Время перемен. Части 6—7

Видя надежду в глазах Марины, Костя пожалел о сказанных словах. Он привык отвечать за свои слова, независимо от того при каких обстоятельствах они были произнесены.

— Что нам делать? — спросила девушка, прижимая руку к ранке.

«Хороший вопрос. Знать бы ещё ответ!» — подумал Астафьев.

Начав ходить из стороны в сторону, Костя пытался придумать выход из этой неприятной ситуации. О том, чтобы провести Марину к главному входу не могло быть и речи, ведь как только они выйдут за дверь, об этом узнает Дмитрий, а вместе с ним и Степаныч.

— Может... — подала было голос Марина.

— Заткнись! Не мешай мне думать! — воскликнул Астафьев.

Девушка не осмелилась продолжить начатую фразу. Кинув взгляд на окно, Астафьев подошёл к нему и посмотрел вниз. Во дворе гуляли охранники с собаками, хотя сегодня их было меньше чем обычно. Елена Михайловна боялась, что какой-нибудь подвыпивший гость выглянет на улицу, и поплатится за это здоровьем, а то и жизнью. Псы были отлично выдрессированы, и кидались на каждого, кто посреди ночи попытается пересечь внешний двор, кроме охранников, которые ходили рядом. Открыв окно, Константин высунул голову, и обратил внимание на довольно тонкий карниз вдоль окон. Заметив на углу дома трубу-водосток, Константин понял как ему вывести Марину из дома незамеченной. Но проблема с собаками и охранниками по-прежнему оставалось открытой.

«Пора валить отсюда. Если я слишком долго буду оставаться в комнате, Димон что-нибудь заподозрит!» — подумал Константин, поворачиваясь лицом к Марине.

— Есть у меня одна идея, но она довольно рискованная, — начал Астафьев.

— Выпрыгнуть в окно? — предположила Марина.

— Можно и так, если, конечно, тебе не терпится сломать ноги. Подойди ко мне.

Когда Марина подошла, Костя указал на карниз, а потом на водосток.

— Нет. У меня не получится, — возразила девушка, качая головой.

— Ну уж извини, другого плана у меня нет. Либо ты добираешься до водостока и спускаешься по нему вниз, либо остаёшься в своей комнате, ждёшь пока старпёр, которому ты врезала придёт в себя, и

— Я всё поняла. Уж лучше карниз.

Костя оторвал небольшой кусок от школьной формы, в которую Марину нарядил стилист, и перевязал её рану.

— Это только полдела. Внизу ещё бродят собаки, — добавил Астафьев.

— Но как же

— Попробую решить и эту проблему. Пока просто сиди в комнате и смотри в окно. Как только увидишь что я вышел на улицу, выбирайся на карниз.

— А если не выйдешь?

— Молись чтобы вышел. Когда спустишься вниз, старайся никому не попадаться на глаза. Всё понятно?

Девушка кивнула. Костя спешно покинул комнату Марины, и отправился на поиски Степаныча. Найдя Степанова в кабинете Елены Михайловны, Астафьев стал отпрашиваться уйти пораньше, ссылаясь на очень сильную головную боль. Степаныч собирался ответить категорическим отказом, однако Елена Михайловна, у которой было хорошее настроение, разрешила Астафьеву уйти.

Степанов связался с охранниками на улице, и предупредил, чтобы они попридержали псов. Астафьев спустился вниз, миновал холл, и вышел на улицу. Смотревшая в окно Марина заметили Костю, сделала пару глубоких вздохов, выбралась на карниз, и пошла вдоль стены медленными осторожными шагами, стараясь не сорваться вниз.

Марина была не единственной, для кого этот вечер был особенным. Марго уже собиралась лечь спать, однако пожаловал охранник, и сказал, что её ждёт клиент.

— Дай мне пару минуту, — попросила девушка.

После того как охранник вышел за дверь, Марго причесала, накрасила губы, сняла трусики, выпила противозачаточные таблетки и подошла к зеркалу. Не найдя в своей внешности ни одного изъяна, девушка вышла из комнаты.

