Аня и Саша. Часть 4

Я укрыта моим любимым мягким одеялом, под которым не жарко летом, но и еще не холодно осенью. Тяжелая мужская рука немного давит локтем на бедро и большой ладонью держит меня за коленку, прижимая мою согнутую ногу к животу. Рельефное тело брата расслабленными мышцами упирается в мою спину и ягодицы, а теплое дыхание зарывшегося в волосы лица нежно кружится вокруг шеи. Сашка ритмично и глубоко дышит, олицетворяя собой спокойствие и умиротворение, поэтому я решила его не будить, а осторожненько выбраться из приятных объятий и все-таки почитать хоть что-то перед завтрашней контрольной. Хотя нет, на часах 6:15, поэтому контрольная уже сегодня. К тому же, Катька просила ещё с утра к ней зайти, проверить, все ли есть в конспектах.

Босыми ступнями коснувшись пола, я осторожно поднялась с кровати. Ноги тут же подогнулись, кольнув в мышцы вчерашними тяжелыми упражнениями, и я чуть не свалилась обратно на Сашку. Еле удержав равновесие, медленно выдохнула, понимая, что ноют не только мышцы ног и рук, но и весь живот на пару с промежностью. Да ещё и узкая дырочка между ягодицами даёт о себе знать, непроизвольно заставляя меня напрягать и без того уставшие мышцы попы. Справившись с непослушным телом, я тихонько собрала одежду с необходимыми вещами и выскользнула в коридор, а затем и в ванну. Сейчас я была готова отдать что угодно за прохладную воду, способную за несколько секунд успокоить утомленное тело!

Смыв с себя всю усталость, пот и вчерашние выделения наших тел, я привела себя в порядок, и, наконец-то, приступила к изучению материалов по математике за прошлый год. Сегодня будет контрольная, которая должна показать, насколько сильно мы забыли за лето всё, что проходили.

Не забывая параллельно краситься и готовить завтрак, я пролистала конспект и собралась к Катьке, оставив Сашке на столе яичницу с сосисками. Конечно же я не удержалась, чтобы не положить ему одну сосиску между двух яиц. И ещё перед самым выходом я не устояла перед соблазном заглянуть в свою комнату и, сняв одеяло, сфотографировать развалившегося на моей кровати обнаженного брата.

Я пришла к Катьке, когда у нее дома уже давно никто не спал. Её родители собирались на работу, традиционно опаздывая и бегая по всей квартире в поисках потерявшихся ключей, телефонов, сумок и прочих так любящих теряться вещей. Катя провела меня в свою комнату и сразу начала привычно тараторить про пропущенные нами лекции, которые непременно будут нужны для написания контрольной. Ну а я, как обычно, успокаивать её, что всё обойдется.

Подруга сидела передо мной на кровати, сложив босые ноги по-турецки и листая тетрадь, как вдруг совершенно неожиданно замолчала и строго спросила:

 — Анют! Сейчас же признавайся, у тебя кто-то появился?

Я замерла, глядя на неё и пытаясь обуять моментально вспыхнувший стыд, растерянность и ещё кучу не вовремя всплывших чувств. Ну конечно она обо всем догадалась! Она же знает меня чуть ли не с рождения.

 — Ну, не совсем... Точнее, он и был... — я сбилась и покраснела, опуская взгляд на свои руки.

 — То есть как это был?! И давно?! И ты не рассказывала! Кто он? Я его знаю? — Катя даже подпрыгивала от любопытства.

Врать ей я не могла, а скрывать события последних дней совсем не хотелось. Наоборот, я даже обрадовалась, что Катя подняла эту тему. Поэтому я переждала шквал вопросов и, не поднимая глаз, тихо рассказала как зашла к брату и увидела его, мастурбирующего на мою фотографию и как сама не смогла в этот момент сдержаться. Катя молчала, и я, подняв взгляд, увидела её, сидящую с открытым ртом и изумлением в широко раскрытых глазах. И тут меня понесло. Я рассказала и про наш первый секс, и про обмен смс на следующее утро, про стриптиз с продолжением в спортивном магазине, про Костю, так долго не уходящего от нас и про вчерашний взрыв с потерей сознания. Я махала руками, прижимала их к груди и закатывала глаза, пытаясь поделиться с подругой всеми охватившими меня за последние дни восхитительными чувствами.

Когда я наконец закончила, изумления на Катином лице уже не было, но рот был приоткрыт, а глаза чуть-чуть влажные и, кажется, смотрят не на меня, а куда-то дальше, насквозь. В тишине я слышала ее дыхание, ставшее более глубоким и шумным. Подруга была взволнована, а пробежав взглядом по ее длинной футболке, я поняла, что она не просто распереживалась, а даже возбудилась. На груди отчетливо очертились напрягшиеся соски, а подол футболки был весь измят вспотевшими ладонями.

