Бэсс. Часть 7: Чародейка. Из эльфийского плена

Незаметно прошли два месяца в эльфийском плену. Мое тело все так же служило для удовлетворения надобностей Фельилландера. Не скажу, что это мне не нравилось. Скорее наоборот, но кроме ежедневной отработки в постели эльфийского принца у меня была еще куча дел. Я подглядывала, впитывала знания и умения эльфийских магов. Я, пока не получала зов от соскучившегося Фельиландера, почти постоянно крутилась возле полигона, где натаскивался молодняк, а если повезет, то приходили потренироваться и старшие.

Я без труда училась у эльфов. Их магия была несложной, никаких узорчатых плетений, никаких громоздких формул... Нужно только черпать силу из природных источников. Не знаю, почему мне удавалось набирать ману так же легко, как и остроухим. Их крови во мне не было, но мне покорялась живая сила, в отличие от моих соплеменников. Впрочем, забивать головку странными вопросами было не в моем духе. Изучив новое заклинание, отработав его мысленно, я отпрашивалась у своего хозяина и на целый день сбегала к дальним скалам потренироваться.

Не без гордости я могла сказать, что уже могу противостоять практически любому эльфу в схватке один на один. Кроме старейшин, разумеется.

Вот и сегодня я с утра натянула золотистую тунику, не сковывающую движений, и выбежала на тропу между древесными жилищами эльфов. Меня всегда забавляла реакция встречных. Стройных до худосочности эльфиек я презрительно игнорировала, а вот все мужское население тупо застывало, пялясь на мои шары, пружинящие под свободной тканью... или на мои ножки — край туники едва прикрывал попку, и любой порыв ветерка без труда приподнимал подол чуть повыше, чтобы выставить на потребу жадным взглядам или упругую попку или расщелинку внизу живота — в зависимости от направления взгляда. Нижнего белья эльфы не признавали, а когда я все же нашла в трофеях новые трусики, Фельилландер заявил, что я всегда должна быть готова к его проникновению и взмахом руки растворил лоскуток ткани, прикрывавший мой лобок.

Не раз юбку приподнимало рукотворное дуновение. Я только ухмылялась про себя в ответ на магические прикосновения озабоченных эльфийских юнцов. Ко всему прочему, человечке, пусть и признанной чародейкой, не полагалось ощущать природную магию.

Поэтому я проскальзывала через городок, не пытаясь одернуть тунику и прикрыть те места, которые упорно пытались рассмотреть все, кому не лень

Примерно через час я была возле скал. Очень удобное местечко — с противоположной стороны от городка была небольшая площадка. Там я могла без боязни опробовать разнообразные заклинания — лес здесь не был исконно эльфийским с громадными многоохватными деревьями, лишь пара великанов закрепилась на камне, да и то гиганты скорее пошли вширь, чем ввысь, нависая ветвями над самой землей. Пород деревьев я не различала, все они давали одинаковую силу, отличавшуюся лишь незначительными оттенками.

Для начала я сделала танцевальную разминку. Танцуя, было легче впитывать первородную ману, а физические нагрузки и растяжки прекрасно готовили тело к ублажению Фельилландера.

— Ой... — я встала, как вкопанная, когда после очередного чувственного изгиба — спинка до хруста прогнута, лицо запрокинуто вверх, так же как и груди, попка вздернута так, что волосы ее касаются, ножки вытянуты в струнку, вдруг обнаружила перед собой эльфа. — Эндермерон, что ты здесь делаешь?!

— Наблюдаю за тобой. Я следил за тобой от самого поселка, чтобы восстановить справедливость и вернуть добычу законному владельцу.

— Тебе, что ли? — усмехнулась я.

— Да! — самодовольно провозгласил эльф. — К тому же твой танец возбудил меня, и я собираюсь воспользоваться своим правом на законную добычу прямо сейчас.

Штаны Эндермерона тут же распались на нити и опали к ногам. Но не это привлекло мое внимание. Зеленоватый член с острой головкой находился в полной боевой готовности. Эльф шагнул ко мне и заключил в объятия. При этом его член автоматически нырнул под край моей короткой туники, и я почувствовала его жар на своем животе. Одновременно рука эльфа беспрепятственно подняла ткань с другой стороны и уже вовсю тискала мою обнаженную попку.

