорожных оргазмов. Из горла сабочки вырвался хриплый визг, фонтаном брызнула слюна (фаллоимитатор принцесса выдернула за секунду до эскалации возбуждения). Бешено двигая тазом, размазывая по физиономии нижней, полупрозрачные, остро пахнущие выделения девушка визжала и содрогалась всем телом. Слизь заливала запрокинутое лицо медсестры, попадала в нос, щипала глаза, текла в отрытый рот, женщина прилагала усилия, чтобы не поперхнутся обилием влаги. Визг Алины резко оборвался, перейдя в глухой хрип — принцесса сжала обеими руками тонкое горло подруги, запустив гулять по телу второй оргазм. Организм девушки неистово жег калории и требовал кислорода, все тело затряслось мелкой дрожью, руки ее схватились за руки хозяйки, сдирая их со своего горла. Принцесса отдернула ладони от неожиданной боли на тыльной стороне и захлестала пощечины по лицу Алины. На этот раз сабочка не закрывалась, выставила щеки и зажмурила глаза навстречу обжигающим шлепкам; визг перешел в надрывные рыданья. Оргазмы, перестав чередоваться, переросли в один, затянувшийся еще минуты на две, медсестра с удовольствием и вдохновением сосала клитор, хозяйка же перешла на грудь подружки, щипала и подергивала соски. Оргазм все-же затих и рыдания вылились в тоненькое поскуливание.

На дрожащих ногах девушка слезла с унитаза, пройдясь промежностью по по лицу Светланы Леонидовны в последний раз, и отправилась в спальню, оставив принцессу и медсестру наедине. Взору принцессы открылась преданная мордочки рабыни, измазаная вагинальными выделениями и слюной.

— Вот видишь, дорогуша, а ты говорила что тебе противно. Как тебе Алинына пизденка, ты уже полюбила ее.

— Да, моя принцесса, спасибо, мне очень понравилось, но я надеюсь вы когда-нибудь разрешите ублажить вас.

— Да, скоро ты заслужишь это, а сейчас я тебя умою — как раз захотелось пописать. Глотать на обязательно, просто вымой лицо и рот, глаза не закрывать, — и выставив таз вперед хозяйка пустила упругую, горячую струю на нависшее над унитазом лицо нижней.

Светлане Леонидовне понравилось как хозяйка обписала ее, эта процедура была не столько сексуально возбуждающей, сколько просто приятной. Жидкость из самых недр организма любимого человека, своеобразного запаха, цвета, вкуса, теплее температуры кожи, льющаяся из любимого лона... Но все же не закрывать глаза стоило усилий, брызги застилали взор расплывчатой пеленой, пощипывало слизистую, но рабыня держалась, всего несколько раз, моргнув.

После такого «ритуального» умывания, принцесса велела умыться водой, убрать в ванной и возвращаться в спальню.

В спальне Светлана застала принцессу сидящей на диване, с Алиныной головкой между раставленными ногами,

— Так не чесно! Второй раз за вечер, а я еще ни разу — подумала Светлана Леонидовна, но вслух произнесла: что прикажете, моя принцесса?

— Стань в коленно-локтевую, на пол, задом к нам, на столе лежит дилдо — оближи его и вставь в зад, поглубже. И еще, включи весь верхний свет и настольную лампу направь себе на задницу, смазка рядом на столе.

Светлана поправила лампу, опустилась на колени, вставила носик тюбика в попу и выдавила порцию прохладного геля, облизала конец фаллоиммитатора и медленно начала наполнять себя. Привычным усилием мышц растянула эластичное колечко и, как-бы, оделась на игрушку, одновременно подавая ее вперед. За два «глотка» исскувственный член погрузился почти на половину, дойдя до конца прямой кишки и уперся головкой в изгиб — место перехода в толстый кишечник.

— Что дальше не лезет? — с придыханием спросила все больше возбуждающаяся хозяйка. Давай, тебе нужно дойти хотя бы до половины!

— Да моя принцесса, я стараюсь.

Но все старания нижней были больше на публику, она просто боялась толкать сильнее, для онанизма она редко пользовалась предметами, а рука просто не доставала глубже. Несильная тупая боль раздавалась внутри, там где дилдо, изгибаясь, упирался в поворот кишечника.

— Мне кажется или ты недостаточно стараешся? Ну ничего, сейчас Алина тебе поможет своим горлышком. Ниже голову, оттопырь задницу, тварь! Хозяйка входила в раж. В ее голосе одновременно звучали игривость и агрессия.

От слов хозяйки или ото прикосновения груди к холодным доскам пола по голой спине медсестры побежали мурашки. Она испугалась за свое здоровье, но не позволила себе ослушаться — впервые она делала то о чем мечтала, жизнь приобрела смысл и наполненность, она любила — всем этим рисковать было нельзя, лучше уж рискнуть собственной задницей, в полном смысле слова.

