Безумный Weekend. Часть 3

СУББОТА

Раиса и Марина

Утром Марина встала, как она думала, первой. Но, выйдя в коридор, нос к носу столкнулась с Раисой, которая шла со своим чемоданчиком к лестнице.

 — Рай, а ты куда собралась?

 — Марин, извини, не хотела будить. Но мне срочно нужно уехать

Но хозяйка сразу обратила внимание на цветущий вид женщины: румянец на щеках, огоньки в глазах... Ее лицо расплылось в улыбке:

 — Так, та-ак! Судя по всему, ты все-таки последовала моему совету? Поздравля-аю!

 — Какому совету?, — Раиса смутилась, покраснела, но тут же попыталась принять серьезный вид.

Однако это было бесполезно. Из нее прямо перли наружу те чувства, которые испытывает сексуально удовлетворенная женщина.

 — Да не прикидывайся! У тебя ж на лбу все написано! Ты себя в зеркало видела?

 — Я не желаю об этом говорить!, — отрезала застигнутая врасплох женщина, покраснев еще больше.

 — А и не надо! Все и так ясно. Судя по всему, опыт был удачный... Весьма удачный!

 — Марин, при всем уважении... Это не твое дело!

 — Конечно не мое! А мое дело такое, что мой гость, ЖЕЛАННЫЙ гость (!), сбегает из моего дома. И я, как хорошая хозяйка, не могу этого допустить!, — и она твердо перегородила собеседнице путь своим телом.

 — Марин, — уже умоляюще сказала Раиса, — ну пойми меня, как женщина! Прошу! Как я смогу ему в глаза смотреть!?

 — Поня-а-атно... Ну, пойдем к тебе... Пошепчемся

Она взяла Раису под локоток и увела обратно в ее комнату.

 — Ты такими проблемами мучаешься, как будто у тебя это в первый раз. Смешно!

 — Марин... , — потупилась Рая, — в первый

 — Что-о-о?! Шутишь!!!

 — Нет... , — совсем упавшим голосом ответила женщина.

 — Охренеть можно!!! Сколько тебе? 30? 32?

 — 33

 — И в первый раз?!?! Ты девственницей была до

 — Нет... С мужчиной... первый

 — А... ?, — но вопрос застрял у Марины в горле, — ладно... проехали.

Она задумалась и продолжила:

 — Чтобы тебе помочь, мне нужна от тебя всего одна интимная подробность. Кто был инициатором?

 — Я

 — Точно ты? А то мужики хитрые бывают. Соблазнят сами невинную девочку, а для нее это выглядит так, будто это она

 — Точно я. Он спал, когда я пришла.

 — Ну тогда все просто. Не теряй инициативу и все! Ты планируешь продолжать с Павлом отношения?

 — Точно нет.

 — Тогда раздави его. Он этого заслуживает. Веди себя так, что ты им просто воспользовалась, как резиновым членом. И больше тебе от него ничего не нужно. Мужиков это бесит и унижает. Сможешь?

 — Н-не знаю

 — Ну тогда слушай

И Марина подробно расписала Раисе, как той себя вести и что говорить.

 — Спасибо тебе. Не ожидала, что это скажу, но ты права. Если я сейчас уйду

 — ... Вот именно! Если ты уйдешь, то его мужское эго раздуется до размеров земного шара. Поэтому самое правильное — это сделать так, как я сказала.

 — Тогда... я к себе пойду

Марина подождала, пока Раиса скроется в своей комнате, и собралась было двигаться дальше, как открылась соседняя дверь. Павел тоже был с вещами и явно собирался свалить.

 — О, Паша! Что случилось?

В ответ он прогнал ту же пургу, что и Раиса 10 минут назад.

 — Понятно. А НА САМОМ ДЕЛЕ, в чем причина?

 — Марин, правда, это личные проблемы.

 — Прямо такие серьезные, что ты не можешь остаться?

 — Не могу. И, боюсь, что мы сейчас видимся в последний раз. Я в понедельник заявление хочу написать.

И тут ситуация изменилась. В коридор снова вышла Раиса.

 — А, Павел, с добрым утром, — с надменным видом она приблизилась к мужчине и покровительственно потрепала того по щеке, — ночью ты был хорош... Зачет.

Марина чуть не упала от изумления.

 — Вы?! Вы?!!! Офигеть!!!

 — А чего такого?, — спокойно ответила финдиректорша, — Мне было одиноко, и я решила воспользоваться его услугами.

На Павла было больно смотреть. Он стоял с таким униженным видом! Он был просто уничтожен. Он!!! Казанова! Который мог соблазнить практически любую женщину! И теперь оказался в роли мальчика по вызову! В диком смущении и смятении, он буркнул что-то типа «пока» и с позором сбежал восвояси. Когда за ним глухо хлопнула входная дверь, женщины принялись безудержно хохотать. Чуть успокоившись, Марина озорно хлопнула Раису по подставленной ладони:

 — Молодец, подруга! 5 баллов! Ты его сделала!!!