Я возмущенно попыталась освободиться, но одна рука крепко удерживала меня за талию, а физической силой я далеко уступала мужчинам-эльфам. Тогда я попыталась успокоиться и вспомнить о магии. Мои глаза закрылись, я позволила Эндермерону беспрепятственно тискать себя и плотно тереться членом о живот. Эльф тут же воспользовался моей уступчивостью. Он наклонил корпус вперед, заставляя мое тело прогибаться перед его напором, и его рука скользнула с попки сначала в расщелинку, а потом пальцы принялись тискать мои лепестки, к счастью пока не проникая внутрь.

Эндермерон слишком увлекся. Сконцентрировавшись, я поняла, что мои знания никуда не ушли, а просто чуть рассыпались от неожиданного сексуального домогательства.

Победная улыбка скользнула по моим губам, и «Нежный вьюнок» ударил Эндермерона в грудь.

Я хихикнула, когда эльф, задрав голые ноги, улетел под одно из немногих больших деревьев, только яйца мотнулись среди склоненных к земле ветвей. Впрочем, торжествовать было рано — мана стягивалась к Эндермерону, не смотря на его обалдевшее выражение лица. «Тонкая ветка вербы» — угадала я заклинание, которое сплел эльф, и выставила блок «Зеленый лист». «Тонкая ветка вербы» могла использоваться как кнут или как петля. В любом случае моей защиты вполне достаточно для любого вида этого плетения. Не дожидаясь действий эльфа, я вдогонку приложила его «Когтем ястреба». Мелькнуло «Предгрозовое облако», почти остановив мой выпад, но самое острие «Когтя ястреба» пробило защиту и определенно вонзилось в грудь противника, отбросив его тело еще дальше почти к самому стволу.

Осторожно, чтобы не пропустить удар, на самых цыпочках, я подошла к застывшему на траве телу. Я чувствовала, что мой удар не мог сильно ранить, и опасалась подвоха со стороны Эндермерона.

Его глаза, конечно, были открыты и смотрели на меня с эльфийским высокомерием. Придурок лежал передо мной без штанов, с сочившейся раной на груди, но тем не менее осознавал себя величественным.

Я лихорадочно стала прикидывать, что мне с ним делать — убить я его не смогла бы, уж больно хорошенький, но ведь и мне тогда конец, ведь сразу побежит докладывать, что человечка, добыча и рабыня, овладела эльфийской магией

Между тем Эндермерон, встал, покачиваясь. Надо было что-то решать, так как его раны коснулось «Первое дыхание зари».

— Ты многому научилась. Фельилландер знает? Ну-ну, он будет счастлив узнать, какую подлую змею пригрел на груди. И, думаю, не будет слишком возражать, чтобы я тобой попользовался. А ты знаешь, как называется дерево, под которым мы стоим? Эндер! Мое родовое дерево. Все-таки ты еще многого не знаешь!

Эльф усмехнулся, и я вдруг с ужасом поняла, что проклятое дерево отсекает меня от природной маны и высасывает то, что оставалось. К счастью тупое дерево делало то же самое и с эльфом. Ну, ладно, даже если он меня изнасилует, то так просто я ему не дамся. Я приготовилась к схватке, оскалившись и выставив вперед кулачки. А потом обозвала себя последними словами — надо просто выбежать из зоны действия эндера!

Слишком поздно! Мгновенно удлинившиеся ветви дерева обвили мои лодыжки и запястья. Я взвизгнула, пытаясь оборвать зеленые побеги, но руки были мгновенно заломаны назад, ноги тоже скручены так, что я уже не могла сделать и шагу.

Эндермерон поднялся и приблизился. Я с ужасом убедилась, что его член опять встал в своем истинном великолепии.

— Вот такой, в полной моей власти, ты мне нравишься больше, — улыбнулся эльф. — Теперь я могу насладиться своей добычей не спеша и столько... и как мне придет в голову.