Алина оставила вагину госпожи и ее губы сомкнулись на другом конце двустороннего дилдо торчащем из ануса Светланы. Стоя на коленях, девушка уперлась ладонями в пухлые белые ягодицы старшей женщины и рывком подала голову вперед и вниз. Скользнув по нёбу, фаллоиммитатор проник в горло, вызывая обильное слюноотделение. Задержавшись в крайней точке — губы в пяти сантиметрах от кольца ануса — Алина отстранилась, переводя дух и сплевывая густую тягучую слюну на зад нижней. Непослушная слизь не отлипала от губ девушки, ей пришлось руками снять «гирлянду» и размазать по холодным, мягким ягодицам нижней.

— Девочки, вам нужно сегодня поцеловаться — достать губками до попы. Поднажми, Алина, я уверена эта дырка еще примет несколько сантиметров. А ты, тварь, ладони на ягодицы и в сторону разведи, не видишь разве, у нас проблемы с твоей дыркой? И анус открывай — старайся, иначе я вместо хуя туда засуну бутылку и будеш ходить с ней неделю, жирная корова!

И девушки старалась — атаки горла на дилдо и дилдо на анус стали белее длительными, давление усилилось. Девушка старалась заглотить поглубже — высовивая язык и несильно водя головой в стороны, взялась ладонями за жирок на боках нижней чтобы сильнее натягивать себя на игрушку. Светлана Леонидовна тоже повиновалась, растянув ягодици до боли, открывала анус, тужились изо всех сил, но проблема была глубже и ее старания не приносили практической пользы, но зато выглядели сногсшибательно. Меньше трех сантиметров гелевого фаллоса разделяли тянущиеся дрожащие губы и часто открываемый навстречу анус. Алинына слюна уже рекой текла через гелевую игрушку, на попу и, смешиваясь с влагой вагины, спускалась вниз по бедрам и женщина стояла коленями в лужицах выделений. Вместе со слюной, почти сразу, потекли слезы, а чуть позже и слизь из носа, но сабочка не обращала на это внимания, хрипела, шумно переводя дыхание, не сморкалась и не сплёвывала — как в трансе долбя членом горло и анус визави.

Принцесса теряла терпение, взявшись одной рукой за горло Алины, а другой за ее волосы, добавила давления. Пальци на горле ощущали упругий бугор выдавлеваемый дилдо, слегка смещавшийся в стороны от покачивания головой. Гелевый фаллос выскальзывал наружу и горло приобретало обычную форму, когда девушка прерывалась чтобы глотнуть воздуха и снова взбухал живым горбом, но глубже продвинутся уже не мог и хозяйка знала, что это предел. Но фанатичное желание увидеть сомкнувшиеся в поцелуе дрожащие алые губы и пульсирующий, «просящий» анус сделало госпожу безжалостной.

— Так ничего не выйдет, ляг на спину, колени к ушам, руки открывают задницу. — Скомандовала госпожа Светлане.

Алина выпустила дилдо изо рта и нижняя, с торчащим и болтающимся «хвостом», сменила позу. Теперь она могла видеть раскрасневшееся лицо девушки, слюни, слёзы и сопли, их взгляды встретились и не разъединялись до самой развязки. Принцесса присела за головой женщины и положила ладони на разъехавшиеся груди рабыни, пальцы принялись мять крупные соски.

И вот свершилось — головка внутри медсестры проложила себе путь через извилину прямой кишки в толстый кишечник. Пронизанные осью члена, попа и губы сомкнулись.

Светлана переживала чувства схожие с потерей девственности — боль мешалась с диким наслаждением, «искры» и слёзы брызнули из глаз. Губы ласкали ее анальное кольцо, а нос, тершийся о набухший клитор, начал, третью за вечер, серию сильных, болезненно-сладких оргазмов. Из мочеиспускательного канала сначала брызнуло, а потом полилось ручьем. Принцесса схватила бьющююся женщину за лодыжки, не давая ей разогнутся, и направила упругую струю эякулята ей в лицо. Девственную вагину Светланы Леонидовны выворачивало наружу, мышцы ануса, то расслабляясь то напрягаясь, засасывали дилдо еще глубже в кишечник, медленно, миллиметр за миллиметром извлекая его из горла молодой девушки. Сабочка не отпустила член, повторяя головой судорожные, хаотичные движения широкого таза медсестры.

— Вот это сучка! — произнесла принцесса, когда все кончилось.

