В дороге и после... Часть 2. Загар

Весь день прошел в переговорах с хозяевами жилья и устройстве на новом месте и утреннее возбуждение неного утихло и я вновь начала жалеть об свое утренне поступке с трусами. Ребята целый день были на пляже, а мы выбрались только после обеда на пару часов. Следующую ночь я опять почти не спала. Несколько раз перебрала в голове все прошедшие события. Помнила я не все и это создавало ощущение как таинственности так и страха. Хотелось верить, что этого не было, но все вещественные улики и физическое ощущение решительно настаивали на обратном. Осторожно вытащив из под кровати дорожную сумку, я нашла там свои трусы в которых была в поезде, и ещё раз убедилась, что они слиплись от наших с Владом выделений. Если вечером с помощью Веры, я избежала объяснений, то с наступлением утра мне нужно было начинать действовать. Опять вспомнились доводы Влада о том, что воздержание от секса у ребят может привести подростка к непредсказуемым последствиям, и это был очень веский аргумент. В своей жизни и мне пришлось с этим столкнуться, но об этом позже. От признания правоты его убеждений и того, к чему это привело в поезде у меня опять возникала злость. Но злиться было уже бессмысленно и не на кого. Как я умудрилась не заметить, что мой сын вырос и у него сейчас на первом месте только женский пол.

Несколько месяцев назад в нашем городе было громкое дело о групповом изнасиловании. Трое подростков изнасиловали взрослую пьяную женщину. Я не помню подробностей, об этом случае, мне рассказала соседка. Сразу я не придала этому особого значения, а теперь попыталась вспомнить подробности. Вместе с доводами Влада всё это приобретало всё больший перевес над моими прежними убеждениями, а рассказ о том, что делают с осужденными по этой статье в зоне, совсем лишал смысла мои прежние убеждения.

Начинало светать, а я не могла уснуть. Я постаралась вспомнить, в каком возрасте у меня появился интерес к противоположному полу.

До одинадцати лет мы жили в крупном городе и по субботам с матерью ходили в баню. Там я с интересом прислушивалась к разговорам моющихся женщин. В их разговорах часто проскакивали крепкие выражения, да и говорили они в основном «про это» и я уже догадывалась о чем идет речь. Хотя и не представляла как это все выглядит.

В нашем классе училась девченка котороя жила в неблагополучной семье с матерью и старшим братом. Мать была симпатичной женщиной но пила и любила мужчин и при таком образе жизни на детей не хватало времени. В квартире тоже редко убиралось. Жили мы в соседних домах и часто из школы ходили вместе. Оля, так звали мою подружку, призналась мне, что я нравлюсь её брату, а он был на год старше нас. Мне это льстило, потому, что многие девчонки нашего двора хотели с ним встречатся.

Однажды после школы мы зашли к ней домой, и когда Оля переодевалась, я случайно увидела, что под формой она носит трусы и майку брата. Это сильно смутило её и она почти плача попросила никому об этом не рассказывать, потому, что ей приходится донашивать трусы и майки брата. Успокаивая её, я сказала, что тоже могу одеть мужские трусы, и даже несколько раз примеряла отцовские. Немного успокоившись она рассказала мне одну тайну. В прошлом месяце она сильно болела и её коротко подстригли в больнице. Когда она сильно исхудавшая поднялась с кровати и пошла в туалет, а в больнице была одна точка то не закрыла за собой дверь. Только она уселась на унитаз вошел молодой мужчина и взяв с подоконника бутылочку для анализов прямо на глазах Ольги помочился туда. Возмущаясь что узкое горлышкои он медленно струсил оставшиеся капли мочи спрятал член в штаны и вышел. Сначала она начала рассказывать как выглядел его член, а потом быстро сходив в комнату матери принесла черный конверт и высыпала из него на кровать несколько фотографий. В основном на снимках были голые женщины которые брали в рот огромные мужские члены, но Оля быстро выбрала одну из них и показала мне объяснив, что у мужика в туалете был точно такой писюн. У меня это фото осталось в памяти до сегодняшнего дня. Маленькая, нашего возраста девчёнка, в школьной форме, осторожно прикасалась пальчиком к висящему перед её лицом в спокойном состоянии члену молодого мужчины. Головка члена была оголена не полностью и напоминала мордочку неизвестного животного. Я не помню какие ощущения возникли у меня тогда, но и сегодня вспоминая это фото я слегка возбуждаюсь. На площадке послышались голоса, и быстро собрав фотки, Ольга отнесла их в комнату матери.