 — Я себя чувствую на миллион! Это было круто! Если б не ты

 — Причем здесь я? Ты сама все это... А как ты его по щечке потрепала?, — и они снова начали хохотать.

 — Т-ты... Ты видела его лицо?, — сквозь смех выдавила Раиса.

 — Это было что-то! Я бы так не смогла

 — Все по твоему совету

 — Да советовать легко, а вот сделать?! Пойдем-ка выпьем за это дело!

И женщины в обнимку отправились на кухню.

Спустя полчаса, они вместе готовили завтрак на кухне, пили вино и мило болтали, как лучшие подруги. Благодаря раннему часу, им никто не мешал, поэтому их разговор, начавшийся со всякой бытовой ерунды, постепенно скатился к тому, с чего они начали, встретившись в коридоре. К сексу.

 — Рай, расскажи хоть, как все ночью прошло?

 — Между нами — феерично. Другого слова нет. Прикинь, я его описала во время оргазма!

Женщины прыснули со смеха.

 — Я думала, что такое только в порнофильмах бывает

 — Не только. Я вчера тоже описалась, когда кончала. Но кайф был... М-м-м-м, — мечтательно закатила глаза хозяйка.

 — Вот уж не подумала бы, что после стольких лет в браке такое бывает, — искренне удивилась Раиса.

 — А кто тебе сказал, что это с мужем было?

 — Да? Тогда это не мое дело. С каким мужиком ты там своему мужу изменяла

 — А кто сказал, что это был мужик?

 — Что-о?, — у Раисы от изумления округлились глаза, — Н-ну ты даешь! Слов нет!

 — А ты с женщиной пробовала?

 — Нет, конечно! Я же не лесбиянка.

 — А я что, лесбиянка? — немного обиженно ответила Марина, — просто... девочки поиграли чуть-чуть после того, как ты ушла

 — Так это ты с Томой?

 — Чего уж щас скрывать... В атмосфере что-ли что-то такое появилось в эти выходные. Ты в первый раз с мужчиной попробовала, мы с Томой тоже.

 — У тебя это впервые было?

 — Ага. И я не жалею. Это правда было здорово! Тебе тоже нужно попробовать, чтобы знать хотя бы, от чего отказываться

 — Попробовать? Ну уж нет! С кем?

Марина встала из-за стола, подошла сзади к собеседнице, нежно погладила ее по волосам и тихим вкрадчивым голосом сказала:

 — Я не буду возражать... У тебя роскошное тело... и я бы

Раиса вскочила, как ужаленная, и развернулась на 180 градусов, оказавшись лицом к лицу с хозяйкой:

 — Нет! Марин, прости, но

Она не успела договорить, так как ее рот был запечатан поцелуем. Женщина попыталась оттолкнуть Марину, вырваться из ее объятий, но буквально через несколько секунд ее тело обмякло, и она обвила руками шею жены босса. Их поцелуи, объятия и ласки становились все жарче, но были прерваны самым бесцеремонным  образом:

 — Мама, блин!!! Ты чего творишь!!!???

Марина испуганно отскочила от Раисы, оказавшись в полном замешательстве:

 — Дочка? Катюш... Это... Это не то, что ты подумала

 — Конечно!, — язвительно заявила девушка, — и вчера в сауне я не то подумала?

 — Ты... ты

 — Да! Я вас видела! С кем еще ты папе изменяешь?

 — Ты не понимаешь! Какая измена?

 — А что это по-твоему? Трахаться со всеми женщинами, кто под руку попадет, и с папиным замом — это не измена?, — дочка поняла, что сболтнула лишнее, но было поздно.

Раиса тем временем, густо покраснев и закрыв лицо руками, стремглав вылетела из кухни.

 — С... с каким з-замом?

 — С Павлом... , — упавшим голосом ответила девушка.

 — А откуда у тебя такие сведения, интересно?, — инициатива перешла в руки матери.

 — Неважно, — буркнула дочь.

 — Нет важно! У вас что-то было?!?!

 — Нет!

 — Тебе 19, но врать ты так и не научилась! Было?!

 — Ну было... и что?

 — Теперь все понятно!

 — Что?

 — Почему он ни свет, ни заря сбежал сегодня, как нашкодивший пес. Вот тварь!!! Но и ты тоже хороша! Сама не понимаешь что ли, что и от тебя тоже зависит авторитет твоего отца? И твое благосостояние в конце концов?!

 — Причем тут это?

 — Причем?! Как ты могла ноги перед Павлом раздвинуть, как шлюха?! Он же подчиненный твоего отца!!

 — А ты типа не раздвинула?

 — И как ты могла, — разбушевавшаяся мамаша не обратила внимания на реплику дочери, — предъявить мне претензии при гостях?! Тебя не учила я разве, что нельзя выносить сор из избы? Увидела лишнее, ну и что? Ушла бы тихонько, как вчера, а потом бы высказала мне все, что хотела! Без свидетелей!!! Иди! Видеть тебя не могу!!! Поговорим потом, когда гости разъедутся. И чтоб губы на меня не дула, поняла?! Постарайся вести себя так, будто ничего не произошло. Все ясно?!