— Всего один вопрос — это кто-то из зала? — спросила она у охранника.

— Да вроде нет. Этот тип сам по себе, — последовал незамедлительный ответ.

— Ну и слава Богу. Я пока ещё не готова участвовать в оргиях.

— Ты мне ещё тут порассуждай, шлюха!

Марго ничуть не обиделась, т. к. не раз и не два слышала подобное обращение в свой адрес. Спустившись на первый этаж, и проследовав в комнату для клиентов, Марго открыла дверь, и остолбенела. Клиент, коим был мужчина среднего роста в дорогом костюме, стоял к ней спиной, однако Марго с первого взгляда узнала Вадима Лаврова — человека, из-за которого она здесь оказалась.

— Твою мать! Да ты должно быть шутишь! — воскликнула она, за что получила от охранника оплеуху.

— Свой поганый рот ты будешь открывать по команде, шалава! — процедил охранник сквозь зубы, затем перевёл взгляд на Лаврова, всё ещё стоявшего к ним спиной. — Желаю вам приятно провести время.

Вадим обернулся.

— Спасибо, — сухо ответил он.

Охранник вышел из комнаты, и запер дверь на ключ.

— Ублюдок, — тихо проговорила Марго, однако Лавров всё равно её услышал.

— И тебе привет, — ответил Вадим.

— Ты глумиться пришёл или трахаться?

— Одно другому не мешает.

Марго презрительно фыркнула.

— Это низко даже для тебя. Знаешь ведь, что я не могу ничего сделать.

— Можешь. Только за это с тебя три шкуры сдерут.

— Не дождёшься, — ответила Марго, и подошла к Вадиму.

Этот человек вызывал у неё противоречивые чувства. Она ненавидела его так же сильно, как и хотела. Хотела чтобы его член поочерёдно разработал каждую её дырочку. Будто чувствуя состояние бывшей любовницы, Лавров запустил руку ей под юбку.

— Как всегда без трусиков? — спросил он игривым голосом.

— Да пошёл ты!

— Неужели ты не рада меня видеть?

Прежде чем Марго ответила, Вадим ввёл два пальца ей во влагалище, и стал водить им вперёд-назад.

— Не знаю насчёт тебя, но твоя влажная подружка уж точно рада меня видеть, — проговорил Лавров, затем вытащил пальцы, и стал в быстром темпе теребить клитор Марго.

Девушка была бы и рада что-либо ответить, но вместо слов из её рта вылетали лишь сдавленные стоны. Будто желая увернуться от руки, дарящей ей наслаждение, Марго сделала пару шагов назад, и упала на кровать. Воспользовавшись короткой паузой, девушка скинула с себя топик, сняла юбку, легла на спину, и стала ласкать свои груди. Вадим же вновь занялся её клитором, и в скором времени довёл извивающуюся Марго до оргазма. Выгнув спину дугой, девушка посильнее сжала свои груди, а когда Лавров поднёс указательный палец к её лицу, провела по нему языком.

— Попробуй свой вкус, — сказал Вадим, вытягивая большой палец.

Марго взяла палец в рот, и впилась в палец зубами. После того как Лавров резко отдёрнул руку, Марго показала ему язык.

— Совсем забыл с кем имею дело. Спасибо что напомнила, — сказал Вадим, расстегнул ширинку, и снял штаны вместе с трусами.

— Всегда пожалуйста, — ответила Марго, и перевернулась на живот.

Взяв член Вадима в рот, девушка слегка прикусила головку, ожидая, что Лавров тут же его вытащит.

— Не шути так. Ты ненавидишь меня, но его ты просто обожаешь, — сказал Вадим с улыбкой.

«Ненавижу когда это выродок оказывается прав!» — подумала Марго, и стала старательно сосать член Лаврова.