Пришла её мать с молодым мужчиной. Они принесли несколько свертков с едой и послали нас на кухню готовить ужин, но сами есть не стали так как были уже выпивши. Мать Оли отправила мужчину в спальню а сама на ходу снимая брюки и трусы ушла в ванну. Я хотела уйти но подруга остановила меня и мы сели пить чай, сделав несколько бутербродов. Через несколько минут на кухню вошла голая хозяйка вытираясь полотенцем и взяв с тарелки пару бутербродов ушла в спальню. Вскоре оттуда раздался её смех и визги. Спустя некоторое время из комнаты послышались непонятные мне звуки, а Ольга подмигнув мне поманила за собой к двери спальни и заглянув в дырку оставшуюся в двери от замка уступила мне место. Вначале я ничего не поняла. Мне была видна часть задницы мужчины и ноги скрещеные на его пояснице. Потом они перевернулись и я увидела как женщина несколько раз вставляла выскакивающий из неё орган, резкими движениями насаживаясь на него. Сейчас я понимаю что это был обыкновенный акт, а тогда я была просто в шоке и боясь быть застигнутой ушла домой. После всего увиденного Ольга еще долго убеждала меня, что и мои родители занимаются этим. Окончательно она меня сразила, когда зашла перед школой за мной когда родители уже ушли на работу и на моих глазах подняв матрац на кровати родителей, показала мне пакет с презервативами, а затем развернула белую тряпочку в которой оказались несколько презервативов, в одном из которых была густая жидкость, а другие слиплись. Она объяснила мне, что в этом шарике они ебались сегодня ночью или утром. В то время я такие слова не говорила в слух, а она доказала мне что мои папа и мама ебутся. Несколько дней я приходила в себя и украдкой глядя на ужинающих или смотрящих телевизор родителей представляла как они могут такое делать и почти каждое утро заглянув под матрац убеждалась в правоте Ольги. Сейчас я понимаю, что эти изделия были в то время в дефиците и в отдельной тряпочке лежали вымытые и пересыпанные тальком вновь скрученные колечки шариков.

Окончательно я повзрослела спустя несколько недель. Начались летние каникулы и с Ольгой мы почти не виделись. Проснувшись я прочла записку, что родители уехали на базар и позавтракав я могу сходить на пляж. Сбросив ночнушку я прошла в туалет, долго смотрела на себя в зеркало и опять полезла под матрац родительской кровати. Свежих шариков не было и я взяла слипшийся и под краном наполнив его теплой водой представила как он входит в мою маму и приложив его к своей щелке получила приятное ощущение. Позавтракав я решила идти на пляж и одев купальник и сарафан собралась уходить, но услышала поворот ключа в двери и неожиданно для себя решила спрятаться под диван. Едва я успела втиснуться в узкое пыльное пространство, услышала диалог своих родителей, учительницы русского языка и литературы и замполита части. Вначале они громко звали меня, а убедившись что меня нет начали.

 — Бери в рот, — услышала я и увидела что на пол перед диваном упали штаны отца вместе с трусами.

 — Может сначала помоемся, — предложила мама.

 — Ты когда в автобусе мне дрочила о душе думала или о душе? — спросил отец и мать опустилась на колени.

 — Ты первый мне в трусы залез, у меня даже по ногам потекло, трусы выкручивать можно. Хорошо что народу было много и никто ничего не заметил. А в общем мне понравилось. Еще одна остановка и я бы кончила, — ответила мать и рядом с диваном упали её трусы.

Дальше началось такое, что я до сих пор вспоминаю  с содроганием. Они трахались вначале орально, потом лежа и на четвереньках и всё это сопровождалось такими словами как «еби меня», «соси сучка», «лижи козел мой клитор», но когда они успокоились и спустя несколько минут очень ласково поблагодарили друг друга за доставленное удовольствие, потом отец сказал, что хочет ещё и предложил заняться её попкой и мама замурлыкав не отказалась, а предложила сделать обоюдную клизму потому, что она для любимого мужа выбрала на базаре достойный его попы огурец. Отец засмеялся и целуя маму сказал что сегодня он на все согласен, если дочь не помешает. Когда они ушли в туалет, я, шокированная увиденным, а ещё больше услышанным очень тихо вышла из квартиры, и не желая им мешать ушла на пляж. На пляже я смотрела на все тела женщин и мужчин и представляла их в роли ебущихся. Вернувшись домой я попала на семейный ужин где меня распрашивали об моих планах и прочих пустяках, но я не выдержала этого издевательства и нагрубив пошла спать.

Мама преподавала свой предмет и в нашем классе и когда она говорила о высокой литературе и других положительных литературных образах, то я представляла, как этот рот извергал грязные слова и сосал мужской орган. Глядя на её фигуру, как в одежде так и без, когда она переодевалась, я вспоминала позы в которых она была. На некоторое время мы потеряли с ней контакт.