 — Да

Катя, словно пришибленная, ушла к себе, а Марина пошла к Раисе. Как она и предполагала, та паковала совсем недавно распакованные вещи.

 — Раис, извини, что так вышло... Не нужно уезжать, прошу.

 — Нет Марин. Как я смогу остаться теперь?

 — Сможешь. Я поговорила с Катей. Она будет молчать и не будет подавать вида.

 — И что это меняет? Она все знает. И крайней для нее будешь не ты. Ты — ее мать! А я. Мне оно надо?

 — Надо... Я очень прошу тебя, останься. Я... я... , — и женщина, сильная, уверенная в себе женщина, расплакалась, как ребенок

Раиса поглядела на нее с неподдельным состраданием, а Марина упала на кровать и впала в настоящую истерику. Она рыдала и стенала. Суть ее жалоб сводился к следующему: она несчастная женщина, она низко пала, потому что любит секс во всех проявлениях, она испортила всем и себе выходные своей слабостью, она потеряла дочь и может потерять мужа, который ее не поймет, она не знает, как все исправить, но очень этого хочет... и т. д. и т. п. Рая, оказавшись в роли жилетки, не знала, что ей говорить. Она просто сидела рядом с хозяйкой, гладила ее по голове и, как заведенная, твердила «Не надо плакать» и «Успокойся». А что еще она могла сказать? То, что она считает жену босса на самом деле счастливой? У Марины муж, дочь, любовник и даже любовница, а у нее — ничего, кроме дикого желания секса, которое она не может реализовать. Хотела бы она иметь такие страсти и такие проблемы. Она все бы отдала за это! А еще она хотела эту женщину. Безумно. Кухонные ласки разбудили в ней сильное, доселе невиданное чувство. Она хотела прямо сейчас сорвать с Марины ее одежду и впиться своим ртом в ее киску. И чем больше она думала об этом, тем дальше уносилась от окружавшей ее реальности. Из этих грез ее вывел недоуменный вопрос притихшей Марины:

 — Ты... что?

 — Что?, — тряхнула головой Раиса.

 — Ты сказала, что... хочешь меня

 — Я? Нет! Не может быть!

 — Но ты сказала это!

 — Извини, я... просто задумалась. Сорвалось, наверное. Вслух сказала?

 — Да.

 — Боже!

 — Рай, ты должна рассказать мне.

 — Что?

 — Все. Поделись своими желаниями. Самыми сокровенными. Я обещаю, что сейчас ничего не будет... между нами. Я выплакалась, и мне стало легче. Выговорись и ты. Ты ведь никогда этого не делала?

 — Нет.

 — Сделай сейчас. Это нужно нам обеим.

Уговоры были недолгими, и Раиса, которую действительно распирало от овладевших ею страстей, решилась.

 — Я была девственницей до 27 лет. Мама меня воспитывала одна и, сколько себя помню, никогда ни одного хорошего слова о мужчинах не говорила. Это передалось мне. Сначала у меня было много поклонников. В школе, в институте... Но я всех их отшивала. Я не знала, какой парень мне нужен, но, благодаря маме, знала, какой НЕ нужен. Я знала обо всех мужских недостатках, и у каждого ухажера находился хотя бы один такой... Поэтому... я даже не целовалась до этой ночи никогда. В аспирантуре ко мне уже никто не подкатывал. Моя репутация шла впереди меня. Но в 27 я поняла, что женщина во мне почти умерла. Мне стало страшно, но изменить себя я уже не могла. Тогда я решила, что всегда буду одна. Купила свою первую игрушку и лишила себя девственности. После этого мне стало стыдно за свою слабость. Я себя возненавидела.

 — Почему?

 — Мама прямо никогда не говорила, что мастурбировать плохо, но я почему-то считала это самым мерзким и постыдным занятием. Хотя и занималась этим регулярно лет с 15. После мне всегда было стыдно, и я клялась покончить с этим. Но оказавшись одна в постели... Снова и снова нарушала обещание. После первого раза с игрушкой, я месяц к ней не прикасалась, но и не выбрасывала. А потом попробовала снова. Это был мой первый настоящий оргазм. В 27 лет. И я плюнула на все, и стала заниматься этим каждый день. Покупала новые игрушки: толще, длиннее, со всякими функциями. Но на это уходила лишь малая часть энергии. Все остальное я посвятила работе. За 4 года в фирме твоего мужа я выросла с простого бухгалтера до финдиректора. Я решила, что на этом карьеру можно остановить, и у меня высвободилась еще часть энергии. И за последний год я превратилась из-за этого в самую ярую онанистку на планете. По крайней мере, я в этом уверена. Год назад мама умерла, я осталась в квартире одна. Рассказать, как проходят с той поры мои вечера?