После того как член окреп и вырос, девушка легла на спину, и пошире раздвинула ноги. Вадим резко ввёл свой поршень в её киску на всю длину, и начал двигаться. Делал он это настолько быстро, что иногда член выпадал из дырочки, однако Марго тут же ловила его рукой, и вводила обратно. В плане выносливости, Лавров мог дать сто очков форы любому из её любовников. В отличие от того же самого Астафьева, который трахал её на автомате, и быстро кончал, Вадим менял одну позу за другой, и, казалось, не знал усталости. То он клал её на бок, то переворачивал на живот, а в самом конце Лавров положил Марго на спину, а её ноги закинул себе на плечи. Марго, успевшая кончить уже два раза, едва не забыла о том где находится, и что человек, который ей сейчас трахает — виновник всех её бед. Наконец, это свершилось: член Вадима  запульсировал, готовый выпустить струю семени. Марго подумала, что Лавров его вытащит, т. к. раньше он всегда это делал, но, по всей видимости, сегодня Вадим решил сделать исключения. Поток спермы хлынул в киску Марго, заполнив её без остатка. Тяжело дыша, Вадим вытащил член из дырочки девушки, и сел на кровать. В знак благодарности Марго хотела как следует «почистить» его член, но девушке было так хорошо, что она не захотела вставать. Отдышавшись, Вадим встал с кровати, и начал одеваться.

— Всё хорошее рано или поздно заканчивается, — сказал он с сожалением.

— Ты сам меня сюда устроил, — напомнила ему Марго, и встала с кровати.

Вадим окинул её сердитым взглядом.

— Из-за тебя меня чуть не убили. Скажи спасибо что я не придушил тебя голыми руками!

— Спасибо, господин! — ответила Марго, и отвесила Лаврову шутовской поклон.

Вадим никак на это не отреагировал, и продолжил одеваться.

— Если я когда-нибудь отсюда выберусь, ты пожалеешь что так поступил со мной! — пообещала Марго.

Лавров усмехнулся.

— Ты покинешь этот дом лишь в двух случаях: если тебя перепродадут кому-нибудь другому, либо если ты подхватишь какую-нибудь венерическую заразу. Что-то мне подсказывает, что вместо лечения от тебя просто избавятся.

Марго попыталась влепить Вадиму пощёчину, однако Лавров предвидел это, и перехватил руку девушки.

— Ты сама во всём виновата, жадная стерва, — напомнил он, и оттолкнул девушку.

Марго упала на кровать. Лавров застегнул рубашку, поправил костюм, подошёл к двери, и постучал.

— Я закончил. Можешь забирать эту шлюшку, — крикнул он.

«Ну ничего, ублюдок. Ты у меня ещё кровавыми слезами умоешься!» — пообещала Марго самой себе, и стала одеваться.

Вернувшись в свою комнату, девушка попыталась заснуть, но не смогла сделать этого из-за духоты. Открыв окно, чтобы подышать свежим воздухом, Марго заметила Марину, бегущую к машинам. Неожиданно, на её пути встал Астафьев. Вместо того чтобы скрутить беглянку, и привести обратно в дом, Костя схватил её за руку, и потащил за собой.

— Что-то неладное в королевстве датском, — проговорила Марго, с интересом наблюдая за происходящим.

Доведя Марину до своей машины, Костя внимательно огляделся, и убедившись, что рядом никого нет, открыл багажник.

— Залезай, — приказал он.

Марина не стала задавать лишних вопросов, и сделала так, как ей сказал Константин. Как только Астафьев захлопнул багажник, из дома вышел охранник Пётр.

— Костян, есть зажигалка? — прокричал он с крыльца.

Костя постучал себя по карманам, и крикнула, что зажигалки у него нет.

«Вовремя!» — подумал он с облегчением, и сел в машину.

Выехав за ворота, и отъехав на 200 метров, Астафьев остановился, вышел из машины, и открыл багажник.

— Всё в порядке. Пересаживайся, — сказал он.

Марина вылезла из багажника, и села на заднее сидение. Девушка до сих пор не могла поверить, что ей удалось вырваться на свободу. Закрыв багажник, Костя сел в машину и поехал дальше.

— Спасибо, — сказала Марина.

— Да иди ты со своим «спасибо»! Нужно было оставить тебя там! — нервно бросил Астафьев, глядя в зеркало.

Судя по растерянному взгляду девушки, она не ожидала услышать столь грубый ответ.

