В темноте

Светлана Леонидовна работала медсестрой в школе районного центра столичной области. Работу свою она любила и решение стать медсестрой созрело у нее еще в школьные годы

Как то ее и одноклассниц забрали с урока и отправили на медосмотр. В кабинете литературы (мед кабинета тогда не было) все девчата разделись, им измерили бюст/талию/бедра, вес, рост, осмотрели волосы на предмет педикулёза и кожу на грибковые и отпустили. Для Светы такой подарочек был приятной неожиданностью, ведь, сколько она себя помнила женские тела, руки, губы, голос обладали неимоверной притягательностью. Но в кабинете литературы тайные взгляды Светланы порхали не по беленьким попам и пушистым лобкам одноклассниц (такое и на физре увидишь). Ее очаровала медсестра, со строгой прической и большим чутким ртом, она осматривала головы, кожу, замеряла параметры девчат, и, как показалось Свете, глаза ее возбужденно поблескивали, совсем не так, как у людей исполняющих рутинную работу.

С тех пор Света всегда отвечала «медсестрой» когда ее спрашивали про будущую профессию, а еще появился новый сюжет для фантазий во время мастурбации

Светлана Леонидовна шла по коридору в направлении директорского кабинета, не подозревая какая история начинается в эти минуты. У директора и медицинской сестры сложились странные отношения, они нравились друг-другу, но воспитание не позволяло открыто показывать свои чувства. Обе, иногда, мастурбировали одна на другую, но порознь, каждая у себя дома. Светлана вводила себе в попу, разнообразных форм, предметы и, по сезону, овощи. Смелости, да и денег на секс грушки не хватало, но женщина считала что живет полноценной сексуальной жизнью. Оргазмы до судорог, обписываний и искусанных губ — были самыми яркими впечатлениями ее жизни. Директриса, Наталья Юрьевна кстати, предпочитала разнообразные вибраторы у себя во влагалище, один даже был припрятан в кабинете. Она была би. Муж ушел от нее из-за чрезмерной агрессии в постели.

Светлану насторожил испуганный вид секретарши Лены, но она долго об этом не думала так как войдя в директорский кабинет очутилась в компании Натальи Юрьевны и участкового. Дыхание сорвалось но мед сестра начала успокаиваться. Девочек она не лапала (лишь некоторые свои обязанности исполняла с особым рвением), мед препараты не воровала (да и особо нечего было), а опоздания на работу не повод для милиции.

После коротких формальних приветствий без улыбок, заговорил милиционер. Речь его была долгой, невнятной и сбивчивой. Но суть была такова: ученица их школы, имя не назвал, вчера утром принесла заявление в котом обвинила медсестру в том что та распускала руки под видом ненужного медосмотра

После этих слов все внутри Светланы замерзло, и она перестала вникать в смысл сбивчивой речи участкового. Милиционер закончил и поспешил ретироваться — разбирайтесь сколько угодно, но без меня. Очнулась «обвиняемая» когда участковый попрощался и ушел. Директор и медсестра остались вдвоем. После долгой паузы Наталья Юрьевна громко вздохнула.

— Даже не знаю что и думать... после того как заявление забрали, формально, вы... вы Светлана Сергеевна также чисты... как и до этого неприятного происшествия... директриса говорила с паузами и голос ее менялся от высокого к низкому. Ее вагина быстро намокала и все о чем она сейчас мечтала, это побыстрей спровадить подчиненную и, включив вибрацию, ввести в себя внушительных размеров фалоимитатор. После того как Наталья Юрьевна поняла что, через 2 часа после подачи, заявление забрала та же школьница, она перестала волноваться и ее фантазия заработала в новых, неимоверно возбуждающих направлениях. Мед. кабинет, девочки, медсестра

— Светлана Леонидовна, я сечас должна поработать, этот инцедент обсудим позже, я вас вызову.

Темное пятнышко на трусах Натальи Юрьевны расползалось, и она ничего не могла с этим поделать.

— Распускала руки... ? Заявление? Света успокойся! Школьница... ? Я не делала этого! Поверят? Или поверят ей? Что делать? Оправдаться? Как? Забрала? Забрала заявление! Кто? Зачем? Шутка?... — мысли Светланы путались, но она знала что начать оправдываться, значит стать вполовину виноватой. Пробовала дышать глубоко — не получалось, вдруг, резко, захотелось заплакать. При первых всхлипах ее за локоть взяла директриса и потащила к двери, Светлана повиновалась. Ладошка Натальи Юрьевны, как бы случайно, соскользнула с локтя и юркнула под мышку, кончики пальцев тронули грудь, медсестра ничего не заметила, а по нервам директрисы пробежал разряд, волоски по хребту стали дыбом, еле сдержалась чтоб не начать лапать свою подчиненную.