 — Да, говори все

 — Я прихожу домой с работы и сразу раздеваюсь догола. Иду в душ и трахаю себя там фаллосом для ванны. Потом одеваю специальные трусики, с 2-мя фаллосами внутри, и готовлю в них ужин. Пока я хожу так, они меня снова возбуждают. Потом, я снимаю трусики, беру специальный фаллос на присоске, креплю его к табуретке и сажусь на него. Когда киской, когда попой. Ерзаю на нем и так ужинаю. Иногда даже получается кончить. Потом, если есть, я делаю домашние дела. Очень быстро, потому что мне не терпится вновь в себя что-то сунуть. Затем я оправляю постель и ложусь смотреть телевизор. При этом я всегда трахаю себя разными штуками на батарейках. Час или два. И когда я засыпаю, я не вынимаю их. Оставляю их там, где они были. Ты считаешь меня извращенкой?

 — Нет. Я тебя понимаю и больше всего сейчас хочу тебе помочь

 — А я считаю!! После сегодняшней ночи. Я вела себя с Павлом, как шлюха, хуже шлюхи! И это мне понравилось.

 — Что вы делали?

 — Помню с трудом. Детали расплылись. Я сосала у него, а потом он меня трахал во все дырки, как последнюю блядь. Так вот. Я действительно считаю себя шлюхой и извращенкой, но я не хочу с этим бороться, как раньше. Это самообман! Я хочу познать в сексе все! Вот и все мои сокровенные желания... Разочарована во мне?

 — Нет, что ты! Совсем нет! Ты молодец!!! И теперь я уверена, что все у тебя будет хорошо! У тебя обязательно появится мужчина, и, как только это случится, ты срочно должна родить. Еще совсем не поздно. Это обязательно нужно сделать!

 — Мужчина? Откуда?

 — Вот увидишь! Если не муж, то любовник точно!

 — Кому нужна такая шлюха?

 — То, что ты называешь «быть шлюхой», называется «быть женщиной».

 — То есть это нормально?

 — Абсолютно! Я ведь чувствую то же самое. И Тамара. И любая другая женщина. Просто большинство это скрывают. Но хотят все!

 — То есть нормально, что я хочу тебя?

 — Да.

 — Но я хочу и твою дочь!

 — Если и ты, и она будете не против, то... это нормально.

 — И твоего мужа! Нет! Не отбить конечно! Просто, как мужчину.

 — Я поняла... Но тут уже втроем договариваться надо. Я пока не уверена, что сама готова к этому. Хотя, подспудно, хотела бы увидеть его с другой... Знаешь, — вдруг зажглись Маринины глаза, — а пойдем сегодня с нами в сауну вечером!

 — С кем это?

 — Я, Сергей, Рома с Томой и ты. А?

 — Зачем?

 — У меня предчувствие, что что-то произойдет. Волнующее и необычное. Глупо пропустить такое событие.

Раиса отнекивалась недолго и в итоге дала свое согласие. Марина не стала затягивать разговор: завтрак был еще не доделан. Поэтому она, вытерев с лица слезы, подмигнула Раисе и выскочила из комнаты, но буквально через минуту вернулась.

 — У меня идея! Хочешь новых крутых ощущений?

 — Ты уйдешь или нет?, — засмеялась Раиса.

 — Ну хочешь?

 — Ну хочу

 — Тогда давай поиграем! Пообещай мне кое что.

 — Что?

 — Пообещай, потом скажу. Скучно не будет!

 — Хорошо, обещаю

 — Супер! Значит будешь сегодня делать все, что я скажу. ВСЕ!

 — Ты меня пугаешь.

 — Не бойся. Тебе понравится. Договорились?

 — Не знаю, во что я ввязываюсь, но... договорились.

 — Вот и умница. Тогда первое задание. У тебя юбка с собой есть?

 — Е-есть, — протянула Раиса, лихорадочно соображая, что дальше.

 — Какая? Не деловая?

 — Нет. Хорошая... Повседневная.

 — Длинная?

 — До колен.

 — Значит сегодня ходи в юбке. Это первое. Теперь дальше... Блузки есть?

 — Нет. Только водолазка и кофточка под горло... , — все еще не втыкалась женщина.

 — Обтягивающая водолазка?

 — Конечно

 — И ее одевай.

 — Да без проблем. Для того и взяла

 — Но самое главное!, — Марина выдержала театральную паузу, — нижнее белье ты сегодня носить не будешь!

 — Марин!!!, — вскинулась Раиса, — ладно трусы, но без лифчика все же проступать будет!!!

 — Именно поэтому! Ты обещала, помни!!!, — хозяйка весело чмокнула новую подругу в губы и оставила ее наедине со своими мыслями

Мать и дочь

Быстро покончив с приготовлением завтрака, Марина посмотрела на часы. Было всего без 15 8. Она поднялась в свою спальню. Муж дрых без задних ног. Осторожно заглянула к Тане с Ромой. Те тоже еще смотрели сны. Тогда она решила воспользоваться этим и урегулировать конфликт с дочерью. Катя лежала в постели поверх одеяла и отсутствующим взглядом смотрела телевизор. На появление матери она никак не отреагировала. Тогда Марина сама начала говорить. Говорила она долго и искренне. О рутине семейной жизни, о важности секса в ней и о потребности в новых ощущениях. Она не скрыла от дочери ничего и была настроена на долгий серьезный разговор, но Катя сама прервала ее.