— Почему же не оставил? — спросила она после короткой паузы.

— Да потому что я идиот! Ты это хотела услышать? — повысил голос Константин.

Марина решила не продолжать беседу.

«Всё позади. Ничего плохого больше не случится!» — успокаивала она саму себя.

Какое-то время они просто ехали молча, но когда машина миновала лесную зону, и въехала в город, Марина решила прервать затянувшееся молчание.

— Одолжи мне немного денег. Я потом всё верну, — попросила она.

— Чего? Зачем тебе деньги?

— Куплю билет не поезд и поеду домой.

— Без паспорта?

Марина растерялась.

— Об этом я не подумала, — честно призналась она.

— И не надо. Думать буду я. Пока перекантуешься у меня, а дальше видно будет.

Девушка не стала возражать, т. к. других вариантов у неё не было. Вернувшись домой, Костя показал Марине маленькую комнату. Из мебели в ней были только бельевой шкаф и жёсткий диван возле окна. В квартире была всего одна кровать (хоть и двуспальная), но Костя не собирался её уступать. Когда Марина спросила нет ли у него для неё какой-нибудь одежды, Астафьев указала на бельевой шкаф, в котором валялись некоторые его шмотки. Оставив Марину обживаться в комнате, Костя проследовал на кухню, и достал из холодильника пиво. Сделав несколько глотков, Астафьев увидел как вышедшая из комнаты Марина проследовала в ванную.

«Наворотил я дел!» — подумал Константин, убирая бутылку обратно в холодильник.

Ночью Астафьева вновь мучали кошмары. Степаныч и его люди вломились в его квартиру, жестоко избили, и стали спрашивать куда он спрятал Марину. Услышав шум воды, Степаныч пошёл в ванную, и обнаружил там Марину, перерезавшую себе вены. Резко проснувшись, Костя проследовал в соседнюю комнату, и, увидев спящую девушку, вместо одеяла накрывшуюся кожаной курткой, вздохнул с облегчением, и пошёл спать.

Продолжение следует

Часть 7.

Проснувшись по звонку будильника, Костя пошёл на кухню, и поставил чайник. К тому моменту, когда чайник вскипел, Астафьев успел умыться, побриться и одеться. Когда он заварил чай, на кухню явилась Марина, одетая в осеннюю олимпийку синего цвета, и чёрные штаны. Поскольку сам Костя был крепким парнем атлетического телосложения, было неудивительно, что его одежда висела на миниатюрной девушке как мешок.

— Доброе утро, — поприветствовала Марина Константина, и села за стол.

Костя никак не отреагировал на приветствие. Выпив чай, и поставив кружку в раковину, Астафьев повернулся лицом к Марине.

— Я уезжаю на работу, и вернусь ближе к ночи. Не выходи на улицу, не отвечай на звонки, и сама никому не звони. Если кто-нибудь будет стучать или трезвонить — не открывай дверь, — начал Константин давать наставления.

— Хорошо.

— В подъезд тоже не выходи. Незачем соседям тебя видеть, — добавил он напоследок.

Заскочив в комнату, и взяв ключи от машины, Костя покинул квартиру. По дороге на работу он думал о том как ему теперь следует себя вести, чтобы никто не заподозрил его в причастности к побегу Марины. В какой-то момент ему и вовсе захотелось развернуть машину на 180 градусов, и умчаться из Москвы со скоростью ветра. Однако здравый смысл подсказал Астафьеву, что если он так сделает, Степаныч сразу обо всём догадается, и бросит все силы на его поиски. Как только Костя заехал на территорию «базы отдыха», и за ним закрылись ворота, он лишний раз напомнил себе, что надо вести себя максимально естественно. Выйдя из машины, он увидел на крыльце Степаныча и Дмитрия. Разговор вёлся на повышенных тонах. Закончилось всё тем, что Степанов пару раз врезал Павлову кулаком в челюсть, грубо оттолкнул, и вошёл в дом.

— Что случилось? — поинтересовался Костя.