Выпроводив подчиненную и захлопнув дверь, директриса попросила секретаршу не беспокоить. Мелкими прыжками (мощные ляжки и тяжелая попа не позволяли ее двигаться проворнее) подбежала к выдвижным ящикам старого серванта и правой рукой, вертела ключик в замочке. Левой же, задрав узкую, ниже колен юбку, отодвинула в сторону трусики. Шаря в шухляде никак не могла намацать футляр, другая рука уже вовсю теребила клитор круговыми и шлепающими движениями. Наконец фалоимитатор распакован и Наталья Юрьевна шлепнулась в кресло и водрузила на стол ноги в чулках и строгих темно бардовых туфлях на невысоком каблуке. Обычно во время мастурбации она ласкала грудь и посасывала соски, но сейчас доставать свои дыньки из лифчика-блузки-пиджака не было сил.

— Достану когда коньчу первый раз. — подумала, и спустив мокрые трусы до колен, ввела в себя игрушку директор средней образовательной школы, 1-ой — 3-ей ступеней,... ского р-на,... вской области

Медсестра шла по коридору и ее всхлипы перемежались с глухим эхом шагов, ноги подгибались. С трудом пройдя ступеньки, она ковыряла старый замок. Когда двери в мед кабинет открылись ее взгляд упал на лист бумаги лежавший у порога. Сердце ёкнуло и Светлана Леонидовна нагнулась, упершись на стену, — потемнело в глазах — взяла записку

Привет моя сосочка.

Пишет тебе девочка, да именно та девочка

Как и ты я лесбиянка. Не удивляйся, рыбак рыбака... да и твои похотливые взгляды на моих однокласниц — недвузначны.

Ми лесбиянки, но мы очень разные.

Ты боишься своей сексуальности, мастурбация — твоя отрада, думаю ты еще даже никому не лизала... Ты слабая, не смелая, ты любишь БДСМ порнушку, где ассоциируешь себя с нижней — ты и есть нижняя. Ты бы хотела подлизывать моих подружек каждый день, а разница в возрасте только усилила бы твое унижение.

Я — верхняя — твоя противоположность, я потрахиваю сверстниц, они мне подлизывают, без физического насилия — Я утонченная натура. Им это нравится — они тоже нижние, лесбиянки или би. Гетеро-девочек Я не трогаю — люблю чтобы моя сосочка текла и стонала. Я не насильница, не бойся.

Но мне хочется большего. Я хочу тебя, и Я реализую Свои (и твои) фантазии. Ты будешь кончать от одного запаха моей вагины. Мои пальчики доставят твоим дырочкам наслаждение которое недосягаемо для тебя, даже в самой яркой мастурбации

Это был пряник, но для того чтобы тебе, моя сосочка, было проще принять правильное решение вот тебе кнут.

Если ты не согласишься — заявление вернется в милицию, и туда же направятся еще два заявления написанных моими сосочками. А они напишут, поверь, у Меня свои способы влияния.

Конечно же будет суд.

В худшем случае ты сядешь, и в колонии тебя прикончат твои же сокамерницы — статья такая. Но прежде чем ты умрешь, твои дырочки порвут, тебя будут бить и насиловать, регулярно. Даже для твоей мазохистской душонки — это, думаю, перебор.

В лучшем — ты больше никогда не будешь работать в школе, да и в медицине тоже. Тебе придется уехать из города. Тебе никогда не увидеть сладких голых попочек. Ты закончишь уборщицей или продавщицей ларька которую поебывает кавказец, а за это позволяет немного подворовывать.

Или ты согласишься, продолжишь свои медосмотры, но твоя жизнь наполнится наслаждением, которого ты лишала себя на протяжении всей жизни. Кстати одна моя  лизочка мечтает чтоб ты над ней присела и потерлась промежностью об ее подбородок-язычок-носик — она начинает задыхаться и мыча кончает. Твоя большая задница идеальна для таких забав.

Если ты, моя сосочка, выбираешь наслаждение, то в пятницу после 3-го урока — выйди прогуляйся вокруг школы.

Если войну... не хочу даже думать про такой печальный сюжет.

Дочитывая Светлана уже тяжело дышала и одной рукой залезла под белый халат и мяла сосок. В ее сознании проносились сумасшедшие образы: она подлизывает школьнице и преданными глазами, исподлобья, смотрит в веселые и нагловатые глаза своей молодой хозяйки... тонкая изящная кисть проникает в ее попочку, извивается и прокручивается внутри... бурно кончает, мычит, зажимая рот руками, разбрызгивает соки и бьется в судорогах... хозяйка наказывает свою соску за то что, та забрызгала ее, заставляет слизывать собственный сок