С этого дня я зачастила к Ольге. Стояла жаркая погода, и они все в квартире ходили почти голыми. Я принесла ей свои трусики и за это она рассказала мне ещё одну тайну.

Весной, когда все ходили в основном в спортивных костюмах Витя, так звали её брата, предложил ей посмотреть на голых парней в раздевалке боксерской секции, где он занимался если в ответ она поможет ему увидеть голых женщин. В её возрасте девочек от мальчиком можно отличить только по прическе, а стрижка у Ольги была под мальчика и она согласилась. Переодеваться ей не было большой необходимости, так как она давно донашивала его вещи и чувствовала себя в этой одежде довольно непринужденно. Вначале он завел её в общественный мужской туалет, но она почти ничего не увидела кроме звуков сопровождающих выделения. Представив её младшим братом, он завел её с собой в спортзал, где она наблюдала за тренировкой ребят, а после тренировки повел в душевую. Там ребята полностью снимали форму и шли мыться а затем выходили вытирались и одевались. Здесь у неё была прекрасная возможность рассмотреть все части их тел. Через некоторое время она уже не смущаясь балдела от этого зрелища. Ребята были одного возраста с ними со слегка заросшими лобками. Виктор тоже крутился возле неё совсем голый, чего дома почти никогда не делал. Когда уже все оделись и ушли, только брат одевался очень медленно, в раздевалку зашел обвернутый полотенцем их тренер и сняв полотенце похвалил Витю и спросил не хочет ли и его брат заняться спортом. При этом как она рассказывала его хозяйство было на уровне лица сидевшей на лавке девчёнки. Когда oн ушел в душевую, они тихо смылись. После этого, он уговорил Ольгу показать ей свою писю, И когда никого не было, они полностью разделись и узучили свои письки. Но ему этого было мало, и они стали думать как устроить ему смотрины в женской радевалке.

От этих рассказов мне было приятно и захотелось тоже подсматривать, о чем я и сказала Ольге и она пообещала всё устроить. На следующий вечер я пришла в спортивке и мы пошли в дворец спорта. Со стороны душевой стояли строительные леса и мы забрались на них. Было уже темно и в это время закончилась тренеровка старшей группы. Стекла раздевалки были закрашены не до самого верха, и став на носочки мы могли видеть раздевающихся и одевающихся молодых парней. Сами члены с верху рассмотреть было трудно и стоять было неудобно, но было очень интересно и мы терпели. Виктору было не интересно и пытаясь придержать меня сзади он гладил мою попку и грудки. Вскоре все разошлись. Виктор предложил пойти к ним, но мне стыдно было смотреть ему в глаза и уже пора было домой. Мы договорились встретиться завтра.

Я долго не спала, думала что теперь и мне нужно расплачиваться с Виктором и как ему помочь.

Я предложила сводить его в гарнизонную баньку, где мы мылись по субботам с мамой, а в рабочие дни женщины работающие по найму. Дома у Ольги я отдала Вите свою юбку, футболку и трусики а сама одела его спортивный костюм на голое тело, а на голову он одел распространенную в то время тениску. Банька находилась в общежитии и комендантша зная меня пропустила нас. Когда мы вошли в раздевалку, в душевой уже кто-то мылся. Заглянув в моечное я увидела двух женщин стоящих под душем. Кранов было много, а перегородок между ними не было и женщин было отлично видно. Виктор тоже смотрел на них, пока они не оборачивались лицом в нашу сторону. Затем в радевалку зашли ещё две женщины в форме и стали раздеваться. Нам с Ольгой тоже пришлось раздеться, а когда девушки пошли мыться Витька еще раз заглянул в душевую и сбежал. Мы также оделись и вышли. Когда дома Ольга спросила его, почему он ушел, ведь можно было в трусиках зайти в моечное и больше рассмотреть женщин, то в ответ он просто снял с себя мои трусики. Его стручек торчал подрагивая от напряжения. Ольга присела и начала подрачивать, а парень не отрываясь смотрел на меня. Взяв мою руку он положил её на свой орган, и я не испугалась и не отдернула. Ольга оставив меня наедине с перчиком раздела меня и разделась сама и мы легли на кровать. Впервые мы поцеловались, а мальчишецкая рука коснулась моего тела. Пока мы обнимались Ольга принесла немного вина и мы выпили, а потом немного захмелев рассматривали свои тайные места. Не знаю чем бы это кончилось, но опять пришла их мать. Недели две я боялась встречаться с ними. Потом я уехала в лагерь, а с нового учебного года отца перевели на новое место службы и мы расстались. Почти год мы переписывались и Ольга писала, что её изнасиловал материн ухажер, а Витька ранил его ножом и его отправили в колонию. Мать однажды прочла её письмо и запретила мне писать, сказав что она на меня плохо влияет. На этой почве мы поругались и я сказала, что знаю что все этим занимаются. Мы долго не разговаривали но у меня начались месячные и мать очень тонко и тактично объяснила мне все плюсы и минусы новой ступени в моей жизни после чего мы подружились и однажды я призналась ей в том, что я видела из-под дивана. К моему удивлению она не смутилась и не выругала меня, а очень спокойно и тихо произнесла, что она желает и мне испытать в жизни такие моменты, когда кроме любимого тела, не имеет значения мужчина это или женщина или каким видом секса вы занимаетесь. Кроме вас в это время никого в мире не должно существовать. Это пожелание я помню и сейчас, и оно помогло мне оправдать свой поступок в поезде.