— Штрафанули меня, причём штрафанули конкретно, — ответил Павлов, вытирая кровь со рта.

— За что?

— Новенькая девка пропала.

— Да ладно? Как это вышло? — спросил Костя, стараясь выглядеть удивлённым.

— Полегче что-нибудь спроси. Пошли побазарим в другом месте.

В качестве другого места Дмитрий выбрал кухню. Прогнав завтракающих проституток, Димон уселся за стол.

— Сам не знаю как это произошло. Оказалось, что девка вмазала клиенту по башке, от чего тут чуть не склеил ласты, — начал объяснять Дмитрий.

— Подожди. Ты про ту светленькую?

— Про неё. Короче, дед пришёл в себя, и рассказал что произошло. Степаныч с Петей пошли за девкой, но эта гадина будто сквозь землю провалилась. Самое странное то, что она не выходила из комнаты.

— Действительно, странно, — согласился Костя.

Пока всё шло хорошо, даже слишком.

— Степаныч не поверил мне на слово, и сам просмотрел запись. Прикинь, оказывается он всё это время знал что парни из охраны время от времени потрахивают блядей.

«Марго была права. Что знают двое, знают все», — подумал Астафьев, а вслух спросил:

— И он подумал, что ты помог девчонке сбежать, а потом смонтировал запись?

— Мне едва удалось убедить его что это не так. Затем Степаныч ещё раз осмотрел комнату девки, и пришёл к выводу, что она выбралась через окно, прошла по карнизу, и спустилась вниз по трубе.

— Это объясняет как она вышла из комнаты незамеченной, но не объясняет как она миновала ворота.

— Помог ей кто-то.

Астафьеву стоило больших трудов остаться невозмутимым.

— Кто-то из гостей? — подсказал он.

— Наверное. Блин, ну чё за херня! Из-за того что девка сбежала, трахать теперь будут нас всех!

— Надеюсь, не в буквальном смысле?

— Я бы поржал над твоей шуткой, да только мне ни хера не смешно! А девку рано или поздно поймают и накажут.

— Как и того, кто ей помог, — послышался позади знакомый женский голос.

Костя и Димон обернулись, и увидели стоявшую возле двери Марго.

— Тебе чё надо, шалава? — спросил Павлов.

— Да так, хотела с Костей кое о чём пошептаться, — ответила девушка.

— А ну пиздуй отсюда!

Марго лукаво улыбнулась.

— Зайди ко мне когда будешь свободен, — сказала она Астафьеву на прощание, и ушла.

У Константина появилось нехорошее предчувствие, ведь раньше Марго никогда не обращалась к нему в присутствии посторонних. Тем не менее, идти и разбираться что ей надо Астафьев не собирался, по крайней мере сейчас.

Между тем Константину предстоял ещё один неприятный разговор, на этот раз со Степанычем. Степанову стоило отдать должное, ведь к поиску пропавшей девушки он подошёл со всем старанием и усердием. Первым делом были опрошены все местные труженицы, но узнать от них что-то дельное Степанычу так и не удалось, ведь за то малое время, что Марина провела в борделе, она толком ни с кем и не общалась. Разговор с охранниками и некоторыми гостями так же ничем не помог Степанову. Поняв, что отыскать Марину по горячим следам не удастся, Степаныч перешёл к активным мерам. Он подключил к делу прикормленных Еленой Михайловной ментов, чтобы те раскопали о Марине как можно больше информации.

Когда выяснилось, что девушка проживает в Воронеже, стражи порядка договорились с работниками аэропортов и вокзалов, чтобы те дали знать, если увидят девушку, похожую по описанию на Марину Скворцова. Но и этого Степанычу, не спавшему всю ночь, показалось недостаточно. Он отправил пару своих людей в Воронеж, чтобы те встретили Марину, если она всё же доберётся до дома, ведь покинуть Москву можно было и на попутках. Рано утром он даже наведался в институт, в котором ранее училась Марина, и попытался узнать есть ли у неё в столице друзья или знакомые. Но и здесь его ждала неудача — никто понятия не имел что стало с Мариной после того как она забрала документы.