 — Мам, да все я понимаю! Не маленькая... Просто папу жалко. Если он узнает

 — Не переживай. Мы с ним говорили об этом. Я не могу сказать все, но, думаю, он меня поймет.

 — Ничего себе. Такие вещи у вас происходят... А я думала, что в вашем возрасте и с вашим стажем совместной жизни сексуальная жизнь почти заканчивается.

 — Поверь, не заканчивается. Наоборот. Есть опыт, есть желание и, самое главное, есть четкое понимание, чего хочешь. Ты сама поймешь, когда будешь на моем месте.

 — Надеюсь... , — Катя в порыве дочерней любви обняла маму за шею, — Прости меня мамочка! Я была дурой. Я, конечно, ничего папе не скажу.

 — Хорошо. Пусть это будет нашим женским секретом. Я, само собой, про тебя и Павла тоже буду молчать. А то тут последствия могут быть покруче

 — Ты о чем?

 — Папа начинал свой бизнес в начале 90-х. Времена были еще те. Без связи с криминалом тогда было просто не выжить. А его бизнес выжил! Сейчас, конечно, у него все легально, но... связи остались.

 — Ты думаешь... он может?! С Павлом что-то сделать?!, — глаза Кати округлились от ужаса.

 — В порыве гнева — запросто! Я его знаю. Поэтому буду молчать. А Павел... он и так в понедельник увольняться будет. Кстати, а сегодня ночью... Это он мою бедную девочку совратил?

 — Нет, — девушка покраснела, — я его. Тупо и грубо.

И она подробно рассказала матери о ночном происшествии. Ирина вынесла из разговора одно.

 — Все равно он — козел. Мог и должен был задний ход дать!

 — Я сейчас думаю, что... навряд ли я бы ему позволила. Уйти

 — Почему?

 — Я была так возбуждена, что

 — Понятно. И что тебя возбудило так?

 — Ты с Томой. Стыдно признаться, но... Я сперва хотела вмешаться, а потом поймала себя, что... хочу оказаться на твоем месте.

 — А ты знаешь... Если захочешь попробовать... с женщиной... я не буду тебя отговаривать. Ты действительно уже достаточно взрослая, чтобы сама решить.

 — А ты что решила?

 — Я? Я только вчера поняла, что я бисексуалка. В 38 лет. А у тебя есть шанс определиться раньше.

 — Я наверное тоже... Мне с мужчинами нравится этим заниматься. А с женщинами... Я не пробовала, но очень хочу. Ма, так здорово, что мы с тобой этим делимся!

 — Конечно. Мы же не чужие люди!

 — Да. У меня еще один вопрос... А всем мужчинам не нравится, когда у девушки там... внизу... не выбрито?

 — Павлу не понравилось?

 — Мне показалось, что нет

 — Не скажу за всех, но таких, как Павел — большинство. И твой папа, кстати, тоже. Поэтому у меня там все гладенько.

 — Мам, я тоже хочу там все убрать. Ты мне поможешь? А то я боюсь

 — Конечно помогу. Пойдем прямо сейчас.

 — Сейчас?

 — А чего тянуть? Иди в ванную, и снимай штанишки. Я скоро вернусь. Только пуфик возьми, чтоб удобно сидеть было.

Марина прокралась в свою комнату, чтобы взять все необходимое для процедуры. Когда она вернулась, Катя уже ждала ее в ванной на пуфике голая ниже пояса. Мама аккуратно раздвинула дочери ноги, смочила теплой водой ее мохнатку и нанесла на нее пену для бритья. Потом очень осторожно, раздвигая каждую складочку пальцами, сбрила всю растительность. Девушка была немного напряжена, боясь шелохнуться и пораниться. Наконец бритье было окончено. Марина смыла остатки пены, а потом густо выдавила на руку крем, чтобы смазать все выбритое. Она принялась бережно втирать дочери крем в кожу вокруг киски и на лобке. Катя вдруг ощутила, что от ласковых прикосновений матери к своему сокровенному месту, она начинает возбуждаться.

 — Мам, хватит уже, наверное?, — немного взволнованно спросила она.

 — Нет. Все страшное уже позади. Потерпи еще чуть-чуть. Нужно хорошенько обработать кожу, чтобы не было раздражения.