Вспомнив это, я поняла что была в его возрасте не лучше, и эти воспоминания опять принесли мне некоторое успокоение. Сладко потянувшись и сняв ночнушку, я одела трусики и лифчик и вышла во двор. Возле туалета на корточках сидела совершенно голая Вера и из бутылки подмывалась.

 — Пока они спят можно дать телу свободу, — сказала она протягивая мне бутылку.

Сняв трусики я сходила в туалет и тоже сполоснув промежность пошла досыпать.

Многие говорили мне, что я, очень похожа на артистку Ларису Удовиченко и это я считаю комплиментом в мой адрес, потому, что и мне она очень нравится. Я люблю носить узенькие плавки, подчеркивающие мою оттопыренную попку, хотя и за другие части тела мне не приходится краснеть. Третий размер лифчика придает отличный вид моему бюсту, а подпрыгивания их при быстрой ходьбе не позволяет мне забывать о них, и естественно у такой женщины просто обязаны быть и соответствующие ножки. О том, что находится между этими очаровательными ножками немножко позже хотя скрыть это трудно, потому, что если я без трусов нагибаюсь или становлюсь рачком то кроме моей попки на свет обязательно показываются упругие губки моей киски. Единственное от чего я немного комплексовала так это темные волосы на задней части бедра и промежности. Но некоторым мужчинам это очень нравилось или они не придавали этому особого значения.

Вера отличалась от меня как ростом, так и габаритами. У неё было крупное лицо с правильными чертами и красивые голубые глаза. Коротко стриженные светлые волосы добавляли к её внешности здоровой женственности. Позже я узнала, что её родители родом из Прибалтики и вся ее внешность показывала её принадлежность к скандинавским кровям. Её тело плохо поддавалось загару, и за два дня ноги и открытая спина лишь слегка порозовели, подчеркивая светлые волосики на её теле.

Позавтракав ребята уехали на велосипеде купаться на дальний пляж а мы пошли на свой. Погода сегодня была не очень солнечной и немного повалявшись на пляже мы вернулись, и решили, что пока ребят нет, подготовиться к выходу в свет. Помывшись в душе, я уступила место Вере, и когда она открыла воду, подошла к висевшему на веревке её купальнику и понюхала его в самом интимном месте. Ничего кроме запаха молодого, здорового тела я не почувствовала. Для меня запахи играют решающую роль в отношениях с людьми. Даже если в помещении или транспорте присутствуют неприятные мне ароматы, у меня портится настроение вплоть до возникновения головной боли. Я сторонница теории, что человек как и все млекопитающие отдает предпочтение запаху партнера особенно в сексе, и если мы и можем с помощью парфюма ввести напарника в заблуждение, то это не на долго и это очень часто приводит к распаду отношений.

Третий день после случая в поезде я находилась в возбужденном состоянии, и наблюдая за Верой стала замечать, что в этой женщине мне нравятся как её тело так и манеры поведения, а её медленная размеренная речь вызывала у меня умиление. Мы были почти полной противоположностью как во внешности, так и в поведении как впрочем и наши дети.

Когда Вера вышла из душа, я была сосредоточена на не очень приятном для меня занятии. Поставив на стол ногу, я сбривала станком волосы. Вера подошла и проведя ладошкой по моей ноге сказала, что она ноги не бреет потому, что у неё бесцветный волос, а вот лобок её друг любит подстригать и брить сам, перед тем как пощекотать язычком клиторок. От этих слов, произнесенных невозмутимым голосом, у меня внизу живота опять зашевелился червячок желания.