Катин взгляд скользнул по мне вниз и я поняла, что она смотрит на телефон, который я привычно бросила рядом. По одному только взгляду было ясно, что она хочет посмотреть фотографии, но, конечно же, не может об этом попросить. Не мучая подругу, я открыла вчерашнюю переписку с братом и протянула ей телефон. Катя листала сообщения медленно и внимательно их просматривала, покраснев и закусив губу. Она совсем не замечала, как в волнении мнет пальцами свободной руки свою коленку. Только сейчас я поняла, что состояние моего тела не сильно отличается от Катиного — грудь напряжена, между ног влажно, и я с жадностью смотрю на разведенные голые коленки подруги. И я сильно сдерживаю себя, чтобы не положить на одну из них свою ладонь.

Катя с открытым ртом смотрит мне в глаза, а моя ладонь медленно поднимается по ее ноге. Кожа гладкая и мягкая, она теплая и безумно приятная на ощупь. А еще она сексуальная и манящая. Катя перебирает пальцами, собирая ткань футболки и убирая ее с пути моей руки, а когда я дохожу до бедра, приподнимает. Теперь мне хорошо видны округлые бедра, а на них голубые трусики, в середине украшенные темным мокрым пятном.

Когда мои пальцы соскальзывают с бедра и касаются этого пятна, Катины бедра легонько толкаются навстречу моей руке, а я с восхищением любуюсь лицом подруги, моментально утратившим последние признаки смущения. Она расслабилась, прикрыла лаза и снова закусила нижнюю губу.

Подушечками пальцев через мокрую тонкую ткань я ласкаю мягкие продолговатые половые губы, второй рукой нежно гладя разведенные ноги подруги. И когда мой палец вдавливает ткань между губ, прислоняя её к клитору, Катя тихим стоном выдыхает, одновременно задирая футболку выше голой груди и сразу же беря себя пальцами за возбужденные соски. У Кати всегда была соблазнительная округлая грудь, да и вообще все линии её тела были плавными, аккуратными и округлыми, придавая её природной красоте ещё больше женственности. А сейчас вид её груди, украшенной возбужденными и сжатыми между пальцами сосками, вызывал сладкий трепет и желание в моем теле.

Я оторвалась от трусиков подруги, за коленки свела её ноги и нетерпеливо потянула голубую ткань вниз с бедер, а Катя так же нетерпеливо скинула футболку через голову. Она осталась совсем без одежды, сидя на кровати немного откинувшись назад, и с улыбкой смотрела на меня. Все её тело было пропитано возбуждением и желанием, заставляя мои руки быстрее стягивать с себя одежду. Когда с моих плеч спускался бюстгальтер, Катя легла на спину и широко развела длинные ноги, открывая для меня возбужденную киску. В этот момент я поняла, почему от этого вида так сходят с ума мужчины.

Между больших половых губ раскрытым бутоном распускался прекрасный цветок, с покрывшимися росой лепестками. Его красота и легкий нежный запах сводят с ума и я не могу устоять перед искушением сладко поцеловать его. Откуда-то сверху доносятся прекрасные звуки тихих стонов, когда мой язык играет с теплым цветком, а мои губы целуют и мягко втягивают его лепестки.

В моих волосах утонули Катины пальцы, а мои ладони жадно ласкают ее пышную грудь. Каждый мой поцелуй заставляет Катю дрожать, а мое тело отзываться ноющим зудом желания между ног. Стянув трусики к коленкам, жадно припадаю к своему клитору пальцами, а Катиному клитору языком. Теперь уже ее стоны смешиваются с моим мычанием, пальцы двигаются в такт языку, заставляя нас стонать в унисон.

Перевозбужденная Катя выгибается, ее бедра дергаются, а пальцы в моих волосах сжимаются и тянут мою голову, с силой прижимая лицом к кончающей киске. А я ногтями стискиваю грудь подруги, жестоко надавливаю на свой клитор, в порыве страсти кусаю Катю между ног и тону в необычном нежном оргазме. Наши тела перестает трясти и я проползаю выше, обвивая подругу за талию и переплетаясь с ней ногами в желании прижаться всем телом, и тут же сливаюсь с ней в долгом и нежном поцелуе.

Так и не удалось нам сверить конспекты, пришлось идти на контрольную неподготовленными. Правда, ни я, ни Катя об этом нисколько не жалели. На контрольной мы получили по замечанию за переглядывание, над которым долго потом хихикали, представляя глаза преподавателя, если бы он узнал о настоящей их причине. А на остальных парах, когда мы сидели рядом, то иногда украдкой касались друг друга руками, а под партой гладили коленки друг друга.

Когда мы вместе дошли до развилки, на которой мы обычно с Катей расходились по домам, мне совсем не хотелось её отпускать и я предложила:

 — А давай сегодня у меня ночевать?