Вернувшись в бордель, и пару раз треснув Димона по физиономии, Степанов почувствовал себя значительно лучше. Во время беседы со Степанычем, Костя чувствовал себя очень неуютно. Степанов требовал от него расписать чуть ли не весь вечер поминутно, чего Костя, естественно, сделать не мог.

— Если верить записям, ты был в комнате девушки несколько минут. Что ты там делал? — задал Степаныч каверзный вопрос.

К счастью, Астафьев был к этому готов.

— Эта ненормальная разбила зеркало и попыталась вскрыть себе вены. Я попытался её успокоить, — ограничился Костя полуправдой.

— Успокоил?

— Да вроде бы. Правда... — Константин сделал многообещающую паузу.

— Что?

— Она сказала, что всё равно сбежит отсюда. Я не принял её слова всерьёз, и ушёл.

Степаныч подозрительно прищурился. Если раньше он был уверен, что Астафьев причастен к побегу Марины, то теперь эта уверенность сильно пошатнулась, ведь Костя совсем не нервничал, и говорил складно. А зеркало в комнате Марины действительно было разбито.

— Свободен, — распорядился Степанов.

Костя вышел в коридор, наивно полагая, что главная угроза миновала.

Несмотря на ЧП, бордель продолжал функционировать, и принимать гостей. После обеда к Марго явился охранник Пётр, и сказал, что её ждут клиенты. Несмотря на то, что Костя так и не явился, девушка ничуть не расстроилась, понимая, что если он не пришёл сейчас, то придёт в конце дня. Когда Марго была готова, Пётр отвёл её к клиентам, коими оказались старые знакомые Марго — студентка Евгения и её папик Анатолий. Анатолий как и в прошлый раз был одет в деловой костюм, а на его спутнице была короткая юбка, и чёрная блузка. Развязная, и, по всей видимости, лишённая комплексов Марго произвела на парочку сильное впечатление, и любовники решили встретиться с ней снова. На этот раз у них даже был подходящий повод. После того как охранник скрылся за дверью, Анатолий отозвал Марго в сторонку, и объяснил что от неё требуется. Папик рассказал, что недавно ему удалось убедить свою любовницу попробовать анальный секс, о чём теперь Евгения очень сожалела. Всё закончилось слезами, а также взаимными упрёками и оскорблениями. Первым на примирение пошёл Анатолий. Он стал дарить Евгении дорогие подарки, и в скором времени девушка его простила. Простила, но пригрозила, что если он ещё хоть раз притронется к её попе, то она уйдёт.

— Всё это конечно очень интересно, но при чём здесь я? — спросила Марго.

— Убеди её, что анальный секс не так плох как она думает. Естественно, не на словах.

Слышавшая весь разговор от начала до конца Евгения достал из своей сумочки фаллоимитатор средних размеров, и положила его на кровать.

— Понятно. Дальше можно не объяснять, — проговорила Марго с улыбкой.

Евгения нуждалась в полезном уроке, а Анатолий хотел увидеть лесбо-шоу. Марго ничего не имела против первого, а уж тем более против второго. Медленным вальяжным шагом приблизившись к Жене, Марго начала расстёгивать на ней блузку. Расстегнув последнюю пуговицу, Марго сняла с Евгении блузку, и подняла руки вверх. Как только Женя стащила с неё топик, Марго ухватила её за руку, и положила на свою грудь. Наблюдавший за всем этим Анатолий расстегнул ширинку, вытащил свой член, и начал его подрачивать. Пока Женя ласкала её грудь, Марго расстегнула на ней лифчик, и бросила его Анатолию. Мужчина с лёгкостью поймал его, и положил на тумбочку. Желая снять красные трусики, Евгения присела на кровать. Марго опустилась на колени, и сделала это вместо неё. Женя раздвинула ноги, ожидая, что проститутка сейчас начнёт лизать ей киску, но вместо этого Марго сняла с себя оставшуюся одежду, и страстно поцеловала Евгению в губы. Оторвавшись от губ студентки, Марго взяла в рот её сосок, и стала нежно его посасывать. Анатолий стал работать рукой ещё быстрее. После того как Женя легла на спину, Марго взяла лежащий рядом фаллоимитатор, и ввела его в киску Евгении. Немного поводив им, Марго приказала Жене встать на четвереньки, и пошире расставить ноги.