В это время у калитки послышались голоса ребят, и так как мы были совершенно голыми, то едва успели, заскочив в комнаты и надеть трусики и лифчики хотя Вера вышла только в трусиках. Вечером я поняла причину этого поступка.

Денис взял с собой из дому складной велосипед и они вдвоем умудрялись ездить на нем на дальний пляж. Во время приготовления ужина, я спросила у ребят о том какая необходимость переться черти, куда по такой жаре, когда здесь под боком отличное море и пляж. И опять Вера ошарашила меня, сообщив своим невозмутимым голосом, что на том пляже, все загорают голыми и Денис в этом году, специально для этого и взял складной велосипед, а прошлый год по десять километров каждый день пешком ходил. На мой вопрос загорают ли и они там или только подсматривают, Денис с невозмутимым выражением лица приспустил плавки, обнажив, уже обильно поросший лобок, и я не заметила разницы в загаре хотя как и у Веры его тело только порозовело. Не знаю как выглядело мое выражение лица, но Вера опять выручила меня, отправив сына на рынок за хлебом и молоком.

 — Нам теперь тоже можно ходить голыми. Мы для них уже не интересны, — и проговорив это сняла трусики и повесила на веревку.

Я зашла к себе и занялась приготовлением вечернего платья. После душа, обвернувшись полотенцем вошел Юра.

 — Ну и много там женщин? А я смотрю трусики Лики сухие. Ты, что теперь в песок? А Денис, тоже этим занимается, или вы уже женщин нашли? — набросилась я на него с вопросами вызванными необъяснимой ревностью.

 — Да не переживай мам Лика меня простит. Я потом отработаю. Между прочим, Денис тоже пользовался мамиными трусиками, и она не делала из этого трагедии. Не волнуйся. О том, что было в поезде я ему не рассказывал, а он рассказал, что его мать не стесняется ходить перед ним голой, — с заметным вызовом ответил он и не стыдясь меня, сняв полотенце неторопливо одел шорты.

Чувствовалось, что за день, он сильно изменился. Я представила как они довольно откровенно и с подробностями обсудили эту тему, что придало его голосу не только уверенности, но и вызывающей нагловатости..

 — Можешь взять ещё трусики на веревке, — в сердцах выкрикнула я и выскочив во двор принесла трусики Веры и бросила ему в лицо.

Впоймав их он придержал ткань у лица вдыхая запах и положил под свою подушку. Я поняла, что переборщила и попыталась сгладить возникшую ситуацию, пытаясь объяснить, что я понимаю их возрастные проблемы и ничего не имею против, но просто за эти дни многое изменилось в нашей жизни, и я, пока не привыкла, что мой сын стал мужчиной, и прошу его, не натворить глупостей и, по возможности рассказывать мне об их похождениях. Хотя Юра и пообещал что будет рассказывать обо всем не стесняясь, у меня остались сомнения. Голос вернувшегося Дениса прервал наши прения.

Как и мы с Верой, наши мальчики также отличались, как внешне так и характерами, насколько я успела это заметить. Если на Юрином худом мальчишеском теле уже хорошо выделялся рельеф формирующихся мышц, то Денис выделялся более широкой костью, но мальчишеская угловатость не бросалась в глаза из-за эластичных гладких мышц.

Намарафетившись мы слегка поужинали и решили сходить на дискотеку. На всякий случай Вера взяла с собой пару презервативов, а я незаметно подмылась новым мылом.

Сняли нас два друга из пансионата. Внешность их описывать не буду потому, что плохо запомнила. После танцев они повели нас пить домашнее вино. Ребята пили водку, а мы выпили по стакану вина, и я почувствовала легкое опьянение. Ребята включили музыку, но я не смогла танцевать, у меня подкашивались ноги и вскоре я отключилась. Когда я начала что-то соображать то поняла, что лежу под мужиком совершенно голая и он вколачивает в меня свой хобот по полной программе. Я постаралась прислушаться к своей киске, но не услышала никаких эмоций кроме чавканья. Услышав посторонние звуки, я повернула голову, и буквально в двух метрах на соседней кровати увидела свою подругу, прыгающую на одном из наших знакомых. Увидев на полу свои трусы и лифчик, я подняла их и подложила трусы под попку. Единственное, что я желала в этот момент так это быстрее попасть домой и стать под душ. Когда мой партнер, увидев что я проснулась полез ко мне целоваться, я услышала запах перегара и сбросив его с себя, закрыла рот и выскочила за дверь и оказалась голой на улице перед дверями соседних домиков. Быстро вернувшись назад, я схватила попавшийся под руки пакет и освободила туда свой желудок. Только теперь я увидела, что мой партнер держа Веру за голову совал ей в рот свой член. Не знаю сколько времени прошло пока они кончили, но за это время я успела найти свое платье. Удовлетворённые Верой мужчины предложили ещё выпить, но это было выше моих сил. Но они налили себе водки и один пошел за пакетом с закуской, но это был тот самый пакет в который я освободила свой желудок. Восторгу не было предела. Не знаю как я успела схватить лифчик и трусы, но пинок под зад получила. Ничего лучше чем одевшись и стоя перед домиком громко звать Веру я не придумала. Надеялась что соседи услышат и выручат. На удивление это сработало и Вера вышла через несколько минут. Домой мы возвращались молча.