Родовое дерево подчинялось эльфу беспрекословно. Он не сделал даже движения бровью, а меня вздернуло повыше, так, что мое тело обвисло в зеленых путах, лишь пальчики ног едва касались шелковистой травы.

Следующим этапом  стало то, что новые побеги обвились вокруг моих бедер и рванули их в стороны. Я застонала, оказавшись в подвешенном состоянии с широко, до хруста в суставах, разведенными перед эльфом ножками. Сопротивляться не было никакой возможности — немного потрепыхавшись, я поняла, что живые кольца на запястьях, щиколотках и бедрах только еще больше затягиваются.

— Я слышал, что человечки умеют хорошо ублажать ротиком. Не хочешь немного сгладить свое положение и попытаться заслужить кое-какие привилегии у нового хозяина?

Я клацанула зубами и хищно улыбнулась:

— Давай попробуем!

Эндермерон даже отшатнулся, очевидно, представив картину своего члена в моих зубках.

— Не хочешь по-хорошему? Что ж, мне даже не нужно прикладывать усилий, овладевая законной добычей!

В подтверждение его слов, тонкие ветви дерева начали рвать мою тунику. Эльфийская ткань была прочной, полностью содрать с меня одежду у дерева не получилось, но теперь она представляла собой набор прорех, сквозь которые проглядывало мое тело. Особенно досталось лифу и подолу. Одна грудь была полностью обнажена, другую стягивало лишь несколько драных полосок, Промежность тоже оказалась полностью открытой между беззащитно разведенными бедрами. Эльф не без удовольствия разглядывал плоды деятельности проклятого дерева.

— Ну, что ж, с чего начнем? С этого?

Я с ужасом почувствовала, как в мое влагалище вползает совсем не маленький округлый сучок. Пахнуло ароматным соком, который дерево использовало вместо смазки. Сладкий сок потек по внутренней поверхности бедер и закапал на траву, а сучок проделал несколько поступательных движений. Я сжала зубки, чтобы не застонать и не показать Эндермерону зарождающегося возбуждения.

Однако эльфу было этого мало.

— Или с этого? — провозгласил он, и жесткий сук коснулся ануса.

— Нет — простонала я, — не с этого!

— Я просто проверю, хороша ли моя добыча там.

Я была полностью растянута, и поэтому отросток проник в мою попку без труда. Тем более, что там было уже все мокрое от ароматного сока.

Меня выгнуло от боли, я зашипела, но Эндермерон позволил дереву забить свой сучок в меня несколько раз, и лишь потом остановил. Вот только вытаскивать толстый отросток дерево не спешило. Я поняла, что эльф собирался приступать собственно к изнасилованию. Так и получилось.

Меня с легкостью перевернуло горизонтально сиськами вверх, попка оказалась даже выше головы, мои ножки по-прежнему были разведены, только теперь еще вздернуты вверх — все для того, чтобы Эндермерон не особенно заморачивался. Ну и в попке по-прежнему присутствовал толстый инородный отросток.

— Вот видишь, насколько лестно для тебя принадлежать такому могущественному хозяину, как я? — в голосе Эндермерона слышалась усмешка. — Ты, овладевшая первородной магией, полностью беззащитна передо мной. Я возьму тебя без труда, особенно, если мы сделаем вот так...

Я почувствовала, как в мои лепестки впиваются десятки растительных коготков и услужливо растягивают мою киску перед эльфом. С моих губ сорвался невольный стон — то ли от боли, то ли от наслаждения. А в следующий момент Эндермерон мне засадил. Мои губки были полностью раскрыты впившимися побегами и увлажнены изрядно соком, поэтому член провалился разом на всю глубину, так, что яйца влажно шлепнули по сучку в растянутом анусе, и воткнулся где-то глубоко внутри живота. Я вздрогнула от двойного проникновения — моя попка тоже заходила ходуном от мощного удара, елозя нежным колечком по твердому сучку.

Между тем Эндермерон взял приличный темп, забивая свой островерхий член в меня без малейших помех. Его движения стали вызывать определенное желание в киске. Я с все возрастающим вожделением чувствовала, как во мне скользят два предмета — отросток в моей попке тоже двигался, так как мое тело под ударами эльфийского члена подскакивало, а потом возвращалось, покорное сильным рукам, обхватившим мои бедра.