Медсестра стояла на корточках, будто собиралась пописать, халат сброшен, юбка на талии, колготы и трусы ниже колен, левая грудь наружу. Правой рукой, смазанной вазелином, по очереди вставляла пальчики в попу — смазывая внутри, левая кочевала между клитором и соском. Вот уже три пальца растягивали колечко ануса, а когда к ним присоединился мизинец и вся ладонь, по большой палец, погрузилась внутрь, Светлану накрыл первый оргазм. Мышцы промежности ритмично сокращались, то выталкивая руку наружу то обхватывая плотным овалом, все жылки в прямой кишке пульсировали и из уретры брызнула ароматная и липкая струя эякулята, залила пол и белый металлический шкаф со стеклянными вставками на фасадах

Незнакомка была права почти во всем, медсестра действительно еще никому не лизала, да и с мужчинами была только два раза. Очень давно. Из за них то и пришлось уехать из родного ПГТ.

С одним секс случился во время дискотеки в посадке за клубом, с другим на старой водокачке. Светлана, боясь потерять девственность так прозаически и без любви, перед проникновением в вагину, предложила им свою (уже разработанную тогда) попочку и ни один не отказался. Обоим парням понравился первый в их жизни анальный секс, но не рассказать дружкам они не смогли. Слух что Света «дает сзади» разлетелся по поселку и окрестностям, женщины ее презирали, а мужчины охотились. Пришлось срочно уехать в город. Ее приютила тётка, в городе Света доходила в 9-й класс и там же поступила в мед училище

Светина же сексуальность начала проявляться рано, она натирала клитор и получала первые незабываемые оргазмы, только думала она про девочек, но ей это казалось нормально. Пальцев в писю не засовывала, как-то не хотелось, да про потерю девственности уже смутно осознавала, что это что-то не очень хорошее. Так бы и продолжалась сексуальная жизнь нашей героини, если бы не один разговор подслушанный в школьной уборной, закрывшись в кабинке, Света сидела на унитазе и поглаживала клитор, перед глазами стояли сисечки и трусики белого цвета, с ложбинкой посредине, ее одноклассницы Вали — картина только что увиденная в раздевалке на физре.

В уборную вошли две учительницы, Света подняла ноги чтоб ее не засекли и стала слушать:

— В общем я побрилась «там» и он перестал к ней бегать, ты тоже попробуй, твой Вася оценит, в два раза чаще будете, точно тебе говорю.

— От Васьки и так отбою нет, кобелина. Последнее время все норовит мне в задницу вставится, но я конечно не пускаю туда. Пальцы он давно туда распускает, и мне нормально — приятно, но

— Зря божится, если правильно все сделать будет очень хорошо, меня кума научила, теперь регулярно практикую, мой он такой, если будет однообразно — налево побежит. К Катьке кассирше неровно дышит и она то

— Дак как правильно то, так и не сказала.

— Открываешь попку, так вроде бы покакать собираешься и сама одеваешься на его штык. Перед этим хорошо в туалет, по большому, сбегать или клизму. И вазелина внутрь, а снаружи и слюной смазать можно

Разговор двух женщин, смешанный со журчанием мочи, так возбудил Свету что она кончила раньше чем за учительницами хлопнула дверь школьного туалета. Второй раз кончила через три минуты, когда засунула средний пальчик в попу. Этот случай сильно повлиял на ее суксуальность, открыл новую эрогенную зону, и заставил обращать внимание на попки сверстниц даже больше чем на писи, хотя раньше вагины интересовали ее более всего

Медсестра полулежала на полу мед кабинета, отходя от мощного оргазма. Обычно чтобы кончить ей было нужно больше времени и вся кисть обтянутая тугим кольцом ануса. Но записка так завела ее, что помассировав четырьма пальцами шейку матки, перегородка между попой и вагиной не была помехой, она кончила за 40 секунд мастурбации.

Она знала что не откажется от сумасшедшего предложения школьницы, ведь та сформулировала четко то, что лишь смутно вырисовывалось в ее порнографических мечтах. Палец сам нащупал клитор и понес нашу героиню к следующему оргазму, прервав размышление о том нужно ли побрить промежность и о том как ее новая подруга отнесется к ее попочке, полюбит ли ее, и о том не сделает ли больно писе

Набаловавшись вдоволь, Светлана убрала в кабинете, оделась и отправилась домой, действия доведенные до автоматизма не требовали внимания, и не отвлекали от приятных фантазий. Она уже влюблялась в свою незнакомку, ее план подчинения и соблазнения многое рассказывал об авторе, план был безупречным, у жертвы не было никаких шансов, даже если бы медсестра испугалась, «кнут» заставил бы принять «правильное» решение. Психологически Светлане было очень комфортно, кто-то уже все решил за нее, она поддалась и сейчас пребывала в сладостном ожидании. Правда ждать следовало еще долго, ведь сегодня был только вторник

В среду утром Светлана встала раньше обычного, нервное напряжение не давало поспать дольше, ктому-же хотелось одется и накрасится понаряднее. Как всегда, после утреней дефекации, она глубоко промыла кишечник ароматизированой водой. Ей нравилась эта процедура, она давала возможность, не пачкая рук, маструбировать на рабочем месте и была полезной для фигуры. Талия, несмотря на легкую общую полноту, оставалась осиной и в сочетании с широким тазом создавала впечатляющие изгибы. Грудь Светланы была небольших размеров, вполне пропорциональна ее плотному округлому телу и имела грушевидную форму.