Потом она рассказала что вначале тоже почти отрубилась но когда начали трахаться пришла в себя. Трахали меня, как и её по очереди. Давали и в рот, но ничего не получилось, я чуть не вырвала. Пришлось ей отрабатывать за двоих. Я попросила у неё прощения и пообещала возместить моральные убытки.

После бурной ночи, утром стыдно было показываться детям на глаза. По дороге домой мы купили им на завтрак молока, гамбургеров, овощей и фруктов. Тихонько, как провинившиеся дети, мы вошли во двор. Убедившись, что они еще спят, мы взяли полотенца, купальники, небольшой тормозок и написав в записке чтобы они завтракали без нас, тихонько ушли.

Сегодня мы решили уйти подальше и позагорать без купальников. Когда мы добравшись до полуразрушенной надстройки разослали полотенца, разделись и взглянули друг на дружку, то непроизвольно засмеялись. у обеих на грудях, а у меня и на шее красовалось по несколько засосов. Вера предложила быстрее искупаться, чтобы смыть с себя следы ночных похождений. Отступив несколько шагов от покрывал мы не сговариваясь расставили ножки и в песок одновременно ударили две сильные струи и даже здесь мы отличались. Если Вера чуть прогнувшись в пояснице направила струю далеко вперед, то я слегка нагнувшись налила лужу позади себя... Освободившись мы с удовольствием подурачились в прохладной воде спокойного утреннего моря обмыв не только наши тела, но и прополоскав ротики.

Позавтракав с парным молочком мы, прилегли нежась под нежными лучами утреннего солнца и незаметно уснули. Проснувшись, я посмотрела на Веру и сразу поняла, что мы опять влипли. Если сравнить цвет её тела с цветом вареных раков, то комплимент будет не в пользу Веры. Она спала на спине, а так как до этого она загорала в закрытом купальнике, то кожа на её девственно белом животе и грудях сгорела очень сильно. Разбудив её мы стремглав бросились в море.

 — Кажется мы уже отзагарались. Особенно ты, — обрадовала я Веру, одновременно ощупывая себя и сознавая, что моя спина и попка тоже основательно пострадали потому, что я спала на животе.

Быстро охладившись в море мы собрались и по дороге проклиная, что зашли так далеко вернулись домой, и пока мальчишек не было обмылись под душем и обмазав себя прокисшим молоком, прилегли отдохнуть в Вериной комнате.

 — Дня три кроме халатика ничего одевать не придется и то только по необходимости. У меня было однажды такое, так я брюнетка, а у тебя кожа как сметана, — осторожно касаясь своих ягодиц поставила я диагноз.

 — Это нам блядки боком выходят. Два часа проспать голыми на пляже только после такой ночи можно, — тихо проговорила Вера, осторожно прикасаясь пальчиками к соскам и полушариям грудей.

К вечеру её начало знобить и поднялась температура. Я предложила вызвать врача, но она была категорически против. Кислого молока уже не было и я не знала как мне быть. Мое состояние тоже было не намного лучше. Аспирин и ещё некоторые таблетки у нас нашлись и проглотив по несколько штук мы немного поспали. Ребята поужинав спали в нашей комнате.

Разбудил меня Юра, дотронувшись до плеча. Попытавшись встать, я чуть не вскрикнула от боли, забыв, что была полностью раздетой. Прикрывшись халатом, я вышла из комнаты и вкратце рассказала ребятам о нашем несчастье. Хорошо, что как и у большинства матерей–одиночек, наши ребята были достаточно самостоятельны. Когда они умылись, я решила отправить их завтракать в чебуречную и принести нам чего ни будь, хотя есть совершенно не хотелось. Затем я пообещала отпустить их на целый день, чтобы не мешали нам. Когда ребята ушли, проснулась Вера и осмотрев её я испугалась. На её теле появились небольшие волдырики. Меня удивило, что Вера отнеслась к этому не так драматически. Узнав, что ребята скоро придут, она спокойно сказала чтобы я дала им банку и они в неё помочились. Если из мочи делать примочки, то волдыри не полопаются и не будет шрамов. Это испытанное народное средство. Ребята, на удивление спокойно отнеслись к этому и исполнив мою просьбу уехали на пляж. Оставшись мы постоянно делали примочки. Ничего одеть мы не могли и в туалет выходили голыми. Состояние было скверное и мыслей о стеснении не возникало. Лишь к обеду следующего дня воспаление начало спадать. Вера попросила кушать, и ребята накрыли нам в комнате отличный стол с вином. Для полного счастья при смене пищи и воды у меня, а вскоре и у всех расстроился желудок. После еды они ушли купаться, а мы расслабленные вином и болезнью разговорились по душам.