— Зачем? Я не... — начало было возражать Евгения, однако замолчала, когда Марго приложила палец к её губам.

— Поверь мне, детка — я знаю что я делаю.

Когда Женя встала на четвереньки, Марго приказала ей приподнять корпус, и пошире расставить руки. Как только Евгения это сделала, Марго проползла под ней, а затем перевернулась на спину.

— Можешь слегка опуститься, — сказала она.

Как только Евгения опустила таз, язык Марго стал исследовать её киску. Анатолию надоело за всем этим смотреть. Он скинул с себя штаны, подошёл к кровати, и провёл членом по губам Евгении. Женя открыла рот, и начала сосать член папика. Продолжая лизать киску Евгении, Марго провела пальцем по её совсем узкой попке, затем ввела в неё край фаллоимитатора. Как только Женя задёргалась, Марго стал лизать её клитор быстрее. Девушка успокоилась, и продолжила сосать член. Видя, что всё идёт нормально, Марго перестала играть с клитором, облизала пальцы, смочила задний проход Евгении своей слюной, и ввела фаллоимитатор чуть глубже. Видя, что Евгения нисколько не протестует, Марго стал водить им взад-вперёд, стараясь при этом протолкнуть его как можно глубже. Сосущая член Анатолия Женя начала двигать тазом в такт её движениям. Новые ощущения настолько поглотили её, что Женя забыла обо всём на свете. После того как издавший сдавленный стон Анатолий залил рот своей любовницы спермой, Марго вытащила фаллоимитатор из попки Евгении, и отползла на край кровати. Женя проглотила всю сперму, затем поцеловала Анатолия в щёку.

— Всё было супер! — воскликнула она, затем встала с кровати и стала одеваться.

Анатолий пару раз провёл рукой по опавшему члену, смахнул остатки семени на покрывало и посмотрел на Марго.

— Спасибо, тебе детка! Я даже не знаю как тебя отблагодарить! — проговорил он довольным тоном.

— Зато я знаю, — ответила Марго, и ухватилась рукой за опавший член Анатолия.

— Извини, малышка. Ты, конечно, горячая штучка, но вряд ли я смогу восстановиться так быстро, — проговорил мужчина с нескрываемым сожалением.

Для Марго это прозвучало как оскорбление.

— Ну уж нет. Ты снова кончишь, причём очень скоро! — воскликнула она, и принялась сосать член Анатолия.

Навыков Марго в плане минета оказалось достаточно, чтобы через три минуты член Анатолия вновь пришёл в боевую готовность. И хотя девушке хотелось вновь попробовать сперму Анатолия на вкус, она не стала рисковать, опасаясь, что поднять его дружка в третий раз у неё может и не получиться. После того как Марго легла на спину, и пошире раздвинула ноги, Анатолий резко ввёл член в её киску, и стал трахать в быстром темпе. Стараясь ускорить развязку, Марго закинула мужчине руки за спину, прижала к себе, и стала шептать на ухо разные непристойности. Анатолий не выдержал такого напора, и заполнил киску Марго своей спермы. Сделав несколько поступательных движения, Анатолий вытащил член, и обтёр его об покрывало.

— Благодарность принята, — сказала Марго с улыбкой.

Полностью одевшись, Анатолий и Евгения ещё раз поблагодарили Марго, и ушли. Марго вернулась в свою комнату, и стала ждать прихода Астафьева. Ждать пришлось до позднего вечера. Придя к ней, Костя закрыл дверь, и присел на стул.

— Нам больше не стоит видеться, — проговорил он с сожалением.

— Видеться или трахаться? — уточнила Марго.

— И то и другое. Давай говори быстрее что хотела сказать, и я пойду.

— Я знаю что это ты помог новенькой сбежать.

Во взгляде Астафьева промелькнул испуг, который он попытался скрыть.