Красясь перед зеркалом, левая рука медсестры поглаживала клитор, на полноценную мастурбацию времени не хватало. Наверное, от этого макияж получился слегка вызывающим, но Светлану это не смутило, она чувствовала приближение новой жизни и не боялась себя менять.

В школе медсестра пыталась поймать на себе взгляд незнакомки, но не замечала ничего особенного. Поймала себя на том, что сильно виляла задом. Ей стало стыдно, разозлилась на себя за то, что какая-то малолетка, своей запиской, так снесла ей башню.

День шел обычно, замеряла температуру и отправила домой пятиклассника, измерила давление пожилой учительнице. Рутина не занимала мыслей, вагина влажнела при воспоминании о незнакомке, а неопределенность угнетала. Хотела ее, хотела сейчас. Записку перечитала трижды. Мастурбировала дважды, и хотелось еще. Но не запястья в попке и не пальца на клиторе, хотелось вылизать незнакомку, довести до оргазма и выпить соки ее вагины, хотелось ее пальцев на своей груди, хотелось

После третьего урока, не совсем отдавая себе отчет о своих действиях, Светлана вышла из кабинета. Сонце ярко светило ей в спину сквозь большие школьные окна, медленно, как под гипнозом, медсестра вышла на улицу и пошла, прогуливаясь, вокруг здания школы. В голове творился ералаш, мысленно она плакала, умоляла незнакомку открыться, спорила с ней, сама с собой... Как дошла до кабинета не помнила, отходила сидя на кушетке, обвиняла себя за нетерпение, за унижение — ведь дали ей подумать до пятницы, нет в среду объявила, что согласна на все что в записке, на большее... а может она не заметила?

Четвер прошел так же. В сомнениях, нетерпении, мечтах, слезах, злости. В ожидании.

После третьего урока на улицу не вышла. Четвертый просидела как на угольях. Терпение кончилось и после пятого обошла школу два раза. Но ничего не произошло. Дома не находила себе места. Ночью не спала, побрила подмышки, ноги, промежность, хотя вчера делала тоже самое. Плакала, мастурбировала, кончала, но было мало, хотела Ее.

В пятницу в школу пришла первой, дежурная удивленно разглядывала ее макияж. Светлана этого не заметила, ее глаза смотрели и не видели — сегодня они познакомятся, предвкушала она. Предвкушала ее фантазия и ее тело. Пришло спокойствие и умиротворенность. Спокойно дожила до третьего урока. На перемене вышла, прошлась, не оглядываясь, вокруг школы, вернулась в кабинет и стала ждать. Когда прошла четвертая перемена заворушилось беспокойство, по прошествии пятой медсестра не находила себе места и, буквально, металась по кабинету. После седьмого урока ушла домой опустошенной и униженной. Была уверена — с ней жестоко пошутили. Представляла себе злорадство незнакомки... а может ей сейчас не до этого, нет времени? Но как она тогда относится к этой истории? Легкомысленно? Ведь для меня это очень важно, а для Нее. Такие мысли отражались мокрыми глазами и опущенными вниз кончиками губ на красивом и заплаканном лице нашей героини. Не разбирая дороги, по лужам, медсестра добрела домой, жила она недалеко от школы, и там по настоящему разрыдалась.

Виходные случились пасмурными и дождь только усиливал тоску и разочарование. Приступы любви к незнакомке сменялись злостью, настроение менялось от меланхолического ожидания до злости и стыда за свою похоть. Тем не менее в воскресный вечер она побрила ноги, промежность и подмышки, а понедельник утром совершила свои гигиенические процедуры.

По дороге в школу, греясь в лучах утреннего солнца ситуация уже не казалась Светлане такой печальной. Надежда трепетала в ее груди и наполняла низ живота приятным внутренним теплом.

Но ни в понедельник, ни во вторник ничего не происходило и разочарование переходило в отчаяние и грозилось затяжной депрессией. Светлана переживала тяжелый стресс и понемногу начинала опускаться. Нет, она не пила и продолжала регулярно чистить зубы, но при отсутствии любых сексуальных желаний, промывания желудка совсем забросила, не мастурбировала, не красилась, на улице не бывала, мед кабинет-квартира — так ограничивались ее перемещения в пространстве; «издевается-больше не хочет меня» так ограничивались ее мысли.