Вначале перечислили семейные неудачи и обиды, но выпив ещё вина потянуло похвастаться и достижениями. Вера в свой актив включила любовника, который моложе чем она на пять лет, и в постели у них полное взаимопонимание, но он имеет семью и все праздники и отпуска ей приходится быть одной. Особенно обидно, как и бывает по закону подлости, они не могли видеться в такие дни и часы, когда она ради секса готова лезть на стенку. Бывало, что от обиды или отчаяния она пускалась в загул, но ничего кроме утреннего разочарования или аборта это не давало. Мастурбация особого облегчения не приносила. Намекнула, что был у неё и лесбийский опыт, но очень давно.

В детстве она жила в селе, где была только начальная школа и после четырех классов ее отвезли в город к тетке у которой был 14 летний сын умственно недоразвитый. Тетка вечером работала уборщицей в бане и на время своего отсутствия привязывала сына к кровати, а я в это время готовила уроки и следила за ним. Ходил он в одной ночнушке потому что не мог долго терпеть и не всегда успевали снять трусы или штаны по нужде. Голых мужиков я в деревне видела, да и росла с двумя братьями и купались и спали вместе так что даже в те годы этим меня трудно было удивить. Самое удивительное, что у этого Сашки были периоды постоянного стояния и он не пропускал ни одной женщины чтобы не залезть ей под юбку. Член у него был уже довольно внушительных размеров. Первый год я его сильно боялась а тетя Люба когда его купала раздевалась до трусов, потому что он сильно брызгался, и иногда ему удавалось подержаться и за грудь и за попку, но когда он сильно наглел она хватала его за мошонку и сильно сжимала и Сашка успокаивался. Соседка Танька, бабенка лет 35 наоборот, визжала и радовалась когда он лез к ней под платье. Однажды тетка привязала Сашку за руки и ноги к кровати ушла на работу, а через некоторое время он освободил одну ногу и начал вырываться. Я сильно испугалась и позвала соседку. Вместе мы привязали ему ногу. Рубашка задралась и его кол напрягшийся до посинения смотрел на нас подергиваясь.

 — Так вот в чем дело, — проворковала Татьяна, — сейчас мы тебя успокоим, — и с этими словами она рукой обхватила его член и начала подрачивать.

Через несколько минут из головки выстрелила такая струя, что попала даже на лицо парню. Остальные струи разбрызгались по рубашке.

 — Теперь он успокоится и может заснет, — заверила женщина вытирая с его лица жидкость.

Следующий раз, когда такое случилось, и я позвала соседку то та отправила меня на работу, сообщить тетке. Выслушав меня, тетка усмехнулась и сказала, что если Танька там то спешить не нужно. Уйти она все равно не может, потому что сейчас придут мыться солдаты из гарнизона.

 — Давай я тебе эротику покажу. Столько молодых членов ты можешь за всю жизнь не увидеть, — сказав это и не дожидаясь моего согласия она потянула меня в коптерку где стояли швабры.

 — Смотри сюда. Я скоро приду, — проговорила она указывая на щель между досок и вышла.

Сразу комната наполнилась мужскими голосами и в щель я увидела полную раздевалку солдат. Командир предупредил, что на помывку отпущен только час и солдаты начали быстро раздеваться. Когда раздевшись они ушли в моечное, в радевалку зашла тетя протерла пол. Прапощик сразу залез к ней под халат задрав его до самых плечей и они ушли в её комнатку. Спустя минут тридцать она втиснулась ко мне и прошептала, что если я хочу то можно и в моечное подсмотреть, но я и так боялась пошевелиться и мы остались ждать. Тетка шептала мне на ушко как выбирать члены по отношению к носу или росту, но я сидела еле живая и ничего не воспринимала. Когда начали заходить голые ребята, тетушка часто задышала мне в шею и начала меня гладить. Я сидела на корточках и она просунув сзади руку мне в трусы накрыла лодонью всю мою промежность и прижав меня своим телом к щели. Не знаю от чего я получила больше удовольствия от того что увидела или что творилось в моих трусах. Когда все ушли и я смогла встать на затекшие ноги, не отпуская меня она сложила мои ладошки и направила в себя мои большие пальчики. Сильно сжав ноги она начала двигать тазом. У неё там было мокро и горячо. На лице у неё выступил пот и несколько раз промычав она расслабилась и отпустила мои руки.