Дело в том, что Марине самой не хотелось заканчивать процесс. Ей тоже нравилось трогать красивую писечку дочери, раздвигать пальцем губки ее ровной щелки, изредка касаясь клитора. Ее завораживал вид этих прелестей. И тут, повинуясь внезапному внутреннему порыву, мать припала губами к слегка высовывающейся между двумя складками розовой пуговке. Катя вздрогнула от неожиданности, и с ее губ непроизвольно сорвался стон. Девушка была в замешательстве: она не знала, как ей поступить, что сказать... Она смогла издать хотя бы звук только тогда, когда мамин язык проник между ее срамных губ.

 — Мам... Нет... Что ты делаешь?

Марина посмотрела на дочь осоловевшими глазами:

 — Тебе неприятно, дочка?

 — Нет... Приятно... Но... ты же моя мама?

 — Ну и что?

 — Но... это же инцест!

 — Я так не думаю... Просто... мне кажется, что мы обе этого хотим... Почему не поиграть? Ты ведь хотела попробовать с женщиной? Так пусть лучше это буду я. Ты можешь быть спокойна, по крайней мере, что об этом никто не узнает, — и она снова припала к вагине дочери

 — Если ты этого хочешь... то... да-а-а-а... , — девушка сдалась под ласками матери и громко застонала от удовольствия.

Марина делала Кате куни со всей своей любовью. Постепенно, к губам и языку она добавила 2 своих пальца, которыми начала трахать лоно девушки. Дочь уже была на грани оргазма. Одной рукой она теребила мамины волосы, а другой тискала свою грудь, задрав топик. Вскоре она бурно кончила и откинулась назад, издавая хриплые стоны и тяжело дыша. Марина тотчас села верхом ей на колени и женщины стали взасос целоваться. Постепенно Катя успокоилась. Она отстранила мать и ласково спросила:

 — Мам, что мы натворили?

 — Только то, что хотели. Зато теперь у нас есть еще один секретик.

 — Да. Еще какой! А ты... тоже возбудилась?

Вместо ответа Марина привстала и сунула руку дочери в свои трусики под халатом.

 — Ма, ты такая мокрая... Хочешь, я тоже тебя полижу... там?

 — Очень хочу, доченька. Спасибо... Но еще больше я хочу сохранить это возбуждение как можно дольше

 — Но... в другой раз ты мне разрешишь?

 — Конечно. На следующей неделе папа уезжает в командировку, и мы целых 3 ночи будем вместе. Обещаю.

 — Я не смогу дождаться

 — Сможешь.

 — А что мы будем делать?

 — Все! Мы попробуем с тобой все-все-все

 — Хорошо, мамуль... я подожду

Завтрак

Все гости и обитатели дома собрались за столом только к 10 утра. Последней к завтраку вышла Раиса. При ее появлении у обоих мужчин пропал дар речи и отвисли челюсти. Женщина была роскошна: хороший макияж, юбка, подчеркивающая красивую линию бедер, но самое главное — ее шикарная грудь, обтянутая водолазкой, надетой на голое тело. Этот вывод можно было сделать лишь взглянув на кнопочки сосков, отчетливо проступающие через тонкую ткань. Она спокойно поздоровалась и села рядом с хозяйкой, напротив нас с Сергеем. Рома пялился на ее буфера до тех пор, пока не получил тычок ногой под столом от своей жены. Его шеф занимался тем же, и его тоже вывела из транса жена:

 — Сереж, пойдем на кухню, поможешь мне принести.

Он нехотя встал и вышел вслед за Мариной. На кухне у них состоялся любопытный разговор.

 — Ты чего это так на бедную Раю уставился?

 — Блин, я ее в первый раз такой вижу!

 — Понравилась что ли? Смотри у меня!, — шутливо осадила его жена.

 — Да не в том дело... Просто она же без лифчика!!! А грудь у нее... Ты, конечно, говорила, что суперская, но я не ожидал, что настолько

 — Хм... Грудь говоришь? А ты знаешь, что она вообще без нижнего белья? Я случайно увидела.

Марина не уточнила, как она могла это «случайно увидеть», но и Сергей не настаивал на пояснениях. Он мгновенно возбудился от своих нескромных фантазий в отношении своего финдиректора.

 — Все. Бери тосты и пошли к людям

Босс вернулся быстро, но какой-то потерянный. Поставил на стол тарелку с тостами и сел на свое место. Через минуту его рассеянность выразилась в том, что он уронил под стол нож и полез за ним. Марина тут же наклонилась к Раисе и шепнула: «Ты должна мне повиноваться... Раздвинь ноги!». Неизвестно, ЧТО там увидел Сергей, но он неестественно дернулся и стукнулся башкой о столешницу, после чего поспешно вылез из-под стола. Марина с Раисой прыснули от смеха. Они одни знали, ЧТО произошло. Остальные пребывали в недоумении. Тома обиженно сказала:

 — Могли бы и поделиться, что смешного случилось... Больше двух — говори вслух.

 — Да так... Ерунда, — отмахнулась хозяйка.

По ходу завтрака Сергей еще дважды ронял всякие предметы на пол и лазил под стол. В третий раз он искал свою вилку секунд 15, что вызвало подозрение его дочери.

 — Пап, ты там чем занимаешься?