Катя обрадовалась и уже направилась в сторону моего дома, но тут же вспомнила:

 — А как же Саша? Вы же сегодня тоже, наверно, ну... захотите быть вместе, а там я.

 — Ну как-нибудь потерпим, я надеюсь — я потянула её за руку.

Вбежав домой и поняв, что Саши ещё нет дома, я включила танцевальную музыку, быстро скинула одежду, раздевшись до нижнего белья и начала игриво танцевать перед Катей. Катя же, смеясь, тоже тут же разделась, оставшись только в одних трусиках и устроила мне ответный эротический танец.

 — Я же не мальчик, чтобы меня грудью соблазнять! — пошутила я, перекрикивая музыку и одновременно скидывая лифчик.

Катя развернулась и принялась активно вилять задом, за что тут же получила по ней от меня звонкий шлепок.

 — Ах так! — она кинулась на меня, пытаясь тоже достать до моей пятой точки.

После пары пропущенных шлепков я сдалась и развернулась к подруге задом, признавая полное поражение.

 — Я победила! — Катя ликовала, мягко шлёпая меня двумя ладонями.

 — Вот твой приз — улыбаясь обернулась я через плечо и выпятила зад, с которого предварительно приспустила тонкую ткань трусиков.

Катя провела ладонями по моей спине и голым ягодицам, взялась за мои трусики и спустилась на колени, одновременно полностью лишив меня одежды. Моей кожи коснулись теплые влажные губы, покрывая поцелуями только что отшлепанную попу и медленно приближаясь к промежности. Я выгнулась сильнее и развела ноги, открывая подруге путь. Моих влажных половых губ коснулись горячие губы Кати, погружая меня в сладкую негу удовольствий.
Через закрывающие от удовольствия веки я ещё успела через плечо увидеть, как Катя освобождается от трусиков и её рука ныряет между ног, а потом её язык нашел мой клитор и я утонула в наслаждении.

Я двигала бедрами вперед и назад, издавая томные стоны в такт движению и помогая Катиному языку, неотрывно мучающему мой клитор. Она втянула его губами, заставив меня затаить дыхание, и в этот момент со стороны двери послышался тихий звон, а за ним и лязг вставляемого в замок ключа. Катя рывком встала, в её широко распахнутых глазах застыл ужас, никак не сочетающийся с алыми губами открытого рта, мокрого от моих выделений. Мы одновременно вышли из ступора и бросились собирать разбросанную одежду.

Голыми мы влетели в мою комнату, когда начала открываться входная дверь. Я судорожно напяливала трусики, а Катя застегивала на моей спине бюстгальтер.

 — А-ань! Ты дома? — Сашка захлопнул дверь.

 — Иду! — впрыгнув в юбку ответила я, натянула футболку и аккуратно вышла в коридор, бросив взгляд на только начавшую натягивать трусики Катю.

 — Привет — Сашины руки скользнули по моей талии, прижимая меня к его телу, а его губы без всякого сопротивления встретились с моими.

Сейчас, только один поцелуй и я скажу, что у нас гости. Мои руки обвили его шею. Ещё чуть-чуть поцелуемся и скажу. Его рука забралась под футболку, а вторая гладит попу под юбкой. Наши языки ласкают друг друга, и я не могу остановиться, ещё капельку. Мои трусики уже на коленях, а застежка лифчика расстегнута.

Я бросаю взгляд на дверь своей комнаты, понимаю, что она закрыта неплотно и там все прекрасно слышно, открываю рот, чтобы предупредить о гостях, но Саша разворачивает меня, снова ставя лицом к стене, и звенит пряжкой ремня за спиной.

 — Саша... — я выдыхаю начало фразы, когда толстый возбужденный член скользит по коже и легко проникает в давно намокшую от Катиных ласк киску.

Закончив фразу громким стоном наслаждения, я задираю футболку и сжимаю возбужденные соски, а мой взгляд приковывается к узкой щели между дверью и косяком. (Специально для — ) Саша задрал мою юбку и с шумными шлепками полностью входит в меня, наслаждаясь моими стонами, а щель становится чуть больше и я понимаю, что Катя всё видит.

Катины нежные ласки смешанные с Сашиным грубым сексом и зрителем, который возбужден не меньше меня, заставляют меня буквально сразу задохнуться от оргазма, царапая ногтями обои и содрогаясь всем телом. Саша останавливается, засунув полностью в меня член и крепко держа меня за бедра, не позволяя съехать по стене на пол.

Чуть успокоившись, но все еще сходя с ума от возбуждения, я слезаю с него, разворачиваюсь, скидываю оставшуюся одежду с себя и помогаю ему освободиться от своей. Его руки нетерпеливо тискают мою грудь и попу, но мне удается приостановить его напор. Игриво улыбаясь, я беру с полки шарф и завязываю ему глаза.