— Если это всё, то я пошёл, — сказал Костя, встал со стула и пошёл к двери.

— Я всё видела собственными глазами. Когда она выбежала во двор, ты затолкал её в багажник своей машины, и вывез за ворота.

Костя остановился. Ещё до того как Марго сказала последнюю фразу, у него ещё оставалась надежда, что девушка блефует.

— Когда Степанов меня допрашивал, я сказала, что ничего не знаю. Теперь я уже начинаю сожалеть об этом. Ведь врать не хорошо, не так ли?

Астафьев обернулся.

— Чего ты хочешь?

— Хочу чтобы ты вытащил меня отсюда.

Костя покачал головой.

— Да ладно тебе, не упрямься. Один раз прокатило — значит прокатит и второй.

— Я не могу тебе помочь.

— Тогда я сама себе помогу, и прямо сейчас пойду к Степанову.

Костя быстрым шагом пересёк комнату, схватил Марго за шею и прижал к стене.

— Пикнешь хоть слово, и я тебя убью! — пригрозил он девушке.

— А как потом будешь объясняться по этому поводу?

— Что-нибудь придумаю.

Марго улыбнулась, и опустила руку на руку Константина, которой он держал её за шею. Астафьев скинул её руку, будто это была ядовитая змея, но хватку ослабил.

— Ты такой наивный. Думаешь, ты один такой умный, а вокруг тебя одни дураки, которые ничего не понимают? — спросила девушка.

— Какое тебе дело что я думаю?

— Никакого. Убери руку.

Костя убрал руку, и отошёл на несколько шагов назад.

— Мне казалось, что тебе здесь нравится, — напомнил Астафьев.

— Не буду врать — нахождение здесь имеет свои плюсы, но минусов гораздо больше.

— Даже если ты проболтаешься, тебе всё равно никто не поверит.

— Не поверят, но проверят. Ты этого хочешь?

Ничего не ответив, Константин вышел из комнаты, громко хлопнув дверью на прощание.

— Правильно, подумай. Такие решения за пять минут не принимаются! — прокричала Марго ему вслед.

Борясь с желанием вернуться в комнату, и придушить шантажистку, Костя спустился на первый этаж, вышел из особняка, и направился к своей машине.

«Недоумок! Знал ведь что из этого ничего хорошего не выйдет! И что мне теперь делать?» — думал Костя, садясь в машину.

По дороге домой Астафьев пытался придумать как выпутаться из столь неприятной ситуации, и пришёл к выводу, что корнем всех бед является не Марго, а Марина. Именно из-за неё его благополучие теперь было под угрозой.

«Если я выставлю эту идиотку за дверь, её поймают и будут допрашивать. Нет, её нельзя отпускать!» — рассуждал Астафьев.

Подъехав к дому, Костя пришёл к выводу, что у него есть лишь один выход — убить Марину, и избавиться от тела. Поднявшись в свою квартиру, Константин проследовал в маленькую комнату. Марина лежала на диване и спала. Костя пошёл в свою комнату, включил свет, и удивился. В комнате был полный порядок. Марина разобрала раскиданные по комнате вещи, и помыла полы. То же самое она продела в маленькой комнате, и на кухне. () Также она помыла газовую плиту, и протёрла холодильник. И хотя девушка навела порядок в его берлоге, Константин был полон решимости от неё избавиться. Сняв ботинки, и взяв с кровати подушку, Константин прошёл в маленькую комнату. Подойдя к дивану, Костя приготовился опустить подушку на лицо девушки, как вдруг Марина открыла глаза. Увидев подушку в руках Астафьева, Марина вскочила с дивана и бросилась к окну.

— Я это... решил что так тебе будет удобнее, — проблеял Константин, положил подушку на диван, и вышел из комнаты.

Услышав, как хлопнула входная дверь, Марина вздохнула с облегчением, и стала смотреть в окно. Вышедший из подъезда Астафьев, подошёл к машине, а затем обернулся и посмотрел на окно. Увидев Марину, Костя захлопнул дверцу, убрал руки в карман и пошёл прочь от дома.

Продолжение следует...