 — Да чего-то я не в себе с утра... , — ответил он, вылезая наружу и пряча глаза.

Больше он под стол не лазил. Тем временем завтрак закончился, и настала пора переходить к культурной программе. Сергей накануне заказал лошадей в конном клубе неподалеку, чтобы всем вместе совершить прогулку по окрестностям. Но, к его огорчению, все дамы наотрез отказались от такого развлечения. (Эксклюзивно для sexytales.org— секситейлз.орг) Марина сказала, что ей нужно готовить обед. Катя должна была помогать матери. Тамара не хотела ехать без Марины, а Раиса просто не хотела, так как не умела ездить верхом. Сергей был расстроен. И, хотя Рома кататься хотел, без женского участия поездка теряла смысл: перед кем красоваться? На помощь пришла хозяйка, пообещав уговорить хотя бы Раису. Она увела ее на кухню, чтобы пообщаться с глазу на глаз.

 — Рая, я хочу, чтобы ты поехала, — сразу взяла Марина быка за рога.

 — Но я правда не умею!

 — Во-первых, уметь тут нечего, лошадки там смирные. А во-вторых... Ты обещала сегодня во всем меня слушаться.

 — Ну если так... , — неуверенно согласилась женщина, — но только можно все же в штанах, а не в юбке?

 — Это само собой! И трусики надень, чтоб не натереть ничего.

 — Ладно, поеду... , — она собралась было уйти, но хозяйка остановила ее.

 — Подожди. Сергей собирался до озера съездить. Там хорошая полянка у воды, народу никогда не бывает, так как на машине до туда не добраться, а пешком — далеко. Отдохнете, искупаетесь

 — Купальник взять?

 — Рай! Нет конечно! Плавать и загорать будешь голышом! Это приказ!

 — Совсем? Можно хотя бы

 — Нет! Так надо.

 — Я... я не смогу!

 — Сможешь! Не обсуждается даже!, — категорично прервала все возражения Марина, — И еще одно... Там, у озера, ты сделаешь все, чтобы они оба тебя трахнули, поняла?

 — Оба?!, — Раиса была в ужасе, — И... твой муж тоже?

 — Да. Я так хочу!

 — Но... как?

 — Просто дай им понять, что ты не против, вот и все! Нормальные мужики от такой возможности не откажутся, поверь! А эти двое — нормальные мужики!

 — Нет! Я не

 — Не спорь! Потом мне все расскажешь! А теперь иди, порадуй их!

Сгорая от стыда, женщина вышла из кухни

Раиса, Сергей и Роман

 — Сергей, — объявила Раиса, вернувшись в зал, — так и быть, составлю вам компанию.

 — Вот, дамы! Берите пример! Может еще кто решится?

Но желающих больше не было, и Сергею пришлось смириться.

 — Ну, на нет и суда нет! Тогда те, кто едет — живо собираться! Форма одежды — спортивная! Поедем на озеро. Погода шепчет, грех не искупаться! Возьмите с собой купальники.

 — Я купаться не буду, — возразила Раиса.

 — А я разве предоставляю выбор? Считайте это официальным распоряжением. Я босс или где?

Женщина ничего не ответила, и ушла к себе переодеваться. Через 15 минут мы втроем дружно погрузились в машину хозяина и убыли в конный клуб. Еще через полчаса мы с шефом не спеша двигались верхом через рощу в сторону озера. Опасения Раисы оказались напрасны: ее лошадка была смирной и покладистой. Женщина все увереннее держалась в седле. Ее скованность ушла, она даже стала отвлекаться на окружающие красоты и реагировать на шутки шефа в ее адрес. Через пару часов неспешной прогулки подъехали к озеру. Первым с лошади соскочил Сергей и сразу помог спуститься на землю Раисе. Спрыгнув с лошади, женщина невольно казалась в его объятьях. Я заметил, что босс тут же отвел руки назад, но, к моему удивлению, финдиректор не стремилась сразу разорвать неприлично близкую дистанцию. Она секунды две стояла вплотную к шефу, прижавшись к его груди своим пышным бюстом. Тогда Сергей, почувствовав неловкость и растущее давление в трусах, сам сделал шаг назад, вернулся к своей кобыле и начал суетливо распаковывать седельную сумку. Первым делом он извлек оттуда все содержимое и свалил его в кучу на берегу озера. Затем расстелил большущий плед, после чего на отдельной скатерти начал расставлять нехитрую снедь и одноразовую посуду для пикника.

 — Эй!, — обратился он к нам, — переодевайтесь пока. Кустов хватает, хотя вас тут итак никто не увидит.

Место действительно было чудным. Залив с 3-х сторон был укрыт лесом, а со стороны озера — длинным островком, поросшим густым кустарником. До ближайшего населенного пункта было километров 10—12 бездорожья. Я не удержался, чтобы искренне не похвалить эту полянку. Шеф был доволен:

 — Да! Сам случайно нашел. Здесь давным-давно карьер был, потом озеро образовалось, но на карте его нет. Рыбу сюда никто не догадался выпустить, поэтому рыбаков тут нет. Городские и с поселка сюда не ездят: дороги нет (старая заросла в хлам), а пешком — далеко. Мы с Маринкой сюда периодически выбираемся, чтоб голышом покупаться. Риска — никакого!