Я уже постанывала в такт ударам и все чаще поднимала голову, чтобы взглянуть на лицо своего насильника. Мне уже удавалось прочесть в высокомерных выражениях детей леса их чувства, и сейчас было понятно, что, не смотря на кажущуюся высокомерность, Эндермерон получает огромное удовольствие от насилия над моим телом.

— Я вижу, добыча уже не против нового хозяина? (Я показала язык в промежутке между стонами) Что ж, ты должна знать, что я хороший хозяин и могу быть добрым, если ты делаешь мне приятно.

В тот же момент из крупных побегов, проросли более тонкие, чуть толще нити, и устремились к моим грудям. В мгновение ока тонкие зеленые ростки обвились вокруг сосков и сильно их сдавили. Я застонала от пронзительного чувства, но эльфу было этого мало. Пружинки стали то сжиматься, то разжиматься, даря мне неописуемое удовольствие. Мое сопротивление было сломлено. Меня выгнуло, я уже стонала не переставая, понимая, что превратилась в покорную самку, живущую ради страсти, желающую подарить эльфу-насильнику всю свою чувственность и получить взамен наслаждение.

Но эльф на этом не остановился. Такой же побег прополз по лобку и скользнул по чувствительному треугольнику между губками. И когда он ткнулся в клитор, во мне взорвалась бомба наслаждения. Я кричала, стонала, умоляла эльфа прекратить сладкую пытку, но побеги на сосках и клиторе все так же сжимали каждый свой бугорок, а Эндермерон все так же ожесточенно насаживал мое бьющееся в оргазме тело на два кола.

Наконец он остановился, тяжело дыша.

— Я все-таки хочу попробовать твой ротик.

— Да, дорогой, — промурлыкала я, ожидая, что дерево наконец меня отпустит, и мой ротик отблагодарит эльфа самыми сладкими способами, на которые способен.

Однако эльф все еще помнил мою хищную улыбку, когда речь шла о члене в моем ротике, и опасался, что мои зубки могут хорошенько впиться в чувствительную плоть. Во всяком случае очередные побеги заползли в мой ротик, за зубки, и широко раскрыли его. Вот дурачок, думала я, разве может женщина, с телом которой мужчина проделал такое, причинить хоть какой-то вред? Но просить было поздно.

Дерево меня в очередной раз перевернуло, вплело в волосы тонкие побеги и заломило голову назад. Я по-прежнему была спеленута с вывернутыми назад руками, бедра по-прежнему разведены, в попке плотный кусок дерева, такой же вонзился и во влагалище, на сосках и клиторе — пружинки ростков, но теперь я висела животом вниз, и дерево упруго раскачивало мои груди за соски. Ну и мой ротик был неумолимо растянут в преддверии зеленого члена. И Эндермерон засунул в мой беспомощно открытый ротик свой член. Я не стала сопротивляться, да и собственно и не могла, меня бы оттрахали в рот по-любому. Но даже в таком положении мне хотелось выказать Эндермерону всю свою благодарность. Мой язычок принялся ласкать трахающий меня член, я даже пыталась сделать сосательные движения, что было сосем нелегко.

И наконец семя эльфа выплеснулось мне прямо в горло. Резкие толчки не прекращались, и я не могла все проглотить. Сперма лилась медовым сиропом заполняя рот и вытекая через древесное кольцо и губы на траву. Мой язычок порхал по головке все выплескивающей и выплескивающей сладкий нектар, а Эндермерон рычал где-то там наверху от каждого моего прикосновения.

Я еще глотала густые потоки, когда дерево ослабило хватку и бережно опустило меня на колени. Я выпрямилась, едва мои руки были освобождены. Эльф собирался освободить меня полностью, когда рядом в воздухе заискрил портал, и оттуда выскочил Фельилландер.

— Я тебе посылаю зов, посылаю...