Возвратились домой мы молча. Благодаря Татьяне мы сняли возникшее напряжение. Она принесла бутылку вина и к нашему приходу накрыла стол по поводу какой то премии. А премии как я потом узнала она зарабатывала у начальника передком. Сашка что-то мычал и поддакивая ему тетка вытащила из сумки несколько банок тушенки, тоже заработанных у прапорщика. Она умудрялась понимать мычание сына чему в последствии и я научилась.

 — Ну ладно. Успокойся, — бормотала она развязывая сына. — Ну попрыгала на тебе Танька. Не отвалится твой член. Меньше сперма на мозги давить будет.

 — Та иди ты к черту. Отрежу на хрен твой писюн, — выкрикнула она когда Сашка заулыбался и полез к матери под юбку.

Когда она не хотела кормить его, а сам он ложкой есть не мог, тетка наливала суп в бутылку и он пил с хлебом.

Когда мы сели есть и разлили вино, то Татьяна предложила выпить за тружениц которые находятся у них между ног и чтобы зарабатывая они доставляли своим хозяйкам большое удовольствие не только материальное. Выпив мы все поцеловались.

Через неделю тетка опять предложила мне сходить на просмотр солдат, но я отказалась испытывая непонятное смущение.

В один из вечеров Сашка опять захандрил, а Таньки дома не оказалось. Я долго терпела его мычание и ругательство, но потом решилась и сбросив с него одеяло уселась ему на колени. Задрав рубашку ему на голову, я начала двигать шкурку внимательно разглядывая мужской орган. Я была в платье и плотно прижалась своей писей к его колену, это оказалось довольно приятно. Одну руку я просунула в свои трусики и когда Сашка выстрелил, у меня в трусах тоже стало мокро.

Вскоре к тетке начал захаживать прапорщик, обычно днем, но бывало и по ночам. Я уже понимала что он существенно помогал нам в питании. Консервы у нас не переводились, но в это время мне приходилось сидеть с Сашкой, а если он приходил ночью то и спать рядом. К тому времени я уже капитально изучила его писюн и дрочила ему уже профессионально.

Однажды прапор пришел под утро и Люба не стала меня будить, а спала я на диванчике рядом с её кроватью, и они занялись сексом при мне думая, что я сплю. Естественно, что я не спала и весь процесс видела и слышала. Проводив мужчину Люба положила меня к себе в кровать. Она попросила прощения и сначала пальчиком поласкала мою писю, а потом посадила меня себе на лицо и языком сделала мне очень приятно. В дальнейшем мы ничего не скрывали друг от дружки, и всё мое становление как женщины тетушка взяла в свои руки. Однажды Танька принесла выпивку и что-то шепнула собирающейся на работу Любе на ухо, но та отклонилась и сказала, что между нами нет секретов. Пить не стала и приказала Сашке не наливать. Когда она ушла на работу мы выпили немного вина и Танька сказала что хочет ебаться, и если между нами нет секретов то я могу посмотреть. Она сняла одеяло и подняла Сашкину рубашку надев ему на голову. На удивление у него не стоял и она быстро сбросила халат под которым ничего не было и взобралась на Сашку. Она водила сосками по его груди и ерзала промежностью по его лежачему члену. Когда он взбодрился то Татьяна попросила меня взять в кармане халата пакетик и подать ей. Разорвав упаковку она вынула белый кружочек и попросила одеть его сдвинувшись на колени Сашки. Она слегка помогла мне раскатать резиновый шарик и поцеловав меня в знак благодарности прямо в губы медленно сдвинулась на его лобок. Стоя сзади мне никто не мешал видеть как приподняв попку она своей рукой с ярко накрашенными ногтями, направила член в блестящую от выделений щель. На меня никто не смотрел, и я без стеснения приблизила лицо к её попке. Несколько минут она сидела без движения, потом начала двигать попкой в разных направлениях и самое интересное началось когда она начала подниматься и насаживать свою щель на мужской орган. Вскоре её движения ускорились а пальчиком другой руки она массировала темное колечко ануса. Взяв в свою руку мою ладонь она положила её сначала себе на грудь а затем опустил