 — Да-а... Голышом — это кайф, — мечтательно сказал я, — сто лет этого не делал. Жаль, что с нами дама

 — Ой да господи!, — откликнулась Раиса, — купайтесь на здоровье! Я не буду смотреть!

 — А что? Это мысль! И плавки сушить не надо будет! Но только если наш финансовый директор составит мужчинам компанию!, — шутливо произнес босс.

 — Еще чего?!

 — Раечка, обещаем, мы тоже смотреть на тебя не будем!... В открытую, — засмеялся Сергей

 — Да не в этом дело, — ответила женщина, — просто я в пресных водоемах не очень люблю плавать... Я лучше просто позагораю, хотя... , — она стала рыться в своей сумке, — Черт! Неужели я его забыла?!

 — Что?, — осведомился я

 — Да купальник этот проклятый! На кровать выложила, а в сумку не убрала!

 — Тем более, Рая!, — не унимался шеф, — мы будем картину оживлять «Купание красного коня», — а ты так загорай, без купальника! Люди же взрослые, в самом то деле! Хорошее поведение — гарантируем! А, Рома?!

 — В чем вопрос!

Шеф первый быстро разделся догола и с шумом ворвался в воду. Я чуть помедлил, наблюдая за спутницей, но та не обращала на нас никакого внимания. Тогда я тоже разделся и бросился в воду. Плавая, мы с боссом все время наблюдали за берегом. Раиса сидела на пледе, но не раздевалась. Через 5 минут босс, нисколько не стесняясь, вышел на берег. Я — следом, прикрывая рукой с вои чресла. Раиса бросила быстрый взгляд на сжавшееся хозяйство Сергея, но тут же отвела глаза с ухмылкой.

 — Чего ухмыляемся?

 — Да так

 — Вообще-то это нечестно с твоей стороны. Мы тут голые перед тобой ходим, а ты... Я думал, ты более решительная женщина. Или стесняешься? Я мог бы понять, если бы тебе 18 было

 — Вот только не надо меня на слабо брать! Я бы могла раздеться, но только боюсь, что неловко в этом случае не я себя чувствовать буду, а вы

 — А вот давай и проверим, — не унимался шеф.

 — Да ради бога!

Раиса встала, но тут же охнула и опустилась обратно на плед.

 — Что случилось?, — спросил я, устроившись на животе рядом с нею.

 — Да всю задницу себе седлом отбила. Больно-то как!

 — Может массаж сделать? Я умею... , — предложил я.

 — Массаж бы не помешал, но уж больно область для массажа пикантная

 — Да брось, Раечка. Рома — человек женатый. Да и жена, наверняка, далеко не первая его женщина. Думаю, он достаточно дамских попок в своей жизни видел, чтобы держать себя в руках.

 — Вы оба женаты!, — возразила Раиса, — И то, что вы мне предлагаете — нечестно по отношению к вашим женам, по-моему.

 — А что мы предлагаем?, — возмутился шеф, — позагорать? Или помочь раненой коллеге? Что в этом такого?

Он по-прежнему стоял перед женщиной во всей красе. Его член отогрелся на солнышке и принял нормальный расслабленный размер.

 — Сергей, ты бы хоть прикрылся, стыда совсем что ли нет?, — упрекнула его Рая

 — А чего уж теперь стыдиться? Глупо... Ты все равно все видела.

 — Не все. Вон, Роман, например, пип-шоу не устраивает.

 — Роман, ну-ка покажи даме свое хозяйство!, — шутливо распорядился шеф, — непорядок не поддерживать своего начальника.

Я пожал плечами и перевернулся на бок лицом к спутнице. Но она даже не посмотрела в мою сторону. И хорошо, потому что неуправляемый инструмент стал стремительно набирать объем.

 — Раиса, ты видишь, что ты натворила?! У Ромы эрекция из-за тебя!

 — А мне-то что?, — она демонстративно начала поворачиваться ко мне спиной¸ но снова ойкнула от боли, — Нерв что-ли защемило? Ром, ты правда умеешь массировать?

 — Не профи, но навыки есть.

 — Ладно, попробуй что-нибудь сделать, а то мочи нет, как больно. Только одень плавки, прошу

Пока я одевал плавки, женщина легла на живот и вытянула руки вдоль тела. Я сел на корточки рядом и спросил, где больнее всего.

 — В районе копчика

 — Вот здесь?, — я надавил тремя пальцами на копчик.

 — Ой-ой! Да! Здесь! И ниже отдает

Я потянул рукой вверх за резинку ее спортивных брюк и отпустил.

 — Рай, резинка тугая. Нужно приспустить брюки, чтобы кровь без препятств