Хорошее же я зрелище представляла. Бедра и лодыжки опутаны жесткими побегами и все еще широко расставлены. Откуда-то сверху тянуться нити к моим соскам и промежности. В самой промежности торчит толстый сук, по нему стекает моя собственная смазка вперемежку с соком дерева. Рот растянут побегами, из него льется сперма, капая на груди и скользя по животу к лобку... Фельилландер оценил все в общем-то правильно. Не говоря ни слова, он наотмашь ударил Эндермерона мечом. Маны защититься у последнего не было, а его эндер защитить от стали не успел. Мой любовник рухнул как подкошенный.

Я взвыла:

— Что ты сделал?

Но судьба продолжала издеваться надо мной. Погиб мой один любовник, а вслед за ним и предыдущий — родовое дерево не потерпело убийства Эндермерона под своими ветвями. Множество сучьев, заостренных и стремительных пробили тело Фельилландера, лишенного здесь защиты магии, как и я.

Что было потом я помню плохо. Я целовала своих любовников, рыдала над ними. Эндер стал опять обычным деревом, позволившим мне сняться с двух суков и оборвать тонкие отростки. Постепенно я приходила в себя. Оставаться тут нельзя. Что со мной сделают эльфы, когда поймут, что я — причина смерти сразу двух принцев?

Срывая с себя остатки туники, я бросилась прочь...

Очутившись на берегу речушки, я окончательно взяла себя в руки. В конце концов, я не собиралась прозябать в поселке эльфов, пусть и в постели принца. Жаль, что все случилось так трагически, но теперь я снова вольная птичка. Я ополоснулась, смывая с себя пот, следы утех и соков родового дерева.

Возникла серьезная проблема. Побеги на сосках затвердели и никак не хотели сниматься, причиняя дискомфорт. Хорошо, что пружинка с клитора соскользнула, а вот ставшие колючками крючки в губках причиняли серьезное страдание. Я скрючилась, пытаясь ноготками вытаскивать маленькие шипы, но разглядеть их и подцепить было чрезвычайно сложно. В таком виде — скрюченную, с широко раздвинутыми бедрами и копающуюся промежности меня и застал элементаль.

В паре шагов от меня взметнулся небольшой смерч, метров трех высотой и рывком приобрел очертания человека.

— Привет, Бэсс!

— О, это ты? — проворчала я почти равнодушно. Ну, в конце концов, мне не привыкать представать перед незнакомым магом в неприличных позах. Сейчас еще ничего, в прошлый раз во мне был засушенный член павшего демона! — Держись от меня подальше. И особенно держи подальше своих элементалей.

— Бэсс... Бэсс. Ты очень не ласкова. Я пришел сказать тебе, что ты блестяще справилась со соей ролью. Никто не мог в течение столетий поссорить два клана эльфов. Тебе это удалось. — Элементаль неожиданно хихикнул и потер руки. — Это вызовет недоумение у многих, а многим придется не сладко. Ну, все, я пошел. В бонусе у тебя этот воздушный элементаль, я дарю его тебе. Как любой ветер он может быть невидимым, но быть всегда рядом.

Я вскочила и заверещала:

— Нет, забери его сейчас же...

Но было поздно. Песок с элементаля осыпался, но я ясно видела очертания могучей фигуры.

Я подошла и ткнула пальчиком в упругое плечо:

— Ты, что, не будешь меня насиловать?

Ответа не последовало, и я расслабилась.

— Ну-ка, изобрази из себя кроватку.

Элементаль скользнул мне за спину, его руки нежно меня охватили и вскоре я уютно устроилась в мягких воздушных объятиях. Нежные, легкие, словно пушинки руки (или что у них там) стали ласкать мое тело, успокаивая и расслабляя. Они без труда сняли с сосков засохшие побеги, вычесали невидимым гребнем сухие побеги из волос, а потом я, поколебавшись, раздвинула ножки. Элементаль понял мысленный приказ и вскоре аккуратно и нежно освободил губки от остатков крючочков. А ветер продолжал ласкать меня. Я чувствовала легкие поцелуи на губах, на шее. Мои груди подвергались нежному поглаживанию, и я не возражала, когда элементаль ненавязчиво вошел в меня. Так я и уснула — покачиваясь в шелковом воздушном гамаке с твердым, но невесомым членом внутри и с нежными поцелуями на губах...