Утро четверга не обещало ничего нового. Проплакав пол ночи, Светлана проспала и пришла в школу после начала второго урока. На пороге кабинета ее ждала записка:

«Привет моя сосочка.

Ты заждалась и перенервничала, но ты будешь вознаграждена. Сегодня получишь то чего хочешь. Третий урок, мед кабинет, ты в туфлях, нижнем белье и с повязкой на глазах, стоишь в коленно-локтевой, задницей к дверям и ждешь меня. На столе одноразовая медицинская маска (мой фетиш). Дверь закроешь изнутри, ключик для меня под вазоном, на подоконнике, возле уборной на втором этаже. Условный стук 3+2+2.

До встречи»

«Не накрасилась!» — первая мысль медсестры, «косметичка дома» — вторая. Лихорадочно шаря в ящиках стола, нашла старую сухую помаду, размочила слюной, зеркало, намазала губы, выругалась, вытерла — лучше уж совсем без косметики.

«Кишечник!!!» — и медсестра начала готовить клизму. На работе она этим никогда не занималась поэтому приятные мелочи, за годы доведенные до ритуала, такие как: ароматизированная вода, горячая ванная и любимая музыка были ей недоступны. Но была грелка, была вода, и был шланг с наконечником, а этажом выше был учительский туалет закрывающийся и одноместный

Опорожнив кишечник Светлана поспешила в свой кабинет за второй порцией, она знала что чистой попа становится только после второй клизмы.

Вода текла, а наша героиня массировала живот, когда раздался звонок на перемену, времени катастрофически не хватало и, чтобы облегчится, медсестра направилась в общий туалет расположенный по соседству. В уборной курила стайка старшеклассниц, увидев медсестру они побросали дымящиеся сигареты, но продолжали стоять у кабинок. В обычной ситуации Светлана бы их пожурила и выгнала из уборной, но сейчас вода поджимала и она молча проскользнула мимо них в кабинку, пока снимала колготы и присаживалась, девчата дождались подругу из соседней кабинки и вышли разговаривая и хлопнув дверью. Анус расслабился а мышцы пресса толкнули первую затяжную струю. Когда напор ослабел медсестра услышала голос — одна из девушек осталась в уборной! — анус рефлекторно сжался и медсестра оцепенела, стоя на корточках и слушая.

— Здравствуй моя сосочка, вот тебе мой шарфик — завяжи себе глаза. Шарф повис на дверях кабинки. — и открой шпингалет.

Голос незнакомки был немного низким, но не хриплым, он действовал гипнотически, Светлана как кролик под взглядом удава, послушно завязала себе глаза. Стоять на корточках с закрытыми глазами и удерживать равновесие оказалось непросто, пришлось расставить руки в стороны и опереться о стенки кабинки. Дверь скрипнула, бесшумно войдя, незнакомка прижала ладонь к щеке медсестры.

— Послушная, моя сосочка. Открой ка ротик, моя девочка.

Светлана послушно отрыла рот, невидимые пальчики прошлись по ее губам, пару раз вглубь-наружу по языку, и сложившись вместе устремились вглубь горла. Одновременно носок обуви незнакомки уперся в набухающий и слегка торчащий из половых губ клитор. Светлана вздрогнула и начала тереться об носок, что дарило ей небывалое наслаждение. Она никогда не делала минет, тем более такой глубокий, пальчики с коротко подстриженными ногтями стремились вглубь, вызывая обильное слюноотделение и рвотный рефлекс.

— Какая шикарная сосочка... нет-нет слюну не глотать, носом дыши, пусть вытекает, я люблю заслюнявленных девочек

Светлана балдела, клитор дарил ей незабываемые ощущения, она была так возбуждена что давно бы кончила, если бы не терзаемое горло. Это было неприятно физически и отвлекало от клитора, но ей нравилась мысль, что она ублажает свою любовницу. Незнакомка сконцентрировала внимание на своих пальцах, Светлана хрипела, слюна пузырилась на ее губах большими пузырями, тело сводили рвотные судороги, но не отворачивалась, не опускала задранного вверх лица, старалась как могла. То высовывала язык наружу, чтобы для тонкой кисти освободить место во рту, то прятала язык вниз, чтобы пальцы пробрались глубже в горло. Слюна двумя потоками, по щекам, заливала шею и плечи, из носа пошла слизь, но убрать ее медсестра не могла, руки, по прежнему, держались за стены кабинки. Из глаз текли слезы — два темных пятнышка проступили на шарфе.

Незнакомка, увлеченная ртом, забыла про свою ногу и просто уперла каблучок в край унитаза, что был вмонтирован в уровень пола. Светлана же не останавливалась и все сильнее надрачивала клитор носком обуви.