 — Ложись — нежно командую я, помогая Саше лечь на пол ногами в сторону моей комнаты.

А я встаю над братом лицом к своей двери, присаживаюсь и плавно качаю бедрами, едва касаясь половыми губами головки его члена и издавая тихие стоны. Я чувствую Сашино сильное возбуждение, но он лишь ласково гладит меня по бедрам и спине, не позволяя себе сжать мои бедра и насадить меня на член.

Дверь медленно приоткрывается и в проходе появляется Катя, понявшая, что Саша её не увидит и теперь можно смотреть на нас открыто. Трусики на коленях — вот вся одежда, которая осталась на ней после спешного одевания. Одна рука между ног ласкает клитор, а вторая мнет правую ягодицу. Она с приоткрытым ртом смотрит на Сашин член, который так жаждет погрузиться в меня, а я на её мокрые пальцы, ныряющие между ног. Я схожу с ума от того, что моя лучшая подруга видит меня такой возбужденной и дикой и хочу дарить ей это зрелище ещё более жарко и страстно.

Пропустив руку между ног, беру член, заставляя Сашу вздрогнуть, и направляю его вверх, а сама чуть пододвигаюсь вперед, оказываясь узкой дырочкой своей попы точно над его головкой. Катя понимает и замирает, а я медленно опускаю бедра. В попу упирается твердая головка, на моих бедрах сжимаются мужские пальцы, а девушка передо мной отрывается от клитора и двумя руками мнет себе ягодицы. А я выгибаюсь и тоже беру себя за ягодицы, с силой разводя их и опуская бедра ещё чуть ниже. Катя повторяет мои движения — выгибается, чуть разводит ноги и, вцепившись ногтями в ягодицы, тянет их в стороны.

Саша тянет меня вниз, сладкая боль мучает попу, заставляя меня громко стонать и вилять бедрами. Я чувствую всем телом, как в меня медленно погружается толстая головка, дико растягивая мою маленькую дырочку. А Катя опустилась на пол на колени, повернувшись боком ко мне, зажала ладонью себе рот и также медленно вводит себе в попку средний палец. От всего этого мне казалось, что из меня соки текут рекой, я рванула бедрами вниз, вгоняя головку и часть ствола в себя и заорала от боли смешанной с дикой страстью.

Катя вошла со мной в один ритм и тоже дернула рукой, загоняя в свою попу палец. Но она дернула так сильно, что вошла до конца и, не удержавшись, вскрикнула вместе со мной. Вслед за подругой я рванулась ещё ниже и с криком опустила зад до самых Сашиных яичек, вызывая громкий мужской стон за спиной. Внутри всё загорелось, казалось, что всю меня до самой груди заполняет только Сашин раскаленный член.

Катя медленно трахала себя в попку одной рукой, второй насилуя клитор, а я поднимала и опускала жестко стиснутые в мужских руках бедра, громко крича при этом. К моему крику примешивались шумные мужские стоны за спиной, и тихое мычание из-за сильно закушенной губы впереди. Оргазм налетел на меня сразу, как только я полностью опустилась на брата и теперь я, не переставая, кончала.

Поняв, что Саша уже на грани, я соскочила с члена вбок, направила его на Катю и начала быстро им мастурбировать. Катя подошла, встала над Сашей и, стараясь не коснуться его, присела на корточки, оказавшись сильно возбужденной киской над членом, в нескольких сантиметрах от красной головки. Саша начал рычать, Катю тоже начало трясти, она приблизилась ближе к члену, едва не касаясь его половыми губами. И я не удержалась, чтобы не подтолкнуть её бедра самую капельку вперед. Головка слегка развела налитые половые губы, от чего Саша резко выгнулся, заставляя меня от неожиданности отдернуть руку. Член со шлепком полностью вошел в Катю. Катя взвизгнула и начала тонуть в долгожданном оргазме, царапая ногтями мужскую грудь, пока Саша, схватив её за бедра, дико трахал кончающим членом.

Саша медленно снял шарф с глаз и осмотрел картину в районе своих бедер. На нем сидела замеревшая от страха, перемешанного с блаженством девушка, а рядом с ней на полу сидела я, все ещё мелко трясущаяся от остатков оргазма. Брат облизал пересохшие губы, взглянул на меня, потом на Катю, улыбнулся ей и не нашел ничего умнее, чем сказать:

 — Привет, Кать.

Катя скромно поздоровалась, встала, и из неё начала капать сперма Саше на живот. Она тут же дико смутилась и убежала в ванну. А мы переглянулись, рассмеялись, и Саша притянул меня к себе, даря мне благодарный поцелуй. Или это я ему дарила поцелуй? А, не важно!