Отпустив обмякшие ноги рабыни, которые со стуком шлепнулись на пол (медсестра впала в полусознательное состояние и слабо контролировала тело) старшая девушка опустилась в кресло, в прежнюю позу и поманила к себе подружку. Алина, не вставая с колен, подошла к открытой промежности хозяйки и подставила мокрое от слез и слюней лицо под ласки, вытянувшейся навстречу ладони. Как кошка терлась она о протянутую руку влажным лицом, тонкие пальцы, с оливковой формы ногтями, размазывали слизь по раскрасневшейся, слегка негладкой от акне, кожей. Пальцы прихватывали горло, гладили волосы, забирались глубоко в рот, надавливая на основание языка и вызывали новый прилив слюны. Алина не отрывала преданного взгляда от лица хозяйки, которая уже давно, успешнее, чем родители, обеспечивала ее почти всем: деньгами, иногда кровом, одеждой, едой, сексом, подчинением и... любовью.

Закончив с лаской хозяйка пустила девушку к своей истомленной, готовой к мощному оргазму вагине. Прежде чем присосаться к клитору сабочка терлась лицом о промежность, проходясь от лба до подбородка по полураскрытому влагалищу, цепляя носом анус и клитор, слегка погружаясь языком внутрь, смешивая слюну с соком старшей подруги. Затем к языку присоединился средний палец забравшийся в тугую попу. Клитор ласкаемой девушки набухал и твердел, готовясь к фирменному приему Алины — засос «губы-пися». Длинный палец сабочки массировал шейку матки через тонкую перегородку между попой и влагалищем хозяйки; выпрыгивал и, преодолевая упругое сопротивление коричневого колечка, входил на всю длинну. () Язык рисовал круги вокруг клитора доводя возбуждение и ожидание развязки до высшей точки.

Принцесса не выдержала — схватив подругу за голову вдавила лицо в свою разгоряченную писю. Алина присосалась губами вокруг и с силой вылизывала клитор слегка шершавым языком, палец танцевал вокруг шейки матки. Госпожа кончила. Она не кончала по много раз, как ее подопечные, эякулят не лился струями, ее тело мелко дрожало, но не билось в судорогах. Зато она чувствовала то, что, наверное, мало кто чувствует. Бессмысленно много писать про это, «просветление» — наиболее емкое и подходящее слово. Душа выскакивала из груди и через горло, запрокинутую голову, взлетала сквозь широко распахнутые, слезящиеся глаза. Из кончиков пальцев струились искорки света и електричества, изо рта рвался низкий гортанный стон.

Алина слизала и проглотила немного густой, белёсой, ароматной смазки из влагалища хозяйки и слегка поигрывала с клитором языком.

— Разрешите мне кончить, моя принцесса, — спросила Алина шепотом. И в ответ получила вялый кивок хозяйки.

Девушка аккуратно, но без лишних церемоний, вытащила дилдо из задницы Светланы Леонидовны, которая так и не пришла в себя, полностью, и издала лиш тоненький скулеж, когда член с характерным чпоком покинул ее зад. Головка была запачкана и Алина вытерла ее о мокрые волосы старшей женщины; другой конец приставила к своим изумительным половым губкам и постепенно вошла во влагалище.

— Стань над ней, хочу чтобы ты спустила ей на сиськи, — произнесла принцесса усталым голосом.

— Слушаюсь, моя принцесса, вы разрешаете кончить вашей сучке, вашей послушной девочке? Ведь я была послушной маленькой девочкой? Я хорошо выдрочила вашу рабыню, подставила ей свою маленькую писечку, так нежно вылизала вас, моя принцесса. Я заслужила оргазм, из моего горла вытекло столько слюны, пока я сосала, я чуть не захлебнулась, вы знаете я готова на многое ради вашего удовольствия. Ну разрешите же кончить вашей лизалочке, вашей слюнявой шлюшке с бездонным горлом, вашей...

Стоя на прямых ногах над медсестрой и мастурбируя себя гелевым членом, Алина продолжала вербально унижать себя. Она обращалась к госпоже, смотрела ей в глаза, но монолог не требовал ответа. Она вошла в некий транс, но это не продолжалась долго. Вскоре колени затряслись, она согнулась пополам, потом присела над грудью Светланы. На этот раз сабочка не поймала череду оргазмов, один глубокий и острый смёл ее индивидуальность, как ветер пушинку. Сознание выключилось, трясущимся телом двигало подсознание. Визгов тоже не было, тяжелая кувалда сексуального наслаждения вышибла воздух из легких одним коротким «Ха!». Влаги было меньше чем в первый раз над унитазом и лицом рабыни, но она стала гуще и душистие, похожей на выделения госпожи.

Смазка не била струей, а вытекала из влагалища постепенно, расходясь по круглым ягодицам и тяжелым ляшкам девушки, каплями молока падала на грудь и живот медсестры. После очередной судороги Алина, стоя на корточках, вытянулась на носочки, потом опустилась на пятки и, потеряв равновесие, шлепнулась своей пышной попкой на лицо старшей женщины, ударив ее копчиком в скулу. Скользкие ягодицы сползли с головы нижней и обе женщины распростерлись на полу у ног молодой красавицы — их хозяйки и госпожи, улыбающейся в кресле, их принцессы.