Насытившись, видимо, горлом, незнакомка вынула пальцы и начала размазывать слюну, сопли и слезы по лицу и шее своей жертвы, а жертве, в свою очередь, хватило этой небольшой передышки, чтобы начать бурно кончать, вагинальные выделения брызнули на обувь, и незнакомка отдернула ногу. Вслед за ними из ануса, выталкиваемая сокращающимися мышцами, брызнула струя воды, скользкие пальцы сжали горло и это придало остроты ощущениям, голова закружилась и Светлана, не удержавшись, плюхнулась на задницу, клитор требовал стимуляции и освободившимися руками медсестра натирала клитор и тыкалась пальцем в пульсирующий анус. Полулёжа, откинувшись назад, на полу кабинки, попа над проймой унитаза, юбка и колготы на трясущихся коленях, с повязкой на глазах и лицом в своих выделениях Светлана переживала лучший в жизни оргазм, две струи — выделений из вагины и воды из задницы, разбрызгиваясь, сильным напором били из нее.

Очнувшись, медсестра сняла повязку с глаз и обнаружила что она одна в кабинке. Судя по тишине в коридоре — перемена уже кончилась, шел третий урок. На голове побаливала шишка — ударилась затылком в трубу сливного бачка. Голые ягодицы мерзли от холодного кафеля, но быстро встать не получилось, слегка кружилась голова и ноги слушались плохо. Присела, напрягшись вытолкнула из ануса остатки воды. Кое-как приведя себя в порядок Светлана проскользнула в мед кабинет

Запыхавшысь вбежала в кабинет — отнесла ключ в указанное место, закрыла изнутри дверь, откатила кушетку на середину комнаты, маску не письменный стол, разделась, влезла на кушетку, стала в позу, к двери задом, немного вазелина выдавила в попочку, немного вокруг, тюбик с носиком на кушетку между ног, на видное место, на глаза повязка. Светлану бил мандраж — сбывалось то чего она так хотела всю неделю, нет всю жизнь

Раздался условный стук. Щелкнул замок, дверь коротко открылась, кто-то неслышными шагами проскользнул в комнату, замок опять щелкнул, закрывая дверь. Медсестра вздрогнула, по спине побежали мурашки, но не от страха — от сексуального возбуждения. Предвкушая этот момент, в своих фантазиях, думала что будет боятся, но, стоя попой к верху, выгибаясь как похотливая кошка, ничего не видя, она чувствовала только похоть, не боялась потому-что полюбила и доверилась своей незнакомке, с облегчением отдалась в ее власть.

Мягкие шаги приблизились и прохладная рука легла на ягодицу — прогиб спины стал еще более крутым, оттопыривая подрагивающие широкие бедра, призывно разводя большие, гладкие, белые ягодицы. Но кисть, скользнув по коже, оказалась на левой груди, на правую грудь легла левая рука незнакомки. Грудь второго размера, с широкими коричневыми сосками изучалась прохладными пальцами.

— Таких сисичек я еще не имела, — голос школьницы звучал игриво, диссонируя со Светланеным возвышенным настроением, — у моих ровесниц такие еще выросли. И вообще, мне кажется ты, моя сосочка, подаришь мне много новых ощущений, я права?»

— Да... права э-э... Светлана замялась, подбирая обращение.

— Называй меня «моя принцесса».

— Да, моя принцесса, я подарю вам много новых ощющений.

— Молодец, быстро учишся. Что ты делала сегодня в туалете?

— Э-э... ну то что и все

— Не ври мне! — перебила грубо незнакомка и ущипнула соски. И дальше ласково: Не ври мне никогда, моя сосочка. Итак, что ты делала в туалете? — пальцы отпустили соски и Светлана ощущала массирующие движения на груди, и все больше возбуждалась.

— Я... я промывала кишечник. — соски пронзила боль: Моя принцесса. — добавила медсестра и кнут опять сменился пряником — ее грудь возбуждающе массажировали.

— Зачем?

— Э-э... я люблю анальный секс и надеялась, что вы, моя принцесса, будете любить меня в попу.

Последовала пауза, руки незнакомки замерли, задумалась — решила Светлана.

— А какой еще секс ты любишь, оральный, вагинальный?

— Я люблю гладить себе клитор, моя принцесса.

— Я не спрашиваю как ты дрочишь, я спрашиваю куда ты любишь ебаться кроме задницы!? — пальцы опять стиснули сосок.

— Я... моя принцесса, я никогда... — голос дрогнул и Светлану затрясло в рыданиях.

На этой драматической ноте разговор женщины и девушки прервался. Руки незнакомки аккуратно взялись за волосы плачущей и подняли вверх лицом. Очевидно, принцессе нравился плач, она несколько секунд разглядывала свою жертву, потом лизнула языком соленую дорожку на щеке и переместилась на другую сторону кушетки к подрагивающей в такт всхлипам гладкой, белой попке.

Провела пальцем между половыми губами и обнаружила там обилие влаги. Влажный пальчик переместился на анус, а другая рука начала поглаживать набухший упругий клитор. Медсестра задрожала и прогнула спину сильнее, она подалась назад и оделась на пальчик незнакомки, загнав его себе в попку на все три фаланги, тихий короткий стон вырвался из губ. Светлана открывала анус приглашая добавить пальцев. Незнакомка не заставила себя ждать, смочив указательный и безымянный выделениями вагины и сложив три пальца пучком, она имела свою любовницу не спеша, с прокрутом и загибанием пальцев, но до матки еще не доставала — Светлана была довольно крупной женщиной с объемным тазом, к тому-же глубже проникнуть мешал торчащий в сторону мизинец. Клитор тоже не оставался без внимания и медсестра, стоя раком, щекой лежала на кушетке и ладонью зажимала рот, чтобы не стонать громко. Коричнево-розовое кольцо достаточно плотно обхватывало пальцы, но при этом еще и умудрялось растягиваться вширь и, загибая мизинец к ладони, буквально заглатывало руку любовницы.

— А ты ненасытная шлюшка. — прокомментировала незнакомка и добавила мизинец, рука погрузилась в зад еще на пару сантиметров и наша героиня почувствовала касание кончика среднего пальца к матке через мягкую и эластичную перегородочку. В голове загудело и Светлана приготовилась кончать, но разочаровано почувствовала, что пальчики незнакомки спорхнули с клитора — незнакомка уперлась рукой в ягодицу. «Устала» — подумала медсестра, но продолжала подмахивать попкой, надеясь заполучить всю кисть внутрь себя. Она знала что сможет кончить и без клиторальной стимуляции если плотно помасировать матку несколькими пальцами и еще больше подалась назад. Подумала: «Наконец-то» когда и большой палец нырнул внутрь. Пальчики незнакомки умело стимулировали внутренности вагины через перегородку и ее новую любовницу начала бить крупная дрожь, она встала на руки и выгнула коромыслом спину, колени затанцевали по кушетке и сомкнулись, в темноте зажмуренных глаз вспыхнули звездочки и, когда грубо раздвинув сомкнутые половые губы, по клитору терануло ребро ладони, кончающая Светлана Леонидовна выдала приглушенный вопль-стон. Из мочеиспускательного канала ударила горячая струя эякулята.

Не выдержав таких мощных ощущений медсестра отстранилась, упала животом на кушетку, кисть незнакомки, с характерным звуком, выскочила из ануса. На кушетке, лежа на животе, медсестра просунула руку между плотно сведенных ляжек и подрачивала клитор, когда волна оргазма начала спадать, перевернулась на бок и подтянув колени к груди, мелко подрагивая и всхлипывая затихла.

Придя в себя и сняв повязку Светлана обнаружила себя в одиночестве. На столе лежала записка, кабинет был закрыт снаружи.

«Ты меня не разочаровала и даже удивила — в тихом омуте

Сегодня вечером у тебя дома. Стол, ты на нем, на спине, ноги в коленях, разведены, в белье и чулках, в обуви с каблуками, макияж. Рядом стул, на глаза повязку, мне маску, ключ от кабинета под вазоном, ключ от квартиры оставь на общем балконе твоего этажа под пепельницей. Ждать меня, твою хозяйку, и не дрочить»

Медсестра достала из шкафа бутылку кагора, налила в чашку, выпила, улыбнулась долгой блаженной улыбкой и начала собираться домой.

С 17.30 Светлана, в белом белье и обуви — черной, лежала на разложенном обеденном столе в своей единственной комнате. Все было готово к приходу ее новой любовницы. Пролежала час — замерзла, села на стул и пыталась читать книгу. Замоталась в одеяло, 19.15 ее еще не было. Уже пять минут как мяла сосок, сдерживалась чтобы не залезть в трусы, но в двери щелкнуло, тут же залезла на стол, легла, развела ноги, «Черт» — забыла про повязку, «в книге» — слезла, взяла повязку, надела на глаза, вслепую забросила ногу на стол, высоко, слезла, ногу на стул, голос за спиной остановил ее.

— Не спеши, моя писюха. Ты уже не успела. Поэтому — не спеши.

— Извините, моя принцесса. Я так долго ждала вас, извините.

С этими словами Светлана вылезла на стол, легла на спину, согнула и развела колени.

— О да ты уже течешь, писюха, одним словом. Дрочила пока меня ждала?

— Я... ? ну... нет, не дрочила.

— Почему тогда трусы мокрые? Я говорила тебе, не ври мне! — с нажимом произнесла хозяйка положения.

— Я не дрочила. Я только гладила грудь. Простите меня, моя принцесса.

— Отработаешь. Ты кончала уже два раза со мной, и не проявила никаких инициатив, чтобы удовлетворить свою хозяйку, ты ублажала себя без разрешения, ты не ждала меня, так как я тебе велела. Не делай так больше. — Говоря незнакомка выбралась на стол и присела над лицом своей подчиненной. Светлана почувствовала легкий запах вагины — голова закружилась, она открыла рот и выставила язык, приготовившись лизать.

— Рот не закрывать и глотать, — сказала незнакомка.

Не успев осмыслить услышанное, рабыня почувствовала прикосновение половых губ хозяйки к своим губам и в ее открытый рот потекла первая короткая струйка мочи. Медсестра, от неожиданности, поперхнулась и разбрызгала мочу смешанную со своей слюной. Тут же на щеках полыхнули две пощечины.

— Глотать, я сказала!

Когда Светлана отдышалась и снова открыла рот, он наполнился жидкостью, долго лежала и держала мочу во рту не глотая и не дыша, глотнула, дышала тяжело.

— Благодарить меня, писюха, каждый раз.

— Благодарю вас, принцесса. — сказала «писюха», тяжело дыша.

— Это еще не все, я все еще хочу пописать, поехали, моя сосочка.

Глубоко и отрывисто вдохнув женщина открыла рот.

— Шире. — скомандовала незнакомка.

Светлана глотала еще несколько раз. Губы любовниц смыкались и горячая струя била в гланды нижней. Ей не было очень противно, пару раз хотелось вырвать, зато ее очень возбуждал процесс. Непросто было синхронизировать выпускание и глотание мочи. Но заметив это, принцесса прекращала писать и командовала: «глотай».

Светлана и раньше фантазировала, как женщины писают на нее, в ее открытую попу, на лицо, грудь. Правда про глотание она не мечтала, но все же, почти все происходящее уже не раз прокручивалось в ее воображении.

Принцесса стояла на корточках и обоими руками мяла грудь любовницы.

— Я надеюсь, тебе понравилось. Потому что мне — очень. Ты возбуждаешь меня как никто, моя девочка. — произнесла незнакомка, по голосу было слышно что она улыбается.

— Да очень понравилось. Спасибо вам, моя принцесса.

— Вот и чудненько, прежде чем твой язычок погрузится в мою писю, ее нужно сделать влажненькой, для этого ты полижешь мою попу.

— С удовольствием, моя принцесса.

Светлана уже вся текла, темное пятно, пропитав трусы, грозилось превратится в лужицу на поверхности стола. Но несмотря на сильное возбуждение, дрочить клитор не решалась — знала, хозяйка не одобрит. В предыдущие их встречи, из-за ограниченного времени, развязка наступала быстро, сейчас же медсестра томилась и наслаждалась этим, наслаждалась властью над собой, унижением и неизвестностью. Знала чем дольше подождет на piano, тем громче грянет оркестр оргазма.

Упершись затылком в стол и задрав подбородок, пыталась нащупать языком анус любовницы. Поведя тазом, хозяйка провела язык по своим половым губкам и уперлась в него тугим колечком ануса. — Когда-то такая плотная попка была и у меня — подумала женщина и, напрягая язык, попыталась войти поглубже. Не получилось, но незнакомка напрягла мышцы и открыла попу — язык погрузился на половину. Такой успех вдохновил Светлану и она начала активно вылизывать изнутри попу любовницы, вертела языком в стороны, прятала вставляла, погружаясь глубже, подумала: А она виртуозно владеет мускулами ануса, не хуже меня.

Принцесса тихонько засопела, дыхание ее участилось. Сухие до этого половые губы — нижняя почувствовала это подбородком — увлажнились.

— А ты молодец. Я всегда знала, что главное желание — умение приложится. Сейчас, моя писюха, ты вылежишь мою мокрую девочку. Ты хочешь этого?

— Да, моя принцесса, я с удовольствием вылижу вашу «девочку». Но я так возбуждена, разрешите мне погладить клитор.

— Нет, подрочишь ты позже, мне нравятся вид твоих промокших трусов. А если некуда деть руки то лучше погладь мои сисечки.

Незнакомка убрала руки с груди любовницы и раздвинула свои половые губы. Влажная, максимально открытая вагина, с небольшим набухшим клитором накрыла рот медсестры. Мозг Светланы взорвали новые эмоции и ощущения, потрясающий вкус и запах молодого влагалища. Тактильное ощущение нежной, с мягким пушком, кожи, не знавшей бритвы и депиляций. По хребту пробежала предоргазменная судорога, но чего-то не хватало, пальчика на клиторе или в попе, хотя бы потеребить свои, дыбом стоящие, сосочки

И тут незнакомка схватила запястья нижней и положила ее ладони на свою плоскую, почти мальчишечью грудь. Прикосновения к мелким твердым сосочкам любовницы хватило Светлане, чтобы спустить механизм оргазма, она глухо замычала прикрытым промежностью ртом, ноги ее согнулись в коле